Миссия Информарус
27 мин
Шувалов Иван Иванович Худ. Р. Рокотов
Шувалов Иван Иванович
Худ. Р. Рокотов. Нач. 1760-х гг
Иван Иванович Шувалов родился 1 ноября 1727 года в семье капитана гвардии Ивана Максимовича Шувалова и Татьяны Родионовны Шуваловой ( в девичестве Ратиславской). Шуваловы хоть и были дворянами, особыми богатствами не располагали, в дворцовой жизни участия не принимали, жили относительно бедно и тихо. В возрасте 14-и лет Иван лишился отца (причина неизвестна), потому мальчика растила мама, привязанность и нежное отношение к которой будущий фаворит сохранит на всю жизнь. Иван Иванович рос в оставшемся от отца доме в Москве, а также дедовском имении на Смоленщине.

Как водится у дворян того времени, Иван Шувалов получил домашнее образование. Уровень его оценить сложно, так как в один источниках упоминается, что он прекрасно владел аж четырьмя языками, в других упоминается лишь два – немецкий и французский. Впрочем, показателем качества образования можно счесть тот факт, что у Шувалова и Суворова был один учитель. Был ли Иван единственным ребёнком в семье – доподлинно неизвестно, но сведений о родных братьях и сёстрах не сохранилось, хотя в нескольких источниках упоминается его переписка с сестрой, при этом ни степень родства, ни имя сестры не значится.

Имел кузенов камер-юнкеров Александра и Петра. Последние приняли участие в дворцовом перевороте 1741-го года, в результате которого Иван VI (Иоан Антонович) был свергнут, а престол заняла дочь Петра I – Елизавета. Годом позже кузены, занявшие видное место при дворе новой императрицы, похлопотали о том, что Ивана взяли пажом ко двору. По их мнению, мальчик отличался приятной внешностью (хоть и был невысокого роста), а также проявлял большой интерес к учёбе, был хорошо воспитан и обладал добрым нравом.
Императрица Елизавета Петровна Худ. В. Ермолаев
Императрица Елизавета Петровна
Худ. В. Ермолаев

Начало жизни при дворе – паж, но не воин

На следующие несколько лет, а именно до 1749-го Иван Шувалов будто и не существовал вовсе, так как сведений о его деятельности не сохранилось. Можно предположить, что юноша жил при дворе, выполнял обязанности пажа и занимался самообразованием. Позже молодой фаворит Елизаветы Петровны продемонстрирует большую осведомлённость в искусстве, заинтересованность во французской литературе и любовь к чтению. Пожалуй, единственной приметной особенностью того периода жизни Ивана Шувалова можно считать тот факт, что молодой человек даже издали не видел армии. В то время военная карьера, в той или иной степени, была обязательным атрибутом взросления: кадетский корпус, сухопутный полк или нечто подобное проходил каждый малец, желавший лучшей жизни.

Нежный мальчик Иван Шувалов взрослел в тёплом и уютном дворце, вдали от казармы и тягот солдатской жизни, в окружении книг, предметов роскоши и коллекций живописи. Возможно, именно беззаботная юность стала причиной всей дальнейшей деятельности будущего просветителя и новатора.

Сохранились записи Великой княгини (в будущем императрицы Екатерины II) об Иване Шувалове:

«Я вечно его находила в передней с книгой в руке. Я тоже любила читать и вследствие этого я его заметила; на охоте я иногда с ним разговаривала; этот юноша показался мне умным и с большим желанием учиться… Ему было тогда восемнадцать лет, он был очень недурен лицом, очень услужлив, очень вежлив, очень внимателен и казался от природы очень кроткого нрава».[1]Е. В. Анисимов, “Женщины на российском престоле”,
2008

Портрет великой княгини Екатерины Алексеевны Худ. Г. К. Грот, 1745
Портрет великой княгини Екатерины Алексеевны
Худ. Г. К. Грот, 1745

Скромный фаворит императрицы Елизаветы

На свадьбе сестры Ивана Шувалова с князем Голицыным в 1749 году, стараниями кузенов Петра и Александра, юноше и царице Елизавете устроили встречу наедине. По иной версии их познакомила Мавра Егоровна Шувалова. Иван произвёл на государыню неизгладимое впечатление своим уровнем образования, утончёнными манерами и знанием этикета. Конечно, 40-летнюю императрицу привлекла и внешность 22-летнего Ивана Шувалова. Молодому фавориту тут же присваивается чин камер-юнкера, а в 1751-м – камергера.

Важно отметить, что Шувалов не стремился к чинам и званиям, даже отказывался от орденов и наград. Так в 1757 году Михаил Илларионович Воронцов представил Шувалову проект указа, по которому Иван Иванович получает титул графа, сенатора, орден Андрея Первозванного и поместья с крепостными в придачу, фаворит ответил:

«Могу сказать, что рожден без самолюбия безмерного, без желания к богатству, честям и знатности; когда я, милостивый государь, ни в каких случаях к сим вещам моей алчбы не казал в таких летах, где страсти и тщеславие владычествуют людьми, то ныне истинно и более причины нет».[2]Е. В. Анисимов, “Женщины на российском престоле”,
2008

Портрет Ивана Ивановича Шувалова Худ. Рокотов Ф. С. ок. 1754
Портрет Ивана Ивановича Шувалова
Худ. Рокотов Ф. С. ок. 1754

Не изменил своих взглядов Шувалов и в будущем, так несколько лет спустя Иван Иванович писал своей сестре:

«Благодарю моего Бога, что дал мне умеренность в младом моем возрасте, не был никогда ослеплен честьми и богатством, и так в совершеннейших годах еще меньше быть могу». [3]Анисимов Е.В. Россия в середине XVIII века // Страницы
политической истории России XVIII века. –М., 1988.

С. М. Соловьёв
С. М. Соловьёв
С. М. Соловьёв. писал о Шувалове следующее:

«И. И. Шувалов… среди тогдашней знати отличался мягкостью, людскостью обращения, который, прежде всего, старался сохранить со всеми добрые отношения, особенно же с людьми, выдающимися заслугами и способностями, старался казаться совершенно беспристрастным, свободным от воззрений своих родственников-графов Петра и Александра Шуваловых, старался „благородным учтивством“ и услугами сделать свой фавор приятным и желанным.»[4]Садовничий В. А. Иван Иванович Шувалов (1727—1797)
// О людях Московского университета. — 3-е изд., дополненное.
— М.: Издательство Московского университета, 2019.
— С. 22—26. — 356 с.

Портрет И. И. Шувалова, худ. Луи Токке, между 1750 и 1759
Портрет И. И. Шувалова,
худ. Луи Токке, между 1750 и 1759
Впрочем, говорить об абсолютной скромности молодого фаворита Елизаветы Петровны, было бы лукавством. Молодой человек не искал для себя личных наград и титулов, но его приобретения были куда более цены и ничуть не менее дорогостоящи. Потому мнение о том, что Шувалов – «фаворит-бессеребренник», меценат и филантроп, мягко говоря, сильно преувеличено. Иван Иванович приложил немало усилий и средств для коллекционирования книг, скульптур, живописи и других предметов искусства. Также Шувалов разжился дорогостоящей «игрушкой» – в 1755 году открыл Московский университет.

Московский университет и река Неглинная, слева церковь иконы Божией Матери «Знамение» на Шереметевом дворе. 1790-е гг. Неизв. Худ.
Московский университет и река Неглинная, слева церковь иконы Божией Матери «Знамение» на Шереметевом дворе. 1790-е гг.
Неизв. Худ.

Советник, секретарь, доверенное лицо императрицы

Императрица Елизавета Российская в черной мантилье, худ. П. А. Ротари, 1760
Императрица Елизавета Российская в черной мантилье, худ. П. А. Ротари, 1760
Увядающая императрица, рядом с красавцем-фаворитом, чувствует себя молодой и желанной. Шувалов мягок нравом, не склонен к конфликтам, внимателен и предупредителен; Елизавета несдержана, импульсивна и расточительна – возможно, секрет этих любовных отношений в балансе противоположностей. Довольно быстро фаворит не только покорил сердце государыни, но и завоевал безоговорочное доверие. В отличие от Никиты Бекетова, который служил лишь телесным потребностям императрицы, Шувалов стал больше, чем прихотью плоти. Именно Иван Иванович вёл все дела, составлял тексты приказов, представлял их в Сенате и отвечал на все вопросы придворных и служащих.

Внешне скромный и якобы непритязательный молодой человек постепенно сосредотачивал в своих руках всю власть и влияние. От его мнения и видения во многом зависели судьбы и успех многих людей империи. Так, например, в 1759 Воронцов, просил Шувалова добыть тому у императрицы монополию на продажу зерна за границу. На что Иван Иванович ответил, что не может поступить «против своей чести», а монополия вредна для государства, потому в просьбе канцлеру было отказано.

После опалы Бестужева-Рюмина, все дела окончательно закрепляются за Шуваловым. Он принимает иностранных гостей, ведёт переговоры, деловые и личные переписки. Иван Иванович активно переписывается с иностранцами, обсуждает свои планы и взгляды. Из переписки с французским философом Гельвецием в 1761 году о том, что долгое время правители Российской империи, будучи иностранцами, не особо радели за развитие образования в стране:

«Вот почему, благородная ревность к учению совершенно была погашена во многих моих соотечественниках… Столь неприятный для нас промежуток времени дал повод некоторым иностранцам несправедливо думать, что отечество наше не способно производить таких людей, какими бы они должны быть».[5] И. И. Шувалов и его иностранные корреспонденты / Публ.
Н.Голицына. — М.: Лит. наследство, 1937. — Т. 29-30.
— С. 269—272., отрывок на викисорс

Портрет И. И. Шувалова худ. Jean Louis de Velly, между 1755 и 1757
Портрет И. И. Шувалова
худ.
Jean Louis de Velly, между 1755 и 1757

Секретарь французского посольства Ж.Л.Фавье описывал роль Шувалова так:

«Он вмешивается во все дела, не нося особых званий и не занимая особых должностей, чужестранные посланники и министры постоянно видятся с Иваном Ивановичем Шуваловым и стараются предупреждать его о предмете своих переговоров. Одним словом, он пользуется всеми преимуществами министра, не будучи им; впрочем, влияние на дела он имеет, действуя сообща со своими двоюродными братьями».[6]Е. Анисимов, “Елизавета Петровна”, 2005

Чем старше становилась императрица, чем больше болела и уединялась в Царском Селе – тем больше власти получал Шувалов.

Меценат и просветитель

Портрет И. И. Шувалова, худ. А. П. Лосенко, ок. 1760
Портрет И. И. Шувалова,
худ. А. П. Лосенко, ок. 1760
Если верить воспоминаниям княгини Дашковой, то Шувалову постоянно присылали книги из Франции, в особенности – новинки. Французская культура, в особенности, литература, вообще занимала фаворита. Коль сколько он ни рассуждал о том, что цари-иностранцы не развивали культуру и образование, а в 1754 году Шувалов открывает первый в империи литературный журнал «Le Cameleon letteraire» («Хамелеон переписки»). Примечательно, что на французском языке. В журнале обсуждаются зарубежные новинки литературы и театра. «Хамелеон» печатается в типографии Академии искусств, редактором был назначен секретарь Шувалова – писатель-масон Т.Г. Чуди.

Годом позже выходит ещё один журнал, уже на русском языке – «Ежемесячные сочинения», к его публикации имеет непосредственное отношение М.В. Ломоносов. С последним у Шувалова вообще складываются очень тёплые отношения. Он хлопочет перед государыней за дворянский титул для Ломоносова, а также заботится о материальных благах для учёного.

«Чтоб ободрить его, я взял его с собою в Царское Село. Он описал в стихах Славянку. Я выпросил ему деревеньку в сорок душ за Ораниенбаумом»,[7]Тимковский И. Ф. “Мое определение в службу”
// Москвитянин, № 20. 1852, vostlit.info

– так опишет Шувалов свою поездку с Ломоносовым. Совместным детищем Ломоносова и Шувалова стал Московский университет, открытый 12 января 1755 года.

Портрет графа И. И. Шувалова худ. Е. П. Чемесов, 1760
Портрет графа И. И. Шувалова
худ. Е. П. Чемесов, гравюра 1760

Сама идея основания учебного заведения принадлежала Ломоносову, но реализовать её самостоятельно он не имел возможностей – не хватало ни средств, ни влияния. Тогда за дело взялся скромный фаворит: он не только лично выбирал профессуру, но заведовал бюджетом, писал учебные программы, а также обеспечил университету ряд привилегий и автономию от местных властей. Ещё пара штрихов к скромному портрету фаворита: университет был открыт в день именин матери Шувалова – Татьяны, а первым куратором стал сам Иван Иванович.

Фаворит императрицы имел несколько странное чувство юмора. Шувалов любил приглашать к себе на обеды двух давних конкурентов – Ломоносова и Сумарокова, наблюдал за их ссорами и спорами, считая это забавным. Ломоносов потом писал покровителю письма, выражая своё отношение к таким мероприятиям:

«Не токмо у стола знатных господ или у каких земных владетелей дураком быть не хочу, но ниже у самого Господа Бога, который мне дал смысл, пока разве отнимет». [8]Письмо Ломоносов М. В. – Шувалову И. И., 19 января
1761 г., lomonosov.niv.ru

«Посещение императрицей Елизаветой Петровной мастерской Ломоносова» , А.В.Маковский
«Посещение императрицей Елизаветой Петровной мастерской Ломоносова» , А.В.Маковский

Позже фаворит Елизаветы откроет Академию художеств в 1757 году и Казанскую гимназию в 1758-м. Академию художеств Иван Иванович возглавлял в период с 1757 по 1763 года. Он довольно быстро сформировал педагогический состав, набрал студентов и организовал работу учебного заведения. Уезжая за границу (после смерти Елизаветы Петровны), Шувалов передал Академии более ста полотен из личной коллекции. Среди них были работы Рубенса, Рембрандта, Перуджино, Тинторетто, Пуссена, Веронезе, Ван-Дейка и других. Не стоит говорить, что коллекция стоила немалых денег уже тогда – возвращаясь к вопросу о том, что фавориту были чужды дорогие удовольствия и он человек «без желания к богатству».

Кабинет И.И. Шувалова Копия с не сохранившейся картины Ф.С. Рокотова, написанной не позднее 1758
Кабинет И.И. Шувалова
Копия с не сохранившейся картины Ф.С. Рокотова, написанной не позднее 1758

Сотрудничество с Вольтером

Ещё одним штрихом к портрету скромного любителя русской культуры может стать книга «История России при Петре Великом», написанная по его заказу лучшим автором тогдашней Европы – Вольтером. Материалы для книги собирала Академия наук и лично Ломоносов, Миллер и Штелин. Естественно, проект щедро оплачивался, все материалы направлялись прямиком из Петербурга. Шувалов ожидал от Вольтера рукописи на утверждение, однако не получил её – первый том книги ушёл в печать без российской редактуры в первозданном авторском виде. Произведение получило холодный приём в империи, а инициатор его написания подвергся жесточайшей критике. Конечно, недоброжелатели обвинили Шувалова и в выборе автора (зачем сотрудничать с Вольтером, если есть свои историки), и в разбазаривании средств, и в непозволительной вседозволенности. Второй том было решено выпускать только после прохождения цензуры, его написание было отложено на неопределённый срок.
Портрет Вольтера, гравюра Pierre-Michel Alix по портрету Ж. Ф. Гарнре, 1754
Портрет Вольтера,
гравюра Pierre-Michel Alix по портрету Ж. Ф. Гарнре, 1754

После смерти Елизаветы Петровны

Ожидаемо, что жизнь фаворита изменилась после смерти императрицы. Он в раз потерял и влияние, и власть, и всякий вес при дворе. Наладить отношения с новым императором у Шувалова особо не получилось. Хоть Пётр III и не питал неприязни к Ивану Ивановичу и даже признал «своим другом», найти при дворе достойное место для экс-фаворита не смог.

В 1762 году Шувалов был назначен директором Сухопутного шляхетского корпуса. Подобное назначение стало причиной для шуток в обществе и при дворе, потому как более нелепого назначения для никогда не видевшего даже издалека казарм Шувалова, придумать было невозможно.

Коронационный портрет императора Петра III Худ. Л. К. Пфанцельт, 1761
Коронационный портрет императора Петра III
Худ. Л. К. Пфанцельт, 1761

Счастливая сытая и беззаботная жизнь Ивана Ивановича Шувалова при русском дворе началась и закончилась дворцовыми переворотами: после свержения Петра III, при Екатерине II, бывшему фавориту были не рады. Императрица имела своих фаворитов и советников, взглядов Шувалова не разделяла, его поддержки не искала. Единственным вариантом был отъезд из Российской империи.

Обнародование манифеста о назначении времени коронования Екатерины II в 1762 году гравюра
Обнародование манифеста о назначении времени коронования Екатерины II в 1762 году
гравюра

Тайный советник императрицы Екатерины II в Европе

За годы своего возвышения, Иван Иванович обзавёлся связями в Европе, потому отправился в путешествие длинною в 14 лет. «Скромный» фаворит скопил достаточное состояние, чтоб свободно жить в Италии, Франции и Швейцарии, собирать личную коллекцию произведений античного искусства. Шувалов посещал литературные салоны, гостил у Вольтера, даже попал в так называемую «Сиреневую Лигу» – круг приближенных Марии Антуанетты. Последнее событие привлекло внимание Екатерины II: дело в том, что ранее в «Лигу» иностранцев не допускали, а именно там вершились все политические дела Франции.

Первый раз российская императрица обратилась к Шувалову в 1769 году, при подготовке экспедиции Алексея Орлова в Эгейское море. Связи Ивана Ивановича с министрами и дворянами помогли обеспечить нужную поддержку графу. Во второй раз царица попросила Ивана Шувалова решить вопрос с нунцием Дурини из Варшавы – его недоброжелательное отношение к Российской империи путало все планы государыни. Шувалов имел связи в Римской курии и смог повлиять на тогдашнего Папу – Климента XIV, и не только добиться отстранения Дурини, но и назначения на его место подходящего кандидата, которого выбрал Иван Иванович лично. После таких подвигов в 1773 году, экс-фавориту в изгнании присвоили чин действительного тайного советника и обер-камергера с ежегодной пенсией в 10 000 рублей. В 1777 Шувалов вернулся в Москву.

Вид на Москву с балкона Кремлевского дворца в сторону Москворецкого Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1797 г.
Вид на Москву с балкона Кремлевского дворца в сторону Москворецкого
Гравюра Ф. Лорие (или М. Г. Эйхлера) по рисунку Ж. Делабарта. 1797 г.

Завершение карьеры и смерть

Портрет И. И. Шувалова, неизв. худ, 1780-е
Портрет И. И. Шувалова,
неизв. худ, 1780-е
По возвращении Шувалов получил ордена Св. Андрея Первозванного и Св. Владимира I степени и признание заслуг от самой государыни и придворных. Такие высокие награды позволили Ивану Ивановичу находиться при дворе, присутствовать на вечерних собраниях императрицы, играть с ней в карты и сопровождать в поездках. Не сказать, чтоб прежнее влияние и власть вернулись в руки бывшего фаворита Елизаветы Петровны, но его положение при дворе явно улучшилось. Об этом свидетельствует тот факт, что Шувалов сопровождал Екатерину в поездке в Крым, в 1787 году.

Салют в Каневе в честь приезда Екатерины II в Крым худ. Ян Ежи Плерш, 1787
Салют 25 апреля 1787 в Каневе в честь приезда Екатерины II в Крым
худ. Ян Ежи Плерш, 1787
Портрет И. И. Шувалова Худ. Д. Левицкий, конец 1780-1790-е
Портрет И. И. Шувалова
Худ. Д. Левицкий, конец 1780-1790-е
Помимо своей деятельности при дворе, Шувалов вернулся к привычным для него делам – занимался вопросами Академии искусств, отбирал экспонаты для Эрмитажа, отдавал на реставрацию картины и скульптуры. У себя дома Иван Иванович организовал литературный салон, который посещали Екатерина Дашкова, Денис Фонвизин, Иван Дмитриев, Михаил Херасков, Гавриил Державин, граф П. В. Завадовский, сенатор, статс-секретарь императрицы Екатерины II А. В. Храповицкий и многие другие. Много внимания уделял Шувалов и цесаревичу Павлу, у которого пользовался большим авторитетом.

Шувалов имел много чаяний, надежд и планов. Безусловно, он сыграл важную роль в развитии образования и искусства того времени. С его подачи было основано множество школ в губерниях, он лично помогал талантливым молодым людям получать образование, регулярно делал пожертвования для больниц и сиротских домов.

Умер Иван Иванович 15 ноября 1797 года, простудившись во время поездки в Павловск. Его похоронили в Малой Благовещенской церкви Александро-Невского монастыря. Похороны были пышные и многолюдные.

Надгробие И.И.Шувалова в Благовещенской усыпальнице
Надгробие И.И.Шувалова в Благовещенской усыпальнице

Список литературы

  1. Е. В. Анисимов, “Женщины на российском престоле”, 2008
  2. Е. В. Анисимов, “Женщины на российском престоле”, 2008
  3. Анисимов Е.В. Россия в середине XVIII века // Страницы политической истории России XVIII века. –М., 1988.
  4. Садовничий В. А. Иван Иванович Шувалов (1727—1797) // О людях Московского университета. — 3-е изд., дополненное. — М.: Издательство Московского университета, 2019. — С. 22—26. — 356 с.
  5. И. И. Шувалов и его иностранные корреспонденты / Публ. Н.Голицына. — М.: Лит. наследство, 1937. — Т. 29-30. — С. 269—272., отрывок на викисорс
  6. Е. Анисимов, “Елизавета Петровна”, 2005
  7. Тимковский И. Ф. “Мое определение в службу” // Москвитянин, № 20. 1852, vostlit.info
  8. Письмо Ломоносов М. В. – Шувалову И. И., 19 января 1761 г., lomonosov.niv.ru
Оцени статью - помоги проекту:
(1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Опубликовано: 15.09.2022
Изменено: 15.09.2022

Viktor Pelevin KGBT+

Покупая книги по нашим ссылкам, вы поддерживаете проект!


Чесноков Константин Иванович
Биограф, историк, публицист
Добрый день! Интересуюсь историей ещё со школы и убеждён, что изучение биографий выдающихся личностей не только обогащает знаниями, но и помогает лучше прочувствовать дух разных эпох.

Помните совет Ломоносова: "Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего"
P.S. Найти наши статьи в Google и Яндекс легко - просто набери в конце запроса "информарус", например:
"внешняя политика княгини Ольги информарус"