Миссия Информарус
12 мин
Портрет Семёна Кирилловича Нарышкина Неизв. худ.
Портрет Семёна Кирилловича Нарышкина
Неизв. худ. копия с оригинала С. Торелли
Нарышкин Семён Кириллович, (16 апр 1710 — 8 дек 1775) – потомок близкородственного Романовым рода, этот щеголь и красавец имел славу покорителя женских сердец, содержал домашний театр и ввёл моду на роговую музыку. После пылких, но непродолжительных отношений с цесаревной Елизаветой Петровной попал в опалу и был выслан за границу. При Анне Иоанновне находился во Франции и лишь ко времени вступления на престол императрицы Елизаветы вернулся к российскому двору.

Непродолжительное время исполнял обязанности посла в Англии, после этого в основном находился при дворе императрицы, иногда выполняя её поручения.

Происхождение и юность

Происходил из близкого императорскому рода Нарышкиных. По преданию, Нарышкины происходили от татарского вельможи Нарышкина, который в 1463 году перешел на русскую службу. Однако возвышение этой семьи относится лишь к концу XVII века, когда царь Алексей Михайлович женился на Наталье Кирилловне Нарышкиной, которая стала матерью императора Петра I.

Родился Семён Кириллович 16 апреля 1710 года в семье последнего кравчего Кирилла Алексеевича Нарышкина (московский губернатор в 1716-1719 гг.) и его жены Анастасии Яковлевны, урожденной княжны Мышецкой. Получил домашнее образование и в 1726 году уже был пожалован императрицей Екатериной I чином гоф-юнкера. По вступлению на престол Петра II получил чин камер-юнкера и назначение ко двору цесаревны Елизаветы.

Недолгая бытность фаворитом Елизаветы

Принадлежность к богатому дворянскому роду, весьма красивая внешность и склонность к щегольству быстро составили молодому дворянину славу «дон-жуана». После опалы Александра Бутурлина внимание цесаревны пало на Семёна Нарышкина. Свидетельств, способных охарактеризовать их отношения, практически не сохранилось, однако иностранные послы и подданные сообщали слухи о возможном браке Елизаветы и Семёна Кирилловича. Когда разговоры о тайном венчании распространились по двору, Нарышкина постигла судьба предшественника, только выслали его не на границы империи, а вообще за её пределы. Перед отъездом в Париж Нарышкину было строго наказано соблюдать глубочайшее инкогнито, проживая во Франции под фамилией дворянина Тенкина.

Портрет юной Елизаветы. Иван Никитин, 1720-е годы.
Портрет юной Елизаветы. Иван Никитин, 1720-е годы.

После того как Елизавету Петровну разлучили с Нарышкиным, она нашла утешение в бурной и искренней страсти с Алексеем Яковлевичем Шубиным, бедным дворянином из окрестностей Александровой слободы.

Находясь в Париже в мае 1741 года был пожалован в камергеры, а 31 декабря того же года был назначен чрезвычайным посланником в Англию. Семён Кириллович отдельно отмечал это поручение:

А по вступлени[и] Ея Императорского Величества всемилостивейшей государыни императрицы Елисавет Петровны на всероссийски[й] императорски[й] наследны[й] престол, в бытность мою в чюжестранных государствах, по имянному Ея Императорского Величества всемилостивейшему указу за собственноручным подписанием декабря 26 дня 1741 году пожалован я был Ея Императорского Величества действителным камергером, и повелено мне быть в Англи[и] на место находящагося тамо чрезвычайнаго послалника князя Щербатова чрезвычайным же посланником[1]РГАДА, ф. 248, оп. 1/102, д. 8122, ч. 1, лл. 66-67.

В рескрипте ему предписывалось: дать понять английскому министерству, что императрица желает продолжения доброго согласия и дружбы между Россией и Англией; не входить в обсуждение подробностей тогдашней европейской политической системы; наблюдать за намерениями Англии относительно войны с Испанией и за тем, какое участие может принять в этой войне Франция. Однако при этом сам Нарышкин больше предпочитал Англии уже успевшую полюбиться ему Францию. В Лондоне же более благосклонно относились к предшественнику нового посла, поэтому спустя полтора года Щербатов был возвращен, а Нарышкину было приказано возвращаться в Петербург.

На обратном пути в Россию, проезжая через Германию, Нарышкину представился случай быть представленным принцессе Ангхальт-Цербстской, Софии Фредерике Августе и её матери Иоганне Елизавете. Эти представители не слишком богатого и влиятельного прусского дворянства приходились дальними родственниками уже находящегося в Петербурге наследника российского престола Петра Ульриха. Всего через три года он по приказу Елизаветы Петровны поехал встречать принцессу Софью-Фридерику, вызванную в Россию в качестве невесты будущего императора Петра III. Сопровождая будущую императрицу, Семен Кириллович учил ее тому, как нужно садиться в русские сани, поскольку этот тип экипажа в ту пору в Европе был не известен.
Портрет великой княгини Екатерины Алексеевны Худ. Г. К. Грот, 1745
Портрет великой княгини Екатерины Алексеевны
Худ. Г. К. Грот, 1745

Нарышкин пользовался расположением Елизаветы Петровны, поэтому ходило множество слухов о его грядущем назначении — так, например, русский посол в Париже князь Кантемир, полагая, что Нарышкин возглавит Академию наук, писал: «тогда науки у нас пойдут в лучший путь, чем до сих пор шли». При дворе ходили слухи о возможном назначении Нарышкина канцлером вместо Бестужева. 30 ноября 1744 года он назначен гофмаршалом ко двору великого князя Петра Фёдоровича с чином генерал-лейтенанта. 18 декабря того же года награждён орденом Александра Невского.

И, тем не менее, несмотря на почетные поручения и награды, Семён Кириллович не всегда пользовался благосклонностью императрицы — её внимание в любовном смысле к тому времени было целиком сосредоточено на Алексее Разумовском. Известен случай, когда Елизавета во время бала подозвала к себе его красавицу-жену Марию Павловну и срезала ножницами все украшения с ее платья. Подобные унижения были не редкостью в поведении Елизаветы.

Дальнейшая судьба

В 1757 году Нарышкин был произведен в генерал-аншефы и сделан обер-егермейстером. В 1760 году был награждён орденом Святого Андрея Первозванного. Примерно в то же время он был назначен присутствовать в Придворной конторе.

Нарышкин вел роскошный образ жизни, имел прекрасный домашний театр, который посещали Высочайшие Особы. Кроме того, он завел превосходный оркестр роговой музыки, изобретенной придворным музыкантом, впоследствии капельмейстером Нарышкинского оркестра — чехом Иоганом Марешом. Оркестр состоял из нескольких десятков музыкантов, каждый из которых мог сыграть на длинном роге только одну ноту.

Генерал-аншеф Семён Кириллович Нарышкин
Нарышкин Семён Кириллович

Несколько месяцев Мареш занимался роговой музыкой втайне. На одном значительном приёме у Г. Нарышкина он решил продемонстрировать её гостям. Так описывает первое выступление рогового оркестра И. Х. Гинрихс:

… Зашла опять речь о прежнем предмете и Его Превосходительство жаловался чрезвычайно на Марешову нерачительность. Пошли тут многие на тот счёт насмешки. Один остряк сказал между прочим, что Мареш хочет выдумать особливую для диких зверей музыку. Мареш шутя тут с прочими совокупно и не трогаяся ни мало колкими насмешками сказал наконец важным и утвердительным видом: Что вы скажете тогда, есть ли сия музыка не имеет ни мало такой грубости, какую вы себе воображаете? Возродилось во всех чрезвычайное любопытство; а особливо когда узнали, что люди собраны уже в большой манеж и готовый сыграть разные штучки. Всяк вскоча из за стола спешил как можно скорее на место своего ожидания. Все поражены были чрезвычайным удивлением. Гофмаршал был тому столь обрадован, что обнявши Мареша не знал как ему изъявить своё удовольствие. Признавался с радостью в равенстве Гармонии; ибо валторны были бы к тому весьма слабы, и музыка не могла бы быть столь громка как ныне, в которой всю мелодию составляют охотничьи рога.[2]И. Х. Гинрихс. «Начало, успехи и нынешнее состояние
Роговой музыки», 1796 год

Выступление рогового оркестра, 1807 год
Выступление рогового оркестра, 1807 год

Роговая музыка звучала в имении Нарышкина каждую субботу и, по мнению современников, была очень мелодичной, по своему звучанию напоминая органную. В 1755 году императрица Елизавета, услышав на охоте роговой оркестр, приказала сделать такой же при своем дворе. В 1757 году Мареш достиг хороших результатов, и с тех пор многие русские вельможи стали заводить у себя оркестры роговой музыки, впоследствии роговые оркестры использовали в армии. Появление Нарышкина при Дворе в различных торжественных случаях всегда давало ему случай обратить внимание на его блестящий и оригинальный костюм, да и вообще он слыл первым щеголем своего времени. Примечательный факт — среди гостей «великолепных обедов» Нарышкина бывал известный граф Казанова, отзывавшийся об этих мероприятиях и самом хозяине одобрительно.

Семья

Семён Киррилович был женат на красавице Марии Павловне Балк-Полевой, которая приходилась внучкой Матрёны Монс (бывшей, в свою очередь, сестрой любовницы Петра I) Оба ребёнка пары, сын Кирилл и дочь Екатерина, умерли в детстве.

Дети:

Кирилл Семёнович Нарышкин (1761-1770)
Екатерина Семёновна Нарышкина (1763-1771)

Мария Павловна Нарышкина, неизв. худ. 1773\1774 гг
Мария Павловна Нарышкина,
неизв. худ. 1773\1774 гг

Список литературы

  1. РГАДА, ф. 248, оп. 1/102, д. 8122, ч. 1, лл. 66-67.
  2. И. Х. Гинрихс. «Начало, успехи и нынешнее состояние Роговой музыки», 1796 год
Оцени статью - помоги проекту:
(Пока оценок нет)
Загрузка...

Опубликовано: 18.07.2022
Изменено: 18.07.2022

Чесноков Константин Иванович
Биограф, историк, публицист
Добрый день! Интересуюсь историей ещё со школы и убеждён, что изучение биографий выдающихся личностей не только обогащает знаниями, но и помогает лучше прочувствовать дух разных эпох.

Помните совет Ломоносова: "Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего"
P.S. Найти наши статьи в Google и Яндекс легко - просто набери в конце запроса "информарус", например:
"внешняя политика княгини Ольги информарус"