Миссия Информарус
Главная » Андрей Боголюбский » Источники информации » Лаврентьевская летопись
1 ч 47 мин

ВНИМАНИЕ! В данном отрывке приводится описание событий на Руси во время активной политической жизни Андрея Боголюбского и других князей, сокращены только вставки летописца с рассуждениями о вере и боге.

В год 6657 (1149) пошел Изяслав к Новгороду из Киева на помощь новгородцам на Юрия, а воинам повелел за собой идти. И они пошли за ним. И захромали кони у них. И сам с новгородцами дошел до Волги, и, повоевав там, не успел ничего сделать Юрию. И дойдя до Углича Поля, повернул к Новгороду и пошел к Смоленску, зимовал там, и, когда настала весна, пришел Изяслав в Киев. И рады были люди. Только дьявол сетовал, ибо вложил некоторым мужам его в сердце, и начали они говорить ему:

«Ростислав Юрьевич подговорил на тебя людей, и берендеев, и киевлян, а хотел сесть в Киеве, так пусти его к отцу. Он твой враг и отец его. Поддерживаешь его на свою голову.»

Изяслав же, послушав их, отнял у него имение, и оружие, и коней, и дружину его, заковав, расточил. А Ростислава Юрьевича посадил в ладью, только одного или вчетвером, пустил его к отцу. И пришел к отцу Ростислав, рассказал ему обо всем случившемся с ним. И слышав отец его, пожалел его, сказал:

«Так что, мне нет части в земле Русской и моим детям?»

И собрав дружину свою, и воинов, и половцев, надеясь на Бога, пошел месяца июля в 24. И когда пришел он к Вьяханю, пришли к нему Ольгович и Всеволодович, оба Святославы, с дружиною, говоря:

«Пойди, брат. Он нам враг всем, и брата нашего убил.»

И, придя, стали у Белой Вежи, и стояли месяц, ожидая к себе половцев и от Изяслава покорности и видя, что нет от Изяслава никакой вести. Изяслав же, слыша об этом, послал по брата в Смоленск и Владимир. Юрий же сказал:

«Пойдем к Переяславлю: туда он должен прийти, может, там покорится.»

И придя, стали у Куднова сельца, перейдя Стряков. Владимир тогда был в засаде у Переяславля, брат Изяславов, и Ярополк Мстиславич с поршанами, и стреляли оба. В тот же день пришел Изя слав, услышав о приходе Юрия, и сказал:

«Если бы пришел сам только с детьми, то какая бы ему волость была люба, ту бы и взял. Но раз он на меня привел половцев и врагов моих Ольговичей, то хочу с ним биться.»

Киевляне же не хотели, говоря:

«Мирись, князь; мы не пойдем.»

Он же сказал:

«Мир будет; пойдите со мной: тогда мне будет хорошо с позиций силы мириться.»

И при шли киевляне. И пришел к нему Изяслав Давидович на помощь. И стоял Юрий 3 дня, а на третий день, построив полки на заре, пошел от Стрякова мимо города и стал между валами. Изяслав же вышел со всеми из города и стал с обозом на поречье за огородами. И было на утро, Изяслав, отслушав обедню у Святого Михаила, пошел Изяслав из церкви к Евфимию епископу, слезы проливающему, говорящему ему:

«Князь, помирись с дядей своим; многое спасенье примешь от Бога и землю свою избавишь от великой беды.»

Он же не захотел, надеясь на множество воинов, говоря:

«Я добыл головою своею Киев и Переяславль.»

И пошел против него, когда Юрий стоял за Янчиным сельцом. И стояли они друг против друга до вечерни. И отступил Юрий назад, а Изяслав пошел за ним. Когда солнце заходило, сошлись они, и была сеча злая, и первыми побежали поршане, потом Изяслав Давидович, за ними киевляне и переяславцы, и многих перебили, а других руками захватили. Изяслав же перебрел на Канев с уцелевшей третью и пошел к Киеву. Это было месяца августа в 23 день, во вторник.

А наутро вошел Юрий в Переяславль, хваля и славя Бога, и, пребыв 3 дня, пошел к Киеву. А Изяслав, собравшись с женой и с детьми, бежал в Лучск. А Юрий вошел в Киев, хваля и славя Бога, и сел на престоле деда и отца. А Ростиславу дал, сыну своему, Переяславль. И вошел Изяслав в Лучск, и начал собирать венгров и поляков. И той зимой пришли к нему Болеслав и Гендрих, брат его, и помощь венгерская, и стояли у Чемерина. И пришли к Вячеславу в Пересопицу Юрьевича два, Ростислав и Андрей, и помощь Владимиркова. И сам Владимирко подошел ближе к Шумску.

И убоялись поляки и венгры, сказали Изяславу:

«Не все мы собрались ныне; как бы нам заключить мир.»

Они же это обманом сочли, воротились назад. Вячеслав же понуждал брата к миру, и тот не послушал его, но принял как советника Юрия Ярославича и так поступал, будто уже поляки воротились и венгры, принял в сердце:

«Выгоню Изяслава и перейму власть себе.»

Князь же Юрий с братом своим Вячеславом и со всеми своими детьми пошли к Лучску. Ростислав Юрьевич с братом своим Андреем шли впереди с половцами. И когда стояли они у Муравицы, был ночью переполох страшный, так что и половцы все бежали назад со своим воеводою Жирославом. Андрей стоял впреди, а брат его Ростислав за ним стоял и звал брата к себе. Андрей же не послушал, но стерпел злой тот переполох. Андреева же дружина, приезжая к нему, жаловалась, говоря:

«Что делаешь, князь? Поезжай прочь, чтобы не добыть нам срама.»

Просьба Ростислава Юрьевича Переяславского к брату Андрею Юрьевичу Вышгородскому об отступлении по случаю возникшей в войсках паники; обращение дружины к Андрею Юрьевичу с прошением об отходе.
Просьба Ростислава Юрьевича Переяславского к брату Андрею Юрьевичу Вышгородскому об отступлении по случаю возникшей в войсках паники; обращение дружины к Андрею Юрьевичу с прошением об отходе.

Андрей же не послушал их, но возложил надежду на Бога, переждал до света. Видев же Андрей, что бежали половцы все, Бога похвалил, укрепившего его, и поехал к брату своему. И половецкие князья съехались к ним, и, подумав, отступили они назад и стали у Дубна, ожидая послания от отца своего. Была же им весть, что идет Юрий с братом своим Вячеславом. Отступили они вновь к Лучску, где Владимир был, брат Изяслава, в Лучске.
Начало сражения дружины Андрея Юрьевича Вышгородского с пешим войском Владимира Мстиславича Луцкого под стенами города Луцка.
Начало сражения дружины Андрея Юрьевича Вышгородского с пешим войском Владимира Мстиславича Луцкого под стенами города Луцка.

Когда приближались они к городу и увидели стяги отца своего, то пешие, выйдя из города, стреляли в них, а Ростислав же, Борис и Мстислав не знали мысли брата своего Андрея, что хочет ударить по пешим, потому что и стяг его не видели поднятым. Не величался ведь он в ратном чину, но похвалы искал от единого Бога. Потому пособием Божьим и силой крестной и молитвой деда своего въехал он прежде всех в ряды противника, а дружина его за ним.

Разгар сражения под Луцком и окружение противником Андрея Юрьевича Вышгородского, оторвавшегося в азарте боя от своей дружины.
Разгар сражения под Луцком и окружение противником Андрея Юрьевича Вышгородского, оторвавшегося в азарте боя от своей дружины.

И преломил он копье свое среди противников своих. Бежали же пешие по рву к городу, поспевал и сам он за ними, дружина же не знала, где он. Только из меньших его подростков 2, увидев князя своего в великую беду впадшего, ибо обступлен он был ратниками, погнались за ним. Ибо попали два копья в коня под ним, а третье в переднюю луку седельную. А с города как дождь камни бросали в него. Один же из немцев, увидев его, хотел проткнуть его рогатиной, но Бог сохранил его. Часто ведь Бог любящих Его ввергает в напасти, но милостью Своею избавляет. Он же подумал и сказал себе в сердце:

«Это мне будет Ярославича смерть.»

Единоборство Андрея Юрьевича Вышгородского с иноземным воином; смерть одного из младших дружинников, бывших при Андрее в гуще боя.
Единоборство Андрея Юрьевича Вышгородского с иноземным воином; смерть одного из младших дружинников, бывших при Андрее в гуще боя.

И помолился Богу и, вынув меч свой, призвал на помощь себе святого мученика Феодора. И по вере его избавил его Бог без вреда и святой мученик Феодор. Была ведь и память святого Феодора в тот день. Один же из из подростков тех убит был, тут с ним бывших. Отец же его Георгий, и дядя его Вячеслав, и братья его все радовались, видя его живым. И мужи отца похвалу ему воздали великую, ибо мужески он поступил, лучше всех, бывших тут. Конь же его, сильно раненный, унес господина своего и умер. Он же, жалея коня своего, повелел его похоронить над Стрыем.

Там стояли они около города и не давали ни воды почерпнуть 3 недели, Владимир же, брат Изяславов, изнемогал с людьми своими в городе. Изяслав же послал к Владимиру, к свату Юрьеву, говоря:

«Введи меня к Юрию в любовь.»

Я во всем виноват перед Богом и перед ним. Владимир же молился о нем, Ростислав же сын Юрьев с Юрием, с Ярославом не давали примириться, Изяслав же больше молился о мире. Андрею же вложил Бог в сердце свойственную ему молитву за свой род, скорее же за христиан; начал он молиться отцу, говоря:

«Не слушай Ярославича, примири племянников, не губи отчины своей.»

Обращение Андрея Юрьевича Вышгородского к отцу Юрию Владимировичу Долгорукому (Киевскому) с просьбой о примирении с Изяславом Мстиславичем; переговоры и примирение Юрия и Изяслава в Пересопнице.
Обращение Андрея Юрьевича Вышгородского к отцу Юрию Владимировичу Долгорукому (Киевскому) с просьбой о примирении с Изяславом Мстиславичем; переговоры и примирение Юрия и Изяслава в Пересопнице.

Посылая друг другу письма и целовав крест, когда наступила весна, мир они заключили и воротились в Пересопницу в Вячеславову волость. Изяслав же рад был крестному целованию, приехал к дядям в Пересопницу, и, сев на одном месте, они уладили, где что свое, познав лично, иметь. Изяслав же, поклонившись дядям, поехал во Владимир.

В год 6658 (1150) Юрий князь призвал Вячеслава на стол в Киев. А когда тот пришел в Киев, бояре заговорили Юрия и сказали:

«Брату твоему Киева не удержать; так что не будет он ни тебе, ни ему.»

Юрий же, послушав бояр, вывел из Вышгорода сына своего Андрея и дал его Вячеславу.

В том же году пришел Изяслав с малой дружиной из Владимира в Киев, поскольку хотели его киевляне, и выгнал Юрия из Киева. Юрий же пошел в Городок с детьми своими. Изяслав же, сев в Киеве и освоив Киев, послал сына своего Мстислава в Канев, веля ему оттуда Переяславль добыть. Мстислав же послал на ту сторону к турпеям и к дружине, веля им ехать к себе. Ростислав же, то слышав, послал к отцу в Городок, прося у него помощи. Юрий же послал ему в помощь брата Андрея. Ростислав же брата оставил в Переяславле, а сам помчался к Сакову и догнал турпеев у Днепра и, захватив их, привел в Переяславль.

В то же время пошел Владимирко к Киеву на Изяслава в помощь Юрию. Изяслав же, услышав об этом, послал к сыну своему Мстиславу, говоря:

«Идет на меня Владимирко, а отсюда Юрий с Ольговичами. Пойди скорее, взяв берендеев.»

Изяслав же поехал против Владимирка, сказав:

«Этот ко мне ближе, поеду к нему.»

И взял Владимира брата и Мстислава, сына своего, с берендеями и с киевлянами, и встретил его у Тумаша. Стрельцы стреляли через реку, через Стугну, начал наступать Владимирко с силою своею. Берендеи же, увидев силу его, убоялись и сказали Изяславу:

«Уходи, князь, прочь. Сила его велика, а у тебя дружины мало. Да не перейдет он на нас через реку.»

Изяслав же сказал им:

«Лучше, братья, помрем здесь, нежели срам возьмем на себя.»

Киевляне же начали упрекать его, говоря:

«Пойди прочь.»

И сами побежали прочь, и берендеи с ними. Он же сказал дружине своей:

«Уже мне бы только доехать с гостями, с венграми и с поляками, а уже дружина моя устрашена.»

Тогда и сам поехал прочь. Владимирковы же люди настигли тыл их, одних пленили, а других перебили. Изяслав же, когда прибежал в Киев, повелел дружине своей собраться у Дорогожича, а сам, дождавшись ночи, вышел из Киева. Владимирко же стал у Киева у теремца. И Юрий в тот момент пришел к Киеву с Ольговичами, и с Давидовичами, и со Всеволодичем и стал у Черторыи. И, подумав, послал по него Святослава Всеволодовича, Бориса Юрьевича, и гнались за ним до Чертова леса и, не настигнув его, воротились назад.

Изяслав же тогда, идя, занял Погорину и посадил сына своего Мстислава в Дорогобуже, а с братом пошел, с Владимиром, к Владимиру. Киевляне же, убоявшись Владимирка, ввели Юрия в Киев. Юрий же, сев в Киеве, встретился с Владимирком у Святой Богородицы в Печерском монастыре, и они выразили друг другу великую любовь. Тогда же Владимирко пошел от него прочь, взяв у него сына Мстислава. Когда же он шел к Дорогобужу, выбежал Мстислав Изяславич из Дорогобужа и пошел в Лучск к дяде своему Святополку. Владимирко же отнял города те все и пришел к Лучску. Святополк же и Мстислав затворились в городе. Он же приходя и не в силах что-либо сделать, пошел в Галич, а Мстислава посадил в Пересопнице.

В тот же год пришли половцы на помощь Юрию против Изяслава, и при шли к Переяславлю. Юрий еще не распустил воинов, ни Ольговичей, послал Святослава Всеволодовича в Переяславль к сыну своему Ростиславу, дабы их укротил и воротил назад. Они же пакостили, люди сбежались в город, не смея ни скота выпустить из города. Послал Юрий сына своего Андрея, тот, приехав к Переяславлю и заключив мир с ними, пустил их назад. Всеволодович же поехал к Юрию в Киев, а Андрей остался у брата в Переяславле.

Когда наступил праздник Воздвижения честного креста, побывав в церкви Святого Михаила, на следующий день ехал Андрей к отцу в Киев.

Той же осенью дал ему отец в волость Туров, Пинск, Дорогобуж и Пересопницу. Андрей же, поклонившись отцу, пойдя, сел в Пересопнице.

Пожалование Юрием Владимировичем Долгоруким (Киевским) сына Андрея Туровом и другими городами; отъезд Андрея Юрьевича на Пересопницкое княжение.
Пожалование Юрием Владимировичем Долгоруким (Киевским) сына Андрея Туровом и другими городами; отъезд Андрея Юрьевича на Пересопницкое княжение.

Той же зимой присылать начал Изяслав к Андрею, говоря:

«Брат, введи меня к отцу в любовь.»

И присылал к нему, изучая порядок его и как он управляет городом. Ибо прежде захватил брат его тут Глеб, того же и здесь ему хотелось. Но не сбылась мысль его, потому что Андрей утвердил город и дружину собрал. Изяслав же говорил:

«Для меня отчины нет ни у венгров, ни у поляков, только в Русской земле. А попроси мне у отца Погорины.»

Юрий же гневался на него и не хотел ему дать волости. Изяслав же послал за венграми и за поляками.

Той же весной пришли к нему венгры, и он пошел к Киеву, куда позвали его мужи Вячеславовы, и берендеи, и киевляне. Изяслав же, идя мимо Пересопницы, пожег Зареческ и стал у Мыльска. На следующий же день прислал Владимирко к Андрею Василька Ярополчича, говоря:

«Пойди, брат, ко мне.»

Когда же Андрей пришел к нему, и встретились они у Мыльска, пустили они разведчиков перед собой и пошли за ними. Изяслав же, узнав, что за ним идет Владимирко с силой, собрался ночью, пошел к Киеву. Разведчики же Владимирки настигли его на Роси, Владимирко же не поспел за Андреем, тем временем Изяслав зашел за укрепление. Когда он пошел к Белгороду, Борис Юрьевич выбежал из Белгорода и поехал в Киев к отцу. Юрий же, убоявшись киевлян, что имеют связь с Изяславом и братом его, выехал из Киева и пошел в Городок. Владимирко же, того не зная с Андреем, стали у Мичьска. И, послав разведчиков, проверили, уже ли Юрий в Городце, а Изяслав в Киеве. Владимирко же, то услышав, воротился, пошел в Галич, а Андрея пустил к отцу и, перебредя Днепр на Воровичах, пошел в Городок.

В год 6659 (1151) преставился Ростилав Юрьевич Переяславский на рассвете Великой пятницы. И положили его братья Андрей, Глеб и Мстислав в церкви Святого Михаила близ дяди своего Андрея и Святослава. Тогда же пришли половцы на помощь Юрию против Изяслава. Юрий же, соединившись с Ольговичами и с Давидовичем, с Владимиром, и с половцами, пришли к Киеву и стали в шатрах против Киева на лугу. Изяслав же остерегался и не давал им вбрести в Днепр, и они бились друг с другом, плавая в ладьях. И не могли те ничего сделать против Киева, ибо Изяслав хитро сделал ладьи: удивительно было, что гребцы гребли в них невидимыми, ибо ладьи были покрыты досками, а сверху стояли бойцы в броне и стреляли, а кормчих 2 было: один на корме, а другой на носу, и куда хотели, туда и шли, не поворачивая ладей. Юрий же с Ольговичами хотели спуститься вниз к Витичевскому броду, но не смели пустить ладьи мимо Киева, и пустили их в озеро Долобское, а оттуда волочили их берегом в Золотчу, по Золотче же вошли в Днепр ладьи их. Полки же Игоревы шли по лугу. А Изяслав шел по этой стороне Днепра по горе, а ладьи его плыли по Днепру же.

Когда они пришли к Витичеву и стали друг против друга, начали биться в ладьях за брод. Изяслав же и тут не давал им войти в воду, Ольговичи же, задумав с половцами, оставив Юрия князя с Давидовичем Владимиром и с имуществом против Витичева, сами поехали к Зарубу. Изяславовы сторожа стояли на этой стороне со Кшварном и не давали войти в Днепр, половцы же, сев на коней в броне, со щитами и с копьями, как готовые биться, вбрели в Днепр и покрыли Днепр множеством воинов. Сторожа же Изяславовы, убоявшись, бежали. В то ведь время послал Изяслав сына своего Мстислава к венграм, оттого и не тверд был у него брод, ибо не было тут князя, а боярина не все слушают.

Когда Святославовы люди перебрели через Днепр с половцами, послали они весть Юрию, говоря:

«Приходи скоро, уже перебрели мы через Днепр, да не ударит на нас Изяслав.»

Юрий же с Владимиром и с детьми пришел быстро к Зарубу и перебрели через Днепр. Изяслав же, услышав, воротился к Киеву. Юрий же пошел за ннм к Киеву. И когда пришел он, стал возле Лыбеди. Изяслав же стал против него перед Золотыми воротами с дядей своим Вячеславом и с братом своим Ростиславом и с Давыдовичем Изяславом. Стрельцы же стреляли через Лыбедь, ибо в то время прибежали берендеи с кибитками и торки все, черные клобуки, и великую пакость сотворили, частью ратники, частью свои, и монастыри ограбили, и села пожгли, и огороды все посекли.

Тогда же Юрьевич Андрей с Владимиром Андреевичем поехали к Лыбеди, без ведома дружине их. Говорил Андрей с половцами. Владимира же не пустил кормилец его, ибо молод он был в это время. Андрей же гнал ратников едва не до полков их. Один же половец взял коня под ним за повод и повернул его, крича дружине своей, потому что отстали от него все половцы. И возвратился он назад невредимым и сохраненным Богом и молитвой родителей своих. Стрелялись же они до вечера и возвратились назад. Ибо была ему весть тогда, что идет ему на помощь сват Владимирко, и он пошел навстречу ему.

Изяслав же, услышав это, пошел за ним, остерегаясь того, чтобы тот не соединился с Владимирком, и настиг его у Перепетовых, хотя биться с ним. Когда они стали друг против друга, в четверг, был дождь сильный с ветром, так что ратники не могли друг друга видеть, и слали послов между собой о мире. Ольговичи же и половцы не давали мириться, ибо скоры были на пролитие крови. Стояли они до вечера, и пришел Юрий за Руть, стал. На рассвете же пятницы, построив воинов, Изяслав пошел к нему. Юрий же не хотел еще биться, но ожидал Владимерка. Изяслав же, больше приступая, повернул полки свои к нему, и когда шли они биться, Андрей начал командовать полком отца своего, ибо был старшим тогда среди братьев. Увидев же половцев, стоящих позади, и к тем поспешил. И много им сказал, укрепляя их к брани, и оттуда поехал, полк свой укрепив и дружину свою взяв и копья, и поехал вперед, и съехался с противником прежде всех, и сломал копье свое. Тогда же ударили коня под ним в ноздри, и конь начал мотаться под ним, и шлем с него слетел, и щит оторвался. Божьим же заступничеством и молитвою родителей своих сохранен был без раны.

Начало сражения при Руте: вылазка Андрея Юрьевича.
Начало сражения при Руте: вылазка Андрея Юрьевича.

И встретились полки, была сеча крепкая, и тут убили Владимира Давидовича, доброго и кроткого князя Черниговского. Изяслава же Мстиславича ранили в руку и сбросили с коня, и хотели его убить свои пехотинцы, не узнавая его, но он снял с себя шлем, и узнали его. Половцы же Юрьевы, ни по стреле не выпустив тогда, побежали, а потом Ольговичи, а потом Юрий с детьми. И когда бежали они через Рут, много дружины потонуло в Руте, ибо был он вязок. И когда бежали они, одних перебили, а других захватили. И к полудню прибежали к Днепру, и переехал Юрий в ладьях у Вятичева, а прочии перебродили. И приехал Юрий в Переяславль, а Ольговичи пошли восвояси, а половцы также в свою страну.

Бегство войск Юрия Владимировича Долгорукого и союзных ему князей от полков Изяслава Мстиславича Киевского и потопление дружин Юрия в грязном Руте.
Бегство войск Юрия Владимировича Долгорукого и союзных ему князей от полков Изяслава Мстиславича Киевского и потопление дружин Юрия в грязном Руте.

Изяслав же с дядей своим Вячеславом возвратился в Киев. А Давидович Изяслав, взяв брата на поле битвы, нес его в Чернигов и сел сам на столе его в Чернигове. А потом Изяслав, слыша, что Юрий в Переяславле, пошел с Вячеславом и с братом своим Святополком и с берендеями и переправился у Заруба, и стали у Мажаева сельца с обозом. Оттуда же приезжали к городу биться.

Когда вышли же переяславские пехотинцы биться, многих перебили ратников и пригород пожгли. Изяслав же и Вячеслав послали к Юрию, говоря:

«Иди в Суздаль, а сына посади в Переяславле. Не можем с тобою быть здесь: приведешь опять на нас половцев.»

Юрий же, не имея ниоткуда помощи, а дружина его избита, а иная в плен взята, принужден будучи, поневоле целовал к ним крест и с детьми своими. Когда наступил праздник святых мучеников, пошел Юрий на Альту и с детьми. Андрей же оттуда пошел, от отца своего, к Суздалю, а отцу, бранившему его много, Андрей сказал:

«О том мы целовали крест, что пойти нам в Суздаль.»

И пошел в свою волость во Владимир. Юрий же оставил Переяславль с детьми своими. Изяслав же присылал к нему:

«Крест ты целовал, как же тебе идти в Суздаль? Зачем на меня ведешь половцев и Владимирка?»

Юрий же оставил сына Глеба в Переяславле, а сам пошел в Городок. В то же время Мстислав Изяславич вел отцу своему на помощь венгров, Владимирко же, слышав, что тот идет с венграми, пошел за ним. Мстислав же не знал и стал у Сапогыня, а венгры стали около него. Тогда же прислал ему Владимир питья много, венграм и ему, и потом поведал ему:

«Идет на тебя Владимирко.»

Мстислав же, пия с венграми, сказал им:

«Идет Владимирко.»

Венгры же пьяные бахвалились, говоря:

«Если на нас придут, будем биться с ним.»

Мстислав же в ту ночь, расставив стражу, сам лег спать с венграми. Стража же прибежала к нему в полночь, говоря:

«Идет Владимирко!»

Он же, сев на коня с дружиной, начал будить венгров. Венгры же лежали пьяные, как мертвые. И на рассвете ударил на них Владимирко, и малое число их взял, а всех остальных перебили. Мстислав же убежал в Лучск с дружиной своею.

Тогда же пришла весть Изяславу в Киев, что сын его побежден, и он взял берендеев, и Изяслава Давидовича, и Всеволодовича, и помощь Святослава Ольговича, и пришел на Юрия к Городку. Юрий же затворился в Городке с детьми своими. Бились они много дней из города, тяжело было ему, потому что не было ему помощи ниоткуда. И целовал он крест к ним, говоря, что:

«Иду уже в Суздаль.»

И отступили от него прочь. Юрий же, оставив сына своего Глеба в Городце, сам пошел к Суздалю. Изяслав же сидел с Вячеславом в Киеве: Вячеслав на Великом дворе, а Изяслав под Угорским, а сына своего посадил Мстислава в Переяславле.

В то же время преставилась княгиня Изяславова.

Той же зимой пошел Изяслав на Владимирка и воротился от Корчева.

В год 6660 (1152) послал Изяслав сына своего Мстислава к полякам и к венграм, призывая их на помощь против Владимирка. И пришел король с венграми и с Мстиславом и войдя, в землю Владимиркову, они стали. Ибо был день воскресный, король же, по своему обычаю, не вставал никуда в воскресенье. Владимирку же не давали войти в свою землю войска. И он встретил их и отнял запасы королевы. На следующий же день, встав, король пошел. Владимирко же, отступив назад за укрепление, стал. Венгры же королевы тогда увидели Владимирковы полки и тут же, не раздумывая, бросились к ним. Владимирко, видя силу венгерскую, поскакал перед ними. Когда бежал он через реку, одних они перебили, а другие утонули, а многих руками захватили. Когда же он прибежал в Переяславль, начал посылать к королю, мира прося, чтобы Изяслав не присоединился к королю. Ибо Изяслав слышал о короле, пошел уже из Киева на Владимирка.

Когда вскоре подоспел Изяслав к королю с берендеями, то полки свои оставил позади с братом своим Святополком. Тогда же пришли они к реке Саноку. Владимирко же расставлял дружину свою у бродов, видя пеших, а иногда конников. Король же начал ставить против него свои полки у бродов же. Владимирко же, увидев силу королеву бесчисленную, не вытерпев, в другой раз побежал перед ним в Перемышль. Тогда же, гонясь за ними, перебили множество их, а других захватили. Вбежав в город, он начал молиться и просить мира, но, послушав короля, помирился с ним. Изяслав же пошел в Киев, а король восвояси.

В том же году пошел Юрий с сыновьями своими, и с ростовцами, и с суздальцами, и с рязанцами, и с князьями рязанскими в Русь. Тогда же, слышав идущих в Русь, Владимирко пошел к Киеву. Изяслав же вышел навстречу ему. Владимирко же воротился в Галичь. Юрий же, идя в Русь, придя, стал у Глухова. И пришло к нему множество половцев и Ольгович Святослав. И, подумав все, пошли к Чернигову. И, перейдя Сновь, стали у Гуричева вблизи от города, перейдя Канин. Был же тогда день воскресный, потому не шли они к городу. Изяслав же послал брата Ростислава на помощь Изяславу Давидовичу к Чернигову.

Той же ночью Изяслав и Ростислав, и Всеволодович, видя силу половецкую, повелели людям всем бежать из острога в детинец. На следующий же день Юрий и Святослав, построив воинов своих, пошли к городу и стали, не дойдя до Семыня. Тогда же множество половцев ехало к городу биться и, отняв острог, зажгли пригород весь и, придя всей силой, стали около города. Черниговцы же били из города, а князья подумали все:

«Не крепко бьется дружина, ни половцы что с ними, не поедем сами.»

Андрей же сказал:

«Так сделаем: я так начну день свой.»

И взял дружину свою и поехал под город. Когда вы шли пешие из города, чтобы стрелять, он напал на них с дружиной своей и с половцами и одних перебил, а других вогнал в город. Тогда же, поревновав ему, другие князья ездили следом под город. И пешие, видев полки, не смели выйти из города, ибо были устрашены.

Сражение черниговского пешего ополчения с дружиной Андрея Юрьевича Владимирского и половцами под стенами города.
Сражение черниговского пешего ополчения с дружиной Андрея Юрьевича Владимирского и половцами под стенами города.

Стояли же они под городом 12 дней, и весть пришла: к ним идет Изяслав с Вячеславом на помощь черниговцам. Половцы же, убоявшись того, начали подниматься и уходить прочь, пошли от Чернигова к Новгороду Северскому. Изяслав же пришел к Чернигову и, не застав Юрия, воротился к Киеву. Юрий же, оставив сына своего Василька в Новгороде у Святослава, сам пошел в Суздаль. Изяслав же, взяв брата Святополка и сына своего Мстислава, пошел к Новгороду на Святослава и на Василька и, став у Всеволожа, отрядил сына своего Мстислава на половцев с берендеями, торками, печенегами и некоторой частью дружины своей, а сам пришел к Новгороду. И, не успев ни в чем, начал слать, мира прося, и, умирившись, возвратился в Киев, а Василько пошел к отцу в Суздаль.

Тогда же Мстиславу Изяславичу помог Бог против половцев: их самих он прогнал, а вежи их захватил, и коней, и скот их взял, и множество душ христианских освободил из плена, и возвратился в Переяславль, хваля Бога за таковую помощь, а освобожденных из плена отпустил на их родину.

Той же зимой преставился Владимирко, Галицкий князь.

В год 6661 (1153) послал Изяслав сына своего Мстислава на половцев к Песлу, ибо пакостили они тогда по Суле. Он же, не дойдя до них, возвратился назад.

Той же осенью послал его отец с воинами против мачехи с Владимиром Андреевичем и с берендеями, и ходили они до Олешья, и, не найдя ее, возвратились назад.

Той же зимой Изяслав, соединившись с братьями своими, пошел на Владимирковича в Галич. И когда он пришел к Теребовлю, подумали бояре Владимирковича и сказали князю своему:

«Ты у нас князь один. Если с тобой что-то случится, то что нам делать? А поезжай, князь, к городу, а мы бьемся сами с Изяславом. А кто из нас будет жив, а прибежит к тебе. А тогда затворимся в городе с тобой.»

Изяслав же пришел к ним через реку Сыртъ, и сошлись они биться, и была сеча злая, и между ними смятенье: не знали они, кто победители. Ибо Изяслав гнался за галичанами, а галичане за Изяславовой дружиной и сыном его. Изяслав же не знал и думал, что победил галичан. Брат его бежал Святополк с Владимиром и сын его Мстислав.

Тогда же Изяслав захватил галицких мужей, а галичане захватили Изяславовых мужей, которых догоняли, и остался Изяслав с малой дружиной на поле боя. И поставил он стяги галицкие, и пошли галичане под свои стяги, и захватили у них множество колодников.

Той же ночью убоялся Изяслав, ибо остался на войне с малой дружиной, сказал:

«Да не высыпятся на нас из города.»

Повелел перебить колодников, а лучших их мужей повел с собой в Киев.

В год 6662 (1154) послал Изяслав сына своего вторично за мачехой своей, ибо привел жену себе из обезов. И встретил ее Мстислав на порогах, и привел ее в Киев, а сам пошел в Переяславль. Изяслав же, устроив свадьбу, взял ее в жены.

В том же году выгнали Изяславича новгородцы, Ярослава, а Ростиславича Романа посадили.

В том же году пошел Юрий с ростовцами и с суздальцами и со всеми детьми в Русь. И был мор коней у всех воинов его, какого не было никогда. Когда он пришел в землю вятичей, стал, не дойдя до Козельска. И приехало к нему немного половцев. Он же, подумав с мужами своими и с детьми и с половцами, послал сына своего Глеба к половцам, а сам вернулся назад в Суздаль.

В тот же год преставился Святополк Мстиславич, и посадил Изяслав на его место сына своего Ярослава во Владимире.

В том же году преставилась жена Глебова, Юрьевича, в Суздале.

Той же осенью преставился Изяслав Мстиславич, месяца ноября в 13 день. И наутро в Филиппов день положили его у Святого Феодора в отцовском для него монастыре. Тогда же, слышав Изяслав Давидович о смерти Изяслава, приехал к Днепру под Киев и послал к Вячеславу и к Мстиславу Изяславичу, говоря:

«Поскольку я тогда не был над братом своим, повелите мне, пойдя, поплачу над гробом его.»

Тогда же, подумав, Вячеслав с Мстиславом и с мужами своими не пустили его в Киев, поскольку еще не пришел Ростислав из Смоленска.

Тогда же пришел Ростислав, и посадили его киевляне в Киеве, говоря ему:

«Как брат твой чтил Вячеслава, так и ты чти. А до конца твоей жизни твой Киев.»

Тогда же пришел Глеб Юрьевич со множеством половцев к Переяславлю на Мстислава на Изяславича. Переяславцы же бились с ними крепко, и, не сумев ничего, Глеб с половцами пошел прочь. И тогда, идя, взял Пиратин с половцами.

Тогда же Ростислав Святославца взяв Всеволодовича, и Мстислава Изяславича, и киевлян, и торков немного, пошел к Чернигову на Давидовича Изяслава, говоря:

«Опередить бы нам Юрия: а либо его прогоним, либо примирим с собой.»

Когда же они перешли Днепр, пришла к нему весть:

«Дядя твой умер Вячеслав.»

Он же, оставив полки свои со Святославом, сам поехал в Киев и положил дядю своего с великой честью у Святой Софии, а сам, взяв остаток дружины Вячеславовой, пошел к Чернигову.

Слышав же то, Изяслав Давидович послал по Глеба Юрьевича, да придет к нему с половцами быстро. Ибо был тогда Глеб на Суле. Глеб же пришел с половцами к нему быстро. Ростислав же, и Всеволодович, и Мстислав, придя, стали у Боловеса. Изяслав же и Глеб с половцами вышли против них. Стрелки стреляли через реку, Ростислав же, видя множество половцев, убоялся, начал присылать к Изяславу, мира прося, обещая дать из-под себя Киев, и из-под Мстислава Переяславль. Мстислав же, то услышав, что отдает из-под него Переяславль, сказал дяде своему:

«Раз ты отдаешь из под меня Переяславль, то да не будет ни мне Переяславля, ни тебе Киева.»

И повернул коня Мстислав с дружиною своею от дяди своего. И они, это видя, побежали все. Половцы же по гнались за ними и многих перебили, а других множество захватили. И разбежались: Ростислав на Любеч, бежа к Смоленску, а Мстислав и Святослав Всеволодович бежали к Киеву. Тогда же взяли Всеволодовича половцы, а Мстислав убежал с Ростиславичем и со Святополком. И придя Мстислав в Переяславль, взял жену свою и пошел в Лучск.

Тогда же тяжело было киевлянам, ибо не осталось у них никакого князя. И послали киевляне епископа Демьяна Каневского по Изяслава, по Давидовича, говоря:

«Пойди в Киев, да не возьмут нас половцы.»

Изяслав же вошел в Киев, а Глеба послал в Переяславль. Тогда же много зла сотворили половцы около Переяславля, ибо пожгли все села и Летскую часовню святых мучеников зажгли.

Той же зимой пошел уже Юрий в Русь, слышав о смерти Изяслава, и была против Смоленска ему весть:

«Брат твой умер Вячеслав, а Ростислав побежден, а Изяслав сидит в Киеве, а Глеб в Переяславле.»

Тогда же новгородцы, придя к Юрию, взяли у него сына Мстислава князем себе. Тогда же Ростислав прибежал с войны к Смоленску. Послал к дяде своему, прося у него мира. Юрий же, не помянув злобы брата его и его, дал ему мир, а сам пошел в Киев. Придя же, стал у Стародуба, и туда приехал к нему Святослав Ольгович, веля ему принять в любовь племянника своего Всеволодича. Юрий же и тому мир дал, повелев ему пойти за собой в Киев, а сам пошел в Киев. Идя туда, начали слать Юрий и Святослав к Изяславу, веля ему из Киева уйти. Был же осведомлен Святослав о сиденьи Изяслава. Тот же не хотел идти из Киева, ибо полюбился ему Киев. Святослав же остался в Чернигове, а Юрий стал у Моровийска.

Тогда же послал Изяслав к нему:

«Разве я сам сел в Киеве? Посадили меня киевляне.»

Юрий же послал к Изяславу, говоря:

«Мне отечество Киев, а не тебе.»

Тогда же выслал к нему Изяслав, говоря:

«Не сотвори мне пакости, а это твой Киев.»

Юрий же, милостив будучи, пообещал ему так сделать. Благодаря Бога, вошел он в Киев и сел на дедовском столе и на отцовском. Тогда же, сев, раздавал он волости детям своим: Андрея посадил в Вышгороде, а Бориса в Турове, а Глеба в Переяславле, а Васильку дал Поросье.

Той же весной, придя, половцы воевали по Роси. Берендеи же гнались за ними и перебили их, а других в плен взяли.

В год 6663 (1155) пошел Юрий на встречу с половцами к Каневу. Половцы же, приехав к нему, начали просить братьев своих, которых захватили берендеи. Берендеи же не дали их, сказав:

«Мы того ради умираем за Русскую землю и головы свои складываем.»

Половцы же, взяв дары у Юрия, поехали прочь, мира не заключив, и много пакости сотворили около Переяславля.

В том же году послал Юрий Юрия Ярославича с Жирославом и с Вячеславовыми внуками на Мстислава на Изяславича, и выгнали его из Пересопницы в Луческ. Тогда же Юрий повелел зятю своему Ярославу идти на него к Луческу, а сам пошел к полякам. Владимирович же и Владимир Мачешич не успели ему помочь ни в чем, воротились назад.

В том же году пришла княгиня Юрьева в Киев из Суздаля.

В том же году пришел Ростислав в Киев, позван к дяде своему. Придя же к дяде своему, начал умолять его о племянниках своих. Юрий же, послушав его, послал по них, по Владимира, и по Мстислава, и по Ярослава. Владимир же и Ярослав пришли, а Мстислав не посмел, сказал:

«Схватит меня Юрий.»

Юрий же их принял с любовью, а к Мстиславу послал с крестным целованием и того принял с любовью.

В том же году пришла к Юрию галицкая помощь, потому что начал вой ну замышлять Давидович.

В том же году пришли снова половцы для заключения мира и стали по Дубенцу даже до верха Супоя. Юрий же взял Ростислава, и Владимира, и Ярослава, и галицкую помощь и пошел на встречу к Каневу. И послал к половцам, сказав:

«Приходите для заключения мира.»

Их же приехало мало, словно на разведку, и сказали:

«Приедем к тебе завтра все.»

И той ночью бежали все. Юрий же возвратился в Киев. И тогда, надумав с племянниками своими, послал к Давидовичу Изяславу, сказав:

«Хочешь ли к нам войти в мирный договор, а мы к тебе?»

Он же, видя, что Юрий объединился с племянниками своими, целовал к ним крест. И тогда Юрий отпустил племянников своих прочь, каждого восвояси.

В том же году пошел Андрей от отца своего в Суздаль и принес и дал икону святой Богородицы, которую привезли в одном корабле с Пирогощей из Царьграда, и вковал в нее более тридцати гривен золота, не считая серебра, и камней драгоценных, и жемчуга, и, украсив ее, поставил ее в церкви своей во Владимире.

Поставление Андреем Юрьевичем Боголюбским (Владимирским) иконы Богоматери, вывезенной из Киева, во Владимирской Богородцкой церкви.
Поставление Андреем Юрьевичем Боголюбским (Владимирским) иконы Богоматери, вывезенной из Киева, во Владимирской Богородцкой церкви.

Той же зимой женил Юрий сына своего Глеба в Руси на Изяславне, дочери Давидовича.

Той же зимой женили новгородцы Мстислава Юрьевича и взяли за него Петровну, дочь Михалковича.

В год 6664 (1156) преставился Феодосий, игумен Печерский, а за ним Нифонт, епископ Новгородский, месяца апреля в 18 день, и положили его в Печерском монастыре.

В том же году пришел митрополит из Царьграда Константин, и принял его князь с честью и люди все.

Той же зимой пошел епископ Нестор в Русь, и лишили его епископии.

Той же зимой пошел Георгий Владимирович к Владимиру на Мстислава на Изяславича, взяв зятя своего Владимирковича, и с детьми своими. Когда шли они к городу со множеством воинов, Мстислав увидел множество воинов и не смог противиться им, затворился в городе и начал биться с ними из города. Они осадили его в городе, и много крови проливалось между ними, другие же, получая раны, умирали. Георгий же, видя его непокорность себе, сжалился о погибели людей, начал говорить и детям, и боярам своим:

«Не можем мы стоять здесь, ибо он, меньшим будучи, не покорится мне, а я не порадуюсь погибели его, ни изгнанию его.»

И сказал:

«Введу его в крестное целование, как и братьев его.»

Тот же не захотел этого, но больше радуется пролитию крови. Георгий же, подумав с детьми своими и с мужами своими, и возвратился в Киев, а зять его пошел в Галич в волость свою.

В год 6665 (1157) выгнали новгородцы Мстислава Юрьевича, а Ростиславича посадили Святослава.

В том же году преставился благоверный князь Юрий Владимирович в Киеве, месяца мая в 15 день, и положили его в церкви у Спаса Святого на Берестовом.

Вокняжение Андрея Юрьевича Боголюбекого на Ростово-Суздальском престоле.
Вокняжение Андрея Юрьевича Боголюбекого на Ростово-Суздальском престоле.

В том же году ростовцы и суздальцы, согласившись все, взяли Андрея, сына его старшего, и посадили его в Ростове на отцовском столе и в Суздале, потому что был он любим всеми за премногую его добродетель, которую имел прежде по отношению к Богу и ко всем сущим под Ним. Потому и по смерти отца своего великое поминание устроил он, церкви украсил и монастыри поставил, и церковь закончил, которую заложил прежде отец его, Святого Спаса, каменную.
Строительство каменного храма Спаса в Переяславле Залесском по повелению Андрея Юрьевича Боголюбекого.
Строительство каменного храма Спаса в Переяславле Залесском по повелению Андрея Юрьевича Боголюбекого.

В год 6666 (1158) заложил Андрей князь в Владимире церковь каменную Святой Богородицы, месяца апреля в 8, в день апостола Родиона, во вторник, и дал много имения, и слободы купленные и с податями, и села лучшие, и десятину в стадах своих, и торг десятый, и город заложил больший.

В том же году пришел Леон на епископию в Ростов.

Той же зимой выгнал Изяслава Давидовича из Киева Мстислав Изяславич, а сам сел в Киеве, а Изяслав бежал в Гомый, и оттуда прогнали его к вятичам.

Той же весной дал Мстислав Ростиславу Киев из-под себя, а сам пошел во Владимир.

В год 6667 (1159) преставился Борис князь, Юрьевич, месяца мая во 2 день, и положили его братья у Святых Мучеников, что создал отец его Юрий на Нерли, где был стан святых мучеников Бориса и Глеба.

В том же году выгнали ростовцы и суздальцы Леона епископа, за то что он умножал церковь, грабя попов.

В том же году преставился митрополит Киевский Константин в Чернигове. Ибо в то время он убежал из Киева от Мстислава Изяславича. Была же смерть его такова, что, когда он умирал, призвал он к себе епископа Черниговского Антония, взял с него клятву и сказал так: По смерти моей не погребай тела моего, но, веревкой связав ноги мои, вытащите меня из города и бросьте меня псам на растерзание. По смерти же его епископ то все сделал, что повелел ему он. Люди же все удивлялись смерти его. На следующий же день Святослав князь, посоветовавшись с мужами своими и с епископом, взяв тело его, похоронили в церкви у Святого Спаса в Чернигове.

В том же году пришел Изяслав Давидович со множеством половцев к Чернигову. Святослава же оба, Ольгович и Всеволодович, и Рюрик Ростиславович, ибо в то время пришла к ним помощь от отца, бились с ними через Десну. Изяслав же стоял с половцами, и великую пакость сотворили они, села пожгли, людей повоевали. Святославы же оба послали к Ростиславу, помощи прося у него еще. Ростислав же пустил к ним Ярослава Изяславича и Владимира Андреевича и галицкую помощь. Изяслав же, об этом услышав, отступил с половцами в поле. Те же, придя, не найдя его, бродили в поисках его за Десной, Святослава оба и Рюрик. И отойдя немного за Днище и не найдя его, вернулись каждый восвояси. Изяслав же отступил в поле, а половцы пошли домой.

Сватовство Изяслава Давыдовича Вятичского за своего племянника Святослава Владимировича Вщижского дочери Андрея Юрьевича Боголюбcкого (Ростовского).
Сватовство Изяслава Давыдовича Вятичского за своего племянника Святослава Владимировича Вщижского дочери Андрея Юрьевича Боголюбcкого (Ростовского).

Той же зимой пришел Изяслав с половцами и повоевал волость Смоленскую. И, послав по Андреевичей к Юрьевичу в Ростов, просил у него дочь за своего племянника, за Святослава. И послал к нему сына своего Изяслава со всем полком, и муромскую помощь с ним, потому что пришли русские князья на Святослава, на Владимировича, и окружили его во Весчиже. Он же бился с ними из города, ожидая помощи от Изяслава, от дяди своего, и от тестя своего, от Андрея. Святослава же оба, Ольгович и Всеволодович, и иные князья, услышав, что идет Изяслав Андреевич с силой ростовской, убоявшись, дав ему мир, возвратились назад. Изяслав же Давидович и Изяслав Андреевич, услышав, что они возвратились, пошел Изяслав Давидович к вятичам, а Андреевич Изяслав вернулся к отцу своему в Ростов.
Предложение мира Святославом Ольговичем Черниговским князьям Изяславу Давыдовичу и Изяславу Андреевичу; возвращение Изяслава Андреевича к отцу, Андрею Юрьевичу Боголюбскому, в Ростов (?).
Предложение мира Святославом Ольговичем Черниговским князьям Изяславу Давыдовичу и Изяславу Андреевичу; возвращение Изяслава Андреевича к отцу, Андрею Юрьевичу Боголюбскому, в Ростов (?).

В год 6668 (1160) прислали новгородцы к Андрею, к Георгиевичу, прося у него сына княжить в Новгороде, а Ростиславича Святослава выгнали, потому что Ростислав, отец его, изморил братьев их в погребе и у многих имение взял. Андрей же князь начал давать им Мстислава, брата своего. Они же его не захотели. И послал к ним племянника своего Мстислава Ростиславича.
Посольство новгородцев к Андрею Юрьевичу Боголюбскому (Ростовскому) с просьбой о присылке князя и выбор князя из предложенных Андреем кандидатов — Мстислава Юрьевича и Мстислава Ростиславича.
Посольство новгородцев к Андрею Юрьевичу Боголюбскому (Ростовскому) с просьбой о присылке князя и выбор князя из предложенных Андреем кандидатов — Мстислава Юрьевича и Мстислава Ростиславича.

В том же году создана была церковь Святой Богородицы во Владимире благоверным и боголюбивым князем Андреем, и украсил он ее дивно многими различными иконами, и драгоценными камнями без числа, и сосудами церковными, и верх ее позолотил. По вере же его и по тщанию его по отношению к святой Богородице, привел ему Бог из всех земель мастеров, и он украсил ее больше всех церквей.
Строительство Успенского собора во Владимире по повелению Андрея Юрьевича Боголюбского (Ростовского).
Строительство Успенского собора во Владимире по повелению Андрея Юрьевича Боголюбского (Ростовского).

В том же году погорел Ростов, и церкви все, и соборная, дивная и великая церковь Святой Богородицы, какой раньше не бывало, ни будет, а закончили августа в 30.

В год 6670 (1162).

В год 6671 (1163).

В год 6672 (1164) освящена была церковь на Золотых воротах во Владимире.

В том же году поднялась ересь Леонтианская. Скажем немного. Леон епископ не по правилам поставился в Суздаль, когда Нестор епископ Суздальский был жив, перехватив Несторов престол. Начал он учить в Суздале не есть мяса в Господские праздники, в среды и в пятницы, ни на Рождество Господне, ни на Крещение. И был спор о том перед благоверным князем Андреем перед всеми людьми. Он же пошел на исправление в Царьград, а там переспорил его Андриан епископ Болгарский перед царем Мануилом, когда царь стоял станом над рекой. Когда Леон обругал царя, ударили слуги царя Леона по шее и хотели его в реке утопить, причем были тут у царя все послы: киевский посол, и суздальский Илья, и переяславский, и черниговский. Это сказали мы верных ради людей, да не соблазняются о праздниках Божиих.

Поход Андрея Юрьевича Боголюбского (Владимирского) в Волжскую Болгарию; бегство остатков болгарского войска после поражения.
Поход Андрея Юрьевича Боголюбского (Владимирского) в Волжскую Болгарию; бегство остатков болгарского войска после поражения.

В том же году пошел князь Андрей на болгар с сыном своим Изяславом и с братом своим Ярославом, и с Муромским князем Юрием, и помог им Бог и святая Богородица против болгар. Самих их они иссекли множество, а стяги их захватили. И едва с маленькой дружиной убежал князь болгарский до Великого города. Князь же Андрей вернулся с победой, видев поганых болгар избитыми, а свою дружину всю здоровой. Стояли же пешие с образом святой Богородицы на поле под стягами. И приехав до образа святой Богородицы князь Андрей с Юрием, и с Изяславом, и с Ярославом, и со всею дружиною, ударили челом перед святою Богородицею с радостью великою и со слезами, хвалы и песни воздавая ей, и, пойдя, взяли они город их славный Брахимов, а перед этим 3 города их пожгли. Это было чудо новое святой Богородицы Владимирской, которую взял с собой благоверный князь Андрей и принес ее со славою, поставил ее в церкви Святой Богородицы во Владимире, в Золотоверхой, где она стоит и до сего дня.
Благодарственное моление Владимирской иконе Богородицы, взятой Андреем Юрьевичем Боголюбским в поход на Волжскую Болгарию.
Благодарственное моление Владимирской иконе Богородицы, взятой Андреем Юрьевичем Боголюбским в поход на Волжскую Болгарию.

В год 6673 (1165) преставился благоверный и христолюбивый князь Изяслав, сын благоверного князя Андрея, и положили его в церкви Святой Богородицы во Владимире, месяца октября в 28 день.

В год 6674 (1166) преставился благоверный и христолюбивый князь Ярослав, сын благоверного князя Георгия, и положили его у церкви Святой Богородицы во Владимире, месяца апреля в 12 день.

Той же зимой шел Мстислав за Волок.

В год 6675 (1167) преставился благоверный князь Ростислав, сын Мстиславов, идя из Смоленска в Киев, княжив в Киеве 9 лет, месяца марта в 21 день, и везли его в Киев.

В год 6676 (1168) выгнал Мстислав Владимира Мстиславича из Киева, и пошел к половцам Владимир, а он сам сел в Киеве.

Той же зимой послал князь Андрей из Суздаля сына своего Мстислава на Киевского князя Мстислава с ростовцами, и владимирцами, и суздальцами, и иных князей 12: Глеб Переяславский, Роман Смоленский, Давид Вышегородский, Владимир Андреевич, Дмитр и Юрий, Мстислав, Рюрик с братом с Мстиславом, Олег Святославич с братом с Игорем. Изяславич же Мстислав затворился в Киеве городе и бились с города. И стояли у города 3 дня, и помог Бог и святая Богородица, и отцовская и дедова молитва князю Мстиславу Андреевичу с братьями его, взяли они Киев, чего не было никогда. А Мстислав Изяславич бежал с братом из Киева к Владимиру с маленькой дружиной. А княгиню его взяли и сына его, и дружину его захватили, и весь Киев пограбили, и церкви, и монастыри за 3 дня, и иконы забрали, и книги, и ризы.

Поход владимирского войска под предводительством Мстислава Андреевича на Киев; пленение жены и детей Мстислава Изяславича Киевского после поражения и бегства князя.
Поход владимирского войска под предводительством Мстислава Андреевича на Киев; пленение жены и детей Мстислава Изяславича Киевского после поражения и бегства князя.

Это совершилось за грехи их, скорее же за митрополичью неправду. Ибо в то время запретил он Поликарпа игумена Печерского за Господские праздники, не веля ему есть ни масла, ни молока в среды и в пятницы в Господские праздники. Помогал же ему и Черниговский епископ Антоний. И князю Черниговскому многократно возбранял он есть мясо в Господские праздники. Князь же Святослав, хоть и не хотел, изгнал его из епископии. Да внимаем мы себе, каждый из нас, и не противимся Божьему закону. Мы же к предшествующему возвратимся. Мстислав же Андреевич посадил в Киеве дядю своего Глеба, а сам возвратился во Владимир с дружиною своею.
Возвращение Мстислава Андреевича во Владимир после посажения на киевское княжение Глеба Юрьевича Переяславского; пожалование Глебом Юрьевичем Переяславского княжения своему сыну, Владимиру Глебовичу.
Возвращение Мстислава Андреевича во Владимир после посажения на киевское княжение Глеба Юрьевича Переяславского; пожалование Глебом Юрьевичем Переяславского княжения своему сыну, Владимиру Глебовичу.

В год 6677 (1169) Мстислав же Андреевич посадил в Киеве дядю своего Глеба, а сам пошел обратно во Владимир, а Глеб дал сыну своему Переяславль.

……..

В том же году чудо сотворили Бог и святая Богородица церкви Десятинной в Киеве, которую создал Владимир, что крестил землю Русскую и дал десятину церкви той со всей Русской земли. Сотворила же та Матерь Божия чудо сверх нашей надежды. Ибо когда сидел Глеб Юрьевич в Киеве на отцовом столе и на дедовом первый год, пришло множество половцев, разделившись надвое: одни пришли к Переяславлю и стали у Песочна, а другие пришли по этой стороне Днепра к Киеву и стали у Корсуня, и прислали те и другие к Глебу, говоря:

«Бог поставил тебя и князь Андрей на отчине своей и на дедовой в Киеве, а мы хотим с тобой договор заключить о всем и утвердиться между собой, и мы тебе поклянемся, а ты нам, да ни вы будете бояться нас, ни мы вас.»

Услышав же князь Глеб речь князей половецких, захотел к ним пойти на встречу и сказал послам половецким:

«Иду к вам.»

И думал с дружиной своей о том, к которым пойдем прежде, и решили прежде идти к Переяславлю, заботясь о Переяславле. Ибо князь Переяславский Глебович Владимир в то время был мал, около 12 лет. Пошел Глеб к переяславским половцам на встречу, а к другим половцам, к русским, послал, сказав:

«Подождите меня тут, иду к Переяславлю, заключу мир с теми половцами, приду к вам заключать мир.»

Заключив же мир с половцами и одарив их, поехал от них. Половцы же возвратились назад в половецкую землю. Глеб же Юрьевич пошел к корсуньским половцам с братом своим Михалком и с дружиной своей. И когда были они на Перепетовском поле, половцы же те, слышав, что едет Глеб к Переяславлю, и надумали:

«Вот Глеб поехал на ту сторону к тем половцам, а там он испугался, а к нам не ехал, пойдем за Киев, возьмем села и пойдем с полоном в землю половецкую.»

И поехали они на Киев воевать, и приехали к Полному, к Святой Богородицы городу, к десятинному, и к Семычу, и взяли села так, что никто не убежал, с людьми, с мужами и с женами, конями и скотом, и овец погнали в половецкую землю. А когда Глеб князь вернулся от Переяславля и хотел перейти на эту сторону Днепра к Корсуню на встречу с половцами и был на Перепетовском поле, была ему весть, что, не дождавшись половцы встречи, поехали воевать и воюют. Глеб же, это услышав, хотел на них сам идти. Берендеи же взяли его коня за повод, говоря:

«Князь, не езди. Тебе подобает ездить в великом полку, когда соединишься с братьями, а ныне пошли брата какого-нибудь и берендеев несколько.»

Глеб же послал брата своего Михалка и с ним переяславцев 100, а берендеев полторы тысячи. Михалко же исполнил послушание братское, а дружина его не была с ним и не узнала об отъезде князя своего скоро. Михалко же, целовав брата своего Глеба и всю дружину его, пошел за половцами. И приняли берендеи дорогу половцев, и пошли за ними с Михалком, и дошли до сторожей половецких. Было же их числом 300. И, окружив их, не показываясь, перебили, а других захватили, и начали спрашивать живых:

«Много ли ваших позади?»

И сказали:

«Много, около 7 тысяч.»

Наши же, услышав, думали:

«Дадим ли этим жизнь?»

А половцев много позади, а нас мало; если с ними начнем биться, то эти нам будут первыми врагами. И пошли по дороге их. Воевода же был у Михалка Владислав, Яна брат. И встретили половцев, идущих с пленниками, и, бившись, одолели их, самих перебили, а плен свой отняли. Спрашивали и тех:

«Много ли ваших позади еще?»

И сказали:

«Теперь великий полк идет.»

Наши же Божьей помощью и святою Богородицею крепились, дождались того великого полка. И поехали на противника своего, уповая на крест честной. Было же у поганых 5 сот копий, а у Руси девяносто копий. Надеясь на свою силу, поганые пошли, а наши против них. Переяславцы же, смелыми будучи, поехали впереди с Михалком. Берендеи же взяли князя за повод и не дали им ехать, сказав:

«Не ездите вы впереди: вы наш город; а мы пойдем впереди, стрельцы.»

И встретились те и другие. И была сеча злая, и убили знаменосца нашего, и кисть со знамени оторвали. И смешались те и другие, сражаясь. Владислав же замыслил знамя взять Михалково и наткнуть на него шлем. И, собравшись, наткнули на него, знаменосца половецкого убили. И Михалка князя ударили ратники двумя копьями в бедро, а третьим копьем в руку. Но Бог отца его молитвою избавил его от смерти, как и прежде в луке моря. И так как бились крепко, то, видя это, половцы побежали, и наши за ними погнались, кого рубя, кого беря в плен. И взяли их руками полторы тысячи, а прочих перебили. А князь их Тоглий убежал.

И была помощь креста честного и святой Матери Божией Десятинной Богородицы, которой волость они заняли. Ведь если Бог не даст в обиду человека простого, когда начнут его обижать, а Своей Матери дом? И пришел Михалко с переяславцами и с берендеями к Киеву, победив половцев. Христиане же, избавленные от этого рабства, пленники, возвратились назад восвояси, а прочие все христиане прославили Бога и святую Богородицу, скорую помощницу роду христианскому.

Осада Великого Новгорода владимирскими войсками под водительством Мстислава Андреевича.
Осада Великого Новгорода владимирскими войсками под водительством Мстислава Андреевича.

Той же зимой князь Андрей послал сына своего Мстислава со всей дружиной на Великий Новгород, а Роман, Смоленский князь, с братом Мстиславом и Рязанский князь сына послал, и Муромский тоже сына послал. И, придя в землю их, много зла они сотворили, села все взяли и пожгли, и людей по селам порубили, а жен и детей, имение и скот взяли. Пришли же к городу. Новгородцы же заперлись в городе с князем Романом и бились крепко с города, и многих перебили из наших. И, не смогши ничего сделать городу их, возвратились они назад и едва дома свои обрели пешие вновь, а другие люди умерли с голода. Не было ведь никогда столь тяжелого пути у людей этих. Некоторые же из них и конину ели в Великий пост.

Было же это за наши грехи. Слышали ведь мы о три года назад бывшем знамении в Новгороде, которое все люди видели. Ибо в трех церквях новгородских плакала на трех иконах святая Богородица. Провидела ведь Матерь Божия пагубу, которая будет над Новгородом и над его областью. Молила Сына своего со слезами, дабы их совсем не искоренил, как прежде Содом и Гомору, но как ниневитян, помиловал. Как оно и было. Очевидно ведь, что Бог и Матерь Божия избавили их милостью своею, потому что они христиане. Наказывая, накажи меня, сказал, Господи, а смерти не предай меня, говорил Давид. Так и этих людей новгородских наказал Бог и смирил их крайне за преступление крестное и за гордость их. Навел на них, и милостью Своею избавил город их. Не говорим, что правы суть новгородцы, ибо издавна освобождены новгородцы прадедами князей наших. Но если бы так было, то велели ли им прежние князья крест преступать, или внуков, или правнуков срамить? А крест честной целовали, чтобы внуки и правнуки их то преступали? Так доколе Богу терпеть над ними? За грехи Он навел и наказал их по достоинству рукою благоверного князя Андрея.

В год 6678 (1170) преставился благородный князь Владимир Андреевич, и положили его у Святого Андрея в Киеве, в Янчине монастыре.

Той же осенью преставился Мстислав Изяславич, и положили его во Владимире, где преставился.

В год 6679 (1171) родился у Мстислава сын, у Андреевича, и нарекли его в крещении Василий.

Той же зимой пришли половцы на Киевскую сторону и взяли множество сел за Киевом с людьми, и скотом, и конями, пошли со множеством полона в половецкую землю. А Глеб, князь Киевский, в то время был болен, послал он брата своего Михалка с братом своим Всеволодом за половцами. Михалко же, послушлив будучи, пошел быстро за ними и догнал их за рекою Бом с берендеями и с торками с воеводой своим Владиславом. И нашли дорогу их, и поехали за ними, и встретили их, идущих с пленниками, бились с ними. И наши с Божьей помощью одних перебили, а других связали. И сказали им:

«Много ли ваших позади?»

И сказали:

«Много.»

И сказал Владислав:

«Держим колодников этих себе на смерть. Повели, князь, сечь.»

И посекли всех. Поехали по дороге и встретили их опять, и вступили с ними в битву. И помог Бог Михалку со Всеволодом на поганых, дедова и отцова молитва, и сбылось в воскресенье: сами поганых перебили, а других в плен взяли, а пленников своих отняли, 400 человек, и пустили их восвояси, а сами возвратились в Киев, славя Бога и святую Богородицу и крест честной.

В год 6680 (1172) преставился благоверный князь Глеб Киевский Юрьевич, а княжил в Киеве 2 года, и положили его у Святого Спаса на Берестовом, где лежит отец его Юрий.

Той же зимой послал князь Андрей сына своего Мстислава на болгар, и Муромский князь сына своего, и Рязанский князь сына своего. Не понравился путь всем людям этим, потому что не подходящая погода зимой, чтобы воевать с болгарами. И, пойдя, не пошли. Был князь Мстислав на Городце, объединившись с братьями своими, с Муромским и с Рязанским, на устье Оки, и ждали они дружину 2 недели, и, не дождавшись, поехали с прежнею дружиною.

Захват полона в Волжской Болгарии дружиной Мстислава Андреевича посланной Андреем Юрьевичем Боголюбским.
Захват полона в Волжской Болгарии дружиной Мстислава Андреевича посланной Андреем Юрьевичем Боголюбским.

Борис Жидиславич воевода был в то время и порядок весь поддерживал, и въехали они в землю поганых без предупреждения, взяли сел 6, седьмое — город, мужчин иссекли, а женщин и детей взяли. Слышав же болгары, что с маленькой дружиной князь Мстислав пришел, идя опять с полоном, погнались быстро и поехали за ними в 6000, чуть-чуть не догнали их, за 20 верст. Князь Мстислав был на устье с малой дружиной, а всю дружину пустил от себя. И возвратил от него Бог поганых болгар, христиан покрыв рукою Своею. Услышав же наши это, прославили Бога, ибо заступила явно от поганых святая Богородица и христианская молитва. Поганые ведь возвратились назад, а христиане, хваля Бога, возвратились восвояси.
Безуспешная погоня волжских болгар за русскими дружинами; возвращение Мстислава Андреевича.
Безуспешная погоня волжских болгар за русскими дружинами; возвращение Мстислава Андреевича.

Той же зимой послал Андрей князь в Киев княжить Романа Ростиславича, и приняли его с честью киевляне, а сыну Ярополку дал он Смоленск.

В год 6681 (1173) преcтавился благоверный князь Мстислав Андреевич, месяца марта в 28 день, во вторник, и положили его у Святой Богородицы во Владимире, каковую церковь создал отец его князь Андрей.

В год 6682 (1174) выбежал Рюрик из Новгорода. Потом же новгородцы послали к Андрею князю, и дал им дитя свое Юрия, и приняли его с честью.

Новгородское посольство у Андрея Юрьевича Боголюбского; уход Юрия Андреевича с новгородцами на Новгородское княжение.
Новгородское посольство у Андрея Юрьевича Боголюбского; уход Юрия Андреевича с новгородцами на Новгородское княжение.

В том же году непокорившиеся Ростиславичи князю Андрею и в воле его не ходящие, особенно же Давид Ростиславич, Вышегородский князь, задумав с братьями своими, приехав ночью перед светом к Киеву, взял брата князя Андрея Всеволода и Ростиславича Ярополка и дружину их. В том же году, услышав князь Андрей, что взят брат его Давидом Ростиславичем и братьями его, послал сына своего Георгия с новгородцами, и с ростовцами, и с суздальцами, и со всею дружиною, и с воеводой Борисом Жидиславичем, и иных князей 20 с полками своими. В Вышгороде же Давид затворил брата своего Мстислава, а сам пошел за помощью в Галич. И не дали ему помощи. Придя же к Вышгороду с силою многою, стояли они около города 9 недель. И не успели ничего, возвратились назад.
Поход новгородских и суздальских полков под водительством Юрия Андреевича Новгородского на Вышгород; возвращение Юрия после безуспешной осады Вышгорода.
Поход новгородских и суздальских полков под водительством Юрия Андреевича Новгородского на Вышгород; возвращение Юрия после безуспешной осады Вышгорода.

В том же году преставился князь Святослав Юрьевич, месяца сентября в 11 день. Князь же этот был избранником Божиим от рождения и до совершеннолетия мужского.

Была у него болезнь тяжелая, каковой болезни просили для себя святые апостолы и святые отцы у Бога. Ибо кто постраждет болезнью той, как книги говорят, тело его мучится, а душа спасается. Так и тот воистину святой Свято слав, Божий угодник, избранный из всех князей. Не дал ведь ему Бог княжить на земле, но дал ему царство небесное. И по успенью его положено было его тело в церкви Святой Богородицы в Суздале.

В том же году преставился князь Юрий Муромский, месяца января в 19 день, и положили его в Христовой церкви в Муроме, которую он сам создал.

В год 6683 (1175), когда сидел Ярослав князь в Киеве, наехал на него внезапно Черниговский князь Святослав и въехал в Киев, дружину его захватил. А князь Ярослав убежал. А княгиню его взяли с меньшим сыном и всю дружину его. И сидев в Киеве 12 дней, возвратился он назад в Чернигов, взяв имение Ярославово бесчисленно. Ярослав же, услышав, что стоит Киев без князя, пограбленный Ростиславичами, приехал назад в Киев и во гневе замыслил тяготу киевлянам, сказав:

«Вы привели на меня Святослава! Думайте, чем выкупить княгиню и дитя!»

Они же не знали, что отвечать, и он распродал весь Киев: игуменов и попов, чернецов и черниц, латинян и затворенных, и гостей и всех киевлян. И много зла причинив Киеву, пошел к Чернигову. В это же время Черниговский князь не имел мира с Олегом Святославичем: воевал Олег Святославич Черниговскую область. Святослав же, помирившись с Ярославом, пошел на Олега и пожег землю его и, много зла сотворив, возвратился в Чернигов. В то же время прислал к князю Андрею Роман с братьями своими, прося Роману Ростиславичу Киев, чтобы княжить. Князь Андрей сказал:

«Подождите немного. Я послал к братьям своим в Русь. Какая мне весть будет от них, тогда вам дам ответ.»

Об убиении Андрея.

В том же году убит был великий князь Андрей, сын великого князя Георгия, внук Мономаха Владимира. Об убиении его после скажем. Этот благоверный и христолюбивый князь Андрей с молодости Христа возлюбил и всепречистую Его Мать. Смысл ведь очистив и ум его, палату прекрасную эту создал во Владимире и в Боголюбове, золотом и камнями драгоценными и жемчугом украсил ее, иконами бесценными и всякими произведениями искусства сделал ее дивной, в ней же чудотворная Матерь Божия, к которой все христиане со страхом прибегают и с верою, исцеления получают, и иные всякие святыни. И монастыри многие создал. На весь ведь церковный чин и на церковников открыл ему Бог очи сердечные. Не омрачил ведь он ума своего пьянством, кормителем был чернецам, и черницам, и убогим. И всякому чину как возлюбленный был он отец. Особенно же на милостыню был он очень охоч, ибо брашно свое и мед по улицам на возах посылал больным и по затворам. Ибо слышал Господа, говорящего: Если сделаете братии Моей меньшей, то Мне сделаете. И еще Давид говорит: Блажен муж, милующий и дающий весь день. С Господом ходящий не споткнется. Мужество же и ум в нем жили, правда же и истина с ним ходили, и иного благодеяния много в нем было. Вторым мудрым Соломоном был он. За то достойно от Бога победный венец воспринял ты, Андрей, мужеству тезоименитый. Братьям ведь богоумным последовал ты. Кровью омылся страдания ты. Ведь если не напасть, то не венец, и если не мука, ни дары. Всякий ведь держащийся добродетели не может без многих врагов быть. И о замышляемом врагами убийстве слышав прежде, до сего, духом божественным разгорелся и ни во что вменил. Этому в память убиения твоего удивились небесные ангелы, видя кровь твою, проливаемую за Христа. Рыдает же множество правоверных, видя отца сиротам и кормителя омраченным, звезду светоносную помрачаемую. Окаянные же твои убийцы огнем будут крещены конечным, который сжигает всякого греха купину, то есть деяние. Ты же, страстотерпче, молись ко всемогущему Богу дать мир миру.

Приход вооруженных заговорщиков к дворцу Андрея Юрьевича Боголюбекого и взлом дверей в спальню.
Приход вооруженных заговорщиков к дворцу Андрея Юрьевича Боголюбекого и взлом дверей в спальню.

Убиен же он был месяца июня в 26 день, на память святых апостолов Петра и Павла, в субботу на ночь. Начальник же убийц Петр, Кучков зять, Анбал, Ясин ключник, Иоаким Кучкович, а всех неверных убийц было числом 20, которые спали на окаянный свет того дня у Петра, у Кучкова зятя. Когда ведь наступила ночь субботняя, взяв оружие, как звери дикие, пришли они туда, где блаженный князь лежал в спальне, и силою проломали двери у сеней. Блаженный же вскочил и хотел взять меч, и не было тут меча, ибо его вынул Анбал в тот день, ключник его. То ведь меч был святого Бориса. Окаянные же всунулись в спальню все, секши его саблями и мечами, пошли прочь.
Нападение на Андрея Юрьевича Боголюбекого заговорщиков Кучковичей.
Нападение на Андрея Юрьевича Боголюбекого заговорщиков Кучковичей.

Он же второпях вскочил после их ухода, начал кричать и говорить в болезни сердца. Они же, голос услышав, вернулись к нему назад. Он же подбежал под сени. Найдя его, там и убили его. Петр же ему отрубил руку правую.
Отсечение левой руки (!) и убийство Андрея Юрьевича Боголюбского заговорщиками-боярами при активном участии злокозненной жены князя.
Отсечение левой руки (!) и убийство Андрея Юрьевича Боголюбского заговорщиками-боярами при активном участии злокозненной жены князя.

Убит же он был в субботу ночью, и на рассвете утром был мертв. В воскресенье, на память 12 апостолов, нашли его под сенями лежащим. Взяв его, на ковре клирошане боголюбские внесли его в церковь, пев над ним, вложили его в гроб каменный.
Отпевание и погребение убитого Андрея Юрьевича Боголюбского.
Отпевание и погребение убитого Андрея Юрьевича Боголюбского.

Горожане же боголюбские и дворяне разграбили дом князя, и мастера, которые пришли для дела, золото и серебро, и паволоки и именье, которому не было числа. И много зла сотворилось в волости его. Посадников его и тиунов его дома пограбили, а самих избили, отроков княжеских и мечников избили, а дома их пограбили, не ведая сказанного: где закон, там и обид много.
Избиение горожанами в Боголюбове посадников, тиунов и мечников Андрея Юрьевича.
Избиение горожанами в Боголюбове посадников, тиунов и мечников Андрея Юрьевича.

И еще Павел апостол говорит: Всякая душа властям да повинуется, ибо власти от Бога учинены. Естеством ведь земным подобен всякому человеку царь, властью же сана он как Бог. Вещал ведь великий Златоуст: Те, кто противятся власти, противятся закону Божию. Князь ведь не зря меч носит. Божий ведь слуга он. Но мы к прежнему возвратимся.

Феодул же, игумен Святой Богородицы Владимирской, с клирошанами поехали по князя в Боголюбово и, взяв тело его в 5 день, в четверг, привезя его во Владимир, с честью положили его у чудной и хвалы достойной у Святой Богородицы Златоверхой, которую он сам создал.

Раздел «Андрей Боголюбский»

Оцени статью - помоги проекту:
(Пока оценок нет)
Загрузка...

Опубликовано: 28.12.2020
Изменено: 28.12.2020

Чесноков Константин Иванович
Биограф, историк, публицист
Добрый день! Интересуюсь историей ещё со школы и убеждён, что изучение биографий выдающихся личностей не только обогащает знаниями, но и помогает лучше прочувствовать дух разных эпох.

Помните совет Ломоносова: "Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего"
P.S. Найти наши статьи в Google и Яндекс легко - просто набери в конце запроса "информарус", например:
"внешняя политика княгини Ольги информарус"