Миссия Информарус
Repetitor RU

Вел. кн. Симеон.
После смерти великого князя Иоанна вскоре пошли в Орду сыновья его князь Симеон, Иоанн и Андрей Иоанновичи и иные князи многие. И когда пришли, нашли хана за Железными вратами. Хан же Азбяк, поскольку весьма любил и чтил отца их, принял его с честию и любовию и не долго держав, поучил его, как жить им в тишине и послушными быть велению его, обещал им, что никоих наветов на них не примет и никому княжения великого не отдаст, но после них чадам их да будет. И дал им ярлык с клятвою на детей своих не отнимать княжения, и вскоре отпустил с честию и любовию. И вышел из Орды князь великий Симеон Иоаннович с братиею и сел на великое княжение владимирское и московское.

Брянчан смятение. Умер Глеб брянский.
В тот же год злые крамольники, сошедшись вечем, брянцы убили своего князя Глеба Святославича. Тогда же был Феогност митрополит там, и он не смог их унять.

Новоторжцев смятение. Чернь новоторжская.
В тот же год князь великий Симеон Иоаннович послал в Торжок дани брать. Посланцы же, придя, начали обижать и силу применять. Новоторжцы же послали в Новгород с поклоном, и посадники новгородские послали бояр со многими людьми. Они же, придя внезапно, наместников князя Симеона взяли, князя Михаила Давыдовича, Ивана Рыбника и Бориса Семенова, и прочих взяли и сковали, и жен их, и детей взяли, и сидели в Торжке месяц. А к великому князю послали из Новгорода Козьму Твердиславича, говоря так:

«Еще ты не сел у нас на княжении, а уже бояре твои и силу применяют».

И князь великий начал воинов собирать, а новоторжцы, слыша то, в Новгороде просили помощи. Но чернь новгородская стала за великого князя и не пустили новгородцев. Сие слышав, убоялись новоторжцы, и восстали чернь на бояр, говоря:

«Почему вы новгородцев призывали? Оные наместников князя Симеона Иоанновича взяли, а в том нам всем погибнуть».

И собравшись, чернь пришли на дворы их, и отпустили из оков наместников великого князя Симеона, и пустили их из Торжка, и проводили, а новгородские бояре сбежали в Новгород; а новоторжских бояр имение разграбили, и дома их разорили, и села их пленили и пустыми сделали.

Съезд князей. Поход на Новгород.
В тот же год князь великий Симеон Иоаннович послал ко всем князям, да съедутся в Москву помыслить о деле земском. И когда сошлись все, он явил им новгородскую себе обиду, сказав так:

«Братия дорогие и любезные, ведаете, что в то время когда великие князи сильны бывали, а другие князи слушались и заедино ходили, тогда Русская земля множилась в людях и богатстве, и не смел на меня никто дерзнуть, но все покорялись и дани давали, как было при Ярославе, Владимире Мономахе и Мстиславе. А когда поделились и друг на друга начали воевать, а князя великого не слушать, тогда пришли татары, князя убили, грады разорили, всею Русскою землею овладели и дань тяжкую возложили. И ныне князей убивают, людей, каждый раз пленя, ведут и в басурманство обращают, и все наше имение тащат. А мы столько силы можем иметь, что землю Русскую оборонить и столько нами ругаться не дать нечестивым, коли только меня послушаете. А первое требуется сих новгородцев смирить, и покорить, и послушными великим князям учинить, и всем заедино против врагов стать. А если будет кому в князях о вотчине или о чем ином ссора, тогда не воеваться, а судиться пред князями. А начнет кто войну и позовет татар или там суда поищет, и на того всем нам быть заедино».

И любо было всем речь сия, и все князи на том крест целовали, и пошли ратью к Торжку: князь великий Симеон Иоаннович, и князь Константин суздальский, и князь Константин ростовский, и князь Василий ярославский, и все князи с ним; и преосвященный Феогност митрополит тогда с ним же пошел. И когда были они в Торжке со многими силами, новгородцы со всею землею собрались против них и послали владыку Василия новгородского к Феогносту митрополиту, бия челом, а Якова посадника и Авраама тысяцкого послали к великому князю Симеону Иоанновичу с иными боярами. Князь же великий сказал им:

«Если хотят милости и мира от меня, да придут предо мной посадники и тысяцкие босы и просят при всех князях на коленях. Пусть они наместника моего чтят, и все пред ним кланяются, и не садятся, даже если кому велит сесть. Пусть они заплатят выход отца моего и мой, и дадут побор черный со всей земли, и, не спросясь, ни с кем не воюют».

Сие тяжко было весьма новгородцам, и князь не хотел ни от чего отступить, но едва другие князи и митрополит упросили, ибо боялись его все, ведая, что хан все по его просьбе сотворит. И пришли посадники и тысяцкие со всеми новгородцами, просили на коленях и дали ему выходы, дань черную обещали на всей Новгородской земле на два года, с Торжка дали 1000 рублей новгородских, да пустит бояр их. Он же послал в Новгород, и Торжок, и Копорье наместников от себя и возвратился.

6849 (1341). Хан Тинбек.
Преосвященный Феогност митрополит пошел в Новгород Великий со множеством церковного своего причета и со многими своими слугами, и были тяжки владыке новгородскому и монастырям кормы и многие дары. Той же осенью умер хан Азбяк ордынский, и сел после него в Орде сын его старший Тинбек; а другой был сын его Джанибек и убил брата своего младшего Хидырбека, и про то гневался на него старший брат его Тинбек хан; и была вражда между ними.

Умер Гедимин. Кн. литовский Ольгерд. Литвы умножение.
В тот же год умер князь великий литовский Гедимин. Его сыновья: Наримант, Ольгерд, Евнутий, Кестутий, Кориад, Любарт и Монтевит. И после него сел на великом княжении Литовском второй сын его Ольгерд. Сей же Ольгерд премудр был весьма, и многими языками говорил, и превзошел властию и саном более всех, и воздержание имел великое, от всего суетного отвращался; потехам, и играниям, и прочему таковому не внимал, но прилежал о державе своей всегда день и ночь, и от пьянства отвращался, вина, и пива, и меда, и всякого питья пьянственного не пил никогда, ибо ненавидел пьянство, и великое воздержание имел во всем. И от сего великий разум и смысл приобрел, и крепкую думу стяжал. И таковым поступком многие земли и страны повоевал, грады и княжения взял за себя, и удержал власть великую. И умножилось княжение его более всех, ни при отце его, ни при деде так не было.

Ольгерд к Можайску. Женился кн. Иоанн. Родился Константин и умер. Латигола.
В тот же год князь Иоанн Иоаннович, внук Данилов, женился у князя Дмитрия у брянского. В тот же год на Покров пречистой Богородицы пришел Ольгерд, князь великий литовский, со многою ратью ко граду Можайску, и волости и села пленил, и посад пожег; и под градом стоял, но града не взял, возвратился восвояси. В тот же год в воскресение недели Фомы женился князь Иоанн Иоаннович, внук Данилов, взял Евдокию, дочь князь Дмитрия брянского. В тот же год немцы, придя, поставили град новый на реке Пивже на псковской меже. В тот же год князь Михаил Александрович тверской, сын крестный владыки новгородского Василия, пришел к нему в Новгород грамоте учиться. В тот же год у великого князя Симеона Иоанновича родился сын Константин и через год в тот же день умер. В тот же год немцы убили псковичей лучших людей на миру. И пошли на них псковичи с князем Александром Всеволодичем, и повоевали Латиголу. И сие князь Александр Всеволодич учинив, возвратился и отошел прочь. В тот же год владыка новгородский Василий покрыл святую Софию всю свинцом, и иконы написал, и кивот устроил.

6850 (1342). Умер хан Танбек. Хан Чаныбек.
Ордынский султан Джанибек, сын Азбяков, убил брата своего старшего Тинабека хана, а сам сел в Орде ханом, а прежде сего убил младшего своего брата; и так всею Ордою, и всеми улусами, и всеми землями властвовать стал.

Новгородцы в Поморье. Смятение новгородское.
В тот же год Лука Варфоломеев, не послушав поучения и благословения Феогноста, митрополита киевского и всея России, и своего владыки новгородского Василия, собрал себе плутовских лукавых людей и холопов боярских, и пошел за Волок на Двину, и поставил град Орлец; и там собрал емчан, и взял землю Заволоцкую, и все волости и села по Двине повоевал. В то же время сын его Анцифор пошел на Волгу. Отец же его Лука тогда пошел не со многой дружине воевать, и убили его заволочане. И услышано было в Новгороде, и оскорбились о нем черные люди, и восстали на посадников на Андрея и на Федора Даниловичей, говоря:

«Вы засылали Луку убить»;

и пограбили дома их и села. Посадники же сбежали в Копорье и там пребывали время немалое. И после сего пришел в Новгород Луки сын Анцифор, бия челом владыке и всем новгородцам на посадников, и на Андрея, и на Федора, говоря:

„Эти заслали отца моего убить“.

И владыко с новгородцами послали архимандрита Иосифа с боярами за Федором и за Андреем. Посадники же, придя в Новгород, начали говорить со слезами:

„Не думали мы, ни гадали на брата своего Луку, что его убить, не засылали мы“.

И Анцифор с Матвеем зазвонили в вече у святой Софии, а Федор и Андрей зазвонили в вече на Ярославовом дворе. И послали Анцифор и Матвей владыку на вече, и не дождавшись владыки с того вече, напали на Ярославов двор; и тут взяли Матвея и Козьму, и сына его Игнатия, а Анцифор убежал со своими пособниками. Сие же было до обеда, а после обеда весь град со владыкою Василием и с наместником Борисом заключили мир между ними.

Псковичи Литве отдались. Ольгерд во Пскове. Ольгерд на немцев. Немцы под Изборском. Псковичи побиты. Кестутий. Любек убит. Ольгердова робость. Немцы от Изборска. Кн. литовский Андрей крещен. Мир псковичей с новгородцами. Немцы побиты.
В тот же год прислали псковичи к Новгороду, говоря:

«Идет на нас рать немецкая, помогите нам».

Новгородцы же собрали силу, хотели послать к ним на помощь. Они же прислали к ним снова, говоря:

«Нет рати на нас, но был мир».

Новгородцы же возвратились и разошлись восвояси. Затем потом псковичи отказались от Новгорода и великого князя русского и послали послов своих в Витебск великому князю литовскому Ольгерду Гедиминовичу, помощи просили от немцев, говоря:

«Ибо братья наши новгородцы нам не помогают».

Он же принял челобитье их и послал к ним наперед себя воеводу своего князя Юрия Витовтовича, потом же и сам пошел с братом своим Кестутием, и с литвою, и с сыном своим Андреем. И послал князя Юрия Витовтовича со псковичами охочими людьми языка добывать к Новгородку. Он же пошел и на пограничье встретил великую рать немецкую, идущую к Изборску. И тут убили немцы псковичей шестьдесят человек у реки Мекожицы, а князь Юрий Витовтович с малым числом убежал во град Изборск. Немцы же, придя, обступили град Изборск с великою силою и с пороками, а Ольгерду и Кестутию то все неведомо было. И повелел Ольгерд рати своей переплывать реку, а не ведал про рать немецкую под градом Изборском. Переплыли же они реку, и стали станами на Коломне, а Ольгерд послал людей своих в стражу пред полком. Те же, придя, поймали языка и привели к Ольгерду, и поведал силу великую немецкую и рать многую под градом Изборском. Ольгерд же вскоре повелел возвратиться за реку, идти ко Пскову, и укреплять град, и собрать людей под градом в осады. А сам Ольгерд с Кестутием и с малою дружиною пошел в Грамское болото и начали разузнавать о немецкой рати. А князь Любка Воинев, сын полоцкого князя, вместе с приятелем отъехал от Ольгерда, и въехали в сторожевой полк немецкий, и не ведали, что чужие это, и там убили их обоих; и опечалился весьма о сем Ольгерд. А в то время тяжко было Изборску от немецкой рати, и прислали к Ольгерду помощи просить. Он же не восхотел идти против немецкой силы, но говорил им так:

«Идите во град, и никак же не предавайтесь, и всяко с ними битву творите. И если не будет у вас крамола, нисколько не преуспеют против вас. А что мне пойти со своею силою на великую их силу, и сколько там падет мертвых, и кто ведает, чей верх будет. Если Божиею милостию и наш верх будет, но много будет убитых; и как потреба есть в сем? Ныне же сидите во граде, и если будете усердствовать все во единой мысли, нисколько не преуспеют против вас».

Немцы же стояли под градом десять дней и воду у горожан отняли; но Божиим гневом гонимы, станы свои, и запасы свои, и пороки свои пожгли и бежали восвояси, никем не гонимые. И псковичи много молили великого князя Ольгерда Гедиминовича, крестить его хотели и на княжении посадить во Пскове. Он же говорил им:

«Уже крещен и христианин я, и второй раз креститься и на княжение у вас сесть не хочу, но даю вам сына моего крестить».

Псковичи же крестили сына его, и нарекли его Андрей в соборной церкви, и посадили его во Пскове у себя на княжении. А отец его Ольгерд Гедиминович с Кестутием пошли в свою землю. Псковичи же снова примирились с новгородцами, и придя к Новгородку, убили немцев с 300 человек.

В тот же год повелением великого князя Симеона поставлена была церковь каменная Благовещение пречистой Богородицы на Городище, и освящал ее Василий, владыко новгородский.

Ярослав пронский. Рязань в осаде. Рязань взята. Ярослав, кн. рязанский.
В тот же год пришел из Орды с послом Киндяком князь Ярослав пронский на рязанское княжение и пришел с татарами к Переславлю Рязанскому. И князь Иван Иванович Коротопол затворился во граде Переславле и бился с ними весь день, а в ночи выбежал из града. И посол Киндяк с татарами вошел во град и много зла сотворил христианам, иных побил, а иных пленил. А князь Ярослав пронский сел во граде Переславле Рязанском. Князь великий Симеон Иоаннович пошел в Орду к новому хану Джанибеку, Азбякову сыну; и князи Константин суздальский, Константин тверской, Константин ростовский все вкупе прежде того пошли к хану в Орду; и Феогност митрополит пошел в Орду за причет церковный.

Умерла княг. Евдокия. Умер еп. тверской Феодор. Умерла княг. Феодосия.
В тот же год преставилась великая княгиня Авдотья князя Василия Давыдовича ярославского. Преставился Федор епископ. Той же зимой преставилась Феодосия, княгиня Иоанна Иоанновича.

Митрополит оклеветан.
В тот же год вышел из Орды князь великий Симеон Иоаннович, внук Даниилов. В оный же год пришел из Орды от царя Джанибека Феогност митрополит, ибо брали митрополит и епископы ярлыки на свои причты церковные от ханов ордынских. Некие ж русские владыки оклеветали Феогноста митрополита к хану Джанибеку, что

«много бесчисленно имеет дохода и собрания имения, золота, серебра и всякого богатства, и по достоинству будет ему тебе давать в Орду каждый год полетные дани».

Хан же просил у митрополита полетных даней. Митрополит же не согласился ему на таковые. И про то держал его хан в тесноте; и митрополит хану, и ханше, и князям раздал 600 рублей, и так отпустил его хан со всеми своими.

6851 (1343). Умер Иван рязанский. Псковичи на немцев. Медвежья Голова. Немцы побиты.
Погорел град Москва весь, и церквей 18 сгорело. Сие же четвертый раз пожар был в тринадцать лет на Москве. Убит был князь Иван Иванович Коротопол рязанский, поскольку убил брата своего князя Александра Михайловича пронского и сам ту же чашу испил: ибо каким судом судил, осужден будет сам, и какою мерою мерит, возмерится ему. Псковичи пошли с князем Остафием в Немецкую землю ко граду Медвежье Голове 5000 мужей и, войдя, воевали 8 дней. Когда же были они на озере Острячне, пришел на них немецкий полк, и был бой великий. И пособил Бог князю Остафию, и одолели псковичи, убили у немцев князя вильневича, и многих немцев побили мужей лучших и посадников старших. И у псковичей также побили немцы посадника Кормана, Кирея, Варфоломея и Алферия, и иных бояр много, и добрых людей. А Даниил, посадник псковский, обрезал на себе доспех и едва убежал; велико было тогда падение немцев, а псковичам много о лучших мужах жалость; у немцев же взяли весь сбыток (товар) их и множество коней и оружия.

6852 (1344). Умер Ярослав пронский. Смятение войска.
Пошел в Орду князь великий Симеон Иоаннович, внук Даниилов, а с ним братья его князь Иоанн да князь Андрей Иоанновичи, и все князи русские тогда были в Орде. В тот же год преставился князь Ярослав Александрович пронский. В тот же год начали расписывать две церкви каменные на Москве: преосвященный Феогност митрополит у своего митрополитова двора соборную церковь пречистой Богородицы греческими мастерами, в тот же год и завершил всю роспись; а другую церковь у двора великого князя святого архангела Михаила князь великий Симеон Иоаннович расписывал русскими иконниками, и не дописали ее в тот год величия ради и мелкого письма. В тот же год пришел из Орды от хана Джанибека с пожалованием и со многою честию князь великий Симеон Иоаннович, внук Даниилов, которому хан всех князей русских поручил. В тот же год Федор, владыко тверской, у соборной церкви во Твери святого Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа сотворил двери медные. За Нарвою в земле Юрьевской учинилось смятение, восстала чудь на немцев и многих господ в Колыванской и Ругодивской областях побили, более 300 знатных мужей, не считая челяди немецкой. И услышали сие вильничи, собравшись с юрьевцами, побили чуди до 14000. Многие же побежали на острова, и немцы за ними пошли; но чудь, собравшись, прогнала и многих немцев побила.

6853 (1345). Умерла Анастасия, вел. княг., Августа. Женился кн. Симеон. Евпраксия. Женился кн. Иоанн II. Женился кн. Андрей.
Преставилась великая княгиня Симеона Иоанновича Анастасия в черницах и в схиме, родом литовка, а литовское имя ее было Августа; и положена была в монастыре в церкви святого Спаса на Москве. В тот же год расписали в монастыре и церковь святого Спаса велением и казною великой княгини Анастасии, а мастера, старейшины и начальники были русские родом, а греческие ученики: Гоитан, и Семен, и Иван, и прочие их ученики и дружина. В тот же год князь великий Симеон Иоаннович, внук Даниилов, женился второй раз у князя Федора Святославича смоленского, взял у него дочь Евпраксию. В тот же год братия его поженились, князь Иоанн Иоаннович, внук Даниилов, и князь Андрей Иоаннович, внук Даниилов; все три брата в один год женились.

Война литовских князей. Наримант в Орду. Крещен в Москве.
В тот же год князь великий литовский Ольгерд Гедиминович с братом своим Кестутием Гедиминовичем пришли внезапно быстро на старшего своего брата Нариманта Гедиминовича и на брата своего Евнутия Гедиминовича ко граду к Вильне. И устрашились люди во граде, и бежал из града князь Наримант Гедиминович в Орду к хану Джанибеку Азбяковичу, а другой брат его Евнутий Гедиминович бежал ко Пскову, и оттуда в Новгород, и оттуда к Москве к великому князю Симеону Иоанновичу; и тут на Москве крещен был, и наречен был во святом крещении Иван.

Умер Василий муромский.
В тот же год преставился князь Василий Давыдович ярославский в чернецах и в схиме и положен был в церкви святого Спаса в Ярославле. В тот же год преставился князь Василий муромский и положен был в его вотчине в Муроме в церкви святых мучеников Бориса и Глеба в монастыре на Ушене.

6854 (1346). Колокола в Москве. Иоанн, еп. ростовский.
Великий Симеон и с братьями своими Иоанном и Андреем отлили в Москве три колокола больших, а два меньших, а лил их мастер Борис римлянин. Архиепископ владыко новгородский Василий пришел на Москву звать великого князя Симеона в Новгород на престол; а прежде у митрополита Феогноста благословение принял и чести, и дары принес. И благословил его Феогност митрополит, и дал ему священные ризы крестчатые, и взял у него дьякона Кирилла, которого голос и чистота языка всех превосходили. В тот же год преосвященный Феогност митрополит поставил епископом Ростову Иоанна, спасского архимандрита.

Мор.
В тот же год был мор сильный очень под восточною стороною на Орначи и на Азсторокани (Астрахани), и на Сарае, и на Бездежи, и на прочих градах, странах, на христианах, и на армянах, и на фрязях, и на черкасах, и на татарах и на обязях, так что не было кому погребать их.

Ольгерд на Новгород. Порхов. Смятение новгородцев. Посадник убит.
В тот же год князь великий Ольгерд литовский с братом своим Кестутием Гедиминовичем пошли к Новгороду с ратью и стали на устье реки Мшаги, а к новгородцам послал, говоря такое:

«Хочу с вами видеться, да если мне Бог поможет, хочу вас наказывать. Лаял мне посадник ваш Остафий Дворянинец и столькими укоризнами омолвил, называл меня псом».

И мало постояв, начал воевать, и взял Шелонь и Лугу, и много волостей, и сел и мест воевали и пленили, и с Порхова взял откупа 360 рублей новгородских, затем и с Опоки взял откуп. И там собрались новгородцы, и вышли на него на Луге. И снова возвратились обратно к Новгороду бегом, и начали звонить вечем на княжьем дворе. И убили там посадника Остафия Дворянинца, говоря к нему так:

«Ты брань сотворил, и потому всю землю нашу в полон повели. И кто тебе велел лаять на князя?»

И так убит был Остафий Дворянинец, и Ольгерд Гедиминович с братом своим же Кестутием Гедиминовичем со многим полоном возвратились восвояси.

Развод великого князя с женою.
Князь великий Симеон отослал от себя княгиню свою Евпраксию к отцу ее князю Федору Святославичу на Волок. Князь великий Симеон Иоаннович пошел в Новгород и сел в нем на Соборное воскресение; и быв три недели, многий порядок в людях учинил и многую власть у посадника отнял, а простой люд весь его любил; и оставив наместника, сам пошел на Москву.

Умер Константин тверской. Всеволод тверской.
В тот же год князю Константину Михайловичу тверскому была нелюбовь с княгинею Настасиею и с князем Всеволодом Александровичем, и начал брать бояр их и слуг и серебро за волости с помощью людской силы, и была над ними скорбь великая. Князь же Всеволод Александрович, того не могши терпеть, пошел изо Твери к великому князю Симеону Иоанновичу на Москву. И князь Константин Михайлович тверской поехал в Орду к хану Джанибеку, а князь Всеволод Александрович холмский пошел в Орду с Москвы. И в тот же год преставился в Орде князь Константин Михайлович тверской. А князь Василий Михайлович кашинский, внук || Ярослава, прислал из Кашина данщиков своих в удел князя Александра Всеволодовича в Холм, и взяли дань на людях в Холму, и пошел в Орду к хану Джанибеку; а тогда в Орде был прежде его племянник его князь Всеволод Александрович холмский, и дал ему хан Тверское княжение. Слышал же князь Всеволод Александрович, что дядя его князь Василий Михайлович кашинский взял дань на вотчине его на Холму, и оскорбился, пошел от хана из Орды с послом; и на Бездеже встретил дядю своего князя Василия Михайловича кашинского, и ограбил его. Князь же Василий оскорблен был, опечалившись весьма из-за племянника своего Всеволода, который неправедно у хана испросил все княжение Тверское.

6855 (1347). Король свейский пишет о соборе. Ответ новгородцев. Ответ о вере плохой. Прение с папистами. Орехов (Орешек). Березов остров. Война Магнуса шведа. Паписты силою обращают. Шведы побиты.
Магнус, король свейский, послал послов своих, иноков и пресвитеров, к Новгороду Великому, говоря такое:

«Повелите быть собору в некоем месте, созывая, и соберите своих философов в то место и на тот собор, и я своих философов, собрав, пошлю, да поговорят о вере от Писания, да уведаем истинно, какая вера правее. Если будет ваша вера истинна правая, и я в вашу веру иду; если же будет наша вера права и истинна по писанию, пойдите же вы в нашу веру без всякого сомнения, да будем все заедино в мире и любви духовной и телесной и во всяком совете благом и всем супостатам нашим страшны будем. Если же не хотите так сотворить, хочу на вас идти со всею силою своею ратью».

Владыка же Василий с новгородцами отвечал Магнусу, королю свейскому, так:

«Если хочешь увидеть, которая вера лучше, права истинно есть, пошли в Цареград к патриарху, поскольку мы приняли от греков правую веру сию и закон греческий держим, как приняли от них, а с тобою не хотим препираться о вере. А что между нами и вами которая будет обида, нам к тебе о том слать, а ты к нам о всяких делах шли и управу нам давай во всем, а мы тебе управу даем во всем, в любви, и согласии, и в мире, а о вере споры жаркие, и брани, и укоризны между собою да не сотворим».

Услышал же о сем преосвященный Феогност митрополит, оскорбился весьма на владыку Василия, который недобро отвечал Магнусу, писал к нему, что недостойно так ему о себе отвечать, а следовало обменяться сообщениями и вопрошать хорошо сведущих.

«Я бы сказал в ответ королю Магнусу:

„Мы радуемся, что хочешь с нами соединиться в вере, и можем разуметь, что вы сие истинно знаете, что мы веру христианскую приняли от апостолов и святых семи вселенских соборов и на всем Востоке до сих пор такую сохраняют, не убавляя и не прибавляя нисколько. Также и церковь западная сохраняла до 800 лет. Но когда архиепископ римский, возгордившись, восхотел над всеми архиепископами владеть и один господином всей церкви быть, из-за того учинилась вражда. Потом вымыслили они многие неправые прения, и тогда не один папа на соборах был свержен и проклят, но потом опять иное новое вымышляли. И на бывших потом соборах восточная церковь многие правости показала, а западные признавали свои неправоты за правость и единой власти ради согласиться не могли. И когда увидели латинники, что не могут власти над восточными иметь, в большую ересь и вражду впали. И хотя король уразумел, что папа заблудил от пути истинного и хочет от него отстать, а по древним святых апостолов и вселенских семи соборов уставам веровать, то мы готовы с ним согласиться и учителей искусных из греков и русских пошлем“.

И если требуется, я сам готов к ним идти зловерие латинское обличить и на путь спасения наставить».

Когда сие пришло в Новгород, владыка Василий послал уже к королю Магнусу Авраама тысяцкого, и Козьму Твердиславича, и иных бояр, и послали за ними вслед письмо митрополитово, и настигло их в Орехове. Авраам же слыша, что король идет с ратью, сам остался в Орехове, а к королю послал Козьму Твердиславля с боярами. И те пришли к королю на Березовом острове. Король же отвечал Козьме:

«Вы измышляете на отца нашего папу римского, которого сам Господь поставил наместником своим на всей земле и повелел поклоняться ему всем царям земным, а вы зовете его антихристом и не хотите его чтить, ни поклоняться ему. Сего ради противники вы Христу Богу самому, и я иду и разорю землю вашу».

Козьма же слышал сие от короля, и придя в Орехов, укрепились. А король, придя, обступил град, а ижору начал крестить в свою веру; а кои не крестились, на тех рать пустил, повелел разорять, и убивать, и пленить. Но не долго сам быв, видя, что града взять не может, отпустил рать многую. А новгородцы приняли весть, что рать многая отпущена, на ижору пришли спешно с Анцифором Лукичем и побили их 500, а иных взяли, а наушников казнили. И прекратил король многое говорение свое и от гордой философии умолк, но не внял от малых сих и любомудрых слов митрополитовых.

Война литвы с ливонцами. Женился Симеон третий раз. Андрей Кобыла. Алексей Босоволок. Собор. Еп. Нафанаил суздальский.
В тот же год пришли немцы ратью на Литву, и был им бой великий весьма, и убили немцы литвы четырнадцать тысяч. В тот же год паводь великая была весьма, такого же не бывала никогда. В тот же год князь великий Симеон женился в третий раз, взял за себя княжну Марью, дочь великого князя Александра Михайловича тверского. А ездили за ней во Тверь Андрей Кобыла да Алексей Босоволоков. Преосвященный Феогност митрополит имел собор о делах духовных к исправлению монастырей, служения и служителей церковных, и установили начало года сентября от 1-го числа. И списав список, послал князь великий Симеон Иоаннович с архимандритом рождественским в Цареград к патриарху, о благословении прося. Феогност митрополит поставил Нафанаила епископом в Суздаль. Князь великий Симеон Иоаннович пошел в Орду.

6856 (1348). Родился Даниил. Ольгерд посылает в Орду. Аминь. Преставление Симеоново. Послы литовские.
Родился великому князю Симеону сын Даниил. В тот же год пришел из Орды от хана Джанибека, Азбякова сына, князь великий Симеон Иоаннович, внук Даниилов, со многою честию и с пожалованием, а с ним брат его князь Андрей Иоаннович. Князь великий Симеон Иоаннович, видя неправду псковичей и князя Ольгерда литовского, повелел новгородцам перехватать людей Ольгердовых многих; обменялся же сообщениями с князями смоленскими и литовскими, братиею Ольгердовыми, и со всеми князями русскими идти на Ольгерда, и все начали воинов многих снаряжать. Ольгерд же, слышав сие, весьма убоялся и послал в Орду к хану Джанибеку брата своего Кориада и иных просить помощи на великого князя Симеона Иоанновича. Слышав же сие, князь великий Симеон Иоаннович послал к хану в Орду Федора Глебовича, а с ним киличеев своих Федора Шубачеева да Аминя жаловаться на Ольгерда, говоря такое:

«Ольгерд улусы твои все высек и в полон вывел. Если хочешь ему оставить, то и нас всех выведет к себе в полон, а твои улусы пустыми до конца сотворит. И так разбогатев, Ольгерд хочет тебе противен быть».

Услышав же то, что Ольгерд улусы его опустошает, хан разгневался весьма яростию, как огонь, и выдал послов литовских, брата Ольгердова Кориада и прочих, киличеям великого князя, и приведены были на Москву с послом ханским Татутием. И выдал по ханскому слову посол его Татуй брата Ольгердова Кориада и дружину его великому князю Симеону Иоанновичу.

Магнус второй раз к Орешку. Орешек взят. Князь Иоанн к Новгороду. Князь Иоанн возвратился. Договор псковичей с новгородцами. Псковичей распря. Примет к Орешку. Орешек взят.
В том же году король Магнус крамолою взял град Орехов и многих крестил во свою веру, а иные не послушали его. Он же взял откуп, а Авраама тысяцкого и прочих одиннадцать мужей лучших повел с собою за море, а наместника Наримантова и прочих отпустил из града; и так во граде том свою рать оставил и осаду укрепил. И послали новгородцы к великому князю Симеону Иоанновичу, чтобы шел к ним на помощь. Князь же великий Симеон Иоаннович, дойдя до Торжка, возвратился, ибо настигли его гонцы киличеи из Орды, возвещающие ему слово ханское и жалование о выдаче Ольгердова брата Кориада. И так возвратился во град Москву, а в Новгород послал брата своего князя Иоанна Иоанновича, да князя Константина Борисовича ростовского, да Ивана Акинфовича, да с ними тысяцкий, и воеводы, и рати много. Пришли же князи в Новгород и слышали, что немцы град Орехов взяли, и осадили, и скрепили, и не пошли там на немцев, но пошли из Новгорода на Низ, не послушав владычнего и новгородского челобитья, так как трудно было. Посадник же новгородский Федор Данилович, и наместники князя Иоанна Иоанновича, и все новгородцы и псковичи, и вся земля Новгородская, совокупившись, пошли под град Орехов, побили некоторое количество немцев под градом и Людку, воеводу их, убили. И совместно решили новгородцы стоять долго под градом, псковичи ж не восхотели долго стоять. Новгородцы же сказали к ним:

«Дали мы вам такое, что посадникам нашим у вас во Пскове не быть, ни судить, и от владыки судить вашему псковитянину, а из Новгорода вам не взять и не позывать ни дворян новгородских, ни подвойских новгородских, ни софеян, ни клеветников, ни биричей (глашатаев). Ибо братья нам вы, псковичи, а Новгород Пскову брат, но скоро забыли любовь свою и жалование и не хотите потерпеть и супротивных устрашить. Если же упрямитесь вы, да отойдите отсюда восвояси в ночи, чтобы супротивные не возрадовались, уведав».

Псковичи ж имели речь на новгородцев, пошли от них, вострубили в трубы и били и в сопели, и посвисты делали. Немцы же, видев, начали смеяться. Новгородцы ж взъярились, и собрали всю землю новгородскую, и много запасов собрали, и укрепившись, обещали стоять под градом, до тех пор пока не возьмут. Немцы ж начали во граде слабеть, не было у них запасу хлебного и была в них скорбь великая. Новгородцы же в неделю первую Великого поста во вторник рано по примету (обложив хворостом по периметру) зажгли град. И так немцы сожжены были, а иные убиты были, те же, которые живы были, отвели тех на Москву к великому князю Симеону Иоанновичу. Стояли же новгородцы под градом тем, до тех пор пока не сожгли, от Спожинного дня до Сбора (от 15 августа до 1 недели Великого поста).

Темир к Алексину. Алексин.
В тот же год князь Темир ордынский приходил ратью ко граду Алексину, родине святого чудотворца Петра митрополита, и посад пожег, и со многим полоном возвратился в Орду. Но Бог избавляет рабов своих от обидящих их и отмщает праведным своим судом, ибо убили Темира его же слуги татары в Орде в тот же год, и так окаянный зло погиб и с чадами своими.

Всеволод кн. холмский. Вражда тверских. Василий кашинский.
После смерти князя Александра Михайловича тверского началась ссора между сыном его Всеволодом холмским и братом Александра Василием кашинским. Всеволод же, не желая со стрыем своим биться и кровь неповинную проливать, пошел в Орду к хану просить о суде. А Василий кашинский, уведав, вскоре пошел за ним по Волге. И были у хана более полугода, прение имея о княжении тверском. И Василий многих князей подкупил, и помогали ему, говоря, что сей есть старший; с ним же и хан согласился, желая дать Василию. Мать же ханская Шеритамгу, придя в совет тот и слыша их суд, сказала:

«О безумные судьи, как неправо судите, лишая сына отцова достояния. Ибо кто ближайший есть, как не сын после отца? А брат Александров имеет свой удел от отца, и после него наследуют сыновья его. Когда в Орде было, чтобы вместо сына ханского после него брат был? разве насилие и крамола».

И так устыдились все, и дал хан княжение Тверское Всеволоду, а Василию Кашин с городами присудными им. И князь Всеволод Александрович в тот же год пришел из Орды от хана с пожалованием и с честию на Тверское княжение, а с ним посол. А дядя его князь Василий Михайлович кашинский пришел из Орды в Кашин. И сотворилась между ними нелюбовь, а людям тверским тягость, и многие люди тверские того ради нестроения разошлись.

Умер Наримант. Война тверских.
В тот же год князя Нариманта Гедиминовича убили, а с ним князей, и воевод, и литвы множество побили. В тот же год была брань великая во Твери князю Всеволоду Александровичу холмскому, который сидел жалованием ханским на княжении Тверском, с дядею его князем Василием Михайловичем кашинским, внуком Ярославовым, и едва кровопролития не было между ними.

6857 (1349). Послы литовские. Мир с Литвою. Поляки Волынь взяли. Мир тверских.
Князь великий литовский Ольгерд Гедиминович прислал послов своих к великому князю Симеону Иоанновичу на Москву со многими дарами и с челобитьем, прося мира и жизни брату своему Кориаду Гедиминовичу, и боярам его, и дружине его литве. Князь же великий Симеон Иоаннович мир и любовь принял и отпустил к нему брата его Кориада Гедиминовича, и бояр его, и всю дружину его литву. Король краковский взял крамолою землю Волынскую и церкви греческого закона обратил на латинский закон. Феодор, владыка тверской, ввел в мир и любовь князя Василия Михайловича кашинского с князем Всеволодом Александровичем тверским, и плакали между собою в любви и в мире. И так Всеволод Александрович уступил княжение Тверское дяде своему князю Василию Михайловичу кашинскому, ибо сие были их уделы, князя Василия Михайловича Кашин, а князя Всеволода Александровича Холм. И так сел на княжении во Твери князь Василий Михайлович кашинский, и укрепились между собою крестным целованием во единомыслии и в совете жить.

Умерла Мария, вел. княг. Родился Михаил. Брак Любарта. Брак Ольгерда.
В тот же год преставилась княгиня Мария великого князя Дмитрия Михайловича тверского. В тот же год пришел Феогност митрополит из Волыни. Родился великому князю Симеону Иоанновичу сын Михаил, и крестил его Феогност митрополит. В тот же год прислал к великому князю Симеону Иоанновичу из Волыни князь Любарт Гедиминович, прося за себя племянницу его по сестре, дочь князя Константина Борисовича ростовского. Он же дал за него племянницу свою в Волынь. В тот же год князь великий литовский Ольгерд Гедиминович прислал в Москву к великому князю Василию Иоанновичу, прося за себя свести его, сиречь своячницу его, дочь великого князя Александра Михайловича тверского, именем Ульяну. Он же по совету Феогноста, митрополита киевского и всея Руси, дал за него своячницу свою Ульяну. В тот же год мор был на людей в Полоцке.

6858 (1350). Родился Дмитрий. Родился Иван. Женился Василий.
Заложил князь Константин Васильевич суздальский церковь каменную в Новгороде. Князь великий Симеон Иоаннович пошел с Москвы в Орду с братиею своею с князем Андреем и князем Иоанном к хану Джанибеку, и в тот же год пришел с братиею своею с пожалованием и с великою честию. В тот же год родился князю Иоанну Иоанновичу сын Дмитрий месяца октября в 12 день. Той же зимой князь Константин суздальский ходил в Орду. Той же зимой родился князю Симеону Иоанновичу сын Иоанн. Той же зимой князь великий Симеон Иоаннович дал дочь свою в Тверь за князя Василия Михайловича тверского. В тот же год преставился князь Василий Александрович рязанский.

6859 (1351). Георгий муромский. Муром обновлен. Поход к Выборгу. Мир и размен со шведами. Умер Юрий Витовтович. Мор.
Суздальский епископ Даниил желал более сел иметь, гневался на князь Александра, но тот не дал ему. Он же начал боярам его запрещать и в церковь не пускать, и за то отлучил его митрополит. Но через некоторое время по просьбе князя благословил его Феогност митрополит служить снова, и принял прежний чин архиерейства. В тот же год князь Юрий Ярославич муромский обновил град свой, вотчину свою Муром, запустевший издавна от первых князей, и поставил двор свой во граде, а также и бояре его, и вельможи, и купцы, и черные люди ставили дворы свои и святые церкви обновили иконами и книгами. В тот же год новгородцы ходили ратью к городу Выборгу и со многим полоном возвратились восвояси. В тот же год новгородские послы ходили во град в Юрьев немецкий, и взяли мир со шведами, и выменяли у шведского короля на ореховских пленников Авраама тысяцкого, и Козьму Твердиславича, и прочую дружину их, что были уведены за море Магнусом, королем шведским. В тот же год новгородский владыка Василий поставил палату каменную. В тот же год князя Юрия Витовтовича убили под Изборском. В тот же год начал быть мор в людях, ибо так изволилось Господу Богу.

6860 (1352). Мир с Литвою.
Князь великий Симеон Иоаннович с братиею своею, с князем Иоанном, Андреем и прочими князями, собрав силу многую, пошли ратью на великого князя литовского Ольгерда. И дошли они выше города на Поротве, и тут пришли к нему послы от великого князя литовского Ольгерда Гедиминовича со многими дарами о мире. Он же не оставил слова Ольгердова, мир взял и послов отпустил с миром, а сам продвигался еще ко Угре, желая идти на смоленского князя, потому что Феодор, гневаясь за долг, поучал Ольгерда на войну; и тут пришли к нему послы смоленские. Он же, стояв на Угре восемь дней и упрошен быв братиею, послал послов своих в Смоленск и, взяв мир, возвратился к Москве.

Вражда тверских.
К князю Василию Михайловичу тверскому пришел из Орды от хана посол Ахмат и привез ему ярлык на его имя. И так князь Василий Иванович тверской начал негодование иметь на племянника своего на князя Всеволода Александровича холмского, поминая отеческий грабеж его, и начал племянника своего князя Всеволода обижать несмотря на заключение мира, и бояр его, и слуг его тягостию данною оскорблять. И было между ними недоверие и нелюбовь.

Псковичи имением от смерти искупаются. Умер архиеп. Василий.
В тот же год был мор во Пскове сильный очень и по всей земле Псковской. Была же смерть скора: ибо харкнет человек кровию, и в третий день умирал. И начали многие люди давать святым церквам и монастырям села, озера и в озерах места для ловли, и в реках участки свои для ловли, и имение свое, сим желая очиститься от грехов своих и память вечную стяжать, а Бога умолить. Но не было помощи им, ибо умерли многие, и погребали по 20, по 30 и по 50 у церкви в одну могилу, и не было погребающих, и многий плач и рыдание во всех людях было. Видели друг друга скоро умирающими и сами на себя то же ожидали, и имение свое давали убогим и нищим; и никого же за воровство не ловили, ибо если кто что у кого возьмет, в тот час неисцельно умирал. Тогда же псковичи, быв под запрещением архиерейским, опамятовавшись о грехе своем, послали послов своих в Новгород, призывая со слезами к себе Василия, архиепископа новгородского, чтобы их благословил. И владыка Василий послушал их мольбы, и пошел к ним во Псков, и благословил их. И снова пошел от них в Новгород, и преставился на пути на реке Узе месяца июня в 3 день. И привезли его в Новгород, и положили у святой Софии в притворе большем. А был во святительстве 21 год и 4 месяца и два дня. И послали новгородцы в Москву к преосвященному Феогносту митрополиту с молением, чтобы благословил старого их архиепископа владыку Моисея на владычество в Новгород. Он же благословил им старого их архиепископа владыку Моисея в Новгород на престол святительский.

Мор в Новгороде. Глухов. Белоозеро.
В тот год был же мор сильный очень в Новгороде и по всей земле Новгородской, промыслом Божиим вошла смерть в людей тяжкая, и страшна, и произвольная весьма, от Спожинного дня до Великого дня многое и бесчисленное множество людей добрых умерло. Не в одном же Новгороде было сие, но по всем землям походило то наказание Господне. Ибо был мор сильный очень в Смоленске, в Киеве, в Чернигове, и в Суздале, и во всей земле Русской. В Глухове же тогда ни один человек не остался, все умерли, так же и на Белоозере.

Развод холмского. Родился Симеон.
В тот же год князь Всеволод Александрович холмский отослал княгиню свою на Рязань. В тот же год завершили церковь каменную в Новгороде Нижнем. В тот же год великому князю Симеону Иоанновичу родился сын Симеон.

Послы в Греки. Воробьев. Коробьин. Митр. Феодорит. Патриарх терновский.
Той же зимой месяца декабря в 6 день преосвященный Феогност митрополит поставил наместника своего старца Алексия в епископы во Владимир, ибо любил его весьма и держал у себя во дворе, он же наместник был у него. И так при своей жизни учинил его владыкою, а после своей жизни благословил его во свое место на великий престол на митрополию киевскую и всея Руси. Потом посоветовался с великим князем Симеоном Иоанновичем и с его братиею, с князем Иоанном и Андреем Иоанновичами, и с боярами, и с вельможами и послали послов своих в Цареград: от великого князя послы Дементий Давыдович да Юрий Воробьев, а от митрополита послы Артемий Коробьин да Михаил Щербатый гречанин, и сие сказали им, да не поставит им иного митрополита на Русь, кроме его епископа Алексия. В тот же год инок Феодорит поставлен был митрополитом от патриарха терновского в Болгарии и Сербии и пришел в Киев.

6861 (1353). Умер Феогност митр. Афанасий. еп. коломенский. Умер Иоанн. Умер Симеон.
Преставился Феогност, митрополит киевский и всея Руси, месяца марта в 11 день, во гроб положен был того же месяца в 13 день. И был на погребении его Алексий, епископ владимирский, Афанасий, епископ волынский, и Афанасий, епископ коломенский, со всем священным собором; и положили его в соборной церкви Пречистой Богородицы на Москве в пределе Поклонение вериг святого апостола Петра об одну стену с Петром чудотворцем митрополитом. И тогда на той же неделе преставились два сына великого князя Симеона Иоанновича, князь Иоанн да князь Семен, в одной седмице с Феогностом митрополитом. Затем миновало шесть с половиной недель, и прошли сорочины Феогноста митрополита, и преставился князь великий Симеон Иоаннович, внук Даниилов, правнук блаженного Александра, месяца апреля в 26 день и положен был во своей вотчине на Москве в церкви святого архангела Михаила; княжил 13 лет, и было всех лет жизни его 38.

Умер Андрей. Родился Владимир.
Сей князь великий Симеон Гордый звался, так как не любил крамолы и неправды, но всех обличаемых наказывал; сам хотя мед и вино пил, но никогда до пьяна не упивался и пьяных терпеть не мог; войны не любил, но воинство готовое имел и в чести содержал. В Орде был от ханов и князей в великом почтении; и хотя дани и дары невеликие давали, и сам имения немного собирал, но при нем татары не воевали вотчины его; он многих пленных испросил и выкупил. Князей же всех рязанских, тверских и ростовских только подручными себе имел, так что все по его словам творили; и новгородцы не смели наместнику его что-либо против сказать. Братия же его князь Иоанн и князь Андрей имели его как отца; не смели же пред ним никто ни на кого что-либо злое неправо сказать, и сим все были в тишине великой, и многие от иных стран приходили служить ему. Вскоре же преставился брат его Андрей Иоаннович, после сорочин на третий день брата своего великого князя, и положен был на Москве в той же церкви святого архангела Михаила месяца июля в 6 день. В тот же год, когда преставился князь Андрей Иоаннович, родился ему сын князь Владимир на сорочины отца своего.