Миссия Информарус
Repetitor RU
Главная » Святослав Храбрый » Источники информации » А. Н. Сахаров "Дипломатия Святослава"
А.Н. Сахаров Дипломатия Святослава. Москва 'Международные отношения' 1982
А.Н. Сахаров Дипломатия Святослава. Москва ‘Международные отношения’ 1982
Эта книга является непосредственным продолжением моей монографии «Дипломатия древней Руси: IX — первая половина X в.», вышедшей в 1980 году. В ней ставилась цель показать зарождение древнерусской дипломатии, ее последующее усложнение и совершенствование по мере развития древнерусского государства. В данном исследовании речь идет о том периоде, когда, опираясь на предшествующий дипломатический опыт, Русь предпринимает дипломатические усилия для достижения своих внешнеполитических целей в 60 — начало 70-х годов X в.

Источник

К этому времени древнерусское государство уже имело определенный дипломатический опыт. Раннефеодальная монархия, осуществляя свои внешнеполитические цели, использовала разнообразные дипломатические методы и приемы. Развитие древнерусской дипломатии было тесно связано с социально-экономическими и политическими процессами в землях восточных славян. Дипломатия древних руссов использовала, с одной стороны, традиции и обычаи восточнославянских племен, осуществлявших контакты как между собой, так и с иноэтническими соседями, а с другой — международный опыт, в первую очередь славянских государственных образований, Византийской империи, государств Восточной и Северной Европы, Передней Азии.

С течением веков руссы шаг за шагом освоили процедуру заключения устных соглашений о прекращении военных действий и обмене пленными, научились заключать перемирия и миры, в том числе с местными византийскими властями в Северном Причерноморье; стали направлять посольства в соседние государства, позднее вступили в прямые дипломатические контакты с центральным византийским правительством, с государством франков, Хазарией и другими государствами. В 860 году Русь после успешного нападения на Константинополь заключила первый известный нам договор «мира и любви» с Византией, который представлял собой стереотипное соглашение такого рода, неоднократно заключавшееся империей с окружающими «варварскими» государствами и народами. Это соглашение, явившееся своеобразным дипломатическим признанием древней Руси и заключенное русским посольством в Константинополе, предусматривало установление между государствами мирных отношений, возможно, уплату империей дани Руси, допущение на Русь христианской миссии, крещение части руссов, а также военную помощь империи со стороны Руси.

От конца IX века до нас дошли сведения о договорах «мира и любви» Руси с варягами, уграми, дружеские отношения связывали в конце IX — начале X века Русь и Болгарию.

В X веке, по мере укрепления и развития древнерусского государства, активизировалась его внешняя политика: Русь овладевала все новыми формами дипломатических отношений с окружающими странами и народами.

С Византией были заключены договоры в 907, 911 и 944 годах. Соглашение 907 года включало традиционные для договоров «мира и любви» условия, предусматривавшие восстановление мирных отношений между странами, уплату империей дани Руси и определявшие статус русских посольских и торговых миссий. Судя по совместным военным действиям Руси и Византии против общих противников, это соглашение включало и устную договоренность о военном союзе. По-видимому, устный клятвенный мир был дополнен и письменным соглашением — императорским хрисовулом, где были перечислены конкретные обязательства греческой стороны, как это было принято в византийской дипломатической практике. Уже в это время руссы выработали свой стереотип утверждения договоров такого рода — «роту», клятву, которая соответствовала международным дипломатическим обычаям и бытовала у «варварских», нехристианских государств. Выработка сначала перемирия, а потом мира 907 года сопровождалась посольскими обменами и посольскими конференциями. От этого времени доходят упоминания о первых русских послах, представлявших на переговорах Русь как суверенное государство.

Русско-византийский договор 911 года показал, что в начале X века Русь не только умела заключать обычные для того времени договоры «мира и любви», но и подошла вплотную к освоению вершин тогдашней дипломатии — письменным двусторонним равноправным межгосударственным соглашениям, охватывающим политические, экономические, военные и юридические вопросы. Работа над текстом договора была проведена в Константинополе во время встречи представителей Руси и Византии. С византийской стороны переговоры возглавлял император Лев VI. В договоре были отражены посольские прения, «речи». Киевское посольство в Византии принимали в соответствии с установившимися правилами, распространявшимися и на другие иностранные миссии.

Представительство посольства впервые отразило в дипломатической сфере идеологию русского раннефеодального государства: послы выступали от лица великого князя русского, всех «светлых» бояр и князей и от имени всего русского парода.

Договор 911 года стал качественно повой ступенью в истории древнерусской дипломатии — он включал не только основную общеполитическую идею соглашения 907 года — идею «мира и любви», но и «ряд» — конкретные статьи, посвященные разнообразным торговым, военно-союзным, юридическим и другим вопросам.

Статья о союзных обязательствах Руси по отношению к Византии не только указывает на растущее международное значение русского государства, но и отражает его возросшую экономическую и военную мощь как следствие внутренней централизации.

Соглашение было зафиксировано в аутентичных грамотах, идущих от обеих сторон на их родном языке, и в копиях, написанных на языке другой стороны. Обмен оригиналами и копиями, порядок подписания грамот византийским императором и русскими послами, процедура их клятвенного утверждения свидетельствовали о том, ч го Русь преуспела в стремлении использовать опыт предшествующих веков по выработке письменных равноправных межгосударственных соглашений. Однако в это время Русь еще не добилась в этой области полного равноправия с Византией. Документ вырабатывался в императорской канцелярии; греческие послы не появлялись в Киеве; русский князь получил в договоре лишь титул «светлость», что соолзетствовало невысокой титулатуре в тогдашнем мире.

Во время похода на Восток в 912-913 годах Русь заключила дипломатическое соглашение с Хазарией о проходе русского войска по Дону и Волге на Каспий.

В середине 30-х годов X в. экономическая, военная, политическая мощь Руси продолжала возрастать. Все более активный характер приобретает ее стремление овладеть Северным Причерноморьем, сокрушить византийские опорные пункты в Крыму, прочно утвердиться на восточных торговых путях, и в парную очередь в Приазовье, Поволжье, Закавказье. Против Византии были направлены главные военные и политические усилия Руси в то время. В конфликтной ситуации империя прекратила выплату Руси ежегодной дани, что и обусловило начало войны между соперниками в 941 году.

В этот период Русь попыталась создать антивизантийскую коалицию: Игорь вел на Константинополь печенегов, варягов. Византия опиралась в этой борьбе на союзную Болгарию.

После первого неудачного похода 941 года Русь предприняла в 944 году новое наступление на Византию, но империи удалось остановить на Дунае союзное русско-варяжско-печенежское войско обещанием предоставить Руси контрибуцию и вновь начать выплату ежегодной дани.

После заключения перемирия начались длительные и многократные посольские переговоры и в Киеве, и в Константинополе, закончившиеся выработкой нового русско-византийского договора 944 года. Русь совершенствует порядок выработки дипломатических соглашений, усложняется и расширяется состав посольств, развивается идея общерусского представительства посольств за рубежом.

Договор 944 года включал не только статьи о «мире и любви» 907 года, ко и вобрал в себя «ряд» договора 911 года. Однако содержание нового соглашения усложнилось. Его детально разработанные положения глубкое отражают характер отношений Руси и Византии и полнее соответствуют уровню развития древнерусской государственности. По существу соглашение 944 года стало вершиной древнерусской дипломатической практики и документалистики, явилось первым развернутым письменным договором о военном союзе двух государств.

Новый шаг сделала русская дипломатия и в период русского похода на Восток в 945 году. Захватив город Бердаа, руссы попытались закрепиться в крае и предприняли меры по заключению договора с местным населением.

Есть также основания говорить о достижениях русской дипломатии в период правления княгини Ольги. Русское посольство во главе с Ольгой появилось в Константинополе и провело там переговоры по широкому кругу вопросов, в том числе о титулатуре русских великих князей, повышений политического престижа русского государства. Посылка Ольгой посольства в Германию явилась попыткой установить с этой страной отношения «мира и любви», какие были установлены с Византией еще с 860 года.

Таким образом, в середине X века Русь стабилизировала свои отношения с Византией, Хазарией, венграми, варягами, Болгарией, печенегами, установила мирные отношения с Германией. Дальнейшая борьба за интересы Руси в Северном Причерноморье, Крыму, на Дунае, в Приазовье, Поволжье могла встретить ожесточенное сопротивление ее соседей, и в первую очередь Хазарии, блокировавшей русскую торговлю на юго-востоке и державшей в подчинении некоторые восточнославянские племена.

С середины 60-х годов X в. Русь вступила в полосу долгих и тяжелых войн, и дипломатия Святослава развивалась в основном в условиях военного времени, оказавших определяющее влияние на ее характер.

Войны с Волжской Булгарией, буртасами, Хазарией, северокавказскими народами — ясами и касогами, два военных похода в Болгарию, а в промежутке между ними отражение печенежского набега на Киев и, наконец, смертельная схватка Руси с Византийской империей вовлекли в водоворот военных событий 60 — начала 70-х годов X в. многие крупные государства и пароды Восточной Европы. Если к этому добавить, что русские военные предприятия в отдельные промежутки времени развертывались параллельно с натиском на Византию со стороны арабов, то становится очевидным, что древняя Русь этого периода стала активным участником крупных политических событий.

Дипломатия князя Святослава Игоревича до сих пор не стала предметом специального исследования, хотя отдельные её аспекты, особенно русско-болгарские и русско-византийские отношения той поры, получили достаточно широкое освещение. Между тем состояние источников таково, что они позволяют воссоздать не только общую канву военно-политических событий, что не без успеха сделано отечественными и зарубежными историками, но и дать подробный анализ их чисто дипломатической стороны. Такого рода анализ неотделим от исследования внутри- и внешнеполитической линии как Руси, так и других стран, являвшихся участниками рассматриваемых событий, обусловливает необходимость показа общей международной ситуации, сложившейся к 60-70-м годам X в. В связи с этим мы вслед за отечественными и зарубежными историками, принимая во внимание их наблюдения, достижения, а порой и просчеты, обращаемся к группе источников, давно известных исследователям, по относительно достоверности которых также давно идут научные споры.