Миссия Информарус
Главная » Игорь Рюрикович » Источники информации » Продолжатель Феофана "Жизнеописания Царей"

Книга VI

Царствование Романа

39. Одиннадцатого июня четырнадцатого индикта[1]Т. е. 941 г. на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы, коих именуют также дромитами, происходят же они из племени франков[2]Псевдо-Симеон (Ps.-Sym. 707.6) объясняет название русских
дромитами следующим образом: «Дромитами они назывались
потому, что обладали способностью быстрого передвижения»
(от греч. dromoV — «бег»). А. Васильев утверждает,
что название происходит от моста в устье Днепра, откуда
русские отправлялись в свои набеги на. Константинополь
(см.: Vasiliev А. The Second Russian Attack on Constantinople
// DOP. 1959. Vol. 6. P. 219; ср.: Николаев В. Свидетельство
хроники Псевдо-Симеона о Руси — дромитах и поход Олега
на Константинополь в 907 г. // ВВ. 1981. Т. 42. С.
151).
. Против них со всеми дромонами и триерами, которые только оказались в городе, был отправлен патрикий[3]Имеется в виду патрикий Феофан, см. выше.. Он снарядил и привел в порядок флот, укрепил себя постом и слезами и приготовился сражаться с росами. Когда росы приблизились и подошли к Фаросу (Фаросом называется сооружение, на котором горит огонь, указующий путь идущим в ночи), патрикий, расположившийся у входа в Евксинский понт (он назван «гостеприимным» по противоположности, ибо был прежде враждебен для гостей из-за постоянных нападений тамошних разбойников; их, однако, как рассказывают, уничтожил Геракл, и получившие безопасность путешественники переименовали понт в «гостеприимный»)[4]«Евксинский» означает в переводе «гостеприимный», «враждебный»
— в греческом тексте kakoxeinoV (досл. «дурно расположенный
к гостям»).
, неожиданно напал на них на Иероне, получившем такое название из-за святилища, сооруженного аргонавтами во время похода. Первым вышедший на своем дромоне патрикий рассеял строй кораблей росов, множество их спалил огнем, остальные же обратил в бегство. Вышедшие вслед за ним другие дромоны и триеры довершили разгром, много кораблей потопили вместе с командой, многих убили, а еще больше взяли живыми. Уцелевшие поплыли к восточному берегу, к Сгоре. И послан был тогда по суше им наперехват из стратигов патрикий Варда Фока с всадниками и отборными воинами. Росы отправили было в Вифинию изрядный отряд, чтобы запастись провиантом и всем необходимым, но Варда Фока этот отряд настиг, разбил наголову, обратил в бегство и убил его воинов. Пришел туда во главе всего восточного войска и умнейший доместик схол Иоанн Куркуас, который, появляясь то там, то здесь, немало убил оторвавшихся от своих врагов, и отступили росы в страхе перед его натиском, не осмеливались больше покидать свои суда и совершать вылазки. Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена, а из пленных одних распинали на [176] кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связали за спиной руки и вгоняли им в голову железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов. Однако надвигалась зима, у росов кончалось продовольствие, они боялись наступающего войска доместика схол Куркуаса, его разума и смекалки, не меньше опасались и морских сражений и искусных маневров патрикия Феофана и потому решили вернуться домой. Стараясь пройти незаметно для флота, они в сентябре пятнадцатого индикта[5]Т. е. 15 сентября того же 941 г. (индикт у византийцев
начинался с сентября).
ночью пустились в плавание к фракийскому берегу, но были встречены упомянутым патрикием Феофаном и не сумели укрыться от его неусыпной и доблестной души. Тотчас же завязывается второе сражение, и множество кораблей пустил на дно, и многих росов убил упомянутый муж. Лишь немногим удалось спастись на своих судах, подойти к побережью Килы и бежать с наступлением ночи. Патрикий же Феофан, вернувшийся с победой и великими трофеями, был принят с честью и великолепием и почтен саном паракимомена[6]О походе русских 941 г. сохранились свидетельства ряда
византийских источников, а также упоминания Лиутпранда Кремонского и арабского писателя аль-Масуди. Рассказывается о походе и в «Повести временных лет».
Детальному изложению всех событий похода посвящена
специальная глава книги М. В. Левченко (см.: Левченко
М. Очерки… С. 128 и след.).
.

Скачать книгу

Список литературы

  1. Т. е. 941 г.
  2. Псевдо-Симеон (Ps.-Sym. 707.6) объясняет название русских дромитами следующим образом: «Дромитами они назывались потому, что обладали способностью быстрого передвижения» (от греч. dromoV — «бег»). А. Васильев утверждает, что название происходит от моста в устье Днепра, откуда русские отправлялись в свои набеги на. Константинополь (см.: Vasiliev А. The Second Russian Attack on Constantinople // DOP. 1959. Vol. 6. P. 219; ср.: Николаев В. Свидетельство хроники Псевдо-Симеона о Руси — дромитах и поход Олега на Константинополь в 907 г. // ВВ. 1981. Т. 42. С. 151).
  3. Имеется в виду патрикий Феофан, см. выше.
  4. «Евксинский» означает в переводе «гостеприимный», «враждебный» — в греческом тексте kakoxeinoV (досл. «дурно расположенный к гостям»).
  5. Т. е. 15 сентября того же 941 г. (индикт у византийцев начинался с сентября).
  6. О походе русских 941 г. сохранились свидетельства ряда византийских источников, а также упоминания Лиутпранда Кремонского и арабского писателя аль-Масуди. Рассказывается о походе и в «Повести временных лет». Детальному изложению всех событий похода посвящена специальная глава книги М. В. Левченко (см.: Левченко М. Очерки… С. 128 и след.).