Миссия Информарус

Кн. вел. Ярослав III.
Пришел тогда Ярослав в Орду, и хан принял его с честью, дал ему доспех и повелел уведомить его по обряду на великое княжение. Коня же его повелел вести Владимиру рязанскому да Ивану стародубскому, бывшим тогда в Орде. И в августе месяце отпустил его с послом своим Джанибеком и с ярлыком на великое княжение.

6772 (1264). Брак Ярослава III-го. Умер Андрей II.
В сентябре, придя из Орды, князь великий Ярослав Ярославич сел после брата своего великого князя Александра Ярославича на великое княжение во Владимире. В тот же год выгнали новгородцы от себя из Новгорода князя Дмитрия Александровича. А князь великий Ярослав Ярославич пошел в Новгород, и приняли его новгородцы с радостию и честию великою. Он же тогда и женился в Новгороде, взял за себя дочь Юрия Михайловича. В тот же год преставился князь великий суздальский Андрей Ярославич, внук Всеволодов. Его сыновья: Юрий, Михаил.

Мятеж в Литве. Умер Миндовг литовский. Умер Товтовил. Князь литовский пострижен.
В тот же год был мятеж в Литве, восстали сами на себя и убили великого князя Миндовга свои его сродники, совещаться начали и снова спорить стали о богатстве его; убили князя полоцкого Товтивила, а бояр полоцких сковали; и просили у полочан сына Товтивилова, желая убить его, он же убежал в Новгород с мужами своими. Тогда литва посадили своего князя в Полоцке, а полочан, которых поймали, с князем их отпустили. У того же великого князя Миндовга был сын, именем Вошлег, который научен был от матери, княжны тверской, вере христианской, и все оставив, и отца, и матерь, и княжения, и все сущее, пошел в Синайскую гору и крестился, наречен был Василий; и научился грамоте, и был монах подвижен и многодобродетелен. И пребывал там 10 лет, и ушел в землю свою. Отец же его князь великий Миндовг и сродники много ласково уговаривали его весьма, чтобы оставил иноческое житие. Он же не послушал, но, придя, создал себе монастырь в Пинске и жил там, во имя Бога работая, во многих трудах подвизаясь.

6773 (1265). Чернец на княжении. Литвы крещение. Василий опять в монастырь.
Слышал Вошлег об убиении отца своего великого князя Миндовга, и скорбен стал весьма, и сказал так:

«Ты, Господи Боже, видишь неправду сию и прославь имя твое, да не похвалятся беззаконные в нечестии своем, и дай мне помощь и силу выйти на них за имя твое святое, что да прославится везде имя твое святое».

И снял с себя ризы иноческие, и на третий год обещался снова положить их на себя, и никак же не изменил устава и правила иноческого. И совокупил воинства многие, и приятелей, и друзей отца своего великого князя Миндовга, и пошел на язычную литву и чудь, и попленил все, что там было; и стояли там лето все, и многих крестил, и церкви и монастыри воздвигал. И оттуда бежали многие во Псков и с женами и с детьми, и крестились божественным крещением. Он же сим всем управлял хорошо и воеводу старшего Андрея Даниловича поставил там великим князем, а сам снова возвратился в свой монастырь и возложил снова на себя ризы чернеца, подвизался жестоким житием и многодобродетельным трудом и после многих трудов в великой старости преставился о Господе.

6774 (1266). Женился Василий. Умер Беркай царь. Комета.
Женился князь Василий младший Ярославич костромской и венчан был во церкви святого Феодора Игнатием, епископом ростовским, на Костроме. В тот же год умер хан ордынский Беркай, и было послабление Руси от насилия татарского, а на его место ханом учинился … Той же зимой явилась звезда на западе, и был от нее луч долог, как хвост, к полуденной стороне, и была видима ночи 13, и потом невидима была.

Довмонт Тимофей. Война на Литву. Полоцк взят. Литва побита. Торгат. Гердень.
В тот же год князь литовский Довмонт пришел во Псков со всем родом своим и крестился, и наречено было имя ему Тимофей. И посадили его плесковичи у себя на княжении. Он же, избрав с собою мужей лучших и храбрых плесковичей и со своею дружиною, и всех их 300, придя, попленил всю землю Литовскую, вотчину свою град Полоцк взял, и княгиню Герденеву в плен взял, и детей ее двух княжичей взял, и возвратился ко Пскову. И переехал Двину реку, и отошел пять верст, и стал на реке Двине, и поставил сторожей два, Давыда да Луку, с единым полком, а двести отпустил ко Пскову с полоном. А князь Гердень в то время не был в дому, но ходил войною на Порусию. И когда пришел в землю свою, увидел ее поплененной, и погнался за Довмонтом с семьюстами воинства своего, а с ним Гогорт, и Лотбей, и Люгайло, и прочие князи литовские. И пришли ко Двине реке, стали на берегу. А к Довмонту стражи его прибежали, говоря про рать великую. Он же сказал дружине своей:

«Вот предстоит нам смерть или жизнь, выступим же мужественно, и за святую церковь, и за веру христианскую».

Было же с ним оставшейся дружины только 90 человек. И помолился Господу Богу, и пречистой Богородице, и святому мученику Леонтию, которого был день тогда, и пошел против них, и победил их, и князя их великого Поргата убил, и иных князей и литвы много побил, а иные в реке утонули, иных же Двина выкинула на остров Гантов, и те там убиты были; Гердень же с малым числом едва убежал. А плесковича тогда одного убили, Антона, Лочкова сына. И пришел князь Довмонт во Псков со многим полоном и с богатством.

Ярослав на Псков.
В тот же год князь великий Ярослав пошел с Владимира со множеством воинства в Новгород и хотел идти на Плесков ратью на князя Довмонта. Новгородцы же не восхотели того. Он же возвратился обратно, а в Новгороде оставил племянника своего князя Дмитрия Александровича.

6775 (1267). Плесковичи на Литву.
В Новгороде мятеж был усобный. В тот же год погорел в Новгороде Неревский конец. В тот же год новгородцы с Елеферием, а князь Довмонт псковский с псковичами повоевали Литву и князя Герденя убили.

6776 (1268). Родился Василий.
Родился князю Борису Васильковичу сын Василий.

Святослав. Михаил. Война новгородцев на Естляндию. Мир с ливонцами. Божии дворяне.
В тот же год новгородцы с Юрием Андреевичем, внуком Ярославовым, послали в Ярославль за князем Дмитрием Александровичем, зовя его к себе на помощь; затем послали и во Владимир к великому князю Ярославу Ярославичу, зовя его к себе в Новгород, совокупляя рать на немцев. Он же послал к ним вместо себя сынов своих Святослава и Михаила и иных князей; и начали делать пороки на владычнем дворе. И прислали немцы послов своих: велья (велижане), рижане, юрьевцы и из иных городов, лестию говоря:

«Почему же хотите напрасно кровь проливать? Нам же с вами мир и любовь, и гости (купцы) ваши к нам и наши к вам ходят, ни брани, ни обиды не имеют никакой же. И если хотите брань сотворить, вот есть колыванцы и ракоборцы, а мы с ними ни враждуем, ни помогаем».

И так бискупы их и Божии дворяне целовали крест и умирились.

Женился Константин. Война к Ракобору. Пещера. Литва побита. Железная свинья. Расположение полков. Русские побиты. Немцы побеждены.
В тот же год все князи вышесказанные совокупились в Новгороде: князь Дмитрий Александрович, князь Святослав Ярославич и брат его Михаил, Юрия Александровича Андреевич и Константин, зять Александров, князь Довмонт псковский с псковичами, Ярополк со множеством воинов и иные многие князи. И пошли в силе тяжкой к немецкому граду Ракобору месяца февраля в 23 день. И вошли в землю, и разделились на три пути, и воевали много; и приехали к пещере великой и непроходной, в которой было много чуди, а воевать их невозможно, и стояли у пещеры той три дня. Мастер же осадный хитростию пустил на них воду, они же выбежали из пещеры. И так их всех иссекли, а богатство их все взяли и пошли к Ракобору. И пришли они на реку Кигору, и тут встретили их полки немецкие во множестве силы, как песок, ибо вся земля Немецкая собралась. И начали князи полки выстраивать: новгородская сила у лица немцев против великой железной свиньи, а князь Довмонт с псковичами на правой руке, а князь Дмитрий Александрович и князь Святослав Ярославич повыше правой руки, а князь Михаил Ярославич на левой руке со многими князями; и была сила велика русских князей, которым числа не было. И сошлись полки на битву, и начали помалу стычки устраивать, затем освирепели, разъярились и сотворили бой великий. И была сеча злая, и кровь лилась, как вода, не могли кони скакать, ибо всюду были мертвые, как копны свороченные лежали. Многие же новгородцы от железной свиньи убиты были, многие бояре и слуги князей русских пали и многие псковичи и ладожане убиты были месяца февраля в 18 день в субботу Сыропустную, и многие правоверные люди восплакали. И вскричали князи гласом великим, молясь со слезами Господу Богу подать им помощь, ибо уже вконец изнемогли, и был страх и трепет великий на всех. И вот внезапно Господь Бог и пречистая его мать дал помощь русским князям, и побежали немцы, никем же гонимые, только гневом Божиим; и погнались за ними князи русские, били их до Ракобора по трем путям на семь верст. И так возвратились, и стояли на костях три дня, и пришли в Новгород. И пошел из Новгорода князь Дмитрий Александрович к Переславлю, а иные князи восвояси.

Война на емьвиру.
В тот же год князь псковский Довмонт пошел ратью непроходными путями на емьвиру и пленил их и до моря, и Поморье повоевал, и возвратился со многим полоном во Псков. В тот же год князь Глеб Василькович белозерский пришел из Татар больным весьма, и был в немощи время немалое, и снова милостию Божиею стал здрав.

6777 (1269). Умер Дмитрий.
Преставился князь Дмитрий Святославич, внук Всеволодов, во иноках и в схиме, пострижен от епископа Игнатия ростовского. Тут был князь Глеб Василькович и матерь его, и вот внезапно язык его связался, и снова проговорил, и воззрев на епископа радостными очами, сказал:

«Господин отец Игнатий, исполнил Господь Бог труд твой, что меня ты сподвиг на долгий путь на вечное лето воина истинного царя Христа Бога нашего».

И потом предал душу свою тихо и кротко, и погребли его в церкви святого Михаила в Юрьеве монастыре.

Немцы ко Пскову.
В тот же год приходили немцы ратью ко Пскову в неделю Всех святых, и посад пожгли, и стояли 10 дней под градом, и много зла сотворили, и пошли обратно, воюя грады их. Князь же Юрий Андреевич, внук Ярослава, с новгородцами, слышав то, пошел ко Пскову. Немцы же, слышав, пошли за реку и тут примирились.

Мятеж новгородцев. Ярослав к Новгороду. Поход на Немецкую землю. Корела к Руси.
В тот же год в Новгороде был мятеж, сражались между собою: одни хотели послать к великому князю Ярославу во Владимир, как бы себя с немцами до конца умирить, другие же не хотели к великому князю Ярославу послать. В тот же год великий князь Ярослав пошел в Новгород, держа гнев на посадников; и за то была распря в них. Князь же великий Ярослав разгневался и возвратился снова во Владимир. Они же послали за ним с челобитьем великим, ибо еще были не мирны с немцами. Он же послушал моления их, и возвратился с Броннича (ныне Бронница), и пришел к ним в Новгород. Они же сотворили волю его. Князь великий Ярослав послал к Владимиру собрать воинство, желая идти на немцев. И собралась сила многая, и великий баскак владимирский Иагарман (Амраган), и зять его Айдар со многими татарами пришли. И то слышав, немцы устрашились и вострепетали, прислали с великим челобитьем и со многими дарами послов своих, и добили челом на всей воле его, и великого баскака и всех князей татарских одарили, ибо побоялись весьма татар и имени татарского. И так всю волю сотворили великого князя Ярослава, и от Нарвы все отступились, и полон его весь возвратили.

Еп. Феогност сарский.
В тот же год Митрофан, епископ сарский, оставил епископию свою и отпись своею рукою прислал к митрополиту киевскому. В тот же год преосвященный Кирилл, митрополит киевский, поставил епископом Феогноста Русскому Переславлю и Сараю.

6778 (1270). Смятение новгородцев. Неприличный поступок Ярославов. Василий костромской. Глеб смоленский. Война на Новгород. Немцы с новгородцами. Митрополита посредство. Мир с новгородцами.
Вооружились новгородцы, и собравшись, сотворили вече, и начали изгонять из Новгорода великого князя Ярослава, и приятелей его советников его побили, и дворы их и имения их разграбили. И многие побежали к князю Ярославу, тысяцкий Ратибор со дружиною. Смутьяны же послали на Городище к великому князю Ярославу Ярославичу, исписав вины его так на грамоту:

«Чего ради, князь, неправду делаешь. Отнял Волхов у ловцов уток и поля у ловцов зайцев для ястребов своих многих; взял ты Алексин двор Морткина почему, взял ты много серебра у Никифора, и у Романа Болдыревича, и у Варфоломея Алексеевича, и у иных? И почему выводишь от нас иноземцев, которые у нас живут? Иные многие вины твои, князь, и мы ныне, князь, не можем терпеть твоего насилия. Пойди, князь, от нас добром, а мы себе князя добудем».

На утро же князь великий Ярослав Ярославич прислал к ним на вече сына своего Святослава и тысяцкого своего Андрея Воротиславича с поклоном, говоря такое:

«Сие мне отдайте, и я к тому таков не буду, и крест на том целую на всей воле вашей».

Новгородцы же отвечали:

«Князь, не хотим тебя, иди от нас добром. Если же так не сделаешь, то прогоним тебя и не хотим с тобой дело иметь».

Князь же великий Ярослав пошел от них из Новгорода, и пришел во Владимир, и начал собирать рать, желая идти на Новгород. И послал Ратибора в Орду к хану татарскому, прося рать на Новгород, говоря такое:

«Новгородцы меня не слушают, выхода твоего не дают и данников твоих выгнали, а иных смерти предали, а меня с бесчестием выгнали, а на тебя хульно говорят».

Хан же послал на них рать свою. Новгородцы же послали в Переславль за князем Дмитрием Александровичем, внуком Ярославовым. Он же отрекся, говоря к ним так:

«Не хочу я взять престол поперед дяди своего Ярослава».

Новгородцы же были печальны. Слышав же сие, князь Василий Ярославич костромской, внук Всеволода, послал послов своих в Новгород, говоря такое:

«Вот я кланяюсь святой Софии и мужам новгородским. Слышал же я, что брат мой князь великий Ярослав идет ратью на Новгород и племянник наш князь Дмитрий Александрович из Переславля, а из Смоленска князь Глеб Ростиславич, внук Мстислава, а хан татарский посылает рать свою на вас же, и жаль мне вас, вотчины своей».

Они же послали к нему с челобитьем и с молением великим, да отвратит гибель сию и воздержит хана от рати. Он же пошел в Орду и возвратил рать татарскую, умолив хана, сказал все по порядку, говоря:

«Новгородцы правы, а брат мой князь великий Ярослав виноват».

Хан же почтил его весьма и рад был, что не послал рати. Князь же великий Ярослав со братиею Дмитрием переславским, с князем Глебом Ростиславичем смоленским и с детьми своими пошли ратью к Новгороду. Новгородцы же поставили около града острог по обе стороны и многою крепостию град укрепили; и совокупились со всею землею и с псковичами, и немцев много привели в помощь к себе, и вышли во многой силе к Городищу, и стояли вооруженные и в доспехах, как вода. Князь же великий Ярослав и с прочими князями, услышав, пошел по ту сторону, и придя, сел в Русе; а к ним послал, говоря такое:

«Что ваша нелюбовь ко мне по моей вине, о том о всем каюсь и впредь таков не буду, а князи все за меня вам поручаются».

Новгородцы же послали к нему Лазаря Моисеевича и отвечали к нему так:

«Князь, задумал ты на святую Софию и весь Новгород, а мы за нее и друг за друга изомрем все, и вот наша честь и слава, а князя у нас нет. Господь Бог, и святая София, и правда в нас за князя, а тебя не хотим».

И собрали новгородцы воинов всех, псковичей, ладожан, корелу, ижору и вожан, пошли в Голино, и став на броде, стояли целую седмицу. Князь же великий Ярослав из Владимира послал с молением к Кириллу, митрополиту киевскому, просил, да ему поможет, как будет прилично без брани умириться, и чтобы за него поручился новгородцам,

«а я, как сказал, никакого же своего слова не изменю; постарайся же, отец, и введи нас в мир; а ежели что им бранно от меня, я впредь к ним таков не буду; твое же есть в мир всех приводить, тем более на твоих присных детей».

Преосвященный же Кирилл митрополит послал в Новгород грамоту свою, говоря такое:

«Господь Бог вместо себя дал власть апостолам своим вязать и решить и после них наследникам их. И вот мы, апостольские наследники, и образ Христов имеющие, и власть его держащие. И вот я начальный есть пастырь всея Руси, и я наказываю вас, во имя Господа: Господа Бога бойтесь, и князя чтите, и брани напрасно не творите, и крови не проливайте, а всякой вине и всякому греху покаяние и прощение есть. А князь великий Ярослав в чем неправ перед вами, в том во всем кается и прощается и впредь к тому таков быть не хочет. И я вам поручаюсь за него, и вы бы его приняли честию достойною. А если же будете от ярости своей, хотя крестным целованием между собою утвердились, что не принять вам великого князя Ярослава, и я то с вас снимаю, и вас прощаю и благословляю, да брани не творите и крови не проливайте, будьте в мире и любви. Если же не послушаете меня, положу на вас тягость душевную».

Новгородцы же послали к великому князю Ярославу с миром, и так умирились и крестным целованием утвердились по старине, как у них изначала было. И посадили князя Ярослава в Новгороде, и сотворили ему честь великую. В тот же год пошел князь великий Ярослав Ярославич из Новгорода во Владимир.

Клевета на рязанского. Мучение Романа. Умер Роман рязанский.
В тот же год оклеветан был в Орде к хану от баскака рязанского и от сродников своих князь рязанский Роман Олегович, внук Ингворов, правнук Игорев, праправнук Глебов; говорил клеветник:

«Хулит вас, великого хана, и ругает веру твою».

Он же призвал его в Орду и начал расспрашивать. Роман же оправдывался, но баскак наустил многих от князей татарских, и они начали понуждать его к вере их. Он же говорил к ним:

«Не по достоинству будет православным христианам оставить веру свою православную и принять веру басурманскую».

Тогда начали его бить. Он же говорил:

«Христианин я, и воистину христианская вера свята, а ваша татарская вера язычество есть».

Они же не желали от него таковых речей слышать, и отрезали язык, и заткнули уста его платком, и начали резать его по частям и кидать в разные стороны, пальцы все обрезали у ног и у рук, и уста, и уши, и прочие части разрезали. И так остался труп один, они же отодрали кожу от головы его и на копье взоткнули. И сей новый мученик был подобен в мучениях Иакову Персиянину. О возлюбленные князи русские, не прельщайтесь суетною и маловременною прелестною славою мира сего, что хуже пучины есть, ибо изменяется за час времени, как видение мимо проходит, как дым исчезает и как сон есть все. Не принóсите же на свет сей нисколько, ни отнести что можете, наги же исходите из чрева матери своей и наги отойдете, но не смоете греха вашего. Ибо какая вам польза враждовать на сродных и единоверных своих, думаете ли что приобрести от тленного имения? Ничто же, ибо все исчезает, и вы один к одному гинете. А враги ваши, оные проклятые иноплеменники, радуются и большее имение, нежели вы, забирают. Вас же на малое время уста только ласкают и чести воздают, мысля, да как бы всех вас, наущая одного на другого, изгубить и всю честь вашу самим принять, и не будет никто щедрым к сиротам вашим и заступником рабам вашим. Сего ради поучайте чад ваших не клеветать на ближнего своего и не обижать друг друга, и не имейте злых намерений меж собою, и не похищайте чужого, и не обижайте меньших сродников своих; ибо ангелы видят от лица отца вашего, который есть на небесах. Возлюбите истинную правду, и смирение, и долготерпение, и чистоту, и любовь, и милость, да радость святых исполнится в вас, как и сей блаженный князь Роман, по оклеветанию претерпев, купил себе страданием царствие небесное и венец принял от руки Господней. Убит же был месяца июля в 19 день.

6779 (1271). Умер Василий. Князи на Орду. Затмение. Умерла Василькова. Умер Ярослав III.
Преставился князь Василий Александрович, внук Ярослава, правнук Всеволодов. В тот же год пошли в Орду к хану князь великий Ярослав да брат его Василий костромской, и племянник их Дмитрий Александрович переславский. В тот же год было знамение в солнце в пятую неделю святого поста, до обеда погибло все и снова наполнилось. В тот же год преставилась княгиня Василькова, тогда у нее был сын ее князь Борис и с княгинею своею, и с детьми, а князь Глеб тогда был в Орде у хана. Она же тихо и кротко предала душу свою Господу. Епископ же Игнатий со священным собором и с обычными надгробными песнями положил ее в церкви святого Спаса в ее монастыре. В тот же год преставился князь великий Ярослав Ярославич, внук Всеволода, идя из Орды, держав великое княжение Владимирское после брата своего Александра Ярославича 8 лет; и везли его во Тверь. Епископ же Симеон тверской с обычными надгробными песнями встретил его, и положили его в церкви святых чудотворцев Козьмы и Дамиана во Твери.