Миссия Информарус

6999 (1491). Зосим. Посол на Чегодай.
Возведен был на двор митрополитов архимандрит симоновский Зосима месяца сентября в 12 день; а к поставлению собраны все архиепископы и епископы русские, а поставлен на митрополию всея Руси того же месяца в 26 день в воскресенье. Того ж месяца в 28 день пришел посол к великому князю из Чегодай от Усейн султана Урус богатырь об любви и о дружбе.

Той же осенью октября в 17 день повелением великого князя Иоанна Васильевича всея Руси был собор в Москве на богохульников, лжеучителей и ругателей святых икон и всем таинствам церковным противников, которых прислал из Великого Новгорода архиепископ Геннадий к митрополиту Геронтию, уличенных в богоотступничестве и лжеучительстве жидовского закона, извещая, что они ругали святые иконы и все святые тайны церковные. А ранее писал он, Геннадий, к великому князю, что в Новгороде великая крамола. И князь великий их, крамольников, велел вывести по иным городам, как прежде сказано, а сих еретиков привезли, когда умер уже Геронтий митрополит. Сия ересь началась, когда был в Новгороде князь Михаил Олелкович киевский. Тогда пришел с ним жидовин, именем Схарина, тот проклятый имел язык свой, словно уд, весьма сладкоречивый, и слова его все Библиею были преисполнены, образ жития его являлся целомудренным и кротким, но внутри полон смрада и нечистоты. Тот злоковарный многих тогда в Новгороде слабых смутил и жидовствовать прельстил. И хотя тот враг в Новгороде с иными казнен был от великого князя Иоанна Васильевича всея Руси, но еще не угас огонь тот ядовитый, ибо не все те богоотступники во время гнева погибли; и останки те начали множиться, поскольку вселился во многих сатана, и начали святое Евангелие отвергать, в басню его вменять. И сим не только мирских и неучей, но многих и от священства превратили, дошло даже то зло до Москвы, что слышав симоновский архимандрит Зосим от служащего дьякона прельстился, и внял безумию сему, и начал тайно жидовствовать. После Геронтия же митрополита сообщник его дьяк Истома сольстил великого князя сего Зосима возвести на митрополию русскую; и через малое время возведен был за неведение проклятого в нем богоотступства. И князь великий особенно поторопился из-за собора на привезенных тех богоотступников, думая, что без митрополита собору быть не пристойно, и вскоре повелел собору быть. На нем же архиепископ ростовский Тихон, епископ суздальский Нифонт, рязанский Симеон, тверской Вассиан, сарайский Прохор, пермский Филофей, сергиевский игумен Афанасий и прочие архимандриты, игумены, протопопы, дьяконы и чернецы, председательствовал же князь великий Иоанн Иоаннович. И было на соборе тому рассмотрение и многие расспросы, но Зосим никак не проявился, ибо скрылся волк лицемерством своим в одежду овчую; и когда все решили, что все сожечь по достоинству будет, когда же дошла очередь сказать до Зосимы митрополита, тот сказал:

«По достоинству будет меня проклятию предать и сослать в Новгород на покаяние под стражу, так как мы от Бога не поставлены на смерть осуждать, но грешных обращать к покаянию».

Были же те богоотступники осуждены проклятию: Захар чернец, Гаврила протопоп, Денис поп, Максим поп, Василий поп, Макар поп, Гридя дьяк, Васюк, зять Денисов, Самоха дьяк и некоторое количество от простых; и послали их в Новгород под стражею. Владыка же Геннадий, слышав то, ужаснулся и хотя не знал Зосимы богоотступника, но сказал:

«Некто был на том соборе согласник сему злу».

И послав, повелел их далеко за градом остановить, и поделал им шлемы берестяные, а платье их посмолил, и посажав на клячи бездельные лицом к хвосту, велел же им с обоих сторон мешки великие наложить и на мешках написал так:

«Вот воин сатаны».

И провезли их чрез град, а за градом повелел шлемы зажечь на них; и так все те хульники христианские изгибли. Но еще зол сосуд и головня содомская остался тот Зосим в Москве на митрополии, который потом за такое басурманство и богоотступление, как прах, исчез, и память его погибла с шумом.

Архиеп. Тихон ростовский. Еп. Авраамий коломенский.
Той же зимой декабря в 18 день в четверг произведен Ростову на архиепископство Тихон. В то же время поставлен Авраамий, игумен угрешский, епископом Коломне преосвященным митрополитом Зосимою. Той же весною в марте заложил Петр Антоний фрязин две стрельницы, одну у Фроловских ворот, а другую у Никольских ворот, а Никольскую стрельницу не по старой основе заложил, да и стену до Неглинной.

Ханы Сеит-Ахмет, Ших-Ахмет на Мин-Гирея. Помощь Крыму.
Той же весною в месяце мае пришла весть к великому князю Иоанну Васильевичу, что идут ордынские ханы Сеит-Ахмет и Ших-Ахмет с силою на хана Мин-Гирея крымского. Князь же великий на помощь крымскому царю Мин-Гирею отпустил воевод своих в Поле под Орду, князя Петра Никитича Оболенского да князя Ивана Михайловича Репню-Оболенского же, да с ними многих детей боярских двора своего, да султана Мердоулатова сына Сатылгана с уланами, и с князями, и со всеми казаками вместе ж со своими воеводами. А казанскому хану Махмет-Аминю велел послать воевод своих с силою вместе ж со султаном и своими воеводами; князю Андрею Васильевичу и князю Борису Васильевичу, братии своей, велел послать своих воевод с силою вместе ж со своими воеводами. И князь Борис Васильевич воевод своих послал, а князь Андрей Васильевич воевод и силы своей не послал. И сошлись вместе великого князя воеводы с ханом Сатылганом и с казанского хана воеводами с Абаш уланом и Булаш сеитом в Поле, и князя Бориса воевода тут ж их нашел, и пошли вместе под Орду. И слышали ханы ордынские про силу многую великого князя в Поле, убоявшись, возвратились от Перекопи; силы же великого князя возвратился восвояси без брани.

Той же весною повелением великого князя Иоанна Васильевича архимандрит спасский Афанасий заложил церковь каменную на Новом Преображение Господа нашего Иисуса Христа.

Посол в Волохи.
В тот же год июля в 28 день отпустил князь великий посла Стефанова Стецка, да с ним вместе послал князь великий своего посла к Стефану в Волохи, Скурата Зиновьевича, чрез Литву.

В тот же год Марко да Петр Антоний архитектор завершили большую палату князя великого на площади. В тот же год завершили город каменный в Новгороде Великом по старой основе. Тогда же Петр Антоний фрязин завершил стрельницу Фроловскую.

Посол короля Максимилиана римский.
В августе ж пришли на Москву послы великого князя от короля римского Максимилиана грек Юрий Траханиот да дьяк Василий Кулешин. Да с ними же пришел посол к великому князю Иоанну Васильевичу от короля римского Максимилиана, Фридрихова сына цесарева, Юрий Делатор. И привезли от короля грамоту докончанную с золотою печатью, а великого князя грамоту с золотой же печатью ему дали, да и с целованием привезли короля на тех же грамотах докончанных; а великого князя Максимилианов посол к целованию привел на тех же грамотах докончанных.

7000 (1492). Кн. Андрей взят.
Сентября в 20 день князь великий Иоанн Васильевич всея Руси сложил с себя крестное целование брату своему князю Андрею Васильевичу за его измену, что он изменил, чрез крестное целование думал на великого князя Иоанна Васильевича, на брата своего старшего, с братиею своею, с князем Юрием, и с князем Борисом, и с князем Андреем, да к целованию их привел на том, что им на великого князя, брата своего старшего, стоять заедино. Да грамоты свои посылал в Литву к королю Казимиру, пытаясь заодно с ним быть на великого князя. Да и сам с братом своим с князем Борисом отъезжал от великого князя, да посылал грамоты свои к царю Ахмату Большой орды, приводя его на великого князя на Русскую землю ратью. Да с великого князя силою на ордынского царя воевод своих и силы не посылал, а все то чиня измену великому князю, преступая крестное целование. И за то велел его князь великий, поймав, посадить на казенном дворе на Москве; а за детьми его, за князем Дмитрием и за князем Иваном, послал на Углич.

Тогда собрались многие князи и бояре, начали просить митрополита Зосима, чтобы печаловался со властями о князе Андрее, и не один митрополит просил, то же и князи средние. Князь же великий отрек, молвив:

«Жаль мне сильно брата моего и не хочу изгубить его, а на себе порока положить, а освободить не могу из-за того, что не единожды зло на меня замышлял и братию уговаривал, а потом каялся. И ныне снова начал зло замышлять и людей моих к себе притягивать. Да то бы и ничто, а когда я умру, то будет он доставать великое княжение. А внуку моему великим князем быть, и он, коли собою того не достанет, то смутит детей моих, и будут воеваться между собою, и татары, придя, видя в нестроении, будут землю Русскую губить, жечь, и пленить, и дань возложат снова, и кровь христианская будет литься, как было прежде. А что я столько потрудился, то будет все ни во что, и вы будете рабами татарам».

Сие слышав, все умолкли, не смея ничего сказать.

Радонеж
. Сентября 25 день князь великий торг перевел от Троицы на городок в Радонеж.

Сошное письмо. Старица. Зубцов. Опоки. Клин. Холм. Городок. Болтин. Руда серебряная. Цилма.
В тот же год князь великий Иоанн Васильевич послал Тверские земли описать по-московски в сохи; а Тверь описывал князь Федор Алабыш, а Старицу Борис Кудозов, а Зубцев да Опоки Дмитрий Пешков, а Клин Петр Лобан Заболоцкий, а Холм и Новый городок Андрей Коромышев, а Кашин Василий Карамышев. Той же осенью октября в […] день пришли на Москву Андрей Петров да Василий сын Ивана Болтина, что посылал князь великий с ними немцев Ивана да Виктора на Печеру руды искать серебряные. И они нашли руду серебряную и медную в великого князя вотчине на реке Цилме, не доходя Косвы реки за полднища, а от Печеры реки за семь днищ; а места того, где нашли, на 10 верст, а от Москвы дотоль три с половиной тысячи верст; а нашли руду лета девятнадцатого августа на 8 день.

Ромодановский. Посол крымский. Посол иверский. Посол волошский. Яропкин.
В ноября пришел из Крыма князь Василий Ромодановский, да с ним пришел посол к великому князю от царя крымского Мин-Гирея. Той же зимой пришел посол к великому князю из Иверской земли от князя Александра, именем Мурат. Февраля в […] день пришел из Волохии Скурат Зиновьевич, да с ним пришел посол к великому князю Стефанов, волошского воеводы, Мушат. Той же весною в марте отпустил князь великий крымского посла, да с ним послал к царю Мин-Гирею в Крым Лобана Колычева. Той же весною апреля в 5 день в четверг вышел князь великий из своего двора старого в князя Ивана Юрьевича двор в новый и с великою княгинею Софиею, и с детьми, со снохою великою княгинею Еленою, и с князем Дмитрием со внуком; а старый свой двор деревянный велел разобрать и начал ставить каменный двор. Апреля в 6 день отпустил князь великий посла Стефанова Мушата к его государю в Волохию. В апреле ж отпустил князь великий Иоанн Васильевич посла Максимилиана, короля римского, Юрия Делатора. Да с ним князь великий послал своих послов к королю римскому Максимилиану грека Юрия Траханиота, да Михаила Кляпика Яропкина, да Ивана Волка Курицына.

Ивангород.
Той же весною повелением великого князя Иоанна Васильевича заложили град на немецком рубеже на Нарве, Девичьей горе, на ровном месте, четвероугольный; и нарекли ему имя Ивангород.

Поп римский женился.
Той же весною месяца мая в 17 день Иван списатель фрязин, каплан постриженный Августиновой веры белых чернецов, от веры своей отрекся и, чернечество оставив, женился, взял за себя жену Алексия Серинова; князь великий его пожаловал селом.

Умер Казимир III польский. Александр, король литовский. Иоанн, король польский
. Той же весною месяца мая в 23 день преставился король польский и великий князь литовский Андрей Казимир; и сел на великом княжении Литовском сын его Александр, а на королевстве Польском сын его Иван Альбрехт, сына же его старшего Владислава при его жизни взяли на Чешское королевство, а с Чешского на Угорское королевство.

Казаки. Татары на Алексин. Колтовский.
В тот же год месяца июня в 10 день приходили татары ордынские казаки, в головах приходил Темешем называемый, а с ним 220 казаков, во Алексин на волость Вошан, и пограбив, пошли назад; и пришла погоня великого князя за ними, Федор Колтовский да Горяин Сидоров, а всех их 64 человека, и учинился им бой в Поле промеж Трудов и Быстрой Сосны. И убили язычные великого князя 40 человек, а татар на том бою убили 60 человек, а иные ушедшие татары раненые на пути в Орду умерли. В тот же год поставили великому князю двор деревянный за Архангелом на Ярославническом месте. В тот же год от Фроловской стрельницы и до Никольской заложили подошву и стрельницу новую над Неглинной с тайником.

Мценск взят.
В тот же год в месяце августе посылал князь великий Иоанн Васильевич воеводу своего князя Федора Телепня-Оболенского с силою ратною на город Мценск за их неправду; и град Мценск взяли и землю повоевали, и воеводу их Бориса сына Александра Семенова поймали и иных многих, и привели их на Москву.

7001 (1493). Посол литовский.
В сентября послал князь великий в Крым к царю Мин-Гирею крымскому посла своего Константина Заболоцкого, а в Волохи послал Ивана Андреевича Плещеева. Той же осенью в октябре пришел из Литвы посол к великому князю Иоанну Васильевичу пан Станислав Глебович от князя Александра литовского о порубежных делах.

Елизаров. Кн. Воротынский. Серпейск. Мезецк. Измайлов. Мещевск взят. Серпейск взят и сожжен. Вязьма взята. Князи вяземские.
Той же осенью в ноябре побежал от великого князя в Литву Юшка Елизаров. В тот же год приехали к великому князю служить князь Семен Федорович Воротынский да племянник его князь Иван Михайлович и со своими вотчинами; а едучи, князь Семен от имени великого князя захватил литовские города Серпейск, Мезецк. И пришли за ними воевода смоленский князя великого литовского Александра пан Юрий Глебович да князь Семен Иванович под грады под Серпейск и под Мезецк с силою многою, и горожане не возмогли противиться им, грады сдали свои. И слышал про то князь великий Иоанн Васильевич, послал против них сестренича своего князя Федора Васильевича рязанского, да воевод своих князя Михаила Ивановича Колышку да князь Александра Васильевича Оболенского, и иных воевод своих со многою силою, да великого князя рязанского Иоанна Васильевича воеводу Инку Измайлова с силою. Смоленский же воевода пан Юрий Глебович и князь Семен Иванович можайский, слышав про рать сильную великого князя, идущую против них, во градах посадили князей, панов многих в осаде, а сами, убоявшись, побежали к Смоленску. И пришла сила великого князя Иоанна Васильевича под град Мещевск, они же, убоявшись и не могши противиться, град отворили. И поймали во граде Кривца, окольничего смоленского, и иных многих князей и панов, литвы и смоленчан заставы князя великого Александра; а земских людей и черных привели к целованию за великого князя. И оттуда пошла сила великого князя под город Серпейск; они же устремились крепко сражаться и не хотели град сдать. Воеводы же великого князя повелели воинам мужественно приступать к граду с пушками и с пищалями и, приступив к граду, взяли его силою. Поймали во граде Ивана сына Федора Плюскова смоленчанина и иных многих князей и панов, литвы и смоленчан двора великого князя Александра литовского; и, разграбив, град сожгли, а земских людей к целованию привели. И так возвратились, а литву и смоленчан, сидящих в осаде, и градских больших людей привели на Москву; и князь великий послал их в заточение по своим городам. И в то же время посылал князь великий Иоанн Васильевич воевод своих под град Вязьму ратью, князя Даниила Васильевича Щеня. Они же, придя, град Вязьму взяли и к целованию привели, а вяземских князей и панов привели на Москву. И князь великий их пожаловал их же вотчиною Вязьмою и повелел им себе служить.

Абдыл-Летиф. Абреим, казанский хан. Крутицы.
В тот же год приехал служить к великому князю князь Михаил Романович Мезецкий да, поймав, привел с собою двух братьев, князя Семена да князя Петра. И князь великий послал их в заточение в Ярославль, а князя Михаила пожаловал его же вотчиною и велел ему себе служить. В тот же год января 11 дня пришел к великому князю служить из Крыма Абдыл-Летиф султан, сын казанского хана Абреима, с послом великого князя с Лобаном Колычевым. Той же зимой епископ сарский Прохор оставил епископию и сошел с Крутиц к Богоявлению в монастырь.

Лукомский изменник. Селевины. Волынец. Князь Бельский взят.
Той же зимой января в 31 день князь великий казнил князя Ивана Лукомского да Матиаса, толмача латинского, сожгли их на реке Москве пониже моста в клетке. Да казнил двух братьев смоленчан, Богдана да Олехна Селевиных, торговою казнею, и Богдан умер от торговой казни, а Олехну голову секли, за то что они посылали с грамотами и с вестями человека своего Волынцова к князю великому Александру литовскому. А князя Ивана Лукомского послал к князю великому служить король польский Казимир, но привел его к целованию на том, что ему великого князя убить или зельем окормить, да и зелье свое с ним послал, и то зелье у него нашли. Да сказал князь Лукомский на князя Федора Бельского, что он хотел бежать от великого князя в Литву. И князь великий за то велел князя Федора поймать да послал его в заточение в Галич.

Посол мазовецкий. Еп. Силуан сарский. Ангел, посол в Венецию. Посол в Мазовию Асанчук Заболоцкий. Послы в Данию. Посол от князя литовского.
Мая 3 пришел посол из Мазовецкой земли от князя Кондрата, именем Иван. Той же весною мая 4 поставлен Силуан старец, бывший игумен угрешский, на епископство сарское и подонское на Крутицу митрополитом Зосимою. В тот же год в мае послал князь великий в Венецию и в Медиолан Мануила Ангелова грека да Даниила Мамырева. В тот же месяц май отпустил князь великий Иоанн Васильевич Ивана, посла мазовецкого, в свою землю да с ним отпустил к мазовецкому князю Кондрату посла своего Асанчюка Заболоцкого да Третьяка сына Василия Далматова. В тот же год в июне пришел посол от немцев к великому князю от датского короля Иоанна о любви и о братстве, и князь великий, почтив посла его, отпустил в свою землю. Да с ним вместе послал князь великий своих послов к датскому королю Иоанну грека Дмитрия Ралева да Дмитрия Зайцева. В тот же год пришли послы из Литвы от великого князя Александра Андрей Олехнович да Войцев Янович Клочко.

Строение от города.
В тот же год повелением великого князя Иоанна Васильевича поставили град деревянный на Луках Великих по старой основе. В тот же год повелением великого князя Иоанна Васильевича церкви сносили и дворы за Неглинною, поставили меру от стены до дворов 110 сажен. В тот же год повелением великого князя копали ров от Боровицкой стрельницы и до Москвы реки.

Татары на Рязань
. В тот же год приходили татары, казаки ордынские, спешно на Рязанские места, и взяли три села, и пошли вскоре назад.

Гром на собор Успенский. Пожар великий.
В тот же год июля 16 во вторник в 1 час дня зажег гром с молниею верх маковицы большей, тес под железом, у соборной церкви Успения пречистой Богородицы на Москве; а внутри церкви мало попалило на царских дверях, да половина опоны сгорела на амвоне, да два болванца деревянных разбило под амвоном; а верх вскоре угасили, и Божиею милостию церкви не было пакости нисколько. А в тот же день во Владимире у пречистой церкви Благовещения бурею крест сломило. Того ж месяца июля в 28 день в воскресенье в 7 час дня загорелась от свечи церковь святого Николы на Песку, и тотчас поднялась буря великая, и начало гореть неисчисленно во многих местах, и выгорел посад за Неглинною от Духа Святого по Чертол, и по Бориса и Глеба на Арбате, и до Петровской слободы; за Москвою рекою от святой Софии выгорело и до Иоакима и Анны. А из Заречья в городе загорелся князя великого двор и великой княгини, и оттуда на Подоле житницы загорелись, и двор князя великого новый за Архангелом выгорел, и митрополитов двор выгорел, и у Пречистой алтарь огорел под немецким железом, и во граде все лачуги выгорели, поскольку не поспели поставить хоромы после вешнего пожара; и церковь Иоанна Предтечи у Боровицких выгорела, и Боровицкая стрельница выгорела, а выгорела и градная кровля, все огорело, и новая стена деревянная у Никольских ворот. А из города торг загорелся, оттуда посад выгорел возле Москвы реки до Зачатия на Востром конце, и по Васильевский луг, и по Всех святых на Кулишке, и оттуда по Иоанна Богослова и по старую Троицу, и Сретенская улица вся выгорела до всполья, и церковь каменная Сретения огорела. И многая тогда людям скорбь была, больше двухсот человек сгорело людей, а имущества бесчисленно выгорело; а все то погорело вместе от полудни до ночи; а летописец и старые люди сказывают: как Москва стала, таковой пожар на Москве не бывал. Тогда ж стоял князь великий у Николы Подкопаева у Яузы в крестьянских дворах.

В тот же год в июле пришли на Москву послы князя великого от короля римского Максимилиана грек Юрий Траханиот, да Михаил Кляпик, да Иван Волк Курицын.

7002 (1494). В октябре пришел из Волохии Иван Андреевич Субота Плещеева, а из Крыма Константин Заболоцкий; а шли Полем, и ограбили их на Поле татары, ордынские казаки.

Умер Андрей старший.
Ноября 6 преставился князь Андрей Васильевич старший, а сидел в тюрьме на Москве на Казенном дворе великого князя два года и 47 дней; и положили его в церкви архангела Михаила на Москве у северных дверей. Того ж месяца в 10 день в воскресенье вошел князь великий в город в новый двор жить, а стоял тогда после пожара у Николы Подкопаева под конюшнею на крестьянских дворах.

Того ж месяца 16 отпустил князь великий крымского посла, да с ним вместе послал в Крым к царю Мин-Гирею своего посла Константина Мелечкина.

Посол литовский. Мир с Литвою. Города к Руси. Обручение чрез посла. Брак Елены.
Января 17 пришли на Москву к великому князю Иоанну Васильевичу послы литовские от великого князя Александра литовского Андреевича о мире и о любви Петр Янович Пьян, да пан Станислав Янович, да Воин Клочко, да Федька писарь. И взяли с великим князем Иоанном Васильевичем мир, и докончальные грамоты с великим князем написали, и от городов отступились великому князю: Вязьмы, Серпейска, Мезецка, Воротынска, Одоева и иных по Угру реку. И потом начали говорить послы литовские великому князю Иоанну Васильевичу о сватовстве от великого князя Александра Казимировича литовского. Князь же великий Иоанн Васильевич сотворил с ними на том сватовство: князю великому Александру взять великую княжну и держать, а к вере своей не понуждать, ни ее слуг, ни служанок, и церковь православную иметь; и людям при ней быть, мужам 10-ти русским, а литовским сколько гоже; детям их: сыновьям в отцовой, а дочерям в материной вере; а если князь Александр сыновей крестит в православную веру, тогда князь великий Иоанн Васильевич даст им по два города и с уездами к Литве; коли князь великий Александр умрет, тогда княгиню Елену отпустить со всем ее скарбом и людьми и деньги ее сцела отдать да от Литвы дать столько же, а даст ей князь великий Иоанн Васильевич денег 3000 рублей; а если умрет великая княжна Елена, тогда князь великий денег ее, и украшений, и одежд не взыщет. И на том на всем грамоты подписали, и послы и русские бояре крест целовали. И князь великий Иоанн Васильевич дочь свою княжну великую Елену обручил, а в своего государя место великого князя Александра литовского обручал княжну Елену пан Станислав Янович, староста жемоцкий, и февраля 6 в четверток было пирование великое. И почтив послов его весьма, отпустил с Москвы февраля в 12 день, и полон литовский с ними же отпустил, и пойманных людей в Серпейске и в Мезецке и в Опакове, которые сидели в заточении по городам. Марта в 9 день послал князь великий послов своих в Литву к брату своему и зятю к великому князю Александру Александровичу князя Ивана Васильевича Косова, да князя Семена Ивановича Ряполовского, да дьяка Федора Курицына совершить любовь и сватовство. Они же пришли в Литву и привели великого князя Александра литовского к целованию на докончальных грамотах, и разнимали грамоты докончальные промеж собой. И взяли грамоту утвержденную у великого князя Александра Казимировича в Вильне за его печатью, что ему дочь великого князя, а свою великую княгиню Елену держать в греческом законе, а в римский закон не приводить, ни понуждать, да и церковь ей у себя поставить на дворе и священников держать греческого закона, и обо всем том, что послы написали. И так возвратились с великою честью. И пришли послы великого князя на Москву мая 25.

Умер кн. Борис.
Мая 17 митрополит Зосим сведен с митрополии не своею волею, но непомерно пития держался, и о церкви Божии не радел, и о вере христовой сомнения имел, в чем же обличен и посажен в келию на Симонов и оттуда к Троице в Сергиеве монастыре. Того ж мая 29 преставился князь Борис Васильевич, и привезли его на Москву, и положили его в церкви архангела Михаила.

Мастера из Венеции. Союз с датским.
В тот же год пришли послы великого князя на Москву Мануйло Ангелов грек да Даниил Мамырев, что посылал их князь великий за мастерами в Венецию и в Медиолан. Они же привели на Москву Алевиза мастера стенного и палатного, и Петра пушечника, и иных мастеров. В тот же год пришли на Москву послы великого князя от немцев Дмитрий Ларев да Дмитрий Заецев, которых посылал князь великий к датскому королю Иоанну о любви и о братстве. Они же, придя, короля к целованию привели на докончанных грамотах и грамоту докончанную обратно привезли; тогда же и посол с ними пришел на Москву от датского короля Иоанна, именем Давыд, также о братстве и о любви, и приводил великого князя к кресту.

7003 (1495). Колыванское купечество. Церковь римская в Новгороде. Князь великий литовский просит. От магистра посол. Ревельцы отпущены.
Послал князь великий в Новгород к наместникам дьяка Василия Жука да Данила Мамырева и велел взять в Новгороде гостей немецких колыванцев да и товар их, переписав, привести на Москву за их непослушание, за то что они на Колывани великого князя гостям новгородским многие обиды чинили и поругание самовольно, а иных людей великого князя живых в котлах варили, без извещения великого князя и без выискиваний. Также и послам великого князя от них поругание было, которые послы ходили от великого князя в Рим, и во Фряжскую землю, и в Немецкую. Да и старым гостям великого князя новгородцам от них обида многая и неисправление было, и разбои на море были. И за то князь великий Иоанн Васильевич опалу свою на них положил, и гостей их велел в тюрьмы посажать, и товар их спровадить к Москве, и дворы их гостиные старые и божницу велел отнять. Немцы же познали свою вину и неправду перед великим князем и послали посла от себя к великому князю Александру литовскому, зятю великого князя Иоанна Васильевича, бить челом, чтоб пожаловал князь великий Александр, печаловался тестю своему великому князю Иоанну Васильевичу за их преступление и неправду да и пойманных бы гостей немецких отпустил милостиво. Князь же великий Александр литовский по их челобитью послал от себя посла к великому князю Иоанну Васильевичу за их преступление бить челом, чтобы помиловал князь великий, гостей немецких отпустил его ради. Также и от князя магистра пришел посол к великому князю, и от всей земли Ливонской, и от семидесяти городов заморских о том же бить челом, чтоб пожаловал князь великий, гостей немецких отпустил и велел бы съезду быть об управах земских на реке Нарве на острове. Князь же великий Иоанн Васильевич всея Руси по заступничеству зятя своего великого князя Александра и по челобитью магистрову и всей земли Ливонской пожаловал, их гостей из тюрьмы выпустил и в свою землю их отпустил.