Миссия Информарус
33 мин
Бекетов Никита Афанасьевич
Бекетов Никита Афанасьевич
Бекетов Никита Афанасьевич (19 сентября 1729 — 20 июля 1794) – фаворит императрицы Елизаветы Петровны, герой войны, губернатор астраханской губернии, поэт, развратник, духовный наставник и новатор. Как многогранна личность, как непредсказуема судьба! В биографии Никиты Афанасиевича множество серых пятен, заполнить которые попросту нечем – часть документов сгорела в его имении Отрада, а некоторые сведения никогда и никем не фиксировались. Вот и остаётся собирать по кусочкам историю жизни генерала-поручика, опираясь на записки его современников, да иностранных путешественников.

Семья и происхождение

Бекетов Никита Афанасьевич родился 8 сентября 1729 года в городе Симбирске (ныне Ульяновск), в семье воеводы полковника Афанасия Алексеевича Бекетова. Будущий фаворит Елизаветы Петровны – по происхождению дворянин из рода черкесских князей (берёт начало в XVII веке). Почти все рода Бекетовых были военными, а некоторые стали видными деятелями своего времени: Н.Н. Бекетов был тайным советником, химиком и академиком Петербургской Академии Наук; А.Н.Бекетов не имел значимых достижений, но стал дедом А.А.Блока; также род Бекетовых имеет родственные связи с А.С.Пушкиным и И.И.Дмитриевым.

О матери Никиты Афанасьевича ничего не известно. Не сохранилось сведений о её жизни и судьбе, не значится даже имени. Афанасий Алексеевич был женат на шведке – вот и вся информация о предполагаемой матери будущего фаворита. Также крайне противоречивы сведения о материальном положении семьи Бекетовых: в одних источниках говорится, Никита вырос в роскоши, в других – что был из бедных дворян.

Из кадета в премьер-майоры

Императорский сухопутный шляхетский кадетский корпус? гравюра 1731 года
Императорский сухопутный шляхетский кадетский корпус?
гравюра 1731 года

В 1742 году возрасте 13-и лет Никиту отправили на учёбу в Петербург, в Сухопутный шляхетский кадетский корпус. Выбор учебного заведения не был случайным – молодых кадетов учили не только обязательным военным и инженерным дисциплинам, но и иностранным языкам, танцам и этикету. В «Словаре русских писателей XVIII века» значится, что Никита Бекетов познакомился в корпусе с молодыми поэтами дворянского происхождения – И.П.Елагиным и А.П.Сумароковым. Предположительно, именно Никита Бекетов стал прообразом Нарцисса в одноимённой пьесе последнего и получил такую оценку:

«…так сильно заражен он собой, что и чтение книг, и обхождение с людьми вместо поправки его портило»[1]Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 1 (А – И)
/АН СССР: Ин-т рус. лит. – Л.: Наука, 1988. – С. 75
– 76.
.

Кадеты шляхтетского корпуса
Кадеты шляхтетского корпуса

В то время была мода на театральные постановки, потому кадеты корпуса разыгрывали пьесы Сумарокова, которые иногда посещала сама императрица. Примечательно, что кадеты исполняли как мужские, так и женские роли. 19-летний Никита Бекетов обладал привлекательной внешностью и чистой кожей светлого оттенка. Из-за природной миловидности кадет всегда играл женские роли в постановках.

Великий князь Николай Михайлович в своей книге «Знаменитые россияне XVIII – XIX веков: Биографии и портреты» написал о Никите Бекетове следующее:

«Бекетов, отличавшийся нежным цветом лица и красотой, исполнял в них (театральных постановках) женские роли. Посетив однажды такой спектакль, Елизавета Петровна, пройдя на сцену до начала представления, нашла там Бекетова, спящим между декорациями. Пораженная его девической красотой, она велела опустить занавес и играть музыке, а сама осталась на сцене. В тот же вечер Бекетов был произведен в сержанты, а в последующие спектакли императрица всегда приезжала одевать его в женское платье. В 1750 году Бекетов произведен в поручики, в 1751 – в премьер-майоры и назначен адъютантом к графу А. Г. Разумовскому. Молодой, 20-летний фаворит, «возгордился, начал представлять из себя вельможу и принимать других вельмож и старых придворных в шлафроке»[2]Знаменитые россияне XVIII – XIX веков: Биографии
и портреты /по изд. вел. кн. Ник. Мих. «Русские портреты
XVIII и XIX столетий. – СПб.: Лениздат, 1996. – С.
118 – 120.
.

В свою очередь историк К.Валишевский в своей книге «Дочь Петра Великого» описал первую встречу так:

«Занавес стал опускаться, но, по знаку императрицы, его снова подняли, музыканты заиграли под сурдинку томную мелодию, а Елизавета с улыбкой, с блестящими и влажными глазами любовалась заснувшим актёром… На следующий день… Бекетов был произведён в сержанты… Несколько дней спустя он был взят из корпуса и получил чин майора. У него появились драгоценные кольца, бриллиантовые пуговицы, великолепные часы».

Императрица Елизавета Петровна Худ. Л. Каравак 1750
Императрица Елизавета Петровна Худ. Л. Каравак 1750

Доподлинно неизвестно, так ли началась история возвышения молодого фаворита, но факт, что 19-летний юноша приглянулся 42-летней императрице – неоспорим. Вскоре после судьбоносной театральной постановки, в начале октября 1750 года, Никита был произведён в подпоручики, а в 1751 выпустился из кадетского корпуса в звании премьер-майора, с назначением генерал-адъютантом к Разумовскому. При дворе поговаривали, что граф Бестужев лично хлопотал об адъютантстве Никиты при графе Алексее Григорьевиче Разумовском.

Фаворит императрицы и надежда канцлера Бестужева

А. П. Бестужев-Рюмин Худ. Л. Токке, XVIII век
А. П. Бестужев-Рюмин
Худ. Л. Токке, XVIII век
Появление молодого любовника при дворе стало причиной новой волны дворцовых интриг. По велению императрицы Никиту Бекетова разместили во дворце, подле царских покоев, чтоб Елизавета беспрепятственно могла навещать фаворита, когда пожелает. Помимо любви государыни, молодой человек получил расположение графа Разумовского, по приказу которого Бекетов получил звание полковника в мае 1751 года. Также проявил щедрость канцлер Бестужев, одарив фаворита императрицы дорогими камзолами, драгоценными часами, кольцами и бриллиантовыми пуговицами.

Поведение последнего отнюдь не было беспечным расточительством или бескорыстным порывом – получив сначала симпатию, а потом и доверие нового фаворита, канцлер намеревался в будущем взять его под свой контроль, оттеснить от трона Шуваловых и продолжить политическую игру по своим правилам. Тем временем в Петербург пришло лето: Елизавета Петровна с Бекетовым уехала в Петергоф, а Иван Шувалов временно покинул дворец.

Молодой Никита совершенно не смыслил в делах государственных и дворцовых интригах. Он был молод, хорош собой, беспечен и наивен. С одной стороны это делало его ещё более привлекательным в глазах императрицы, с другой – давало возможность недоброжелателям строить козни. Музыкально одарённый фаворит наслаждался природой и свободой действий – для собственной радости и удовольствия императрицы, Никита собрал в Петергофе придворный хор мальчиков, с которыми разучивал песни собственного сочинения. Музицирования проводились то в паке, то на берегу залива, и всё бы ничего, если бы злые языки не начали распускать слухи о сомнительном поведении молодого фаворита – дескать, занятия проходят в удалении от любопытных глаз, да и «увлечение мальчиками» – не лучший показатель благодетели.

Историк К. Валишевский пишет:

«Любя поэзию и музыку, Бекетов вдохновился деревенским воздухом и красотой природы. Он заставлял молодых людей петь мелодии своего сочинения и уводил их для спевок в парк. Эти экскурсии навлекли на него обвинение в разврате, распространяемое друзьями и родными Шувалова, и усеяли его лицо веснушками».

Долгие прогулки на воздухе и солнце привели к появлению веснушек на белом лице Никиты-Адониса. Этот, ныне милый атрибут, во времена императрицы Елизаветы считался серьёзным недостатком. Чистая белая кожа, без пятен и неровностей была обязательным условием красоты как женской, так и мужской. Потому с веснушками необходимо было бороться и в ход шли мази, притирки, белила и пудры – всё, что угодно, лишь бы вернуть благородную бледность лица и ровный цвет коже. Кто-то из «доброжелателей» (предположительно, Шуваловы) предложил Бекетову некое косметическое средство, которое должно было решить все проблемы с кожей, но на деле сработало прямо противоположно – лицо фаворита покрылось язвами и гнойными нарывами.

Придворные врачи, осмотрев любовника императрицы, предположили, что болезнь может быть опасна, и советовали Елизавете воздержаться от близкого контакта с молодым человеком. В то же время Мавра Егоровна Шувалова – близкая подруга государыни, её статс-дама, нашептала Елизавете Петровне, что гнойники и нарывы – вовсе не случайность, а результат непотребств, которые Никита творил всё это время со своими мальчиками из хора. Спасаясь от хвори и слухов, царица покинула Петергоф и опороченного юношу. Для Бекетова это было сильным ударом – полковник слёг с лихорадкой и в бреду горячки наговорил много лишнего, что подлило масла в огонь интриг и стало последним аргументом для удаления его от двора. Никита получил от императрицы последний подарок – имение Отрада, близ Царицына (Саратовский уезд Российской империи) и был уволен со двора за «непристойное поведение».

Заложенное тогда имение Отрада, станет в будущем центром Кировского района города Волгограда. Неизвестно, как бы сложилась судьба города, и был бы он вообще, если бы не злополучные прыщи молодого музыканта и поэта Бекетова. О следующих почти 6-и годах жизни Бекетова Никиты Афанасьевича ничего не известно. Предположительно, он налаживал жизнь в своём имении, придворной жизни не вёл, с императрицей более не встречался.

Герой войны и губернатор

Немецкая иллюстрация, изображающая сражение при Гросс-Егерсдорфе. Помимо отмеченного художником мужества русских солдат, на картине присутствует важная историческая деталь: сражение происходило в тумане.
Немецкая иллюстрация, изображающая сражение при Гросс-Егерсдорфе.
Помимо отмеченного художником мужества русских солдат, на картине присутствует важная историческая деталь:
сражение происходило в тумане.

Следующее упоминание о Бекетове Никите Афанасьевиче встречается не ранее 19 августа 1757 год, когда полковник отправился на фронт и принял участие в семилетней войне. Первым сражением стал бой при Грос-Егерндорфе, после которого Бекетова назначили командиром четвёртого гренадерского полка. Позже, 11 января 1758 полк под предводительством Никиты Афанасьевича был замечен в Кенигсберге, а августе того же года был при осаде крепости Кюстрин. 14 августа в сражении при Цорндорфе четвёртый гренадерский полк, находившийся во 2-й линии на правого флагна армии Фермора, был почти весь уничтожен прусской кавалерией, под начальством Зейдлица. 10 офицеров было убито, 18 – ранено, а сам Бекетов попал в плен на долгих два года до 1760 года[3]Д. Бантыш-Каменский, «Словарь достопамятных людей русской
земли». – Масловский, «Русская армия в Семилетнюю
войну». Москва, 1888 г. – Журнал военных действий
с 1757–1761 гг. С.-Петербург, 1762 г. – Словарь Венгерова.
– Рукописные материалы Баранова.
.

По возвращению из плена, Бекетову присвоили чин бригадира. В 1762 году по приказу императора Пётра III Никита Афанасиевич стал генерал-майором, а годом позже, по велению Екатерины II – губернатором Астрахани. Эту должность он занимал до 1780 года, пока не вышел в отставку и не удалился в своё имение Отрада.

Новатор и благодетель астраханской губернии

Вид на город Астрахань, рисунок XVIII века
Вид на город Астрахань,
рисунок XVIII века

Мирная жизнь Бекетову была более по вкусу. Он довольно быстро вжился в роль губернатора и со всем рвением принялся решать проблемы вверенного ему края. Губернатор-Бекетов развивал своё имение Отрада, основал ещё одно – Черепаха, развивал экономические связи и смело внедрял новшества.

Так до появления Никиты Афанасиевича Царицын был захудалым городишкой, который едва ли насчитывал 7 сотен домов, причём, только 9 из них были каменными. В тех краях не занимались обработкой земли, а вокруг была одна пустыня и песок. Бекетов внедрил землепашество, организовал рыбные промыслы и астраханское виноделие. Под его руководством начали массово заниматься виноградарством и шелководством на Нижней Волге. Для скорого развития земледелия губернатор переселил крестьян из внутренних губерний, а для виноделия приглашал известных мастеров из других стран. Селения быстро строились, увеличивалось население, рос доход губернатора и отчисления в казну. По инициативе Никиты Афанасиевича были изменены правила взимания податей с рыбных промыслов. Ранее доходы с этих промыслов поступали в казну только из Астраханской губернии, после же смены правил – их стала платить вся империя, что значительно наполнило государственный бюджет.

Чтоб защитить жителей от киргизских набегов, Бекетов распорядился построить Енотаевскую крепость. Также губернатор наладил торговые отношения с Персией. Немалое внимание Никита Афанасиевич уделял вопросу перемещения калмыков. Несколько раз астраханский губернатор уведомлял коллегию иностранных дел о намерении калмыков покинуть территорию империи, но вопреки всем усилиям, в 1771 году кочевой народ в количестве 400 тысяч вместе со всем имуществом и стадами ушли в Китай.
Эскийз Енотаевской крепости
Эскийз Енотаевской крепости

Бекетов основал несколько немецких поселений, в их числе, Сарепта – немецкая колония братьев-гернгутеров, получившая «библейское» название (по библейским сказаниям, в поселении с таким названием нашёл приют пророк Илия). Сарепта была основана в 1765 году, располагалась на плато Ергиненских высот, на правом берегу чуть ниже Царицына. Колонисты прибыли из Обер-Лаузитца в количестве 50 человек. Приехавшим было выделено 5870 десятин земли для освоения и 48748 рублей в долговременную рассрочку. Всего в период 1763-1766 годы в Поволжье приехало 6342 немецких семей. Справедливости ради, нужно отметить, что колонисты с радостью принимали и развивали все новшества. Так в Ахтубинской пойме начали заниматься шелководством. Климат для тутовых деревьев подходящий, потому дело пошло быстро и уже спустя несколько лет местные шелка покорили всю империю и Европу. Астраханский шёлк получил название «сарпинка» и пользовался огромной популярностью.

 Вид Сарепты в XVIII веке (внизу кладбище)
Вид Сарепты в XVIII веке (внизу кладбище)

Немецкий ученый Самуил Георг Гмелин, посетивший Сарепту в 1771 году, описал свои наблюдения так:

«Сарепта – есть истинное украшение как Царицынского уезда, так и всей Астраханской губернии».

Жители Царицына удостоились менее лестной оценки:

«…вообще беспорядочны, беспокойны, немиролюбивы и неприятельские мысли имеющие, обижают они сарпинских жителей, когда и где могут».

Самуил Готлиб Гмелин Неизв. худ. XVIII века
Самуил Готлиб Гмелин
Неизв. худ. XVIII века

Старания губернатора Астраханской губернии не остались незамеченными – Екатерина II произвела Бекетова в генерал-поручики в 1771 году и наградила орденом святой Анны I степени, а 21 апреля 1773 года – в сенаторы.

Первый курорт Российской империи – Ергенинские целебные воды

В 1775 году в степи, между Царицыным и Сарептой под руководством Бекетова открывается первый в империи «санаторий» – Ергенинские целебные воды. Сам минеральный источник был открыт сарептским врачом Иоганном Виром в 1769 году, конечно же, почти сразу получил название «Екатерининский». Вокруг открытого источника минеральной воды в имени Отрада, быстро вырастает небольшой городок из гостевых домиков. Поправить здоровье спешит знать из всей страны – князья, графья, митрополиты. Среди первых гостей: семья Воронцовых, Разумовских, князя Мелихов, Меньшов, Урусов, архимандрит астраханского монастыря, графиня Апраксина и пр. Не обошла вниманием целебные воды и императрица Екатерина II. Ергенинские целебные воды пользовались такой популярностью, что городок вокруг них прозвали в народе «Весёлой балкой», за шумные гуляния и атмосферу вечного праздника жизни.

Жизнь в отставке

В 1780 году Никита Афанасиевич Бекетов вышел в отставку. Доподлинно причина отстранения неизвестна, но в некоторых источниках значится, что губернатор не проявил должного упорства и силы в противодействии Пугачёву. Кстати сказать, последний, проходя со своей армией в сторону Астрахани, не только не разорил имение Отрада, но и был глубоко впечатлён богатством края и талантами его губернатора.

После отставки Бекетов поселился в Отраде и Черепахе. Бывший фаворит Елизаветы Петровны сумел угодить и императрице Екатерине. Если не защитой края. Так хоть аграрными успехами. Прознав о том, что государыня очень любит горчичное масло, Никита Афанасиевич задался целью вырастить горчицу в своём краю. В то время семена горчицы привозили из Франции, так как климатические условия не подходили для заморской пряности. Предприимчивый Бекетов нанял специалистов, и те вывели сорт горчицы, специально для астраханского края. Горчичное масло его производства, было отправлено на Императорскую выставку в Санкт-Петербург и получило высшие оценки и награды. В 90-х годах Бекетов был награждён золотой медалью «за модель мельницы, за распространение посевов горчицы и за совершенствование технологической выработки масел» от Вольного экономического общества. Также и богатые рыбные промыслы на Волге принесли широко известную «бекетовскую икру».

Бекетов скончался 9 июля 1794 года. Погребён в имении Черепаха. Никита Афанасиевич так и не женился. Информация о потоках очень противоречива и разрознена. По одной версии, было две дочери – Анна и Елизавета, при этом сведений о матери (или матерях) не сохранилось; по второй версии они были не дочерями, а «воспитанницами», их происхождение также неизвестно; по третьей версии было двое дочерей и сын, который носил фамилию Кетов. До 1803 года продолжалась делёжка наследства между И.И.Дмитриевым и В.А.Всеволжским (мужьями предполагаемых дочерей), при участии А.А.Ржевского и Г.Р.Державина, последний описал подробности этого дела в своих «Записках». Общая сумма наследства составила около 100 тысяч рублей.

Личная жизнь, творчество, духовные воззрения

Никита Афанасиевич Бекетов никогда не страдал ложной скромностью. Юношеские увлечения театром, сопровождали фаворита императрицы на протяжении всей жизни, лишь изменяли формы. Всегда и везде Бекетов стремился создать красоту и роскошь вокруг себя, возможно, потому настолько расцвела некогда пустынная Отрада и такой огромной популярностью пользовалась Весёлая балка.

Как писал о нём Новиков: «Он в молодых своих летах много писал стихов, а более всего песен» – с ранних лет Никита писал стихи и прозу. В 1759 году вышел сборник «Между делом безделье», в 1769 «Письмовник» Н.Г. Курганова, в 1770-1772 гг. «Собрание русских песен» в двух частях М.Д, Чулкова. В каждый из этих сборников входили песни и стихи Бекетова. Особую известность приобрела песня «Везде мне скучно стало». В 1769-1770 гг. его стихотворения были опубликованы в «Сборнике разных писем». Драма (по иным сведениям – трагедия) из ассирийской жизни «Никанор» (или «Эдип») была написана, но не напечатана, как и многие другие произведения, сгоревшие во время пожара в Отраде.

Племянник Бекетова, И.И. Дмитриев оставил о дяде следующие строки:

«Воспитанник любви и счастья богини Он сердца своего от них не развратил; Других обогащал, а сам, как стоик, жил, И умер посреди безмолвные пустыни!»

Не будем умалять красоту стихотворения своим скептицизмом, но аскетом Никита Афанасиевич не был никогда. Ни во времена учёбы в кадетском корпусе (не он ли стал прообразом Нарцисса?), ни во время фавора у императрицы Елизаветы (в роскоши дворца о скромности не думают), ни во время своего губернаторства в астраханской губернии. Единственное, что объединяет Бекетова со скромностью, так это называние масонской петербургской ложи, в которую входил Никита Афанасиевич – «Скромность».

Секта гернгутеров и астраханский губернатор

В начале своей губернаторской карьеры Бекетов активно занялся заселением вверенных ему земель. Одними из поселенцев стали немцы-колонисты, но не простые, а сектанты. Тут требуется небольшое отступление от темы, дабы пояснить всю пикантность ситуации.

Брат-гернгутер проповедует среди калмыков
Брат-гернгутер проповедует среди калмыков

Название самой секты гернгутеров происходит от городка Геригута. Именно сюда так называемые «Моравские братья» в 1727 году бежали из Чехии. Эти самые «братья» являлись адамитами, говорили, что являются последователями Праотца Адама – первого творения Бога и распространяли среди населения Богемии идею о новом потопе, только не водном, а кровавом. Дескать, грядёт апокалипсис и утонет мир в крови по уздечку коня. А они – «братья», пришли в этот мир, чтоб спасти мир от скверны и зла: «Прощение обид ближнему – это восьмой смертный грех, а милосердие –христианское – несмываемый позор!» и далее в таком роде. Сектанты истребляли всех несогласных с их учением, до кого могли дотянуться – сжигали деревни, вместе с жителями, нападали на селения и т.д.

Подрывали адамиты и моральные устои – на свои служения являлись исключительно в голом виде, а институт брака не признавали, как таковой. По их верованиям любая женщина и мужчина из секты могли образовывать пары на любой срок и по первому желанию, что одобрялось лидером и не считалось зазорным. Также по мнению адамитов, на небесах нет бога, а в преисподней – чертей.
«Моравские братья», иначе Богемские братья – христианская секта, основана в 1467 году сторонниками гуссита П. Хельчицкого; в 1548 году лишены церквей; в 1621 году подавлены в Чехии[4]Бекетов Никита Афанасьевич // Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). —
СПб., 1890—1907.
.

Бекетов радушно принял сектантов в астраханских землях и создал им отличные условия для жизни. Под их «духовные нужды» в Весёлой балке было выделено место, а на служениях были рады всем желающим.

Бекетов и Варвара Суворова

В 1780 году Никита Афанасиевич уходит в отставку с поста губернатора и переезжает в Отраду – заниматься горчичным маслом, виноделием, шелкопрядством и рыбными промыслами. В том же году, 26 апреля, Суворов получает назначение командующим Кубанским корпусом с пребыванием в Астрахани, куда и приезжает вместе с супругой после недавнего церковного примирения.

В. И. Суворова-Прозоровская Худ. В. Домашев
В. И. Суворова-Прозоровская
Худ. В. Домашев
Здесь важно отметить, что Варвара Ивановна Суворова (в девичестве Прозоровская) примерной женой не была изначально. К моменту прибытия в Астрахань, Суворов уже поднимал вопрос о разводе с Варварой из-за её романа с племянником Суворова – Николаем. Впрочем, тому было более чем достаточно причин, но сейчас не об этом. Развлечений в то время было не много, а расположенные в Весёлой балке минеральные воды служили местом отдыха и оздоровления для знати империи. Естественно, что Суворов в компании жены и Разумовского прибыл знакомиться с Бекетовым, хоть уже и не губернатором, но всё ещё важной персоной.

Вместе с осмотром достопримечательностей, Бекетов рассказал о секте гернгутеров, деятельности коей благоволил всё время своего губернаторства, и идеями которой увлекался сам. А дальше всё произошло весьма естественно и прозаично: Суворов отбыл по делам военным, жена Варвара осталась в имении Черепаха, где Бекетов стал ей наставником и духовным учителем. На тот момент Варваре Ивановне было 30 лет, а Никите Афанасиевичу – 45, но природное обаяние и красота экс-фаворита императрицы сыграло свою роль и отношения быстро перешли в интимные.

Как к этому относился сам Суворов? Кто знает? Возможно, генералиссимус был так утомлён предыдущими драмами семейной жизни, что предпочитал не замечать нового увлечения жены. В письме Петру Ивановичу Турчанинову Суворов пишет: «Варвара Ивановна упражняется ныне в благочестии, посте и молитвах под руководством ее достойного духовного пастыря». Под «пастырем» подразумевается как раз Бекетов. Как бы там ни было, а наставления оказались успешными – чувства Варвары к коварному племяннику полководца остыли и более не тревожили и не раздражали Суворова.

Далее судьба развела героев разные стороны и у семьи Суворовых случились новые драмы, однако Бекетов к ним отношения не имел. Сам Никита Афанасиевич так и не обзавёлся супругой, но приобрёл «воспитанниц» или дочерей. Учитывая симпатии Бекетова адамитам, не сложно предположить о причинах безбрачия и отсутствия официальных детей.

Память и памятники

Памятник Н. А. Бекетову в г. Волгоград
Памятник Н. А. Бекетову в г. Волгоград

В центре Кировского района города Волгограда, в сквере установлен памятник Никита Афанасиевичу Бекетову, как основателю имения Отрада. Именно Отрада стала первым поселением, благодаря которому в будущем рос и развивался Волгоград.

Список литературы

  1. Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 1 (А – И) /АН СССР: Ин-т рус. лит. – Л.: Наука, 1988. – С. 75 – 76.
  2. Знаменитые россияне XVIII – XIX веков: Биографии и портреты /по изд. вел. кн. Ник. Мих. «Русские портреты XVIII и XIX столетий. – СПб.: Лениздат, 1996. – С. 118 – 120.
  3. Д. Бантыш-Каменский, «Словарь достопамятных людей русской земли». – Масловский, «Русская армия в Семилетнюю войну». Москва, 1888 г. – Журнал военных действий с 1757–1761 гг. С.-Петербург, 1762 г. – Словарь Венгерова. – Рукописные материалы Баранова.
  4. Бекетов Никита Афанасьевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Оцени статью - помоги проекту:
(Пока оценок нет)
Загрузка...

Опубликовано: 30.08.2022
Изменено: 30.08.2022

Viktor Pelevin KGBT+

Покупая книги по нашим ссылкам, вы поддерживаете проект!


Чесноков Константин Иванович
Биограф, историк, публицист
Добрый день! Интересуюсь историей ещё со школы и убеждён, что изучение биографий выдающихся личностей не только обогащает знаниями, но и помогает лучше прочувствовать дух разных эпох.

Помните совет Ломоносова: "Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего"
P.S. Найти наши статьи в Google и Яндекс легко - просто набери в конце запроса "информарус", например:
"внешняя политика княгини Ольги информарус"