Миссия Информарус

ВНИМАНИЕ! В данном отрывке приводится описание событий на Руси во время активной политической жизни Всеволода III Большое Гнездо и других князей, сокращены только вставки летописца с рассуждениями о вере и боге.

В год 6683 (1175) Узнав же о смерти князя, ростовцы, и суздальцы, и переяславцы, и вся дружина от мала до велика съехались к Владимиру и сказали:

«Это уже так произошло, князь наш убит, а детей у него нет, сынок его в Новгороде, а братья его в Руси. За кем мы пошлем из своих князей? Нам князья Муромские и Рязанские близкие соседи. Боимся обмана их: как бы не пошли внезапно ратью на нас, когда князя нет у нас. Пошлем к Глебу, говоря: Князя нашего Бог взял, а хотим Ростиславичей Мстислава и Ярополка, твоих шуринов.»

А крестное целование забыв, целовав крест к Юрию князю на меньших детях, на Михалке и на брате его, и, преступив крестное целование, посадили Андрея, а меньших выгнали. Ни здесь Андрея не вспомнили, но слушали Дедилца и Бориса, рязанского посла, и, утвердившись святой Богородицей, послали к Глебу:

«Тебе свои шурины и наши князья, в этом утвердившись между собою, послали мы к тебе послов своих, да приставишь к ним своих послов, да идут по князей наших в Русь.»

Глеб же, слышав, рад был, что на него честь возлагают, а шуринов его хотят. И, утвердившись крестным целованием и святой Богородицей, послали по них, говоря:

Отец ваш добр был, когда княжил у нас. А поезжайте к нам княжить. А иных не хотим.»

И, приехав, послы поведали речь дружины, и был тут Михалко Юрьевич с ними у Святослава князя в Чернигове. И сказали Мстислав и Ярополк:

«Помоги Бог дружине, что не забывают любви лихо. Любо добро всем нам. Приедем все 4: Юрьевича 2 и Ростиславича 2, и Ярополк Ростиславич.»

Утвердившись между собою, дав старейшинство Михалку и целовав крест у епископа Черниговского из руки, приехали в Москву. И, услышав, ростовцы негодовали, сказали Ярополку:

«Ты поезжай сюда.»

А Михалку сказали:

«Подожди немного в Москве.»

Ярополк же поехал втайне от брата к дружине в Переяславль. Михалко же, увидев, что брат уехал, поехал во Владимир. А дружина вся, увидев князя Ярополка, целовала крест и, утвердившись крестным целованием с ним, поехала к Владимиру на Михалка. Михалко же затворился в городе, при отсутствии владимирцев во Владимире, ибо они поехали по повелению ростовцев против князей с полутора тысячами, и те так целовали крест. Приехали же со всею силою Ростовской земли на Михалка к Владимиру и много зла сотворили: муромцев и рязанцев привели и пожгли около города. Владимирцы же бились с города 7 недель. И святая Богородица избавила город свой. Владимирцы же, не терпя голода, сказали Михалку:

«Мирись, а не то, князь, подумай о себе.»

Он же, отвечая, сказал:

«Вы правы, что не хотите из-за меня погибнуть.»

Поехал в Русь, и проводили его владимирцы, с плачем. И потом владимирцы договорившись с Ростиславичами на крестном целовании, что не причинить им в городе никакого зла, вышли с крестами навстречу Мстиславу и Ярополку из города. И когда те вошли в город, утешили владимирцев, разделив волость Ростовскую, сели княжить. А Ярополка посадили владимирцы с радостью в городе на столе, в Святой Богородице весь обряд совершив. Не против же Ростиславичей бились владимирцы, но не хотя покориться ростовцам, потому что они говорили:

«Пожжем его, вновь ли посадника в нем посадим? Они наши холопы каменщики.»

Потом же ростовцы посадили у себя Мстислава в Ростове на столе дедовском и отцовском с радостью великою. Той же зимой оженился Ярополк Ростиславич, князь Владимирский, послав в Смоленск, взял за себя княгиню Всеславову, дочь князя Витебского, и венчался с ней во Владимире у Святой Богородицы, месяца января в 3 день, мясопустной недели во вторник. В том же году смоленцы выгнали от себя Ярополка Романовича, а Ростислава Мстиславича ввели в Смоленск княжить.

В год 6684 (1176), сидя Ростиславичи в княженье земли Ростовской, раздавали по городам посадничество русским дельцам, они же многую тяготу людям этим причинили продажами и пенями. А сами князья молоды были, слушали бояр, а бояре учили их приобретению многого имения. И Святой Богородицы Владимирской золото и серебро взяли в первый день, ключи палатные церковные отняли и города ее и дани, что дал церкви тот блаженный князь Андрей. И начали владимирцы говорить:

«Мы вольные люди, князя приняли к себе и крест целовали на всем, а они не как свою волю творят, словно не собираясь сидеть у нас, грабят не только волость всю, но и церкви. Подумайте, братья.»

И посылали к ростовцам и к суздальцам, являя им свою обиду. Они же, на словах будучи за них, на деле далеко были. А бояре князей тех держали крепко. Владимирцы же, решившись, послали в Чернигов по Михалка, говоря:

«Ты старший в братьях своих. Иди во Владимир. Если что замыслят на нас ростовцы и суздальцы относительно тебя, то как нам с ними быть Бог даст и святая Богородица.»

И это было новое чудо святой Богородицы. Ибо когда пришел Михалко с братом Всеволодом и с Владимиром Свято славичем, идущим к Москве, владимирцы выехали навстречу. Слышали же об этом Мстислав и Ярополк и задумали с дружиной своей: повелели Ярополку идти навстречу с полком своим, встретив его, биться с ним, не пуская его сюда к Владимиру. И Божьим промыслом разминулись они в лесах. Михалко из Москвы поехал к Владимиру, а Ярополк иным путем заехал за Москву. Пришла же весть к Мстиславу от Ярополка:

«Михалко немощен, несут его на носилках, а с ним дружины мало, а я за ним иду, захватывая зад дружины его. А пойди, брат, быстро против него, да не войдет во Владимир.»

Эта весть пришла к нему в субботу, и объявил ее дружине. Наутро поехал из Суздаля быстро, словно на зайцев, а дружина поспевала за ним. Михалко же не доехал до Владимира за 5 верст, как встретил его Мстислав со своею дружиной внезапно, и выступил его полк из загорья, все в бронях, словно все во льду, и подняли стяг. Михалко торопился и готовил полки свои, и пошли Мстиславичи, крича, словно пожрать хотя. Стрельцы стреляли друг в друга обоих полков, и, не доехав, Мстиславичи бросили стяг и побежали, гонимые гневом Божиим и святой Богородицы, а знаменья не было на обоих, промыслом Божиим. И потому многие убежали, так что не познать ратных было тут. И помог Бог Михалку и отца и деда его молитва и прадеда его и целование крестное. Поскольку целовали крест и уничижили его, Бог опять помогал ему и показал правым перед всеми людьми. Михалко же победил полк в день воскресный и поехал во Владимир с честью и славою великою дружине его и владимирцам, ведущим перед ним колодников, благодаря Богу, научившему князей целования креста честного не преступать и старшего брата чтить, а злых людей не слушать, которые не хотят, чтобы между братьев было добро. Вышли же с крестами навстречу Михалку и брату его Всеволоду игумены и попы и все люди. И въехал он в город к Святой Богородице июня месяца в 15, в день воскресный. Мстислав же бежал в Новгород, а Ярополк в Рязань. А Ростиславову, мать их, со снохами приняли владимирцы. Михалко же, приехав во Владимир, дал города Святой Богородице, которые отнял Ярополк. И была радость великая во Владимире городе, при виде у себя великого князя всей Ростовской земли. Мы же да подивимся чудному и великому и преславному делу Матери Божией, — как заступила она город свой от великих бед, и горожан своих укрепляет. Не вложил ведь им Бог страха, и не убоялись, князей двух имея во власти этой, и бояр их запрещения ни во что положили.

В течение 7 недель без князя будучи во Владимире городе, возложили всю свою надежду и упование только на святую Богородицу и на свою правду. Новгородцы ведь изначально, и смоленцы, и киевляне, и все власти, как домой на веча сходятся. И что старейшие надумают, на том же пригороды станут. А здесь город старый Ростов, и Суздаль, и все бояре, желая свою правду поставить, не хотели сотворить правды Божьей, но: Как нам любо, так сотворим: Владимир это пригород наш, — противясь Богу, и святой Богородице, и правде Божией, слушая злых людей развратников, не хотящих нам добра из зависти ко городу этому и живущим в нем. Поставил ведь прежде город этот великий Владимир, а потом князь Андрей.

\\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

Потом же прислали к Михалку князю суздальцы, говоря:

«Мы, князь, на войне той с Мстиславом не были, но были с ним бояре, а на них зла в сердце не держи, по приезжай к нам.»

Михалко же поехал в Суздаль, а из Суздаля в Ростов, и установил людям весь порядок, утвердившись крестным целованием с ними и честь получив от них и дары многие от ростовцев. И посадил брата своего Всеволода в Переяславле, а сам возвратился во Владимир. В том же году пошел Михалко на Глеба к Рязани. И, когда он был на Мерской, встретили его послы Глеба, говоря:

«Глеб кланяется: Я во всем виноват. А ныне верну все, что взял у шуринов своих, у Мстислава и у Ярополка, и до золотника. И святую Богородицу взял во Владимирской церкви, и что из книг.»

И то все вернул. Михалко же помирился с ним и поехал назад во Владимир.

В год 6685 (1177) преставился благоверный и христолюбивый князь Михалко, сын Юрьев, внук Мономаха Владимира, в субботу при заходе солнца, июня месяца в 20 день, на память святого отца Мефодия. И положили его у Святой Богородицы Златоверхой во Владимире, которую создал брат его Андрей. Владимирцы же, помянув Бога и крестное целование к великому князю Юрию, выйдя перед Золотыми воротами, целовали крест ко Всеволоду князю, брату Михалкову, и детям его, посадили его на отцовском и дедовском столе во Владимире. В тот же год привели ростовцы и бояре Мстислава Ростиславича из Новгорода, сказав:

«Пойди, князь, к нам. Михалка Бог взял на Волге в Городце, а мы хотим тебя, а иного не хотим.»

На живого князя Михалка повели они его. Он же приехал в Ростов, собрал ростовцев и бояр, слуг и пасынков княжеских и всю дружину, поехал ко Владимиру. Всеволод же поехал навстречу ему с владимирцами и с дружиной своей и что бояр осталось у него, а по переяславцев послал Мстиславича Ярослава, племянника своего. И когда Всеволод был за Суздалем, увидели они чудную Матерь Божию Владимирскую и весь город до самого основания, словно на воздухе стоящим. Явили Бог и святая Богородица новое чудо. Князь смотрел и весь полк, и все, глядя на такое чудо, говорили:

«Князь, ты прав, поезжай против него.»

Князь же Всеволод, добросердечен будучи, не хотя кровь проливать, послал к Мстиславу, говоря:

«Брат, раз тебя привела старшая дружина, поезжай в Ростов, и оттуда мир заключим. Тебя ростовцы привели и бояре, а меня с братом Бог привел и владимирцы. А Суздаль пусть будет нам; однако, кого захотят, тот им будет князь.»

Он же, послушав речи ростовской и боярской, горделив будучи и крестное целование забыв, ибо говорили ведь ему:

«Хоть ты мир дашь ему, но мы ему не дадим.»

Помыслил он высокоумием своим, не зная, что Бог дает власть кому хочет, ибо поставляет царя и князя Вышний. Если какая земля управится перед Богом, поставляет ей князя праведного, любящего суд и правду. Ведь если князья правдивыми бывают, то много прощается согрешений земле той, потому что он глава земли. Мстислав же не послушал речи Всеволода, дяди своего, хотящего ему добра, послушал Добрыню Долгого, Матвея Шибутовича и иных злых людей.

Князь же Всеволод, приехав к Юрьеву, встретился с переяславцами, пересказал им речь Мстислава. Они же сказали ему:

«Ты ему добра хотел, а он голову твою ловит. Поезжай, князь, к нему, через нас переступив, дав ему детей наших и жен. Брат твой Михалко как умер еще девятого дня нет, а он хочет кровь проливать.»

Князь же Всеволод, надеясь на Бога и на святую Богородицу, которую видел у Суздаля, переехав реку Козу в субботу рано, поехал навстречу ему, полки построив. Мстислав же стоял, успев, у Липиц. Когда стрельцы стреляли между полками, пошли навстречу друг другу на рысях те и другие и покрыли поле Юрьевское. И Бог помог Всеволоду Юрьевичу месяца июня в 27 день, на память святого Самсона Странноприимца. И побежал Мстислав и дружина его. Добрыню Долгого тут убили, и Иванка Степанковича, и иных. А ростовцев и бояр всех повязали. А у Всеволодова полка не было потерь, Богу благодаря и кресту честному. А села боярские взяли, и коней, и скот. Мстислав же бежал в Ростов, а из Ростова в Новгород. Князь же Всеволод, победив противника, возвратился во Владимир с честью великой, а владимирцы и дружина повели колодников и скот, погнали и коней, славя Бога и святую Богородицу и крестную силу, которую преступили ростовцы и бояре. Да доколе Богу терпеть нас? За грехи навел Он на них и наказал по заслугам рукою благоверного князя Всеволода, сына Юрьева.

Мстиславу же, прибежавшему в Новгород, сказали ему новгородцы:

«Ударил ты пяткой по Новгороду и пошел на дядю своего, на Михалка, подбитый ростовцами. Да уже Михалка Бог взял, а с братом его Всеволодом Бог рассудил тебя. Зачем к нам идешь?»

И не приняли его. Он же ехал из Новгорода в Рязань и подговорил Глеба, Рязанского князя, зятя своего. Глеб же той осенью приехал на Москву и пожег город весь и села. Князь же Всеволод поехал на него, и когда был он за Переяславлем под Шерньским лесом, тогда приехали к нему новгородцы, милонежская чадь, и сказали ему:

«Князь, не ходи без новгородских сынов. Пойди на него вместе с нами.»

Князь же Всеволод, послушав новгородцев, возложив упование на Бога и на святую Богородицу, возвратился к Владимиру, а Глеб, пожегши Москву, пошел в Рязань. В том же году на зиму пошел князь Всеволод на Глеба к Рязани с ростовцами и с суздальцами и со всею дружиною. И прислал к нему Святослав Всеволодович сына своего в помощь Олега и Владимира. Пришел к нему и Глебович Владимир, племянник его, из Переяславля. И когда были они у Коломны, пришла весть, что Глеб шел к Владимиру иным путем и воюет около Владимира и с половцами с погаными. Много ведь зла сотворил он церкви Боголюбской, которую украсил Андрей, князь добрый, иконами и всяким украшением, золотом и серебром, и камнями дорогими. И ту церковь повелел, выбив двери, разграбить с погаными, и села пожег боярские, а жен и детей и имущество отдал поганым на разграбление, и много церквей запалил огнем. Да никто не удивляется этому: где множество греха, там можно видеть всякое. Этого ради гнев простерся: одни ведутся пленными, другие посекаемы, и до маленьких детей, иные для мести отдаются поганым, другие трепещут, видя убиваемых. И так Глеб князь разгневал Бога и святую Богородицу.

Но на прежнее возвратимся. Князь же Всеволод возвратился от Коломны, пришел назад в землю свою и нашел Глеба стоящим на Колахше на реке с половцами и с пленниками. И не сошлись они биться более месяца, ибо было невозможно перейти реку по твердому. Князь же Всеволод, приведя в готовность полки на Масляной неделе, пустил возы на ту сторону реки, где Глеб стоял. Глеб же направил полк с Мстиславом с Ростиславичем на возы. Князь же Всеволод послал племянника своего Владимира с переяславцами и несколько из дружины с ним туда, где возы стояли, против Мстислава. А Глеб и Роман, сын его, и Игорь и Ярополк, перейдя Колахшу, пошли к Всеволоду на Прускову гору и, не дойдя на один выстрел до Всеволодова полка, тут вдруг побежали. Впереди Мстислав на этой стороне реки, а Глеб, постояв немного, увидев Мстислава бежавшим, побежал, гонимый Божьим гневом. Всеволод же князь погнался вслед за ними со всею дружиною, кого посекая, кого связывая. И тут самого Глеба взяли руками, и сына его Романа, и шурина его Мстислава Ростиславича, и дружину его всю захватили, и советников его связали всех, и Бориса Жидиславича, и Ольстина, и Дедильца, и иных множество. А поганых половцев перебили оружием.

\\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

Помог Бог и святая Богородица Всеволоду князю в понедельник Федоровой недели. И возвратился он с победой в город Владимир. И когда привели в город Владимир князя Глеба с сыном его Романом и с шурином Ярополком, и дружину его всю плененную, и всех вельмож их, была радость великая во Владимире. И на третий день был мятеж великий в городе Владимире: восстали бояре и купцы, говоря:

«Князь, мы тебе добра хотим и за тебя головы свои складываем, а ты держишь врагов своих просто. А это враги твои и наши, суздальцы и ростовцы. Либо их казни, либо ослепи, или дай нам.»

Князь же Всеволод, благоверный и боголюбивый, не хотел этого сделать, повелел посадить их в темницу ради людей, дабы утих мятеж. А по Ярополка послал, говоря рязанцам:

«Вы держите нашего врага. Вот иду к вам.»

Рязанцы же, подумав, сказали:

«Князь наш и братья наши погибли за чужого князя.»

Поехав в Воронеж, взяли его сами и привели его во Владимир и посадили его там же.

Через несколько дней восстали опять люди все и бояре, и пришли на княжеский двор многое множество с оружием, говоря:

«Зачем их держать? Хотим ослепить их!»

Князь же Всеволод печален был, не в силах удержать людей множества их ради клича…

В год 6686 (1178) новгородцы целовали ко Всеволоду Юрьевичу крест и не управились. Он же пошел к Торжку в волость их и не хотел брать города. Было ведь, что обещали дань дать ему новоторжцы и не управились. Дружина же Всеволодова начала князю жаловаться: Мы не целовать их приехали. Они, князь, Богу лгут и тебе. И, это сказав, ударили на конях и взяли город, мужей повязали, а жен и детей отдали на щит, и имущество взяли, а город пожгли весь за новгородскую неправду, что днем целуют крест честной и преступают.

\\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

Князь же Всеволод взял Торжок месяца декабря в 8 день, на память святого Потапия. Полон отпустил во Владимир, а сам, отобрав дружины несколько, поехал к Ламскому Волоку и пустил на штурм. И, погнавшись, дружина взяла князя Мстиславича Ярослава, племянника его, а город пожгла, а люди из него выбежали, а жита пожгли всё. Князь же Всеволод возвратился во Владимир.

В год 6687 (1179) преставился в Новгороде на праздничной неделе князь Мстислав Ростиславич, внук Юрьев, положен был в Святой Софии.

В год 6688 (1180) преставился князь Мстислав, сын Ростиславов, внук Мстиславов, в субботу 8-ю и положен был в Святой Софии, которую создал Владимир Ярославич. В том же году прислали Глебовичи Всеволод и Владимир ко Всеволоду Юрьевичу, говоря:

«Ты господин, ты отец. Брат наш старший Роман отнимает волости у нас, слушая тестя своего Святослава. А к тебе крест целовал и преступил.»

Князь же Всеволод пошел к Рязани, и когда был он у Коломны, встретили его те братья княжичи с поклоном. Князь же Всеволод принял их с любовью, и пошли они от Коломны. Тут, в Коломне, Святославича Глеба взял князь Всеволод и послал его во Владимир. Сторожа же Романовы перебродили через Оку и встретились с нашими сторожами. И Бог помог нашим сторожам. Они же побежали, а наши погнались за ними и прижали их к реке Оке, иных перебили, других взяли в плен, а иные утонули. Роман же, то слышав, побежал в поле мимо Рязани, а братий своих, Игоря и Святослава, запер в Рязани. Князь же Всеволод пошел к Рязани, взял город Борисов и Глебов, придя же к Рязани, мир заключил с Романом и с Игорем на всей воле Всеволодовой. Целовали крест, и, порядок установив во всей братии, раздав им волости их каждому по старшинству, возвратился во Владимир.

В год 6689 (1181) пришел князь Всеволодович Святослав с ногородцами, и с половцами с погаными и с черниговцами на Всеволода Юрьевича. Всеволод же пошел против него и встретил его на Влене на реке, и стояли они друг против друга две недели. Дружина же Всеволодова хотела решительно ехать на Святослава. Всеволод, добросердечен будучи, не хотел крови пролития, не ехал на него. Он же, простояв 2 недели, убоялся разлива воды, пожегши город Дмитров, возвратился назад в Русь, а князь Всеволод во Владимир.

В год 6690 (1182) новгородцы привели к себе Владимира Святославича, а Ярополку дали Торжок. Он же, сидя в Торжке, начал воевать по Волге против людей Всеволодовых. Князь же Всеволод быстро ехал к Торжку и, приехав, стоял около города месяц, и люди изнемогли в городе от голода, и конину ели, и сдались. И взяли город, а князя Ярополка взяли, и возвратился он с победой во Владимир, а новгородцев, приведя во Владимир, пустил их назад в Торжок.

В год 6691 (1183) преставилась благоверная княгиня Ольга, нареченная в чернечестве Ефросинья, месяца июля в 4 день. И положена была в Святой Богородице во Владимире.

В год 6692 (1184) пошел князь Всеволод с Изяславом Глебовичем, племянником своим, и с Владимиром Святославичем, и с Мстиславом Давидовичем, и с Глебовичами Рязанскими с Романом и с Игорем, и со Всеволодом, и с Владимиром, и с Муромским Владимиром, пришел в землю Болгарскую и, высадившись на берег, пошел к Великому городу и стал у Тухчина городка, и, простояв тут 2 дня, пошел на третий день к Великому городу, со сторожами, впереди ездящими. Оттуда же Белозерский полк отрядил к ладьям, а воеводство дал Фоме Лазковичу. Когда пошел князь в поле, увидели наши сторожа полк в поле и подумали, что это болгарский полк. И приехали 5 мужей из полка того, и ударили челом перед князем Всеволодом, и сказали ему речь:

«Кланяются, князь, половцы Емяковы: Мы пришли с князем болгарским воевать против болгар.»

Князь же Всеволод, подумав с братьями своими и с дружиной, приводил их к присяге половецкой, взял их, пошел к Великому городу. И пришел князь к городу, и, перейдя Черемисан в 1 день, поставил полки, а сам начал думать с дружиной. Изяслав же Глебович, внук Юрьев, подоспев с дружиной, взял копье, двинулся к заплоту, где пешие вышли из города, твердь учинив заплотом. Он же, ворвавшись за заплот к воротам городским, сломал копье, и тут ударили его стрелой сквозь броню под сердце. И принесли его еле живого в тыл.

Болгары же из города и из Собекуля и из Челмата пошли в ладьях, а из Торчского на конях на ладьи наши, и, когда приехали они на ладье, наши, Божьей помощью укрепляемые, пошли против них. Они же, увидев, побежали, а наши погнались, рубя поганых бохмитов. И прибежав к Волге, прыгнули те в суда, и тут вдруг опрокинулись суда, и так утонуло более тысячи их, Божьим гневом гонимые и святою Богородицею и Всеволода князя молитвою. Князь же Всеволод, простояв около города 3 дня, видев брата изнемогающего, и болгары высылали к нему с просьбой о мире, пошел назад к пристани. И тут на пристани Бог взял Изяслава. И вложили его в ладью.

Князь же Всеволод возвратился во Владимир, а коней пустил на мордву, а Изяслава, привезя, положили его у Святой Богородицы во Владимире.

В год 6693 (1185) князь Всеволод послал в Киев к Святославу, к Всеволодовичу, и к митрополиту Никифору, прося епископа, хотя поставить Луку смиренного духом, кроткого игумена Святого Спаса на Берестовом. Митрополит же Никифор не хотел поставить его, потому что за мзду поставил Николу Гречина, вопреки воле князя Всеволода, скорее же Божьей. Недостойно ведь наскакивать на святительский чин за мзду, но — кого Бог позовет и святая Богородица, князь захочет и люди. Так и этого игумена Луку Бог изволил и святая Богородица и князь Всеволод за его кротость и смирение.

Митрополит же Никифор повелел Николе Гречину отписаться от земли Русской и поставил этого Луку епископом Ростову, и Владимиру, и Суздалю, и всей земле Ростовской. Поставлен же был месяца марта в 11 день, на память святого Софрония, архиепископа Иерусалимского. Был же он муж молчаливый, милостивый к убогим и вдовицам, ласковый же ко всем, богатому и убогому, смирен же и кроток речью и делом, утешая печальных, поистине добрый пастух, что пасет словесных овец нелицемерно с кротостью и с рассмотрением, блюдя их и бдя ради них и днем и ночью, и следуя обычаю святых и переходя от дела дело лучшее и обычные мольбы Богу воздавая в воню благоухания, принося кадило молитвенное, фимиам благовонный, победив мирскую похоть и миродержца князя века сего, противника, поправ дьявола и его козни, победителем явился вражеских его стрел и гордым помыслам став вопреки, укрепившись оружием крестным, поношение Христово на себе нося. Не имеешь ведь города здесь, но будущего ожидаешь верою непобедимою и Божьей помощью. Молись за порученное тебе стадо, за людей христианских, за князя и за землю Ростовскую, что, глядя на воздержание твое, прославляют Бога ныне и присно и в бесконечные веки.

В том же году был пожар великий во Владимире городе, месяца апреля в 18 день, на память святого Симеона, родственника Господня, в среду. Погорел ведь едва не весь город и церквей числом 30 и 2. И соборная церковь Святой Богородицы Златоверхая, которую украсил благоверный князь Андрей, и та загорелась сверху, и что было в ней украшений, паникадил серебряных, сосудов золотых и серебряных, и одежд, золотом шитых и жемчугом, и чудных икон, золотом окованных и камнями дорогими и жемчугом великим, которым нет числа, от того, что Бог попустил грехов ради наших и ум от людей отнял, вынесли из церкви на двор всё, а из терема иконы, и книги, и паволоки церковные, которые вешали на праздник, и до сосудов, коим нет числа, — всё огонь взял без исключения, — как в древности кивот Божий пленен был иноплеменниками.

\\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

В том же году Бог вложил в сердце князьям русским, ибо ходили князья русские все на половцев, Святослав Всеволодович, Святославич Глеб, Юрьевич Глеб Туровский, Романович Мстислав, Давидович Изяслав, Всеволод Мстиславич и галицкая помощь, и владимирская, и луцкая. И пошли к ним вместе все и, перейдя Угол реку, 5 дней искали их. Владимир же Глебович, внук Юрьев, ездил впереди в сторожах с переяславцами, и берендеев было с ним 20000 и 100. Половцы же, услышав, что Русь пришла на них, рады были, надеясь на силу, сказали: Это Бог отдал князей русских и полки их в руки наши. Устремились они на бой, не зная того, что говорится, что нет мужества и нет мысли против Бога. Пошли против Владимира, крича, будто проглотить собираясь. Владимир же, с Божьей помощью и святой Богородицы и деда своего святого молитвой укрепляем и отца своего, пошел против них. Отпросился он у Святослава, сказав:

«Моя волость пуста от половцев, пусти меня, отец Святослав, вперед со сторожами.»

Князья же русские не поспели за Владимиром. Половцы же, увидев полк Владимира, твердо идущий на них, побежали, гонимые гневом Божиим и святой Богородицы. Наши же погнались, рубя их. 7 тысяч руками взяли их. Князей одних было половецких 400 и 17. Кобяка руками взяли, Осолука, Барака, Тарга, Даниила, Башкорта, Тарсуна, Изу, Глеба Тирьевича, Ексна, Алака и Толгыя Давидовича с сыном, Тетия с сыном, Кобякова тестя Турундая. И помог Бог и святая Богородица Владимиру месяца июня в 31 день, в понедельник, на память святого Евдокима Нового. Сотворил Господь спасение великое нашим князьям и воинам их над врагами нашими. Побеждены были иноплеменники и куманы, то есть половцы.

И сказал Владимир:

«Этот день, который сотворил Господь, возрадуемся и возвеселимся в него, ибо Господь избавил нас от врагов наших и покорил врагов наших под ноги наши и сокрушил головы змиевы.»

И была радость великая. Дружина обогатилась полоном, и колодников повели, и оружие добыли и коней, и возвратились домой, славя Бога и святую Богородицу, скорую помощницу роду христианскому.

В год 6694 (1186) месяца мая в 1 день, на память святого пророка Иеремии, в среду во время вечерни, было знамение в солнце. И темно было очень, так что и звезды были видны людям, в глазах словно зелено было, и в солнце образовался словно месяц. Из рогов его как уголь жаркий исходил. Страшно было видеть людям знаменье Божье.

В том же году того же месяца мая в 18 день, на память святого мученика Потапия, в субботу, родился сын у великого князя Всеволода, и нарекли имя ему в святом крещении Константин. В том же году задумали Олеговы внуки пойти на половцев, ибо не ходили в том году со всеми князьями, но сами пошли особо, говоря:

«А мы что не князья ли? Такой же себе похвалы добудем.»

И собрались у Переяславля Игорь с двумя сыновьями из Новгорода Северского, из Трубежа Всеволод, брат его Ольгович Святослав из Рыльска и черниговская помощь, и вошли в землю их. Половцы же, услышав, пошли, говоря:

«Братья наши перебиты и отцы наши, а другие взяты в плен. А вот ныне на нас идут.»

Послали они по всей земле своей, а сами пошли к ним, и ждали дружины своей. А они к ним идут, к вежам их. А дружины не дождавшись, сошлись сражаться. И побеждены были половцы, и били их до веж, множество полона взяли, жен и детей, и стояли в вежах 3 дня, веселясь и говоря:

«Братья наши ходили со Святославом, великим князем, и бились с ними, глядя на Переяславль. А они сами к нам пришли, а в землю их не смели за ними идти, а мы в земле их, и самих их перебили, и жены их взяты в плен, и дети у нас. А ныне пойдем на них за Дон и до конца перебьем их. Если будет у нас там победа, пойдем за ними и до луки моря, где не ходили даже деды наши. А возьмем до конца свою славу и честь.»

А не знали Божьего промысла. А остаток битых тех бежал к дружине своей, которой прежде весть послали, и сказали им о своей погибели. Они же, услушав, пошли к ним, а по других послали. И встретились с ними стрельцы и бились 3 дня стрельцы, а копий с себя не снимали, а дружины ожидая, а к воде не давая им идти. И подошла к ним дружина вся, многое множество. Наши же, увидев их, ужаснулись и от величания своего отпали, не зная того, что говорит пророк: Нет у человека ни мудрости, ни мужества, ни мысли против Господа. Изнемогали ведь они от безводия, и кони, и сами в зное и в туге, и продвинулись немного к воде. В течение 3 дней ведь не пускали их к воде. Видя это, ратные устремились на них и прижали их к воде, и бились с ними сильно, и была сеча злая очень. Другие коней пустили к ним, спешившись, и кони ведь под ними изнемогли. И побеждены были наши гневом Божьим. Князья все схвачены были, а бояре и вельможи и вся дружина перебиты, а другие в плен взяты, и те раненные. И возвратились с победой великой половцы, а о наших не было кому и весть принести за наше согрешение.

Где ведь была у нас радость, ныне же воздыхание и плач распространились. Исайя ведь пророк говорит: Господи, в печали помянул я Тебя. И прочее. И пошел своим путем гость, они же сказали, говоря: Приходите за своей братией. Или мы идем по своей братии к вам.

Князья же все, услышав о такой погибели в братьях своих и до бояр, возопили все. И были плач и стенание. У одних ведь братья перебиты и в плен взяты, а у других отцы и близкие. А князь Святослав послал за сыновьями своими и за всеми князьями, и собрались к нему к Киеву, и выступили к Каневу. Половцы же, услышав, что вся Русская земля идет, бежали за Дон. Святослав же, услышав, что они бежали, возвратился к Киеву со всеми князьями, и разошлись они в земли свои. Половцы же, услышав, что они отошли, примчались тайно к Переяславлю и взяли все города по Суле, и у Переяславля бились весь день. Владимир же Глебович увидел, что острог может быть взят, выехал из города к ним с маленькой дружиной и помчался к ним, и бился с ними крепко. И обступили они князя зло. И видя горожане, что изнемогают свои, выскочили из города и бились, едва отняли князя, раненного тремя копьями. А дружины много было перебито. И вбежали в город и затворились. А они возвратились со многим полоном в свои вежи. И спустя немного дней убежал Игорь князь от половцев.

\\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

В том же году послал великий князь Всеволод Юрьевич на болгар воевод своих с городчанами, и взяли они много, и возвратились с полоном.

В этом же году выгнали новгородцы Ярослава Владимировича, а Давидовича Мстислава взяли к себе княжить в Новгороде. Таков ведь был их обычай.

В том же году внушил дьявол вражду, искони ненавидящий добро для рода человеческого и борющийся с хотящими спастись. Как в прежние дни Каина на Авеля, брата своего, а потом Святополка на Бориса и Глеба власти ради, чтоб одному власть получить, а братий перебить, так и этих подострил, Романа, Игоря, Владимира на Всеволода и Святослава, на меньших братьев. И была крамола злая в Рязани: брат брата искал, как убить. Послав к ним, звали их к себе на совет, обманывая, чтобы как-то взять их. Они же узнали, начали город укреплять. А те, слышав, что город укрепляют, пошли к Пронску, собрав воинов множество. Они же затворились в городе. И начали нападать на город их и села. Услышав же об этом Всеволод, великий князь, Юрьевич, правоверен будучи, боясь Бога и не хотя видеть кровопролитья у них, послал к ним из Владимира послов своих в Рязань к Глебовичам, к Роману, и к Игорю, и к Владимиру, говоря им:

«Братья, зачем так делаете? Не удивительно было бы, если бы поганые воевали, а ныне вы хотите братьев своих убить.»

Они же, услышав это, восприняв буйный помысел, начали гневаться на него и большую вражду воздвигать. Как пророк Соломон говорит: Обличающий злых приемлет себе досаждение. Обличишь безумного, поругает тебя. Не обличай злых, да не возненавидят тебя. Обличай премудрого, и он возлюбит тебя. А безумного обличишь, возненавидит тебя. Так и эти возревновали и не послушали его, но замышлять начали против него войну. Всеволод же с братом своим Святославом послали из Пронска во Владимир к великому князю Всеволоду Юрьевичу, помощи прося. Он же послал к ним из владимирской дружины 300 воинов, и они рады были. Услышав об их приходе, они пошли к городу, и осадили город, и бились упорно.

Всеволод же Юрьевич послал к ним на помощь Ярослава Владимировича, свояка своего, а из Мурома Владимира и Давида. И когда были они у Коломны, услышали те, что идут из Владимира, бежали от города. И видя Всеволод бежащих их от города, выехал из города, оставив брата своего Святослава в городе, а сам поехал к Коломне навстречу Ярославу, Владимиру и Давиду, и поведал им, как бежали те от города. И они, услышав, возвратились во Владимир. Всеволод же пошел с ними на совет к Всеволоду великому Юрьевичу. Услышав же Роман, Игорь и Владимир, что они вернулись назад и что брат их ушел во Владимир на совет к Всеволоду Юрьевичу, пошли к городу. И Святослав заперся в городе. И бились упорно, и переняли воду у них. Изнемогали же люди в городе от безводья. И послали в город к брату Святославу, говоря:

«Не мори себя голодом с дружиной и людей не помори, но вылезай сюда к нам. Ты нам брат свой, не съедим тебя, только не приставай к брату Всеволоду.»

Он же, послушав бояр своих, которые говорили ему:

«Брат твой пошел во Владимир, а тебя выдал.»

И он открыл город. Они же, въехав, дали ему город, а он крест целовал к ним. И посадили его в том же городе, а что было дружины Всеволода, повязали всех. Жену же его и с детьми, а свою невестку, увели в Рязань, и бояр его, и именье их разобрали. И владимирцев многих повязали, которые были посланы в засаду к ним. Услышав же Всеволод, что взята в плен жена и с детьми, и до бояр, и имение взято, опечален был очень; и что брат предался. Пришел он из Владимира и сел в Коломне. И начали они воевать, и была ненависть между ними лютая. Всеволод же Юрьевич, слыша то, что предался Святослав на обмане, а дружину его выдал, начал собирать воинов, сказав:

«Отдай мою дружину добром, как ты ее у меня взял. Если миришься с братьями своими, а моих людей зачем выдаешь? Я к тебе их послал, а ты у меня их выбил челом, прислав. Если ты воюешь, они воюют тоже, если ты мирен, и они мирны.»

Они же, услышав, что хочет идти на них Всеволод, послали к нему, говоря:

«Ты отец, ты господин, ты брат. Где твоя обида будет, мы прежде тебя головы свои сложим за тебя. А ныне не имей на нас гнева. Если мы воевали против своего брата, — потому что нас не слушает. А тебе кланяемся, а мужей твоих отпускаем.»

Всеволод же не захотел мира их. Как пророк говорит: Брань славная лучше мира постыдного. Со лживым миром живущие великую пакость землям творят.

В том же году на зиму шел на Полотск Давид Ростиславич из Смоленска, а сын его Мстислав из Новгорода, из Ложска Василько Володаревич, из Дрютска Всеслав. И услышали полочане, и надумали, говоря:

«Не можем мы устоять против новгородцев и смолнян, если впустим их в землю свою. Если мир заключим с ними, много нам зла они сотворят. Опустошат они землю, идя до нас. Пойдем к ним на границу.»

И собрались все, и пошли к ним. И встретили их на границе с поклоном и с честью, и дали ему дары многие, и уладили отношения и разошлись в страны свои каждый из них.

В год 6695 (1187) месяца мая во 2 день, на перенесение святых мучеников Бориса и Глеба родился у Всеволода князя великого сын, и нарекли имя ему в святом крещении Борис.

В том же году приходил епископ Черниговский Порфирий ко Всеволоду Юрьевичу во Владимир, мира прося у него, чтобы помирить его с рязанцами, с Глебовичами, потому что ведает Рязанью Черниговский епископ. И стоял в монастыре у Вознесенья на самый праздник Вознесения Господня. Всеволод же Юрьевич, боясь Бога, не хотя видеть вражды, послушал его и своего епископа, блаженного Луку, молились они вместе, послал его в Рязань с миром, приставя к нему своих мужей, и Святославовых мужей, и Ярославовых, брата его, к Всеволодовичу, Олегову внуку. А их мужей всех отпустил, рязанских, которые взяты были.

Он же, придя в Рязань к Роману и Игорю, Владимиру, Святославу и Ростиславу, утаившись от всех мужей, послов Всеволодовых, пошел и иначе, извратив речь, передал им не как святитель, но как изменник и лжец. Как говорит мудрый Соломон: Гнев, укрощаемый ложью, порождает свару, а рать, не до конца умиренная, проливает кровь. А брань славная лучше мира постыдного. Со лживым миром живущие великую пакость землям творят. Так и Порфирий епископ исполнился срама и бесчестия, пошел иным путем в страну свою. Всеволод же Юрьевич, услышав о Порфирии, что тот так сделал, хотел послать за ним и взять его, но возложил упование на Бога и на святую Богородицу.

В том же году Всеволод Юрьевич, Владимиров внук, Мономахов, отдал дочь свою Всеславу в Чернигов за Ярославича Ростислава, внука Всеволодова, Ольговича, и ведена была месяца июля в 11 день, на память святой мученицы Евфимии. И была радость великая в городе Владимире Ярославу Владимировичу тут на свадьбе. А из Мурома был Давид Юрьевич. И потом разошлись восвояси каждый из них.

В том же году была болезнь сильная среди людей очень, ибо не было ни одного двора без больного. \\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

В том же году расписана была церковь Святой Богородицы в городе Ростове блаженным Лукою епископом.

В том же году пошел великий князь Всеволод Юрьевич, внук Владимиров, на Рязань с Ярославом Владимировичем, со свояком своим, и с Владимиром Муромским, Юрьевичем. И Всеволод Глебович из Коломны пошел с ними на братьев своих. И, перебродив через Оку, пошли они к Попову, и взяли села все и полон многий, и возвратились восвояси назад, землю их пустой сотворив и пожгли всю.

В год 6696 (1188) месяца марта в 18 день, в среду Вербной недели, преставился Владимир Глебович в Переяславле, внук великого князя Георгия.

В том же году прислали новгородцы к великому князю Всеволоду, прося Ярослава Владимировича, свояка его. Он же отпустил его с ними с честью великою в Новгород.

В том же году на зиму, месяца февраля в 17 день, был гром страшный, убил двух людей и дом зажег. \\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

В год 6697 (1189) князь великий Всеволод отдал дочь свою Верхуславу в Белгород за Рюриковича Ростислава, месяца июля в 30 день.

В том же году освящена была церковь соборная Святая Богородица великим освящением блаженным епископом Лукою при князе великом Всеволоде и сыне его Константине и Ярославиче Ростиславе, зяте его. И была радость великая в городе Владимире. А освящена была накануне святой Богородицы Успения.

В том же году преставился Глеб княжич, месяца сентября в 29 день.

В том же году преставился благоверный блаженный епископ Лука Ростовский и Владимирский, месяца ноября в 10 день. Опрятав тело его, князь великий Всеволод Юрьевич с игуменами и с чернецами, с клирошанами, с попами положили его у Святой Богородицы в городе Владимире, в 11 день ноября, на память святых Мины, Виктора и Викентия.

В том же годе родился у Всеволода сын, и нарекли его в святом крещении Георгий.

В год 6698 (1190) послал благоверный христолюбивый великий князь Всеволод, сын Юрьев, внук Мономахов Владимиров, в Киев к Святославу Всеволодовичу и к митрополиту Никифору отца своего духовного Иоанна на епископство. Как Господь говорит: На кого призрю? Не на кроткого ли и на смиренного и трепещущего от слов Моих? Так и на этого блаженного призрел Бог и святая Богородица, желая его поставить служителем Своей церкви и пастухом всей земли Ростовской, и Суздальской и Владимирской, что и произошло. Поставлен же был месяца января в 25 день, на память святого мученика Климента епископа, а в Ростов пришел на свой стол месяца февраля в 25 день, на память святого отца Тарасия, когда великий князь был в Ростове на сборе податей, а в Суздаль вышел он месяца марта в 10 день, на память святого мученика Кондрата, а во Владимир вошел того же месяца в 16 день, в пятницу накануне дня святого Алексея человека Божия и друга Божия Лазаря.

В том же году родился у благоверного и христолюбивого князя Всеволода сын, месяца февраля в 8 день, на память святого пророка Захарии, и нарекли его в святом крещении Феодор; и тогда князь великий был в Переяславле на сборе податей.

В год 6699 (1191).

В год 6700 (1192) месяца июля в 28 день, на память святого мученика Евстафия в Анкюре Галатинской, были постриги у великого князя Всеволода, сына Юрьева, внука Владимира Мономаха, сыну его Георгию в городе Суздале, когда там был епископ Иоанн.

В том же году заложен был город Суздаль и срублен был в том же году.

В том же году заложил благоверный великий князь Всеволод Юрьевич церковь Рождества Святой Богородицы в городе Владимире. Начали ее строить месяца августа в 22 день, на память святого мученика Христова Агафоника и дружины его, при блаженном епископе Иоанне.

В год 6701 (1193) был пожар во Владимире городе месяца июня в 23 день, в канун святых мучеников Бориса и Глеба. В четверг в полночь загорелся и горел чуть не до вечера. Церквей сгорело 14, а города половина погорела, а княжеский двор Богом и святой Богородицы помощью отстояли, деда его и отца его молитвой святой избавлен был от пожара. \\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

В год 6702 (1194) были постриги у благоверного и христолюбивого князя Всеволода, сына Юрьева, сыну его Ярославу, месяца апреля в 26 день, на память святого Симеона, родственника Господня, при блаженном епископе Иоанне. И была радость великая в городе Владимире.

В том же году заложил благоверный князь Всеволод Юрьевич детинец в городе Владимире месяца июня в 4 день, на память святого Митрофана, патриарха Константинополя.

В том же году в месяце августе обновлена была церковь Святой Богородицы во Владимире, которая была опалена в великий пожар, блаженным епископом Иоанном, и при благоверном и христолюбивом князе Всеволоде Юрьевиче, и была опять новой. И была радость великая в городе Владимире.

В том же году в месяце сентябре обновлена была церковь Святая Богородица в Суздале, которая опадала от старости и неухоженности, тем же благоверным епископом Иоанном и покрыта была оловом от верха до закомар и до притворов, и то чуду подобно, молитвою святой Богородицы и его верою. А он не искал мастеров от немцев, но нашел мастеров в клире Святой Богородицы и своих: иных олово лить, иных крыть, иных известью белить. Ибо открыты были ему Богом очи сердечные на церковную вещь, чтобы заботиться о церковных вещах и клириках как честному пастуху, а не наемнику.

В том же году родился у благоверного и христолюбивого князя Всеволода, сына Юрьева, внука Владимирова, Мономаха, сын, месяца октября в 25, на память святого Маркиана и Мартирия, в канун святого Дмитрия, и наречен был в святом крещении Дмитрий.

В год 6703 (1195) послал благоверный и христолюбивый князь Всеволод Юрьевич слугу своего Гюрю с людьми в Русь и создал город на Городце на Востре, обновил свою отчину.

В том же году преставился князь Рязанский Игорь, сын Глебов, и положен был у Святых мучеников Бориса и Глеба. В

том же году заложил благоверный и христолюбивый князь Всеволод Юрьевич город Переяславль, месяца июля в 29 день, на память святого Калинника; в том же году и срублен был.

В том же году преставился князь Киевский Святослав и положен был в монастыре в церкви Святого Кирилла, которую создал отец его. И послал великий князь Всеволод мужей своих в Киев и посадил в Киеве Рюрика Ростиславича.

В год 6704 (1196) месяца марта в 27 день, на память святой мученицы Матроны, родился у благоверного и христолюбивого великого князя Всеволода Юрьевича сын и наречен был в святом крещении Гаврило.

В том же году заложил блаженный епископ Иоанн на воротах Святой Богородицы церковь каменную во имя Иоакима и Анны, месяца мая в 1 день, на память святого пророка Иеремии, при благоверном и христолюбивом великом князе Всеволоде. И враг дьявол, который не перестает, воюя против рода христианского, так и против всех князей русских, вложил вражду: Романко начал пускать дочь Рюрикову, хотел ее постричь. Рюрик же послал к великому князю Всеволоду, говоря:

«Брат и сват! Романко от нас отступил, а целовал крест к Ольговичам. А, брат и сват, пошли грамоты крестные, брось им, а сам пойди на коне.»

Той же зимой послал Давид из Смоленска племянника своего Мстислава, свата великого князя Всеволода, на помощь зятю своему на Витебск. И победил его Василько с черниговцами. А Мстислава княжьего взяли и отвели его в Чернигов. То услышав, великий князь Всеволод, что Давидов полк побежден и сват его взят, а от Рюрика речь услышав, ту зиму переждав, на лето сел на коня за свата своего, а под Рюриком крепя Киев, и пошел к Чернигову с Рязанскими князьями и Муромскими, а Давид из Смоленска. Рюрик же не оправдал речи своей и приступил к Ольговичам. Князь же великий, войдя в волость их, взял города Вятские и землю их пустой сделал. Ярослав же и Ольговичи, не в силах стать против него, поклонились ему. Князь же великий, дав им мир, возвратился в город Владимир, месяца октября в 6 день, на память святого апостола Фомы. И бы ла радость великая в городе Владимире.

Той же осенью священа была церковь Рождества Святой Богородицы, которую создал великий князь Всеволод, месяца октября в 26 день, на память святой мученицы Капитолины.

Той же осенью священа была церковь на воротах у Святой Богородицы, которую создал блаженный епископ Иоанн, месяца ноября в 3 день, на память святого мученика Акепсима.

Той же зимой принесена была доска из Солуни гробная святого Дмитрия, месяца января в 10 день, на память святого отца Григория Нисского.

В год 6706 (1198) преставился князь Давид Смоленский, и постригся он, и в схиме был. И сел племянник его Мстислав в Смоленске.

В том же году послал благоверный и христолюбивый князь Всеволод Юрьевич Павла на епископство в Русский Переяславль.

В том же году родился сын у благоверного князя Всеволода Юрьевича месяца августа в 28 день, на память святого отца Моисея Эфиопа, и наречен был в святом крещении Иоанн.

В год 6707 (1199) месяца апреля в 30, на память святого апостола Иакова, ходил благоверный и христолюбивый князь великий Всеволод Юрьевич, внук Владимиров, Мономаха, на половцев с сыном своим Константином. Половцы же, услышав о походе его, бежали и с вежами к морю. Князь же великий ходил по зимовьям их и дальше возле Дона, когда эти безбожные убежали прочь. Князь же великий возвратился во Владимир и вошел месяца июня в 6 день, на память святого мученика Дорофея епископа, в день субботний, и была радость великая в городе Владимире.

В том же году преставился Ярослав Мстиславич в Русском Переяславле.

В том же году был пожар великий в городе Владимире месяца июля в 25 день, на память Успения святой Анны, в день субботний. Во время литургии загорелось и горело до вечера. Церквей сгорело 16, а города едва не половина.

В год 6708 (1200) преставился князь Ярослав Черниговский. В том же году месяца июля в 15, на память святого мученика Кирика и Улиты, заложил благоверный князь великий Всеволод Юрьевич церковь каменную во имя Святой Богородицы Успения в монастыре княгинином, при блаженном епископе Иоанне.

Той же осенью пришли новгородцы, лучшие мужья, Мирошчина чадь, к великому князю Всеволоду с поклоном и с мольбой всего Новгорода, говоря:

«Ты господин князь великий Всеволод Юрьевич! Просим у тебя сына княжить в Новгород, потому что это твоя отчина и дедина Новгород.»

Князь же великий, подумав с дружиной своей и утвердив их крестом честным на всей своей воле, дал им сына своего Святослава. Новгородцы же взяли его у чудной церкви Святой Богородицы с радостью великой и с благословением епископа Иоанна. Пошел Святослав, сын Всеволодов, внук Юрьев, княжить в Новгород месяца декабря в 12 день, на память святого отца Спиридона. Братья же проводили его с честью, Константин, Юрий, Ярослав, Владимир. И была радость великая в городе Владимире.

В год 6709 (1201) послал благоверный и христолюбивый князь великий Всеволод Юрьевич, внук Владимиров, Мономаха, сына своего Ярослава в Переяславль-Русский княжить на стол прадеда и деда своего, месяца августа в 3 день, на память святых отцов Далмата, Фауста и Исакия, когда был великий князь в Переяславле с детьми своими, с Константином и Юрием. Переяславцы же, взяв князя своего Ярослава от церкви Святого Спаса, пошли с радостью великою, хваля Бога и святую Богородицу и святого Михаила, давшего им князя, которого они желали. Братья же проводили его с честью, Константин, Юрий. И была радость великая в городе Переяславле.

Той же осенью преставился князь Черниговский Владимир.

Той же зимой явилось знамение в луне, месяца декабря в 24 день, на память святой мученицы Евгении. Наутро преставилась княгиня Ярославова, свояченица великого князя Всеволода, и положена была в церкви Святой Богородицы в монастыре сестры.

В год 6710 (1202) преставился князь Черниговский Игорь. Михалкова Февронья месяца августа в 5 день, на память святого мученика Евгения, и положена была в церкви Святой Богородицы в Суздале.

Той же осенью освящена была церковь Святой Богородицы Успения, которую создала любовью правоверная княгиня великая в своем монастыре, епископом блаженным Иоанном, месяца сентября в 9 день, на память святых праведников Иоакима и Анны, в присутствии великого князя Всеволода и сыновей его Константина, и Юрия, и Владимира.

Той же зимой преставилась Борисковна в Кидекше и положена была в церкви Бориса и Глеба рядом с отцом и матерью по имени Ефросинья. В том же году восстал Рюрик на Романа и привел к себе Ольговичей в Киев, хотя пойти к Галичу на Романа. И опередил его Роман, скопив полки галичские и владимирские, и въехал в Русскую землю. А владимирцы, лишась Рюрика, ехали к Роману. И что городов русских, и из тех люди ехали к Роману. И ехал быстро со всеми полками к Киеву Роман. И отворили ему киевляне ворота Подольские в Копревом конце, и он въехал в Подолье. И послал на Гору к Рюрику и к Ольговичам, и водил Рюрика ко кресту и Ольговичей, и сам к ним тоже целовал, и пустил Рюрика во Вручий, а Ольговичей за Днепр к Чернигову. И посадил великий князь Всеволод и Роман Ингваря Ярославича в Киеве.

Той же зимой ходил Роман князь на половцев и взял вежи половецкие, и привел пленных много, и душ христианских множество освободил от плена их. И была радость великая в земле Русской.

В год 6711 (1203) месяца января во 2 день, на память святого Сильвестра па пы Римского, взят был Киев Рюриком и Ольговичами и всею Половецкою землею. И сотворилось великое зло в Русской земле, какого зла не было от крещения в Киеве. Напасти были и взятия — не какое ныне зло случилось. Не одно только Подолье они взяли и пожгли, но и Гору взяли, и митрополию, Святую Софию, разграбили, и Десятинную Святую Богородицу разграбили, и монастыри все, и иконы ободрали, а иные пожгли, и кресты честные, и сосуды священные, и книги, и одежды блаженных первых князей, которые повесили в церквях святых на память себе, то положили всё…

В том же году месяца декабря в 30, на память святого апостола Тимона, преставилась великого князя Всеволода дочь именем Елена и положена была в церкви Святой Богородицы в монастыре, который создала великая княгиня и блаженная Всеволодова.

В год 6714 (1206) месяца марта в 30 день, на память святой мученицы Евдокии, Всеволод великий князь послал сына своего Константина в Новгород Великий на княженье. И была радость великая в тот день в городе Владимире.\\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

И сказал [Всеволод]:

«Сын мой Константин! На тебя Бог положил прежде старшинство во всех братьях твоих, а Новгород Великий старшинство имеет по княжению во всей Русской земле. По имени твоему такова и хвала твоя. Не только Бог возложил на тебя старшинство в братьях твоих, но и во всей Русской земле, и я тебе даю старшинство. Поезжай в свой город.»

И, целовав его, отпустил. И проводили его все братья его с честью великой до реки Шедашки, Георгий, Владимир, Иоанн, и все бояре отца его, и все купцы, и все послы братьев его. И был говор великий как до небес от множества людей от радости великой. Как сказал пророк: Все народы, восплещите руками, воскликните Богу, Богу голосом радости, ибо Он Царь великий по всей земле, и пойте имени Его, воздайте славу хвале Его.

Когда же наступил вечер, поклонились ему братья его и все люди, и все мужи отца его, и все послы братьев его, и те поклонились ему. И хвалу ему воздав великую, возвратились каждый из них восвояси, жалостные и радостные слезы испуская, лишившись такого утешения. Рыдало же множество народа правоверных, видя отца сирот и кормителя уходящим, и печальным утешение великое, омраченным звезду светоносную заходящей. \\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

И когда пришел он в Новгород, месяца марта в 20, на память святого отца Никиты, в день воскресный, вышли с крестами навстречу ему с честью великою множество народа с епископом Митрофаном от мала до велика, и была радость великая в Новгороде. \\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

И потом утвердился в своем честном княжении.

В том же месяце в 19 день, на память святого отца Фомы, патриарха Константинополя, преставилась благоверная великая княгиня Всеволодова именем Мария, пробыв в монашеском чине 18 дней, и положена была в монастыре своем в церкви Святой Богородицы, которую создала. \\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

В том же году ходили князья рязанские на половцев и взяли вежи их.

В том же году пошел Роман Галичский на поляков и взял 2 города польские. И когда стоял он над Вислой рекой, и отъехал он с маленькой дружиной от полка своего, поляки же, наехав, убили его и дружину около него перебили. Приехавшие же галичане взяли князя своего мертвого и несли его в Галич, и положили его в церкви Святой Богородицы. Галичане же целовали крест к сыну его Даниилу.

Услышав же это, Ольговичи все пошли к Киеву. Рюрик же, услышав, что убит был Роман, который его и постриг, сбросил с себя чернеческие одежды, и сел в Киеве, и хотел и жену свою расстричь. Услышав же это, жена его постриглась в схиму. Ольговичи же пришли к Днепру, Рюрик же вышел им навстречу. И целовали крест: Рюрик к Ольговичам, а Ольговичи к Рюрику, что они пойдут все к Галичу. Рюрик же поехал с Ольговичами к Галичу. Когда же они пришли к городу, галичане бились с ними у города. Ольговичи же, не добившись никакого успеха, возвратились со срамом великим восвояси.

В том же году Ростислав Рюрикович выгнал Ярослава Владимировича из Вышгорода и сел в нем.

В том же году в начале зимы великий князь Всеволод женил сына своего Ярослава, и привели за него Юрьевну, Кончаковича.

В год 6714 (1206) собрались Ольговичи все в Чернигов на совет, Всеволод Чермный со своей братией, и Владимир Игоревич со своей братией, и Мстислав Романович из Смоленска пришел к ним со своими племянниками, и половцы пришли к ним многие, и пошли опять на Галич. Когда дошли они до Киева, оттуда пошел с ними Рюрик с Рос тиславом и Владимиром и со своими племянниками, и берендеи пошли с ним. А от Ополья поляки пошли на Владимир. Услышав же галичане с Романовичами, что идет рать на них сильная отовсюду, убоялись очень, и послали к королю, помощи прося у него. Услышав же король, что идут князья все русские на Галич, а отсюда идут поляки, собрал воинов, пошел с ними через горы. Романовичи же, видя мятеж в земле великий, убоялись и, дождавшись короля, бежали из Галича во Владимир, в вотчину свою. Когда же король перешел через горы и услышал, что поляки идут к Владимиру Ольговичам на помощь, пошел к ним наперерез к Владимиру.

Ольговичи же в землю их вошли и, слыша, что король стоит у Владимира, не посмели идти до Галича и стояли дней много: ни король не пошел к Галичу, ни Ольговичи. Король же, замирив поляков, пошел за горы. Ольговичи же пошли назад, ибо те и другие устали. Галичане же, видя, что король идет прочь, убоялись полков русских, что те возвратятся на них опять, а князя у них нет, подумав, послали по Владимира Игоревича тайно. Владимир же, весть получив от галичан, украдкой вышел из полков от своей братии, помчался ночью в Галич. Ибо стояли полки от Галича в 2 днях пути. Ибо король, с галичанами подумав, прежде послал в Переяславль по Ярослава Всеволодовича, и ждали его 2 недели. Ярослав же мчался из Переяславля в Галич, но, услышав, что Владимир въехал в Галич перед ним за 3 дня, возвратился в свой Переяславль назад.

Но мы, то все оставив, возвратимся назад к тому, о чем начали прежде говорить. Слышав же все князья, что Владимир помчался в Галич, возвратились назад. И когда пришли они в Киев, Всеволод Чермный сел в Киеве, надеясь на свою силу, и послал посадников по всем городам Киевским. Рюрик же, видя свою неудачу, отошел в свой Вручий, а сын его Ростислав пошел в Вышгород, а Мстислав Романович сел в Белгороде. И потом Всеволод Чермный послал в Переяславль к Ярославу Всеволодовичу, говоря ему:

«Поезжай из Переяславля к отцу своему в Суздаль, а Галича не ищи под моей братией. Если же не пойдешь подобру, пойду на тебя ратью.»

Ярославу же не было помощи ни от кого. Ярослав же послал к нему, пути прося у него. Всеволод же целовал крест и дал ему путь. Ярослав же вышел из Переяславля, пошел к отцу своему. Всеволод же посадил сына своего в Переяславле. Ярослав же пришел к отцу своему в Суздаль месяца сентября в 22 день, на память святого мученика Фоки, и встретили его братья его у Сеянья и целовали его.

В том же году Рюрик, соединившись с Мстиславом Романовичем и с сыновьями своими, и со всеми племянниками своими, выгнал из Киева Всеволода Чермного и сына его из Переяславля. И сбылась над ним притча евангельская, что всякий возносящийся смирится, а смиряющийся вознесется. И еще: какою мерою мерите, отмерится вам.

Рюрик же сам сел в Киеве, а сына своего Владимира посадил в Переяславле. В том же году на зиму Всеволод Чермный, соединившись со своей братией и с племянниками своими и с половцами, пошел на Киев. Рюрик же, не будучи в силах выступить против них, затворился в Киеве. Они же, простояв около города 3 недели, возвратились назад, не добившись ничего. Тогда Владимир, придя из Галича, выгнал из Владимира Романа, а брата своего посадил.

Той же зимой было знаменье на небе в солнце месяца февраля в 28 день, в среду Сырной недели, и стояло от полудня до мефимона: осталось ведь его, было, словно месяц в начале 1-го дня. Многие же верные люди, глядя, молились Богу, дабы Бог обратил знаменье то на добро.

В тот же день и Константин князь приехал из Новгорода к отцу своему. И встретили его на реке Шедашце все братья его, Георгий, Ярослав, Владимир, Святослав, Иоанн, и все мужи отца его, и горожане все от мала и до велика. И братья, его увидев, с радостью поклонились ему, и целовали его любезно все люди. И въехал в город Владимир, и поклонился отцу своему Константин. Отец же его, встав, обнял и целовал его с любовью и с радостью великою, как Иаков патриарх Иосифа Прекрасного увидев.

В год 6715 (1207) пошли Ольговичи все опять на Рюрика к Киеву, Всеволод Чермный со своими братьями и со своими племянниками, и из Турова, и из Пинска Святополчичи, и пошли до Днепра, и переправились против города Треполя, и окружили. Был бой сильный очень, ибо затворился в нем Ярослав, сын Владимировича. И стояли у него 3 недели, и, когда изнемогли люди в городе, предались ему. Он же, умирив их, устремился на Киев. И из Галича пришел к нему Владимир Игоревич.

Рюрик же, то услышав, что идет на него рать бесчисленная отовсюду, и не было ему ни от кого помощи, он во Вручий бежал из Киева. Они же пришли к Киеву. И была ему весть, что Рюрик ушел во Вручий, а в Белгороде затворился Мстислав Романович. И они устремились на Белгород и, придя, окружили его. И был бой жестокий, и люди изнемогали в городе. Видев же Мстислав воинов множество около города, и не было ему помощи ниоткуда, и начал он просить пути у него. И Всеволод целовал к нему крест и дал ему путь. Он же пошел к Смоленску в свою отчину. Они же пришли к Торецкому. Мстислав же Мстиславич затворился в нем. И они окружили его, и поганых распустили воевать. Те же много зла сотворили по земле, пленяя, рубя и села сжигая. Мстислав же, не в силах терпеть в городе, целовал к нему крест на его воле. Всеволод же Чермный, придя, сел в Киеве, много зла сотворив земле Русской.

В том же году, услышав великий князь Всеволод Юрьевич, внук Владимиров, Мономаха, что Ольговичи воюют вместе с погаными по земле Русской, пожалел о том и сказал:

«Разве им одним отчина Русская земля, а нам не отчина ли?»

И сказал:

«Как меня с ними Бог ни управит, хочу пойти к Чернигову.»

И послал в Новгород по сына своего Константина. Услышав же Константин весть от отца своего, начал собирать воинов многих, и собрав новгородцев, псковичей, ладожан, новоторжцев, пошел, быстро собравшись, со всеми силами. И дождался отца в Москве. Как сказал Приточник: Сын был послушный отцу и возлюблен перед лицом матери своей, и сын благоразумный послушный отцу и плод праведный съест. И потом послал в Рязань по Романа и по братьев его, и в Муром по Давида.

Они же, собравшись, пошли возле реки Оки по горе. Всеволод же князь великий, полностью собравшись, пошел месяца августа в 19 день, в воскресенье. И пришел в Москву, и встретил его Константин со всеми новгородцами, и целовали его с радостью великою. Как сказал Приточник: Сын разумный, чтущий отца, возвеселит душу свою и препояшет истиною чресла свои. И когда пробыл он там несколько дней, была ему весть, что рязанские князья совещались с Ольговичами против него, а идут обманно к нему. \\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

И пошел из Москвы, соединившись с сыновьями своими, с Константином, и Юрием, и Ярославом, и с Владимиром. И пришли они до Оки, и стали возле реки шатрами на берегу пологом. В тот день пришли к нему и рязанские князья, Роман, Святослав, брат его, с тремя сыновьями, а Игоревича 2 брата его, Ингвар, и Юрий, и Владимировича 2, Глеб и Олег. А Всеволод умер в Пронске, брат их. А из Мурома Давид. И, целовав их, повелел им сесть в шатре. А сам князь великий сел за пологом. И начал к ним слать князя Давида Муромского и Михаила Борисовича, мужа своего, для обличения их. И ходили они долгое время между ними, те же клялись и присягали, что это не так.

Глеб же и Олег Владимировичи, племянники им свои, придя, обличили их. Князь же великий, слышав, что открыта была истина, повелел взять их со своими советниками и вести их во Владимир, месяца сентября в 22, день святого Фоки, в день субботний. И сбылось на них Давидово слово, говорящее: Вот, болеющий неправдою зачал болезнь и родил беззаконие; ров вырыл и выкопал и упал в яму, которую сотворил; и обратилась болезнь его на голову его; и на верх его неправда его сойдет. А сам князь великий на завтрашний день перебродил через Оку, в день великий, и пошел к Проньску. Слышав же Чюр Михаил, что его дяди взяты, а отец его мертв, и, вот, на него рать идет, и он, убоявшись, убежал к тестю своему в Чернигов. Проняне же взяли к себе Изяслава Владимировича и затворились с ним в городе. Князь же великий, придя, стал у города Проньска в день субботний и, не хотя видеть крови пролития, послал к ним мужа своего Михаила Борисовича, чтобы смирить их. Они же не послушали слов его, надеясь на твердость города, не зная сказанного пророком Давидом: Если не Господь стережет город. И прочее.

Слышав же князь великий речь их буйную, и повелел приступить к городу со всех сторон. Они же, приступив, переняли у них воду. Те же бились крепко из города, и многие с обеих сторон уязвляемы были. И, выходя ночью, они крали воду. То слышав, князь Всеволод повелел стеречь с оружием день и ночь около города. И расставил полки к воротам: Константину, сыну своему, с новгородцами и белозерцами поручил одни ворота на горе, а Ярославу с переяславцами 2-е ворота, Давиду с муромцами третьи ворота. А сам князь великий стал за рекой с поля половецкого с сыновьями своими Юрием и Владимиром, и с ними Глеб и Олег Владимировичи. Те же бились, выходя из города не ради брани, но изза жажды водной. Умирали ведь многие люди в городе.

Тогда же послал великий князь полк свой к ладьям за кормом на Оку и приставил к ним Олега Владимировича. И когда были они в Ужеске, была им весть, что вышел из Рязани Роман Игоревич с полком и бьется с ладейниками у Ольгова. Они же помчались скорее к ладьям. Те же, увидев полк наш, отступили от ладей и построили полк. Наши же поставили полк против них, а на одной стороне с ладейниками. И победил Олег Романа, и возвратились наши назад к Проньску с победою ко князю великому и стояли около города 3 недели. И сдались люди в четверг 3-ей недели месяца октября в 18 день, на память святого апостола Луки евангелиста. Князь же великий, смирив их, посадил у них Олега Владимировича, а сам пошел к Рязани, посадников посажав своих по всем городам их. И когда был он у Доброго, стал и хотел наутро перебродиться через Проню реку и пойти к городу. Рязанцы же прислали к нему с поклоном, умоляя дабы не приходил к городу. И епископ их Арсений, молясь, часто слал, говоря: Князь великий, не разори мест честных, не пожги церквей святых, в которых жертва Богу и мольба совершается за тебя, а ныне всю твою волю Бог совершает, чего ты хочешь.

Князь же великий, милосердным будучи, послушал мольбы их и пошел от них к Коломне. О том услышав Рюрик князь, что Всеволод великий князь стоит у Рязани и князей их взял, помчался быстро к Киеву и выгнал Всеволода Чермного из Киева, а сам сел в нем. И мы, это оставив, к прежнему возвратимся. Князь же великий пришел от Коломны на устье Мерески, и настиг его епископ их с мольбой и с поклоном от всех людей. Князь же великий оттуда пошел во Владимир и вошел в город месяца ноября в 21 день, в среду, на Введение святой Богородицы, и была радость большая в городе Владимире. \\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

И потом рязанцы все, подумав, послали остаток князей и с княгинями к великому князю Всеволоду во Владимир. Той же зимой освятил Константин церковь Святого Михаила на дворе своем, месяца ноября в 25 день, на память святого Климента, которую сам создал и украсил иконами честными. \\\\\вырезаны рассуждения о боге———————

Той же зимой послал князь великий сына своего Святослава в Новгород на княжение, а Константина оставил у себя и дал ему Ростов, и иных 5 городов дал ему к Ростову. Той же зимой было знамение в луне месяца февраля в 3 день, на память святого Симеона Богоприимца: была она помрачена вся, и осталось ее мало, как месяц, в начале первого дня, и стояла до вечера и до полуночи. Той же зимой ходили Ольговичи на Киев на Рюрика и, не преуспев ни в чем, возвратились.

В год 6716 (1208) послал великий князь Всеволод сына своего Ярослава в Рязань. Рязанцы же, обманывая его, целовали крест ко Всеволоду и не соблюли, и схватили людей его, и заковали, а иных, в погребах засыпав, уморили. Всеволод же, слышав это, пошел на Рязань с сыновьями своими и, придя, стал у города Рязани. И Ярослав вышел навстречу отцу своему и целовал его с радостью. И прислали рязанцы дерзкую речь, по своему обычаю и непокорности. И повелел великий князь всем людям выйти из города с добром, и когда вышли все, повелел зажечь город. И оттуда пошел к Белгороду и повелел и тот зажечь. И возвратился во Владимир великий князь Всеволод со всеми своими полками и с сыном своим Ярославом, взяв с собой всех рязанцев и епископа их Арсения.

Той же зимой Кюр Михаил с Изяславом, придя, начали воевать в волости Всеволодовой, великого князя, около Москвы. Это услышав, великий князь послал сына своего Юрия, и победил их Юрий. Сами князья убежали, а людей одних перебили, а иных связали, и возвратился князь Юрий к отцу своему, славя Бога.

В год 6717 (1209) месяца декабря в 7 день, на память святого отца Амвросия епископа, родился сын у благочестивого и христолюбивого князя Константина, и нарекли имя ему в святом крещении Василий. И была радость великая в городе Ростове.

Той же зимой великий князь Всеволод посылал сыновей своих, Константина с братьями его, на Мсти слава Мстиславича на Торжок. Мстислав же, услышав, что идет на него рать, вышел из Торжка в Новгород, а оттуда пошел в Торопец, в свою волость. Константин же с братьями возвратились от Твери, и Святослав пришел к ним из Новгорода, и поехали все к отцу своему во Владимир.

В год 6718 (1210) великий князь Всеволод послал с полком Кузьму Ратшича, меченосца своего, и тот взял Тепру, и возвратился с многим полоном во Владимир.

В том же году прислали с мольбой к великому князю Всеволоду митрополита Матфея Всеволод Чермный и все Ольговичи, прося мира и во всем покоряясь. Великий же князь, видя покорность их по отношению к себе, не помянул злобы их, целовал к ним крест, а митрополита одарив, отпустил его с честью.

В том же году сел Всеволод опять в Киеве, а Рюрик в Чернигове.

Той же весной приходили половцы к Переяславлю и повоевали многие села, возвратились с полоном многим восвояси и много зла сотворив, безбожные иноплеменники.

В том же году месяца июня в 18 день, на память святого мученика Леонтия и дружины его, родился у Константина сын Всеволод, а в святом крещении нарекли ему имя Иоанн.

В год 6719 (1211) великий князь Всеволод женил сына своего Георгия на Всеволодовне, Киевского князя, и венчан он был в церкви Святой Богородицы во Владимире епископом Иоанном в присутствии великого князя Всеволода, и всех благородных детей, и всех вельмож. И была радость великая во Владимире городе.

В том же году месяца мая в 15 день, на память святого отца Пахомия, в день воскресения Господня, в Собор святых отцов, на 6 неделе по Пасхе после литургии загорелся город Ростов и погорел едва не весь, и церквей сгорело 15, и много зла получилось при Божьем попущении за умножение грехов наших и неправды. И вот что удивительно: церковь в Ростове во имя святого Иоанна Предтечи на дворе в епископии у Святой Богородицы, сгорела церковь та вся от верха и до земли, и иконы, что не успели вынести, и гробы в земле внизу. И была в церкви той икона, на которой написан святой мученик Федор Тирон, и восковый сосуд с вином, о котором некоторые думали, что он Леонов, епископа, прежде бывшего в Ростове. Пришедшие же на пожар места церковного, видели, что всё огнем взято, только икона та святого мученика Федора с восковым сосудом целы остались посреди огня.

Константин же, христолюбивый благоверный князь, сын Всеволодов, тогда был во Владимире у отца. Услышав же о беде, происшедшей с городом его и со святыми церквями, поехал скоро в Ростов и, увидев печаль, бывшую у мужей ростовских, утешил их, говоря: Бог дал, Бог взял. Как Господу изволилось, так и было. Будь имя Господне благословенно отныне и до века.

В год 6720 (1212), индикта, месяца апреля в 13 день, на память святого Мартина папы Римского, преставился великий князь Всеволод, наименованный в святом крещении Дмитрий, сын Юрьев, благочестивого князя всея Руси, внук Владимира Мономаха, княжив в Суздальской земле 30 и 6 лет, многое мужество и дерзость имев, что на бранях показал, украшенный всеми добрыми нравами, злых казня, а добросмысленных милуя. Князь ведь не зря меч носит, на месть злодеям, а на похвалу добро творящим. От его имени только трепетали все страны, и по всей земле прошел слух о нем. И все злые мысли против него отдал Бог под руки его, поскольку он не возносился, ни величался о себе, но на Бога все возлагал, всю свою надежду, и Бог покорял под ноги его всех врагов его. Многие же церкви создал по владениям своим, ибо создал церковь прекрасную на дворе своем, святого мученика Дмитрия, и украсил ее дивно иконами и росписью, и принес доску гробную из Солуни святого мученика Дмитрия, миро непрестанно точащую на здоровье немощным, в той церкви поставил, и сорочку того же мученика там же положил. И монастырь создал, в котором церковь каменную Рождество Святой Богородицы, и ту также наполнил всем наполнением, имея всегда страх Божий в сердце своем, подавая требующим милостыню, судя суд истинный и нелицемерный, не боясь лица сильных своих бояр, обижающих меньших и порабощающих сирот и насилие творящих. Любил же очень черноризский и поповский чины. За то и даровал ему Бог чад добросмысленных, которых он и воспитал в наставлении, в разуме совершенном даже и до времени мужества. И когда пришел конец ему временной этой и многомятежной жизни, тихо и безмолвно преставился он и приложился к отцам и дедам своим. И плакали по нем сыновья его плачем великим, и все бояре, и мужи, и вся земля, что во власти его. И, пев над ним обычные песни, епископ Иоанн, и все игумены, и черноризцы, и все попы города Владимира положили его в церкви Святой Богородицы Златоверхой, что создал и украсил брат его Андрей.

Другие источники

Раздел
«Всеволод Большое Гнездо»

Оцени статью - помоги проекту:
(Без рейтинга)
Загрузка...

Опубликовано: 02.04.2021
Изменено: 11.04.2021

Чесноков Константин Иванович
Биограф, историк, публицист
Добрый день! Интересуюсь историей ещё со школы и убеждён, что изучение биографий выдающихся личностей не только обогащает знаниями, но и помогает лучше прочувствовать дух разных эпох.

Помните совет Ломоносова: "Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего"
P.S. Найти наши статьи в Google и Яндекс легко - просто набери в конце запроса "информарус", например:
"внешняя политика княгини Ольги информарус"