Миссия Информарус
Главная » Вещий Олег » Источники информации » С. М. Соловьёв "История Российская"

Глава пятая

Предания о Рюрике, об Аскольде и Дире. – Олег, его движение на юг, поселение в Киеве. – Строение городов, дани, подчинение племен. – Греческий поход. – Договор Олега с греками. – Смерть Олега, значение его в памяти народной. – Предание об Игоре. – Походы на Константинополь. – Договор с греками. – Печенеги. – Смерть Игоря, его характер в преданиях. – Свенельд. – Походы руссов на Востоке.

….

В 869 году, по счету летописца, умер Рюрик, оставив малолетнего сына Игоря, которого отдал на руки родственнику своему Олегу. Последний как старший в роде, а не как опекун малолетнего князя, получил всю власть Рюрика и удерживал ее до конца жизни своей. Если Рюрик уже сделал шаг вперед на юг по восточному пути, перейдя из Ладоги в Новгород, то преемник его двинулся гораздо далее и дошел до конца пути. Движение это было, однако, довольно медленно: три года, по счету летописца, пробыл Олег в Новгороде до выступления в поход на юг; потом он двинулся по водному восточному пути, собравши войско из варягов и из всех подвластных ему племен – чуди, славян (ильменских), мери, веси, кривичей. Это обстоятельство есть самое важное в нашей начальной истории. Мы видели, что варягам давно был известен великий водный путь из Балтийского моря в Черное, давно ходили они по нем, но ходили малыми дружинами, не имели ни желания, ни средств утвердиться на этом пути, смотрели на него, как на путь только, имея ввиду другую цель. Но вот на северном конце этого пути из нескольких племен составляется владение, скрепленное единством власти; повинуясь общему историческому закону, новорожденное владение вследствие сосредоточения своих сил чрез единство власти стремится употребить в дело эти силы, подчинить своему влиянию другие общества, другие племена, менее сильные. Князь северного владения выступает в поход, но это не вождь одной варяжской шайки, дружины – в его руках силы всех северных племен; он идет по обычному варяжскому пути, но идет не с целию одного грабежа, не для того только, чтобы пробраться в Византию; пользуясь своею силою, он подчиняет себе все встречающиеся ему на пути племена, закрепляет себе навсегда все находящиеся на нем места, города, его поход представляет распространение одного владения на счет других, владения сильного на счет слабейших. Сила северного князя основывается на его правительственных отношениях к северным племенам, соединившимся и призвавшим власть, – отсюда видна вся важность призвания, вся важность тех отношений, которые утвердились на севере между варяжскими князьями и призвавшими племенами.

Перешедши волок и достигши Днепра, Олег утверждается в земле днепровских кривичей, закрепляет себе их город Смоленск, сажает здесь своего мужа, разумеется, не одного, но с дружиною, достаточною для удержания за собой нового владения. Из Смоленска Олег пошел вниз по Днепру, пришел в землю северян, взял город их Любеч и прикрепил его к своему владению, посадив и здесь мужа своего. Как достались Олегу эти города, должен ли был он употреблять силу или покорились они ему добровольно – об этом нельзя ничего узнать из летописи. Наконец, Олег достиг Киева, где княжили Аскольд и Дир; здесь, по преданию, он оставил большую часть своих лодок назади, скрыл ратных людей на тех лодках, на которых подплыл к Киеву, и послал сказать Аскольду и Диру, что земляки их, купцы, идущие в Грецию от Олега и княжича Игоря, хотят повидаться с ними. Аскольд и Дир пришли, но тотчас же были окружены ратными людьми, повыскакавшими из лодок; Олег будто бы сказал киевским князьям:

«Вы не князья, ни роду княжеского, а я роду княжеского»

и, указывая на вынесенного в это время Игоря, прибавил:

«Вот сын Рюриков».

Аскольд и Дир были убиты и погребены на горе. Разумеется, историк не имеет обязанности принимать предание с теми подробностями, в тех чертах, в каких оно достигло до первого летописца и записано им. В этом предании видно как будто намерение оправить Олега, дать северным князьям Рюрикова рода право на владение Киевом, где сели мужи Рюрика, не князья, не имевшие права владеть городом независимо. Олег представлен не завоевателем, но только князем, восстановляющим свое право, право своего рода, нарушенное дерзкими дружинниками. Быть может, само предание о том, что Аскольд и Дир были члены дружины Рюриковой, явилось вследствие желания дать Рюрикову роду право на Киев[1]Старание связать Киев с севером и Новгородом видно
также в
другом предании, по которому основатели Киева
— Кий, Щек и Хорив — были разбойники в Новгородской
области; новгородцы посадили их с сестрою Лыбедью
и 27 товарищами в темницу и хотели повесить, но князь
из жалости дал им свободу и проч. Синодал. Библиот.
книга о древности Российского государства, № 529.
— Как видно, сказка эта произошла от смешения двух
преданий — об основателях Киева и о первых варяжских
князьях его.
. В некоторых списках летописи встречаем также подробности о неприязненных отношениях Аскольда и Дира к Рюрику: так, есть известие, что они по неудовольствию оставили северного князя, не давшего им ни города, ни села[1]Архангелогородский летописец (Летописец, содержащий
в себе историю от 852 до 1598 года), М. 1781, стр.
4. См. также Устюжский летописный свод, М. — Л. 1950,
стр. 20.
, что потом, утвердясь в Киеве, воевали полочан и наделали им много зла[2]Русская летопись по Никонову списку, ч. I, стр. 16.
См. также ПСРЛ, т. IX, стр. 9.
очень вероятно, что они могли нападать на южные, ближайшие к ним пределы владений Рюриковых, Также замечено было уже известие о бегстве новгородцев, недовольных Рюриком, в Киев к Аскольду и Диру.

Как бы то ни было, убив Аскольда и Дира, Олег утвердился в Киеве, сделал его своим стольным городом; по свидетельству летописца, Олег сказал, что Киев должен быть «матерью городам русским»[3]Полн. собр. р. лет., I, 10: «Се буди мати градом русским». «Беша у него Варязи и Словени, и прочи прозвашася Русью».
— Любопытно, что по смыслу этого известия, варяги
и славяне прозываются русью только по утверждении
в Киеве.
. Понятно в смысле предания, что Олег не встретил сопротивления от дружины прежних владельцев Киева: эта дружина и при благоприятных обстоятельствах была бы не в состоянии померяться с войсками Олега, тем более, когда так мало ее возвратилось из несчастного похода греческого; часть ее могла пристать к Олегу, недовольные могли уйти в Грецию. Понятно также, почему Олег остался в Киеве: кроме приятности климата, красивости местоположения и богатства страны сравнительно с севером, тому могли способствовать другие обстоятельства. Киев, как уже было замечено, находится там, где Днепр, приняв самые большие притоки свои справа и слева, Припять и Десну, поворачивает на восток, в степи – жилище кочевых народов. Здесь, следовательно, должна была утвердиться главная защита, главный острог нового владения со стороны степей; здесь же, при начале степей, должно было быть и, вероятно, было прежде сборное место для русских лодок, отправлявшихся в Черное море. Таким образом два конца великого водного пути, на севере со стороны Ладожского озера и на юге со стороны степей, соединились в одном владении. Отсюда видна вся важность этого пути в нашей истории: по его берегам образовалась первоначальная Русская государственная область; отсюда же понятна постоянная тесная связь между Новгородом и Киевом, какую мы видим впоследствии; понятно, почему Новгород всегда принадлежал только старшему князю, великому князю киевскому.

Первым делом Олега в Украйне было построение городов, острожков, сколько для утверждения своей власти в новых областях, столько же и для защиты со стороны степей. Потом нужно было определить отношения к старым областям, к племенам, жившим на северном конце водного пути, что было необходимо вследствие нового поселения на юге; главная форма, в которой выражались отношения этих племен к князю, была дань, и вот Олег уставил дани славянам (ильменским), кривичам и мери; новгородцы были особо обязаны платить ежегодно 300 гривен для содержания наемной дружины из варягов, которые должны были защищать северные владения. Сперва, как видно, эта стража состояла исключительно из варягов, потом, когда эта исключительность исчезла, то вместо варягов встречаем уже общее название гридей, наемная плата увеличивалась по обстоятельствам: так, после раздавалась гридям уже тысяча гривен вместо трехсот; прекратилась эта выдача денег со смертию Ярослава I[4]Там же, стр. 56: «Ярославу же сушу Новегороде, и уроком дающю Киеву две тысяче гривне от года до года, а тысячу Новегороде гридем раздаваху: а тако даяху посадници Новъгородстии, а Ярослав сего не даяще отцю своему»., вероятно, потому, что с этого времени новгородцы не могли более опасаться нападений ни с которой стороны, а, может быть, также между ними и князьями сделаны были другого рода распоряжения относительно внешней защиты.

Построив города и установив дани у племен северных, Олег, по преданию, начинает подчинять себе другие племена славянские, жившие к востоку и западу от Днепра. Прежде всего Олег идет на древлян, у которых давно шла вражда с полянами; древляне не поддались добровольно русскому князю, их нужно было примучить, чтобы заставить платить дань, которая состояла в черной кунице с жилья. В следующем, по счету летописца, году (884) Олег пошел на северян, победил их и наложил дань легкую; эта легкость должна объясняться малым сопротивлением северян, которые платили дань козарам и, следовательно, могли легко согласиться платить ее русскому князю; с своей стороны Олег должен был наложить на них только легкую дань, чтобы показать им выгоду русской зависимости перед козарской; он, по преданию, говорил северянам:

«Я враг козарам, а вовсе не вам.»

Радимичи, платившие также дань козарам, в следующем году не оказали никакого сопротивления Олегу, он послал спросить у них:

«Кому даете дань?»

Те отвечали:

«Козарам.»

«Не давайте козарам, – велел сказать им Олег, – а давайте лучше мне»,

и радимичи стали платить русскому князю те же два шляга от рала, которые давали козарам.

Но не так легко было справиться с теми племенами, которые прежде были независимы, не платили никому дани, не хотели и теперь платить ее Руси; мы видели сопротивление древлян; потом, слишком в двадцать лет, по счету летописца, Олегу удалось покорить дулебов, хорватов и тиверцев, но угличей не удалось[5]Любопытно, что в числе покоренных Олегом племен не
упоминаются дреговичи; не упоминаются они с полочанами
и при исчислении племен, ходивших с Олегом в Грецию;
по всем вероятностям, дреговичи были еще прежде покорены
из Полоцка тамошним державцем, по крайней мере северная
их половина; вот почему княжество Минское, образовавшееся
в их стране, принадлежало к Полоцкому. В Иоакимов,
летоп. дреговичи упомянуты в числе племен, призвавших
Рюрика с братьями.
.

Только в 907 году Олег собрался в поход на греков; оставив Игоря в Киеве, он пошел со множеством варягов, славян (новгородцев), чуди, кривичей, мери, полян, северян, древлян, радимичей, хорватов, дулебов и тиверцев, пошел на конях и в кораблях; кораблей было 2000, на каждом корабле по 40 человек. Разумеется, историк не имеет обязанности принимать буквально этот счет, для него важен только тон предания, с каким оно хранилось в народе и из которого видно, что предприятие было совершено соединенными силами всех племен, подвластных Руси, северных и южных, а не было набегом варяжской шайки: отсюда объясняется робость греков, удача предприятия. Когда русские корабли явились пред Константинополем, говорит предание[6]Полн. собр. русск. лет., I, 12. Означим сшивку в летописи:
«И устави Олег вой» — до: «дабы не воевал Грецькой
земли»
. Вставка эта ясна, потому что содержит то же самое известие, которое опять повторяется в тексте с противоречием: сперва говорится, что Олег потребовал по 12 гривен на человека, а потом что по 12 гривен на ключь, что гораздо правдоподобнее. (Ключ вм. лодка, корабль; ключом назывался багор, или крюк, которым привлекали лодки к берегу; в житии Бориса и Глеба Румянц. муз. сказано: «Имше корабль ключи и привлекоша к себе»).
Думаем, что можно согласиться со мнением проф. Срезневского, который во втором известии об условиях видит целую грамоту, занесенную в летопись (Известия II отдел. Академии, л. 20). Только не думаем, чтоб грамота была занесена в летопись самим начальным летописцем во 1) по противоречию двух известий; во 2) вставка договоров в летопись с уничтожениемрассказа начального летописца ясна из слов, помещенных под 6420 годом: «Посла Олег мужи свои построити мира и положити ряды межи Греки и Русью; и посла глаголя равно другого свещания». Для нас очевидно, что здесь после глаголя следовал рассказ начального летописца о том, что говорил Олег своим послам, но этот рассказ прерван насильственно вставкою договора. — Г. Срезневский думает также,
что
слово: Равьно в выражении: равно другого свещания
есть перевод греческого тб feov paricula charta, copia,
противень. Это мнение развито особенно г. Лавровским
в сочинении: О византийском элементе в языке договоров
русских с греками. Это объяснение равно может быть
принято вполне, но жаль, что филологи не обратили
внимания на слова; «при тех же царех», которые оставляют
в полной силе прежнее мнение, что наши договоры предполагают
другие договоры, старые.
, то греки замкнули гавань, заперли город. Олег вышел беспрепятственно на берег, корабли были выволочены, ратные рассеялись по окрестностям Царя‑града и начали опустошать их: много побили греков, много палат разбили и церквей пожгли; пленных секли мечами, других мучили, расстреливали, бросали в море. Предание прибавляет, что Олег велел поставить лодки свои на колеса, и флот при попутном ветре двинулся на парусах по суше к Константинополю. Говоря просто, Олег приготовился к осаде города; греки испугались и послали сказать ему:

«Не губи город, мы беремся давать тебе дань, какую хочешь.»

Олег остановился; то же предание рассказывает, что греки выслали ему кушанье и напитки с отравою, что Олег догадался о коварстве и не коснулся присланного и что тогда греки в испуге говорили:

«Это не Олег, но святый Димитрий, посланный на нас богом.»

Приведенный рассказ замечателен по тому представлению, которое имели о характере греков и о характере вещего Олега: самый хитрый из народов не успел обмануть мудрого князя! Олег, продолжает летопись, отправил к императору послов – Карла, Фарлофа, Велмуда, Рулава и Стемира, которые вытребовали по 12 гривен на корабль да еще уклады на русские города: Киев, Чернигов, Переяславль, Полоцк, Ростов, Любеч и другие, потому что в тех городах сидели Олеговы мужи; Олег требовал также, чтобы русь, приходящая в Царьград, могла брать съестных припасов, сколько хочет; гости (купцы) имеют право брать съестные припасы в продолжение шести месяцев – хлеб, вино, мясо, рыбу, овощи; могут мыться в банях, сколько хотят, а когда пойдут русские домой, то берут у царя греческого на дорогу съестное, якори, канаты, паруса и все нужное. Император и вельможи его приняли условия, только с следующими изменениями: русские, пришедшие не для торговли, не берут месячины; князь должен запретить своим русским грабить села в стране греческой; русские, пришедши в Константинополь, могут жить только у св. Мамы, император пошлет переписать их имена, и тогда они будут брать свои месячины – сперва киевляне, потом черниговцы, переяславцы и другие; входить в город будут они одними воротами, вместе с чиновником императорским, без оружия, не более 50 человек и пусть торгуют, как им надобно, не платя никаких пошлин. Из этих условий видна недоверчивость греков к русским, которые любили при удобном случае переменить характер купцов на характер воинов. Императоры Леон и Александр целовали крест в соблюдении договора; привели также к присяге Олега и мужей его, те клялись по русскому закону: оружием, Перуном, богом своим, Волосом, скотьим богом, и таким образом утвердили мир. Предание прибавляет, будто Олег велел руси сшить паруса шелковые, а славянам – полотняные, будто воины повесили щиты свои на воротах цареградских в знак победы, и когда пошли они домой, то русь подняла паруса шелковые, а славяне – полотняные, но ветер разодрал их; тогда славяне сказали: примемся за свои холстинные паруса, не дано славянам парусов полотняных. Это предание любопытно потому, что в нем видно различие между русью и славянами, различие в пользу первой. Под именем руси здесь должно принимать не варягов вообще, но дружину княжескую, под славянами – остальных ратных людей из разных племен; естественно, что корабль княжеский и другие, везшие бояр и слуг княжеских, были красивее, чем корабли простых воинов, Олег, заключает предание, возвратился в Киев с золотом, дорогими тканями, овощами, винами и всяким узорочьем; народ удивился такому успеху и прозвал князя вещим, то есть кудесником, волхвом.

Допустив к себе русских на продолжительное житье в Константинополь, греческий двор должен был урядиться с киевским князем, как поступать при необходимых столкновениях русских с подданными Империи; вот почему в 911 году, следовательно, по счету летописца, через четыре года, Олег послал в Царьград мужей своих утвердить мир и положить ряд между греками и Русью на основании прежнего ряда, заключенного тотчас после похода[7]Там же, стр. 13: «равно другаго свъщания, бывшаго при тех же царех». Послами были отправлены те же пять мужей, которые заключали и первый договор, – Карл, Фарлоф, Велмуд (Веремуд), Рулав, Стемир (Стемид), но с прибавкою еще девяти: Инегельд, Гуды, Руальд, Карн, Фрелаф, Рюар, Актеву, Труан, Бидульфост. Несмотря на искажение имен, легко заметить, что почти все они звучат не по‑славянски; славянские звуки можно уловить только в двух – Велмуде (Велемудре) и Стемире. Причина такому явлению может заключаться в том, что большинство дружины Олеговой состояло в это время еще из скандинавов или, быть может, означенные варяги потому были отправлены в Константинополь, что, подобно многим своим соотечественникам, уже бывали там прежде, знали греческие обычаи, язык. Эти мужи посланы были от великого князя Олега, от всех подручных ему князей (знак, что, кроме Олега и Игоря, существовали еще другие родичи Рюриковы), бояр и от всей подручной ему руси. Послы заключили следующий договор:

  • 1) При каждом преступлении должно основываться на ясных показаниях, но при заподозрении свидетельства пусть сторона подозревающая клянутся в том, что свидетельство ложно; пусть всякий клянется по своей вере и пусть примет казнь, если клялся ложно. За этим следует исчисление преступлений и соответственных им наказаний,
  • 2) Если русин убьет христианина, то есть грека, или христианин – русина, то преступник пусть умрет на месте; если же убежит и оставит имение, то оно отдается родственникам убитого, за исключением той части, которая по закону следует жене убийцы; если же преступник убежит, не оставив имения, то считается под судом до тех пор, пока не будет пойман и казнен смертию.
  • 3) За удар мечом или чем бы то ни было виноватый платит пять литр серебра по русскому закону; если будет не в состоянии заплатить означенной суммы, то пусть даст, сколько может, пусть скинет с себя то самое платье, которое на нем, и клянется по обрядам своей веры, что не имеет никого, кто бы мог заплатить за него, и тогда иск прекращается.
  • 4) Если русин украдет что‑либо у христианина или христианин у русина и вор будет пойман в краже, то в случае сопротивления хозяин украденной вещи может убить его безнаказанно и взять свое назад. Если же вор отдается без сопротивления, то его должно связать и взять с него втрое за похищенное.
  • 5) Если кто из христиан или русских начнет делать обыск насильно и возьмет что‑нибудь, то должен заплатить втрое против взятого.
  • 6) Если корабль греческий будет выброшен ветром на чужую землю и случится при этом кто‑нибудь из русских, то они должны охранять корабль с грузом, отослать его назад в землю христианскую, провожать его чрез всякое страшное место, пока достигнет места безопасного; если же противные ветры или мели задержат корабль на одном месте, то русские должны помочь гребцам и проводить их с товарами поздорову, если случится близко тут земля Греческая; если же беда приключится близ земли Русской, то корабль проводят в последнюю, груз продается, и вырученное русь принесет в Царьград, когда придет туда для торговли или посольством; если же кто на корабле том будет прибит или убит русью или пропадет что‑нибудь, то преступники подвергаются вышеозначенному наказанию.
  • 7) Если в какой‑нибудь стране будут держать русского или греческого невольника и случится в той стране кто‑нибудь из русских или из греков, то последний обязан выкупить невольника и возвратить его на родину, за что получит искупную цену или общую цену невольника[8]«От тех аще полоняник обою страну держим есть или от Руси или от Грек, продан в ину страну, оже обрящется или Русин или Гречин, да не купять (искупять), и възратять и скупленое (искупленное) лице в свою страну» 
    — Перед этим речь шла о кораблях, застигнутых бедою
    в чужой земле; на русских и на греков, которые могли
    случиться в это время тут, налагалась обязанность
    охранять и провожать корабль из чужой земли домой;
    теперь говорится о пленниках русских и греческих,
    проданных в чужую землю: на русских и греков, которые
    могли случиться в этой земле, налагается также обязанность
    выкупать невольников союзного народа и возвращать
    их в отечество. Смысл ясен из самой связи пунктов.
    ; военнопленные также возвращаются на родину, пленивший получает общую цену невольника.
  • 8) Те из русских, которые захотят служить императору греческому, вольны это сделать.
  • 9) Если случится, что русские невольники придут на продажу из какой‑нибудь страны к христианам, а христианские невольники в Русь, то они продаются по 20 золотых и отпускаются на родину.
  • 10) Если раб будет украден из Руси или уйдет сам, или будет насильственно продан и если господин раба начнет жаловаться и справедливость жалобы будет подтверждена самим рабом, то последний возвращается в Русь; также гости русские, потерявшие раба, могут искать его и взять обратно; если же кто не позволит у себя делать обыска, то этим самым уже проигрывает свое дело.
  • 11) Если кто из русских, служащих христианскому царю, умрет, не распорядившись имением и не будет около него никого из родных, то имение отсылается к ближним его в Русь. Если же распорядится, то имение идет к назначенному в завещании наследнику, который получит его от своих земляков, ходящих в Грецию.
  • 12) Если преступник убежит из Руси, то по жалобе русских возвращается насильно в отечество. Так точно должны поступать и русские относительно греков.

Император одарил русских послов золотом, дорогими тканями, платьем и по обычаю приставил к ним людей, которые должны были водить их по церквам цареградским, показывать богатства их, также страсти Христовы мощи святых, при чем излагать учение веры. Послы возвратились к Олегу в 912 году, осенью этого года князь умер. Было предание, что перед смертью Олег ходил на север, в Новгород и Ладогу; в этом предании нет ничего невероятного, оно же прибавляет, что Олег и похоронен в Ладоге[9]«По сем иде Ольг к Новугороду, оттуде в Ладогу», стр. 11: «и есть могила его в Ладозе»
— Архангелогородский летописец.., стр. 9—10.
См. также Устюжский летописный свод, стр. 22, 23.
; все указывает нам на тесную связь севера с югом, связь необходимую. Север хотел иметь у себя могилу вещего преемника Рюрикова, юг – у себя: по южному преданию, Олег похоронен в Киеве, на горе Щековице[10]ПСРЛ, т. I, стр. 16. См. также ПСРЛ, т. I, вып. 1,
1926, стб. 39.
; в летописи находим также предание о самой смерти Олега. Спрашивал он волхвов кудесников, от чего ему умереть? И сказал ему один кудесник:

«Умереть тебе, князь, от любимого коня, на котором ты всегда ездишь».

Олег подумал:

Так никогда же не сяду на этого коня и не увижу его,

– и велел кормить его, но не подводить к себе и так не трогал его несколько лет, до самого греческого похода. Возвратившись в Киев, жил Олег четыре года, на пятый вспомнил о коне, призвал конюшего и спросил:

«Где тот конь мой, что я поставил кормить и беречь?»

Конюший отвечал:

«Он уже умер.»

Тогда Олег начал смеяться над кудесником и бранить его:

«Эти волхвы вечно лгут, – говорил он, – вот конь‑то умер, а я жив, поеду‑ка я посмотреть его кости.»

Когда князь приехал на место, где лежали голые кости конские и череп голый, то сошел с лошади и наступил ногой на череп, говоря со смехом:

«Так от этого‑то черепа мне придется умереть!»

Но тут выползла из черепа змея и ужалила Олега в ногу: князь разболелся и умер[11]Там же.

При разборе преданий об Олеге мы видим, что в народной памяти представлялся он не столько храбрым воителем, сколько вещим князем, мудрым или хитрым, что, по тогдашним понятиям, значило одно и то же: хитростию Олег овладевает Киевом, ловкими переговорами подчиняет себе без насилий племена, жившие на восточной стороне Днепра; под Царьградом хитростию пугает греков, не дается в обман самому хитрому народу и прозывается от своего народа вещим. В предании он является также и князем‑нарядником земли: он располагает дани, строит города; при нем впервые почти все племена, жившие по восточному водному пути, собираются под одно знамя, получают понятие о своем единстве, впервые соединенными силами совершают дальний поход. Таково предание об Олеге, историк не имеет никакого права заподозрить это предание, отвергнуть значение Олега как собирателя племен[12]В Иоакимовой летописи Олег назван князем урманским
или норвежским; в скандинавских сагах он является
под именем Оддра, норвежского витязя, который прославился
своими подвигами на востоке, княжил на Руси, умер,
по предсказанию колдуньи, от любимого коня…
см. Antiquites Russes, t. I, Copenhague 850, p. 93
et sqn.
.

По счету летописца, преемник Олегов Игорь, сын Рюриков, княжил 33 года (912–945) и только пять преданий записано в летописи о делах этого князя; для княжения Олега высчитано также 33 года (879–912). В летописи сказано, что Игорь остался по смерти отца младенцем; в предании о занятии Киева Олегом Игорь является также младенцем, которого не могли даже вывести, а вынесли на руках; если Олег княжил 33 года, то Игорю по смерти его должно было быть около 35 лет[13]В Воскресен. списке о рождении Игоря упомянуто под
866 годом,в Никон. — под 865; но о 13- или 14-летнем
мальчике нельзя сказать: детеск вельми! Степенная
книга дает Игорю два года во время отцовой смерти.
. Под 903 годом упоминается о женитьбе Игоря: Игорь вырос, говорит летописец, ходил по Олеге, слушался его, и привели ему жену из Пскова именем Ольгу. Во время похода Олегова под Царьград Игорь оставался в Киеве. Первое предание об Игоре, занесенное в летопись, говорит, что древляне, примученные Олегом, не хотели платить дани новому князю, затворились от него[14]Я предпочитаю чтение затворишася чтению заратишася,
которое есть, очевидно, позднейшее, на что прямо указывает
предлог от, идущий к затворишася и неидущий к заратишася;
притом же затворишася гораздо вернее изображает тогдашние
отношения племен к князю.
, т.е. не стали пускать к себе за данью ни князя, ни мужей его.

…..

Мы видели, что Олег утвердил стол князей русских на степной границе; следовательно, постоянною обязанностию нового владения будет борьба с степными варварами. В это время господствующим народом в степях донских и волжских были козары, бравшие дань со многих племен славянских; мы видели, что Олег заставил эти племена платить дань себе, а не козарам, вследствие чего надо было бы ожидать враждебного столкновения Руси с последними, но, как видно, до летописца не дошло предание об нем.

….

Список литературы

  1. Архангелогородский летописец (Летописец, содержащий в себе историю от 852 до 1598 года), М. 1781, стр. 4. См. также Устюжский летописный свод, М. — Л. 1950, стр. 20.
  2. Русская летопись по Никонову списку, ч. I, стр. 16. См. также ПСРЛ, т. IX, стр. 9.
  3. Полн. собр. р. лет., I, 10: «Се буди мати градом русским». «Беша у него Варязи и Словени, и прочи прозвашася Русью». — Любопытно, что по смыслу этого известия, варяги и славяне прозываются русью только по утверждении в Киеве.
  4. Там же, стр. 56: «Ярославу же сушу Новегороде, и уроком дающю Киеву две тысяче гривне от года до года, а тысячу Новегороде гридем раздаваху: а тако даяху посадници Новъгородстии, а Ярослав сего не даяще отцю своему».
  5. Любопытно, что в числе покоренных Олегом племен не упоминаются дреговичи; не упоминаются они с полочанами и при исчислении племен, ходивших с Олегом в Грецию; по всем вероятностям, дреговичи были еще прежде покорены из Полоцка тамошним державцем, по крайней мере северная их половина; вот почему княжество Минское, образовавшееся в их стране, принадлежало к Полоцкому. В Иоакимов, летоп. дреговичи упомянуты в числе племен, призвавших Рюрика с братьями.
  6. Полн. собр. русск. лет., I, 12. Означим сшивку в летописи: «И устави Олег вой» — до: «дабы не воевал Грецькой земли». Вставка эта ясна, потому что содержит то же самое известие, которое опять повторяется в тексте с противоречием: сперва говорится, что Олег потребовал по 12 гривен на человека, а потом что по 12 гривен на ключь, что гораздо правдоподобнее. (Ключ вм. лодка, корабль; ключом назывался багор, или крюк, которым привлекали лодки к берегу; в житии Бориса и Глеба Румянц. муз. сказано: «Имше корабль ключи и привлекоша к себе»).
    Думаем, что можно согласиться со мнением проф. Срезневского, который во втором известии об условиях видит целую грамоту, занесенную в летопись (Известия II отдел. Академии, л. 20). Только не думаем, чтоб грамота была занесена в летопись самим начальным летописцем во 1) по противоречию двух известий; во 2) вставка договоров в летопись с уничтожениемрассказа начального летописца ясна из слов, помещенных под 6420 годом: «Посла Олег мужи свои построити мира и положити ряды межи Греки и Русью; и посла глаголя равно другого свещания». Для нас очевидно, что здесь после глаголя следовал рассказ начального летописца о том, что говорил Олег своим послам, но этот рассказ прерван насильственно вставкою договора. — Г. Срезневский думает также,
    что слово: Равьно в выражении: равно другого свещания есть перевод греческого тб feov paricula charta, copia, противень. Это мнение развито особенно г. Лавровским в сочинении: О византийском элементе в языке договоров русских с греками. Это объяснение равно может быть принято вполне, но жаль, что филологи не обратили внимания на слова; «при тех же царех», которые оставляют в полной силе прежнее мнение, что наши договоры предполагают другие договоры, старые.
  7. Там же, стр. 13: «равно другаго свъщания, бывшаго при тех же царех»
  8. «От тех аще полоняник обою страну держим есть или от Руси или от Грек, продан в ину страну, оже обрящется или Русин или Гречин, да не купять (искупять), и възратять и скупленое (искупленное) лице в свою страну»  — Перед этим речь шла о кораблях, застигнутых бедою в чужой земле; на русских и на греков, которые могли случиться в это время тут, налагалась обязанность охранять и провожать корабль из чужой земли домой; теперь говорится о пленниках русских и греческих, проданных в чужую землю: на русских и греков, которые могли случиться в этой земле, налагается также обязанность выкупать невольников союзного народа и возвращать их в отечество. Смысл ясен из самой связи пунктов.
  9. «По сем иде Ольг к Новугороду, оттуде в Ладогу», стр. 11: «и есть могила его в Ладозе» — Архангелогородский летописец.., стр. 9—10. См. также Устюжский летописный свод, стр. 22, 23.
  10. ПСРЛ, т. I, стр. 16. См. также ПСРЛ, т. I, вып. 1, 1926, стб. 39.
  11. Там же
  12. В Иоакимовой летописи Олег назван князем урманским или норвежским; в скандинавских сагах он является под именем Оддра, норвежского витязя, который прославился своими подвигами на востоке, княжил на Руси, умер, по предсказанию колдуньи, от любимого коня… см. Antiquites Russes, t. I, Copenhague 850, p. 93 et sqn.
  13. В Воскресен. списке о рождении Игоря упомянуто под 866 годом,в Никон. — под 865; но о 13- или 14-летнем мальчике нельзя сказать: детеск вельми! Степенная книга дает Игорю два года во время отцовой смерти.
  14. Я предпочитаю чтение затворишася чтению заратишася, которое есть, очевидно, позднейшее, на что прямо указывает предлог от, идущий к затворишася и неидущий к заратишася; притом же затворишася гораздо вернее изображает тогдашние отношения племен к князю.