Миссия Информарус
Repetitor RU

Вел. кн. Дмитрий II. Брак Дмитрия.
Сел на великом княжении во Владимире племянник его князь Дмитрий Александрович, внук Ярослава, правнук Всеволода Дмитриевича. В тот же год новгородцы послали во Владимир к великому князю Дмитрию Александровичу с челобитьем, призывая его к себе в Новгород. Он же, почтив, тысяцкого новгородского отпустил и своих наместников послал. В тот же год князь Борис Василькович ростовский, внук Константинов, женил сына своего старшего князя Дмитрия.

6785 (1277). Князи в Орду.
Князь великий Дмитрий пошел в Новгород. Новгородцы же приняли его с честию. В тот же год пошли князи в Орду: ростовский Борис Василькович, внук Константинов, с княгинею и с детьми, и брат его князь Глеб Василькович белозерский с сыном своим Михаилом, и князь Федор ярославский Ростиславич.

Родословие смоленских и ярославских.
Подобает же о сем ведать, что за сказанный выше князь Феодор Ростиславич ярославский, поскольку был родом не ярославский, но смоленский. И слушайте вот: князь великий был киевский Владимир Мономах Всеволодич; у него же был старший сын Мстислав, которому дан Смоленск, хотя и на великом княжении после отца своего сидел, на нем же и преставился, но зовется смоленский. Его же сын Ростислав князь великий смоленский, а Ростиславов сын Давид князь великий смоленский, Давидов сын Мстислав, Мстиславов сын Ростислав, Ростиславов сын Феодор, о котором ныне говорим, да брат его Глеб, да Михаил. Сии изобидели его и дали ему град Можайск один. А брат его Глеб на княжении сидел в Смоленске, а князь Феодор Ростиславич, о котором сейчас говорим, сидящий в Можайске, еще не имел жены. В Ярославле же прежде князь был Всеволод Константинович, внук Всеволода Юрьевича. У Всеволода ж Константиновича ярославского сын Василий, у Василия Всеволодича ярославского дочь. Василий же Всеволодич ярославский преставился в Ярославле, и села после смерти его на Ярославле княгиня его с дочерью его. И обменялся сообщениями князь Федор Ростиславич из Можайска с князем Борисом Васильковичем белозерским и с княгинею Василия Всеволодича ярославского, взял за себя дочь Василия Всеволодича; и того ради досталось ему княжение Ярославское, и град Ярославль приняв, начал княжить в нем и с тещею своею, и много добродетелен был. Обычая ж ради и в Орду ходил, и ярлыки на свое имя на Ярославское княжение у хана имел. И сего ради пошел с ними в Орду и князь Андрей Александрович, внук Ярослава, правнук Всеволодов. С ними ж шли в Орду и иные многие князи, каждый о своих княжениях шли в Орду, все вкупе соединившись, путешествовали. Пришли же они в Орду к хану, и приняты были с честию.

В тот же год князь Борис Василькович ростовский, внук Константинов, в Орде разболелся и хотел во иноческий чин постричься, которого унимала княгиня его Марья, ибо не чаяла жизни в нем, был же он от отца своего духовного во исповедании, и в покаянии, и во умилении о себе на многие дни.

6786 (1278). Умер Борис ростовский. Мария, княгиня Борисова. Хан Менгу-Темир. Татары за Днестр. Ясы взяты.
Преставился князь Борис Василькович ростовский, внук Константинов, правнук Всеволода, в Орде месяца сентября в 16 день. Княгиня же его Мария с сыном своим Дмитрием привезли его из Орды в Ростов. Епископ же Игнатий ростовский со священным собором, пев над ним надгробные песни, положили в соборной церкви пречистой Богородицы на левой стороне в Ростове месяца ноября в 13 день. Его сыновья: Дмитрий, Константин. В Ростове же сел после брата своего князя Бориса Васильковича Глеб Василькович белозерский. Когда же они жили у хана в Орде, князь Глеб Василькович ростовский, внук Константинов, с племянником своим с князем Константином Борисовичем, и с князем Феодором Ростиславичем ярославским, и Андреем Александровичем, внуком Ярославовым, и с иными многими князями и боярам, и со слугами своими, восхотел хан Менгу-Темир (Мангу-Тимур) идти на войну, и повелел князям всем вышесказанным с боярами своими и со слугами своими снаряжаться с ним. И помалу пошел сам Менгу-Темир с князями русскими за Днестр. И помог Господь Бог князям русским, и взяли славный град ясский Дадяков зимой месяца февраля в 8 день, и полон и богатства много взяли, а иных смерти предали, а град их сожгли. Хан же Менгу-Темир почтил хорошо князей русских, и похвалил весьма, и одарил всех, и отпустил их на Русь в свои их вотчины со многою честию и с дарами.

Умер Глеб смоленский. Война на Корелу. 4 солнца.
Преставился князь смоленский Глеб Ростиславич, внук Мстислава, правнук Давыдов. Той же зимой князь великий Дмитрий Александрович с суздальцами и с новгородцами ходил ратью на Корелу, и пленил всю землю их, и со многим полоном возвратился восвояси. В месяце феврале было знамение в солнце, огородилось дугами, а посреди дуг крест, а вне дуг четыре солнца, а наверху солнца дуга великая, на север рогами.

Женился Михаил. Брак Давида галицкого.
В тот же год князь великий Глеб Василькович ростовский женил сына своего Михаила на дочери князя Феодора Ростиславича ярославского; и венчан был в церкви пречистой Богородицы в Ярославле Игнатием, епископом ростовским, тут был и сам князь Глеб Василькович ростовский и с племянником его Константином Борисовичем, внуком Васильковым, правнуком Константиновым, и князь Давид Константинович галицкий и дмитровский, внук Ярослава, и Давид Давидович, и множество бояр, и съезд великий был отовсюду. И была радость великая в Ярославле месяца июля в 15 день. Глеб Василькович сотворил у себя пир великий в Ярославле и почтил свата своего Федора Ростиславича Черного, и княгиню его и с детьми его, и зятя его Давида Константиновича галичского и дмитровского, и бояр его, и слуг его.

Умер Андрей.
В тот же год преставился благоверный князь Андрей Ярославич и жена его Устиния. В тот же год князь Глеб Василькович ростовский послал сына своего Михаила к татары на войну со сватом своим с князем Феодором Черным Ростиславичем, Ярославичем ярославским.

Умер Глеб ростовский.
В тот же год преставился князь Глеб Василькович ростовский, прожив от рождения своего лет 41. После пленения же татарского от юности своей служил татарам и многих христиан обидимых от них избавил и печальных утешил; еду свою и питие не щадил, но требующим подавал, и многую милостыню убогим, и нищим, и странствующим, сиротам и вдовицам подавал, поминая слово Господне, говоря:

«Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне»;

тем же не щадя себя, милостыню требующим, подавал; и церкви многие создал и украсил иконами и книгами, и священнический и иноческий чин весьма почитал; и ко всем с любовью относился и милостив был и смирен, ибо ненавидел гордость и отвращался от нее, как от змия. Когда же Божиим повелением от сего жития суетного и скоро погибающего избавился, кротко и тихо преставился о Господе и присоединился к отцам своим, немалую жалость и плач оставил по себе всем знавшим его. Епископ же Игнатий ростовский со священным собором, пев над ним обычные надгробные пения, положили его в церкви пречистой Богородицы в Ростове. Сын же его Михаил сел после него в вотчине его на Белоозере. А в Ростове после Глеба Васильковича сели племянники его, князь Дмитрий Борисович, внук Васильков, да брат его Константин Борисович.

Умерла Евдокия Владимирова. Тетяков. Татары на Рязань.
В тот же год преставился великая княгиня Авдотья Владимира Константиновича на Угличе Поле. В тот же год князь великий Дмитрий взял Тетяков. В тот же год многие люди умирали от различных недугов. В тот же год приходили татары на Рязань, и много зла сотворили, и отошли восвояси.

6787 (1279). Затмение луны.
Было знамение в луне, и погибла вся, и не было ее долгое время, и явилась до зари, и при свете не исполнилась вся, месяца февраля в 24 день.

Умер Георгий суздальский. Умер Михаил смоленский. Кн. Феодор смоленский. Умерла Мария Всеволода.
В тот же год преставился князь Юрий Андреевич суздальский, внук Ярославов. И после него сел брат его на княжении в Суздале князь Михаил Андреевич. В тот же год преставился князь Михаил Ярославич смоленский, внук Мстиславов. И сел после него брат его князь Федор Ростиславич Черный ярославский на своей вотчине в Смоленске. В тот же год преставилась Мария, княгиня ярославская Всеволода Константиновича, внука Всеволодова, и положена была в Ярославле.

Война ростовских с белозерскими.
В тот же год князь Дмитрий Борисович, внук Васильков, поотнимал волости у князя Михаила Глебовича белозерского, внука Василькова, с грехом и неправдою, и так брата своего изобидел, изнасильствовал. О злая человеческая ненасытность и окаянная гордость, как только претерпит и умолчит Господь Бог и не отмстит обиды неповинных рабов своих, вопиющих к нему с рыданием и со слезами.

Посол от хана в Греки.
В тот же год пришел Феогност, епископ сарайский, в третий раз из Греческой земли, из Цареграда; посылал же его преосвященный Кирилл митрополит и хан ордынский Менгу-Темир к патриарху и ко царю Михаилу Палеологу греческому с грамотами и подарками.

Война татар на Литву. Копорье.
В тот же год воевали татары Литву, и князи русские ходили с ними же, и со многим полоном и наживой возвратились восвояси. Князь великий Дмитрий Александрович с посадником новгородским Михаилом и с бóльшими мужами, приехав, обложили град Копорье каменный.

6788 (1280). Умер Давыд галицкий. Церковь свинцом в Ростове.
Преставился князь Давыд Константинович галицкий и дмитровский. В тот же год Игнатий, епископ ростовский, покрыл церковь пречистой Богородицы оловом в Ростове и дно ее вымостил мрамором красным.

Князь Глеб после смерти проклят. Епископ за то отлучен. Суд правый на епископа.
В тот же год преосвященный Кирилл митрополит ушел из Киева по обычаю своему и проходил грады всей Руси, учил, наказывал, исправлял. Пришел же в Суздальскую землю и слышал от неких, поведавших ему про Игнатия, епископа ростовского, неправо творящего чрез божественные Писания и священные правила, ибо осудил весьма жестоко князя своего Глеба Васильковича ростовского, уже после смерти за 9 недель изринул его поруганным и бесчестным из церкви соборной в полночь и повелел просто закопать его в земле в Княгинине монастыре святого Спаса. И за то преосвященный Кирилл, митрополит киевский и всея Руси, отлучил Игнатия епископа от священной службы, до тех пор пока князь Дмитрий Борисович, внук Васильков, ростовский едва о нем добил челом митрополиту. Митрополит же простил его и отдал ему, говоря:

«Не возносись и не думай себя без греха, и не столько много запрещая и отлучая, сколько освобождая и прощая действуй; ибо прощение грехам нашим в прощении братий наших обретаем, и милость Господня в милости ближнего сокровенна. Плачь же, чадо, и кайся до своей смерти о дерзости сей бесподобной и бесстыдной; ибо осудил ты прежде суда Божия уже скончавшегося, а живого стыдился, и дары от него принимал, и ел, и пил с ним, и жил с ним, веселясь, и когда имел возможность исправить, и не исправлял. Да ныне ли хочешь исправить, так жестоко запрещая и отлучая? Если же хочешь помощь сотворить ему, сотвори же ему милостынями нищих, и молитвами, и молением, священных и божественных служб прошением».

И так много наказав, митрополит Игнатия епископа простил и благословил его служить и все действия священные совершать, утешив его, да не на много оскорбится.

Гром и буря.
В тот же год были громы страшные, и ветры сильные, и вихри великие, и бури ужасные, и молний много. И много людей громом побило, и многие молниями опалены были. Кое-где же вихрь сильный был и дворы из основания вырвал, и с людьми, и со всем имуществом, и заносил далеко. В тот же год Климент, архиепископ новгородский, пришел к Кириллу митрополиту в Переславль и благословился у него. А также пошел к великому князю Дмитрию о мире и о любви от новгородцев.

Умер митр. Кирилл.
В тот же год преставился преосвященный Кирилл, митрополит киевский и всея Руси, в Суздальской земле в Переславле месяца декабря в 7 день, и был тут великий князь Дмитрий Александрович владимирский, и Климент, архиепископ новгородский, Игнатий, епископ ростовский, и Феодор, епископ владимирский и суздальский. И пев над ним, положили его во гроб и везли его во Владимир. Затем из Владимира везли его в Киев, и там снова пели над ним и служили все епископы русские и со всем священным собором, и погребли его в Киеве в соборной церкви.

Кн. вел. Дмитрий на Новгород. Новгородцы усмирены.
В тот же год князь великий Дмитрий и с братиею своею пошел к Новгороду ратью. Новгородцы же послали к нему с челобитьем, и с молением, и с дарами архиепископа своего Климента. Он же послушал епископа, и дары взял, и возвратился с братиею своею во Владимир.

Северное сияние.
В тот же год было знамение на небе: было облако огненное на западной стороне, а искры от него на всю землю шли, и постояло малое время, и погибло.

6789 (1281). Распря князей ростовских. Мир ростовских.
Сидел на княжении в Ростове Дмитрий Борисович и брату его с ним Константин Борисович, и была меж ними крамола и вражда великая, смирял их и в любовь приводил епископ их Игнатий ростовский, что их еще более в брань приводило, и отъехал князь Константин из Ростова во Владимир к великому князю Дмитрию. А князь Дмитрий Борисович ростовский начал собирать рать и укреплять град, опасаясь брата, и смутился печалию великою, и град Ростов в волнении был весь. И пошел из Ростова во Владимир Игнатий епископ, и умолил великого князя Дмитрия Александровича. Князь же великий Дмитрий с Игнатием, епископом ростовским, и с боярами своими пошел в Ростов; и ввели их в мир и в любовь, и сотворили торжество великое, и возвратился князь великий Дмитрий во Владимир.

Андрей кн. на брата. Кн. вел. Дмитрий изгнан. Новгородцев безумство. Дмитрий в Швецию. Татары разоряют землю.
Той же зимой князь Андрей Александрович, внук Ярослава, правнук Всеволода, младший брат великого князя Дмитрия Александровича владимирского, пошел в Орду к хану, ища себе княжения великого под братом своим старшим, имея споспешника себе и помощника Семена Толниевича и иных многих. И многие дары дал хану и князям ордынским, и всех наполнил богатством, и уговорил и уласкал всех, и испросил себе княжение великое Владимирское. И пришла ему весть из Руси, что князь великий Дмитрий Александрович собирает рать и укрепляет град, не хочет ханскому слову покориться и сойти с великого княжения по цареву слову, и сказал сие хану. Хан же повелел идти с ним воеводам своим Кавгадыю и Алчедаю с силою татарскою. И князь Андрей Александрович пришел из Орды к Мурому с татарами, и с советником своим Семеном Толниевичем, и с иными многими помощниками своими, и послал за князем Михаилом Ивановичем стародубским, внуком Всеволодовым, и за всеми князями русскими. Когда же пришли и посоветовались, пошли все ратью в Переславль на великого князя Дмитрия Александровича. Слышав же сие, князь великий побежал к Новгороду с женою, и с детьми, и с боярами, и со всем двором своим, и вошел в свой город Копорье. Новгородцы же вышли на озеро Ильмеро с поклоном, лукавствуя, ибо не желали пропустить его оттуда, поскольку он оттуда хотел за море бежать. И много речей было между ними, и говорили новгородцы великому князю Дмитрию Александровичу:

«Князь, не хотим тебя, иди от нас добром. Если же не уйдешь отсюда, возьмут тебя здесь татары и отведут к хану в Орду, а мы тебе не помогаем».

Он же отступился от Копорья и пошел за море. Новгородцы же не взяли его, но дали ему путь, и отняли у него силою двух дочерей его и бояр его с женами их и с детьми, говоря:

«Сих взимаем у тебе в заклад, до тех пор, пока не выдут от нас из Копорья все бояре твои и слуги твои, и тогда отпустим их».

И разошлись месяца января в 1 день. Князь Андрей суздальский, изгнав старшего своего брата великого князя Дмитрия, вошел во град Владимир и сел на великом княжении. А татары рассыпались по всей земле, ища великого князя Дмитрия Александровича, и опустошил все около Мурома, около Владимира, около Юрьева, около Суздаля, около Переславля, около Ростова, около Твери, и до Торжка, и далее, и близ Новгорода, гнались за великим князем Дмитрием Александровичем, и не настигли его, возвратились обратно. Князь же Андрей Александрович сотворил пир великий, и одарил дарами многими князей ордынских Кавгадыя и Алчедыя и татар, и отпустил их к хану. Они же со многим пленом отошли в Орду.

Князь великий пришел с войсками. Брак Довмонта. Довмонт помогает тестю. Ладога взята. Копорье разорено. Андрей в Новгороде. Дмитрий в Переяславле.
В тот же год пришел князь Дмитрий Александрович из заморья к Переславлю, имея воинов много нанятых. А в Копорье еще были бояре его и слуги и вся казна его, и весь быт его. Тогда ушел изо Пскова зять его князь Довмонт псковский и взял из Копорья всю казну тестя своего, бояр его и слуг его вывел из Копорья и отослал их к тестю своему великому князю Дмитрию Александровичу. И придя, взял Ладогу, в которой были многие люди великого князя Дмитрия Александровича. Он же, выведя их, также отослал к тестю своему великому князю Дмитрию Александровичу. Новгородцы же, придя, град Копорье возобновили и послали послов своих во Владимир за князем Андреем Александровичем, призывая его к себе в Новгород. Он же пришел к ним в Новгород и сел на княжении. И сотворили ему новгородцы честь великую. Князь великий Дмитрий Александрович пришел во град Переславль и начал рать собирать. И собрались к нему люди многие. И пришел вестник в Новгород к князю Андрею, говоря такое:

«Брат твой старший князь великий Дмитрий сидит во граде Переславле и собирает рать многую, и вот отовсюду к нему сошлись люди многие».

Он же созвал новгородцев и укрепился с ними во всем.

6790 (1282). Андрей на вел. кн. Дмитрия. Андрей на Орду.
Князь Андрей Александрович пошел из Новгорода к Владимиру, взяв с собою новгородцев многих, и посадника Семена Михайловича, и другого посадника Якова Дмитриевича с вооруженными ратными, боясь старшего своего брата великого князя Дмитрия Александровича, ибо был тот в Переславле со многою силою, собирая рать отовсюду. Князь же Андрей Александрович пришел во Владимир, и чествовал новгородцев, и отпустил их обратно, повелел им стеречь Торжок. Посадники же новгородские Семен Михайлович и Яков Дмитриевич сели в Торжке, не давая в Торжок войти наместникам великого князя Дмитрия Александровича. Князь же Андрей Александрович пошел из Владимира на Городец, а оттуда пошел в Орду к хану с советником своим и споспешником Семеном Толниевичем и с иными многими поспешниками своими. И принял его хан с честию; ибо везде говорил князь Андрей про свою правду, право быть пред старшим своим братом, с поспешниками своими и вины возлагал на брата своего:

«Поскольку тебе, хану, повиноваться и даней твоих тебе платить не хочет».

И так вот второй раз воздвиг гнев ханский на старшего своего брата.

Святослав тверской. Даниил московский на вел. кн. Дмитрия. Дмитров. Мир князей.
В тот же год знамение было на небе. В тот же год князь великий тверской Святослав Ярославич с тверичами, и князь московский Даниил Александрович, внук Ярослава, с москвичами, и новгородские посадники с новгородцами пошли ратью к Переславлю на великого князя Дмитрия Александровича. Он же, услышав про сие, воззрел на небо, вздохнул, и прослезился и сказал:

«Видишь, Господи, неправду сию, ибо не обидел их я, ни же какую неправду к ним не сотворил. Почему сии восстают на меня и гонят меня беспрестанно, стараясь мою душу изъять от меня, и дружину мою сию убить, и память мою истребить. Господи Боже мой, помоги мне и спаси меня».

И так, премного плакав, уселся на коня и пошел против них с воинствами своими во град Дмитров. Они же, не дойдя до Дмитрова, стали и стояли там пять дней, обмениваясь сообщениями; и так примирившись, разошлись.

Андрей с татарами на великого князя. Дмитрий на орду нагайскую. Хан Ногай.
В тот же год князь Андрей Александрович принял от хана рать многую, Турай-Темира, Алыя и многих татар, и пошел с ними из Орды, а с ними советник Семен Толниевич и иные многие советники и поспешники его, пошел на брата своего старшего великого князя Дмитрия, и много зла сотворили крестьянам. Князь великий Дмитрий Александрович с дружиною своею, и с княгинею, и с детьми, и со всем двором бежал в Орду к хану Ногаю на Волгу и сказав ему все по порядку, извещая ему со слезами, и многие дары дал ему и всем князям его. Хан же Ногай выслушал его и держал его во чести.

Татары на Литву.
В тот же год воевали татары Литву и со многим полоном возвратились в Орду.

6791 (1283). Турки к Цареграду. Максим митр. Война Литвы с ливонцами. Мир великого князя с братом. Митрополит на Орду.
Поставлен был на Киев и на всю Русь Максим митрополит гречанин патриархом цареградским. В тот же год приходили сарацины ко Цареграду ратью во многой силе, и многие волости повоевали, и со многим пленом возвратились восвояси. В тот же год пришел из Греков на Киев и на всю Русскую землю преосвященный Максим митрополит, родом гречанин. В тот же год Литва воевали немцев и со многим пленом возвратились восвояси. В тот же год пришел из Орды от хана Ногая князь великий Дмитрий Александрович и примирился с братом своим с князем Андреем Александровичем городецким, пошел Андрей в Нижний Новгород на свое княжение, а Дмитрий сел во Владимире, и разошлись. В тот же год ходил в Орду к хану митрополит Максим и пришел из Орды на Русь. В том же году вошли немцы ратные Невою в Обонежье и много обонежан и новгородских купцов побили. Ладожане же, выйдя, бились с ними в Неве.

Воздаяние злодею.
В тот же год князь великий Дмитрий послал двух бояр своих, Антония и Феофана, на Кострому поймать тайно Семена Толниевича, и расспросить его потихоньку обо всем, и убить. Они же, придя, повеление его сотворили, Семена на Костроме поймали и начали пытать его потихоньку о всем. Он же говорил им:

«Напрасно расспрашиваете меня, я же правдою и истиною служил своему господину князю Андрею Александровичу; а что какие между ними их с братом его были брани или об обидах, или о спорах, которые ведут они меж собою, я ведаю только, что служил своему господину от всего сердца».

Говорили ему Антоний и Феофан:

«Кто поднимал из вас хана ордынского и приводил его татар на нашего господина великого князя Дмитрия Александровича?».

Говорил Семен:

«Я сего дела не знаю; если хотите истинно сведать, спросите господина моего князя Андрея Александровича, и тот вам во всем ответ даст».

И говорили Антоний и Феофан:

«Если хоть что-нибудь скрыл от нас из бывшего, и нынешнего настоящего, и впредь предстоящего быть от твоего господина нашему господину, убьем тебя».

Говорил Семен:

«Суетен ваш совет, поскольку господин ваш взял с нашим господином мир и любовь, и укрепились крестным целованием в мире и в любви быть. Да сие ли есть мир и любовь вашего господина и вас, что убивать бояр нашего господина? Воистину суетно есть дело ваше».

И так убит был на Костроме Семен повелением великого князя Дмитрия Александровича.

В тот же год князь Андрей Александрович городецкий перестал заодно быть со старшим своим братом великим князем Дмитрием Александровичем владимирским, ибо и известился от неких со временем, что его повелением убит был боярин его Семен. И тужил весьма о нем князь Андрей Александрович городецкий, и из-за того многие брани и расколы происходили, и нелюбовь меж ними еще более становилась. В тот же год были громы великие и молния, ветры с вихрем страшные.

6792 (1284). Затмение солнца. Немцы в Неве побиты.
Позваны были епископы все русские в Киев к Максиму митрополиту. В тот же год было знамение на небе, солнце погибло. В тот же год немецкий Трунда воевал, с немцами в ладьях и шнеках вошли Невою в озеро Ладожское, желая на Кореле дань взять. Новгородцы же с ладожанами, выйдя, стали на устье Невы, и дождавшись немцев, всех побили, и мало их убежало. Было сие сентября 9-го дня.

Ахмат, баскак курский. Слободы Рыльские. Липецкий князь. Олег курский. Святослав рыльский. Хан Телебуга. Татары на курских. Купцы немецкие. Курское и Рыльское княжества разорены.
В тот же год сотворилось зло в великом княжестве в Курском. Был же обычай ханам ордынским и князям его на всей Русской земле дань взимать; иногда ж откупали даньские пошлины русских князей, иногда ж сами князи на своих княжениях собирали дани и отвозили в Орду, иногда ж татарские ордынские гости своей ради корысти откупали дани и так наживу себе приобретали. Был же некто тогда князь татарский злохитрый, и корыстный, и лукавый весьма, имя ему Ахмат, Темиров сын, держал баскачество Курского княжения. Сей же баскак Ахмат принимал у татар дани всякие в Курском княжении и многую тягость творил князям и черным людям. Не сие же только одно, но еще к тому сотворил себе две великие слободы в княжении Олега, князя рыльского и волгорского (и верхоцкого), и Святослава липецкого, и созвал отовсюду людей много, и было им от него все, что хотели, и запреты повсюду велики. И так умножились люди в слободах тех, и были там торги и мастера всякие, и были те две великие слободы, как грады великие. Исходили люди из тех слобод, и насилие и обиду творили многую в Курском княжении, и около Горгала, и около Рыльска, и около Липецка все пусто сотворили. Князь же Олег Рыльского княжения и князь Святослав Липецкого княжения сродники были меж собою, иногда же были в любви, иногда же во многих враждах и бранях; бывали же и разбои от них в слободах тех Ахматовых баскака Курского княжения, нарицания им бывали многие от Ахмата, и снова смирялись меж собою с Ахматом; а хан ордынский сего не ведал. Когда же умножилось еще более в слободах тех отовсюду людей, и бывало насилие от них волостям Олеговым и Святославовым, и так Олег и Святослав начали мыслить о сем и советовались много. Пошел князь Олег рыльский и волгорский о том в Орду с жалобою к хану Телебуге по совету и по слову со сродником своим с князем Святославом липецким. Хан же Телебуга дал приставов князю Олегу, повелел те слободы разорить, а люди из слобод тех вывести в свою их волость. Князь же Олег рыльский и волгорский еще в Орде у хана был, а сродник его князь Святослав липецкий пришел ратью на слободы те Ахматовы, и много пограбив, возвратился и пошел в Орду за сродником своим Олегом к хану Телебуге с жалобою на баскака Ахмата. И хан дал им приставов и отпустил их в вотчину их на Русь. Пришли же князи Олег и Святослав с татарами, и повелели князи людям своим пограбить обе те слободы, иных побили, а иных пленили и поковали их у себя, а своих людей вывели во свои вотчины. Ахмат же баскак был тогда в Орде у Ногая хана. И слышав, что слободы его на Руси разграблены были от Олега, князя рыльского и волгорского, и от Святослава липецкого, оскорбился весьма и оклеветал их хану Ногаю, говоря такое:

«Князь Олег рыльский и князь Святослав липецкий только именем князи, а делом разбойники, а тебе супротивники ратные они. Если же, хан, мне не имеешь веры, да хочешь истинно уведать о сем, есть в княжении Олега много мест для ловли лебедей, и ты пошли к ним сокольников своих, да уловят тебе лебедей, а князь Олег с ними же, и да позовут сокольники твои князя Олега к тебе. Да если сотворит Олег по слову твоему волю твою, то я ложь говорю, а Олег правду».

Хан же послал сокольников своих сотворить так; и потом князя Олега позвали к нему. Олег же не пошел ко царю в Орду, ибо боялся, ибо если и сам не пограбил слобод тех, но люди его творили разбой в слободах тех, а князь Святослав липецкий не по совету Олегову ночью приходил на слободы те, разбойничал. И того ради боялся Олег и недоумевал, что сделать, и про то их разбойники знали, и была о том Олегу со Святославом брань великая. Сокольники же ханские все сие слышали, и ловили на лове лебедей, и пошли в Орду ко царю Ногаю, и звали к Ногаю Олега, и не пошел он. Они же все сие сказали хану Ногаю и говорили:

«Баскак Ахмат прав был, а князь Олег и Святослав разбойники и не слушаются тебе. Мы на местах для ловли лебедей соколов и лебедей ловили, а Олег твоего слова не послушал, и нас сильно обидел, и к тебе не идет. И о сем же разумей, что враждебен тебе Олег».

Хан же разгневался и призвал Ахмета, баскака курского, говорил ему так:

«Виновен князь Олег пред тобою и мне враждебен. Вот я посылаю на него рать свою, и ты иди с ними».

И призвав Темира князя и татар, и сказал ему:

«Иди с татарами сими на князя Олега и княжение его пустым сотвори, а бояр его выдай головою Ахмату баскаку, да что хочет над ними сотворит; а самого князя Олега приведите ко мне».

Татары же пришли ратью ко граду Ворголу месяца января в 13 день, после Крещения Христова. Была же тогда зима люта и студена весьма. Слышав же сие, князь Олег побежал скоро в Орду и с женою, и с детьми ко своему царю Телебуге; а сродник его князь Святослав липецкий побежал в Рязань в леса воронежские. И гнались татары за князем Олегом и не настигли его, а иные татары гнались за князем Святославом и не настигли. Бояре же Олеговы бежали вслед за князем своим Олегом. Гнавшись же за Олегом, татары возвратились обратно, и встретились с боярами Олеговыми, и взяли их. И придя в княжества Олегово и Святославово, выжгли, и старейших бояр взяли 13 человек, и стояли 20 дней, воюя по всему княжеству, а слободы те наполнили людьми, и скотом всяким, и всем богатством волгорским, и рыльским, и липецким. Затем стали и повелели пред собой привести бояр Олеговых, были же покованы бояре в железах немецких по два. Тогда же случилось в земле той быть гостям знатным немецким и цареградским, и тех привели покованых в железах, а уведав о них, что гости они, повелели их расковать и весь их товар, разыскав, отдать им целый и не вредить их ничем никому, говоря:

«Вы купцы, куплю делаете, по землям ходите, а сие расскажите так: если кто станет держать спор со своим баскаком, так же сему будет, как и сим князям».

И выдали бояр старших Олеговых баскаку Ахмату, говоря:

«Ханское слово такое есть: да ты что хочешь над ними сотворить можешь».

И пошли в Орду к царю со многим полоном и богатством, землю всю пустой сотворили. А Ахмат баскак выданных ему бояр побил, и на колы насадил, и пошел после этого в Орду. А воевод своих в слободах оставив два брата своих и с ними татар, много же у них служили и руси, заповедал им охранять слободы те; а сам не смел жить в Руси, так как не взял же ни одного князя. И установили ясак, и так взымали дани и пошлины. Сие же сотворилось грехов ради наших и неправды ради князей, поскольку жили в неправде и вражде. И много мог бы о сем написать, но оставим сие долготы ради, ибо целый год мне понадобится, чтобы повествовать о сих.

6793 (1285). Святославова крайняя дерзость.
Пришел в Орду к царю Ногаю баскак Ахмат, а в двух слободах оставил двух братьев своих охранять слободы его. Братья же его из одной слободы в другую пошли, а русских людей, у них служащих, пошло с ними 35 человек. Слышал же сие князь Святослав липецкий и задумал со своими боярами и с дружиною своею без Олегова совета, начали стеречь их на пути. И шли сии без опаски, и ударили на них со своею дружиною, и убили 25 человек руси да двух татаринов. А те два брата Ахмата баскака убежали в слободу. И собрались слобожане, и бой сотворили с князем Святославом, и многие от обоих убиты были. Сие же сотворил князь Святослав без Олегова совета, стараясь сделать добро учинил, но большую пакость себе и Олегу сотворил и примириться о сем не хотел, поскольку смирение все козни и сети диавольские разрушает. И так восстала вражда многая.

В тот же год после Великого дня в неделю Фомы побежали те два брата Ахмата, баскака курского, и слобожане к Курску. На следующее же утро в понедельник и прочие слобожане убежали все, и поднималась молва и брань великая. Князь же Святослав липецкий в смирение не приходил, и о всем о том не заботился, и не боялся, полагая себя ото всех непобедимым. Прислал же к нему из Орды Ахмат баскака, да примирится с ним. Он же посла его убил.

Олегово благоразумие. Святославово упрямство. Умер Святослав липецкий. Умер Олег рыльский.
В тот же год пришел из Орды от хана Телебуги князь Олег рыльский и волгорский, и сотворил память побитым своим боярам и всем убитым здесь, и послал к князю Святославу липецкому, говоря:

«Что ты, брат, так учинил, правду свою и мою в неправду обратил, возложил ты на себе и на меня имя разбойническое. До сих пор же ты многие разбои содеивал и зимой разбивал слободы баскаковы, а ныне ты на пути разбил братию его и слободы, и на те слободы также разбоем приходил. Ведаешь, брат, что сей обычай есть татарский, а у нас в христианах не добро есть неправда и разбои, и от всех мерзость, и ненавидимо оно. От Бога же всяко месть придет в сем веке и в будущем. Покайся, брат, о сем и живи мирно по закону христианскому, пойди в Орду, утешь и уласкай хана и князей его».

Князь же Святослав отвечал, говоря:

«Почему так заботишься, что тебе есть до меня? Я сам знаю себя и что хочу, то творю. А что баскаковы слободы грабил, в том я прав, не человека я обидел, но зверя, но еще же особенно врагам своим мстил, неверным язычным татарам. И какой мне есть в сем укор от Бога ли, от людей ли, язычных кровопийцев побивать?».

И говорил князь Олег рыльский:

«Скреплено между нами было с тобою жить мне заедино и по совету мне с тобою, а тебе со мною все творить. И ты крестное целование забыл, и все ни во что же положил ты. Татары же пришли на нас ратью, и я побежал в Орду к хану, а ты со мною не бежал, и остался в Руси, и был со всеми боярами своими в лесах воронежских того ради, чтоб тебе разбойничать. И ты так и сотворил, много разбойничал ты, и беды и напасти мне и себе || много сотворил, и княжение свое и мое до конца погубил. Если бы ты пошел со мною в Орду, по силам было нам Божиею помощию с Ахматом баскаком пред царем потягаться. И ты дерзнул разбой творить и таковую вражду без вести сотворил, а ныне без страха сел во своем княжении как всемогущий, а ничтожный по сути, а к своему хану Телебуге или к Ногаю оправдываться не идешь. И вот беда к беде и напасть к напасти прибывает, да как меня с тобою Господь Бог рассудит».

После того пошел князь Олег к хану в Орду. И придя из Орды с татарами, по ханову слову сродника своего князя Святослава липецкого убил. И сел в Липецком княжении после брата своего Святослава брат его князь Александр, и много плакал и умилялся о брате своем Святославе, что убит был от Олега, князя рыльского; и не могши терпеть, пошел в Орду к хану со многими дарами, и приняв от него рать, пришел с татарами и убил князя Олега рыльского и двух сынов его Давыда и Симеона. И долгая же и велика сия повесть, но множества ради оставлена была; ибо может и малая сия повесть человеку, ум имущему, плач и слезы сотворить.

В тот же год князь Андрей Александрович городецкий, внук Ярослава, правнук Всеволода, праправнук Юрия Долгорукого, к новгородцам крест целовал, что не отступаться ему никак от Новгорода; а новгородцы ему целовали, что иного князя не искать. Сие ж было укрепление в Торжке.

Кн. вел Дмитрий на Новгород.
В тот же год князь великий Дмитрий совокупил силу многую, желая идти ратью на младшего своего брата на князя Андрея городецкого. Он же убоялся и Новгород ему уступил. Князь же великий пошел ратью с татарами к Новгороду и много зла сотворили земле их. Новгородцы же стали бить ему челом. И сел у них князь великий Дмитрий Александрович, многих крамольников взял. В тот же год преосвященный Максим, митрополит киевский всея Руси, по обычаю своему ходил по всей земле Русской, учил и наказывал, управлял. Затем пришел в Новгород, и встретил его князь великий Дмитрий с великою честию. Потом же был он и во Пскове, там и воздали ему честь великую.

Андрей снова на брата. Татары побиты.
В тот же год преставился князь Роман Владимирович угличский, внук Константина Мудрого. Князь же Андрей Александрович городецкий привел из Орды султана на старшего своего брата великого князя Дмитрия Александровича. Были же татары в набегах здесь и там, князь же великий Дмитрий Александрович собрался со многою ратью и пошел на них. И побежал султан в Орду, а князь великий Дмитрий бояр Андреевых переловил.

6794 (1286). Роман брянский на Смоленск. Ксения, супруга Ярославова. Литва на тверские волости. Женился Иван.
Князь Роман брянский пришел ратью к Смоленску, и посад пожег, и ко граду приступал, и волости и села повоевал, и отошел восвояси. В тот же год благословением епископа Симеона тверского князь Михаил Ярославич тверской с матерью своею великою княгинею Оксиньею соборную церковь, что была прежде Козьмы и Дамиана, переменили во имя святого Спаса Преображение и поставили каменную. В тот же год Литва воевала тверского владыки церковную волость Олешку и прочие. Совокупились же тверичи, и москвичи, и волочане, и новоторжцы, и дмитровцы, зубчане и ржевичи, и гнались за ними, побили и полон отняли, и князя их Довмонта взяли. В тот же год женился князь Иван Дмитриевич переславский, внук Александров, правнук Ярослава, праправнук Всеволода, препраправнук Юрия Долгорукого, у князя Дмитрия Борисовича ростовского, а внука Василькова.

6795 (1287). Раздел ростовских. Михаил белозерский. Родился Александр. Родился Михаил. Умер еп. Феодор.
Князи ростовские Дмитрий Борисович, внук Васильков, да брат его Константин Борисович разделили себе вотчину. Старший брат князь Дмитрий Борисович сел в Ростове, а младший его брат князь Константин Борисович сел на Угличе Поле, а брат их из двоюродных князь Михаил Глебович, внук Васильков, сел на Белоозере. В тот же год родился князю Дмитрию Борисовичу ростовскому сын Александр. В тот же год родился князю Константину Борисовичу угличскому сын Михаил. В тот же год преставился Федор, епископ владимирский, и суздальский, и нижегородский (Новгорода Нижнего). В тот же год князь великий Дмитрий Александрович, внук Ярослава, пошел ратью ко Твери. В тот же год Симеон, епископ тверской, освящал церковь деревянную во Твери святого Спаса внутри каменной, еще не законченной, из больших камней, и служили в ней. А мастера делали церковь святого Спаса каменную. В тот же год заложена была церковь святых мучеников Бориса и Глеба в Ростове.

6796 (1288). Еп. Иаков суздальский. Умер еп. Игнатий ростовский.
Преосвященный Максим, митрополит киевский всея Руси, поставил в Киеве Иакова епископа Владимиру, и Суздалю, и Новгороду Нижнему. В тот же год преставился Игнатий, епископ ростовский, чудотворец. В тот же год в Ростове сгорела церковь святого Михаила от грома месяца июля в 14 день.

Умер еп. Симеон тверской.
В тот же год преставился блаженный Симеон, епископ тверской. Был же сей добродетелен и учителен, и силен в книгах божественного Писания, князей не стыдился, но говорил слово Христово право и истинно, ни перед кем не отступаясь, всем неправду творящим воспрещая, честен и смышлен весьма, премного же чтил княжеский чин, и нищих, и сирот, и вдовиц жаловал, и за обидимых заступался, и насилуемых избавлял. И был опасен всем неправду творящим, ибо все его боялись и трепетали. Положили же тело его в церкви святого Спаса на правой стороне месяца февраля в 3 день, на память святого Симеона богоприимца и Анны пророчицы.

Татары на Рязань.
В тот же год князь Елортей ордынский, Темиров сын, приходил ратью на Рязань, и воевали Рязань, Муром, Мордву, и много зла сотворив, пошли восвояси.

Константин.
В тот же год поссорились князь великий Дмитрий Александрович, внук Ярослава, правнук Всеволода, праправнук Юрия Долгорукого с князем Михаилом Ярославичем тверским, внуком Ярославовым, правнуком Всеволодовым, праправнуком Юрия Долгорукого, и начали оба рать совокуплять с братиею своею родною, с князем Андреем Александровичем городецким и с великим князем Даниилом Александровичем московским, также с ним и князь Дмитрий Борисович ростовский, внук Васильков, правнук Константинов. И пошли к Кашину, и стояли под Кашиным 9 дней, и все пустым сотворили, и Константин сожгли. И оттуда восхотели идти ко Твери. И князь Михаил против вышел со своею силою; и так начали посланиями обмениваться и, примирившись, разошлись.

6797 (1289). Еп. Тарасий ростовский. Еп. Андрей, князь литовский тверской. Ростовский князь в Орду. Татары на Литву.
Преосвященный Максим, митрополит киевский всея России, поставил в Киеве Тарасия, игумена монастыря святого Иоанна Богослова, в епископы Ростову. В тот же год князь Михаил Ярославич тверской, внук Ярослава, с материю своею великою княгинею Ксениею послали игумена Андрея монастыря общего пречистой Богородицы в Киев к Максиму митрополиту, и поставлен был в епископы во Тверь. Был же сей литвин родом, сын князя Герденя литовского. В тот же год князь Дмитрий Борисович ростовский, внук Васильков, правнук Константинов, праправнук Всеволодов, препраправнук Юрия Долгорукого, да брат его Константин Борисович угличский пошли в Орду к хану и с женами своими. Хан же держал их в чести и отпустил их с честию. В тот же год татары ходили Литву воевать, возвратились со многим полоном в Орду.

6798 (1290). Родился Иван. Война ростовских с тверскими. Смятение новгородцев. В татарах смятение.
Освящена была во Твери церковь соборная епископская святого Спаса Андреем, епископом тверским. Был же сей епископ родом литвин, сын Герденя литовского князя. В тот же год родился великому князю Дмитрию Александровичу владимирскому сын Иван. В тот же год ходил князь Дмитрий Борисович ростовский ко Твери ратью с новгородцами, воевода ж новгородский посадник Андрей, и тверичи с новгородцами примирились. А князь Дмитрий Борисович ростовский со своими ростовцами пошел ратью к Кашину, и там мир заключив, разошлись. В тот же год в Новгороде убили посадника Самуила Родионовича, и собрались новгородцы в доспехах, и взяли Прусскую улицу, и дома там разграбили и пожгли. В тот же год в татарах было нестроение, а на Руси была тишина.

6799 (1291). Постриглась дочь Ярославова. Затмение луны. Война татар. Тохта, Телебуга, Солгуй. Родился Василий. Женился Иван. Умер Александр.
Дочь великого князя Ярослава Ярославича тверского постриглась во святой ангельский иноческий образ, девою будучи, в Девичье монастыре. В тот же год было знамение в луне, была как кровавая и потом переменилась во тьму. В тот же год поссорились в Орде ханы Тохта с Телебугою и Солгуем, и одолел Тохта. В тот же год Ногай хан убил Телебуга хана и Солгуя. В тот же год родился у князя Константина Васильковича ростовского сын Василий. В тот же год в татарах была крамола великая, брань и убийство, и на Руси тишина. Женился князь Иван Дмитриевич переславский, внук Александров, взял дочь князя Дмитрия Борисовича ростовского, и венчан был в церкви святого Спаса в Ярославле. В тот же год преставился у великого князя Дмитрия сын Александр в Орде. В том же году побил мороз все обилия. В тот же год было знамение на небе, страшные фигуры стояли в ночи на воздухе словно полк воинский, и на полудни также, и на полуночи.

6800 (1292). Князи в Орду. Челобитье на великого князя. Татары на великого князя. Владимир взят. И все города разорены.
Пошли в Орду к хану князи русские и жаловались на великого князя Дмитрия Александровича владимирского, внука Ярославова, правнука Всеволодова: брат его младший князь Андрей Александрович Городецкий, князь Дмитрий Борисович ростовский, да брат его князь Константин Борисович угличский, да из двоюродных брат их князь Михаил Глебович городецкий, да тесть князя Михаила Глебовича белозерского князь Федор Ростиславич ярославский и смоленский, да князь Иван Дмитриевич ростовский, да епископ Тарасий ростовский. Хан же расслышал их жалобу и хотел послать в Русь за великим князем Дмитрием, затем потом на иную мысль переменил и отпустил с ними брата своего Дюденя со множеством воинов. И пошел из Орды с татарами на брата своего старшего великого князя Дмитрия брат его младший князь Андрей и князь Федор Ростиславич ярославский, внук Мстислава, пращур Владимира Мономаха, с ними же иные князи; а князь великий был тогда в Переславле. Слышав же сие, люди переславские разбежались все, затем и сам князь великий с дружиною своею бежал к Волоку и оттуда ко Пскову, и так в волнение пришла вся земля Суздальская. Рать же татарская с князем Андреем Александровичем Городецким и с князем Феодором Ростиславичем ярославским, придя, взяла Владимир, и церковь владимирскую разграбили, и чудное дно медное выдрали, и сосуды священные все забрали, и Суздаль, и Юрьев, и Переславль, Дмитров, Москву, Коломну, Можайск, Волок, Угличе Поле, всех градов взяли 14, и всю землю пустой сотворили, а во Твери не были, ибо заступился за него Бог. Собралось же тогда во Твери отовсюду беглых много, и все совещались меж собою с татарами биться. Князь же Михаил Ярославич тверской тогда шел от хана из Орды, того не ведал и прошел мимо Москвы сквозь татар, и некий человек сказал ему про сию напасть, и проводил его на путь мирный; и так дошел в добром здравии в свое великое княжение во Тверь.

Новгородцы с воеводами княжими ходили воевать на емь в их землю и, повоевав, возвратились здравы. В то ж лето пришли свии 800, и 400 пошли в Корелу, а 400 по Ижоре. Ижорцы ж, собравшись, своих побили, а корела также пришедших к ним побили, и погибли все свии.

6801 (1293). Новгородцев откуп. Татары на Тверь с Тохтамиром.
Князь великий Дмитрий Александрович со своею дружиною прибежав во Псков; татары же восхотели идти к Новгороду и ко Пскову. Новгородцы ж прислали к султану Дюденю и ко всем татарам послов своих Семена Клементьевича да Ивана Михайловича со множеством бесчисленным даров, чтобы оные не ходили ратью к Новгороду и волостей их не воевали. Они же, взяв множество даров, возвратились во свою землю в Поле, пошли в Орду. Той же зимой князь Федор ярославский сел на княжение в Переславле, а князь Андрей Александрович городецкий сел на княжении в Новгороде. В тот же год султан, именем Тохтамир, пришел из Орды на Тверь и многую тягость учинил людям.

6802 (1294). Царь Тохта. Умер Феодор рязанский.
Хан Тохта сел в Орде, а Ногая хана ордынского победил. В тот же год князь Андрей Александрович пришел из Новгорода с новгородцами в Торжок, желая перехватить на пути великого князя Дмитрия Александровича. В тот же год преставился князь Феодор Романович рязанский.

Бой великого князя с Андреем.
В тот же год князь великий Дмитрий Александрович пошел изо Пскова во Тверь мимо Торжка. Брат же его младший князь Андрей Александрович городецкий перехватил его на броду. Сам же князь великий Дмитрий Александрович перешел чрез реку, а казну его не успели переправить, и брат его князь Андрей Александрович казну его отнял, всю взял и погнался за ним вслед с новгородцами. Он же бежал во Тверь и послал к нему изо Твери с молением владыку тверского Андрея и князя Святослава с поклоном. Князь же Андрей послушал владыку Андрея и князя Святослава и возвратился в Торжок, а Волок опять возвратил к Новгороду. И князь Иван Дмитриевич сел на Костроме, а князь Андрей Александрович из Торжка пошел в Городец на Низ.

6802. (1294). Умер вел. кн. Дмитрий.
Князь великий Дмитрий Александрович пошел из Твери к Волоку и там разболелся. В тот же год князь Федор Ростиславич ярославский пожег весь град Переславль. В тот же год князь великий Дмитрий Александрович, внук Ярослава, правнук Всеволода, праправнук Юрия Долгорукого, препраправнук Владимира Мономаха, пращур Всеволода, препращур Ярослава, препрапращур Великого Владимира, постригся во святой иноческий ангельский образ и в схиму и преставился. И везли его в Переславль, и положили в церкви святого Спаса; княжил лет 18. Его сыновья: князь Иван переславский.