Миссия Информарус
Repetitor RU

7061 (1553). Месяца сентября четвертого дня повелел государь боярину и воеводам князю Василию Семеновичу Серебряному, и Семену Васильевичу, и Алексею под тайник пороха подставить одиннадцать бочек. В воскресенье на ранней заре взорвало тайник и с людьми казанскими, которые по воду ходили, и стена городовая оплела и обрушилась, и множество во граде казанцев побило камнями и бревнами, с высоты великой падающими, что порохом взорвало. И люди во граде от страха омертвели, и много розни в городе сотворили: иные хотели за изнеможение бить челом государю нашему; иные же изменники начали воду копать и не нашли, но только до малого источника докопались смрадного, и до взятия взимали воду с нуждою, от той же воды болезнь была в них, пухли и умирали с нее. Царь же благочестивый каждый день и каждую ночь призывал Бога в помощь и ездил по полкам, а также вокруг города и по всем турам, и велел укрепляться воеводам, да с опасением берегут дела его государевы, и всех жаловал и утверждал, и труды их похвалял, и жаловать их обещался; сие же многие дни и ночи творил. По граду из пушек беспрестанно били, и Арские ворота до основания сбили, и обломки побили, и множество людей побивали, ибо высоко каменными ядрами и камнями всю ночь стреляли, да не опочивают язычники.

Поход воевод на Арское место.
Того ж месяца 6 дня во вторник отпустил государь на Арское место и на острог воевод своих на три полка: в большем полку боярин и воевода князь Александр Борисович Горбатый, боярин и воевода Захарий Петрович Яковлев; в передовом полку боярин и воевода князь Семен Иванович Микулинский да боярин и дворецкий Даниил Романович; в сторожевом полку воевода князь Петр Андреевич Булгаков да князь Давыд Федорович Палецкий. Да от бояр велел быть головам своего царского полка с детьми боярскими, да с ними стрелецким головам со стрельцами, да атаманам многим с казаками, да сеит городецкий и со всеми городецкими татарами, да Еникей князь с мордвою темниковской, да горной стороны люди многие, те и в проводниках были. И пришли воеводы, наперед полки прошли у воевод пешие стрельцы и казаки, и так пришли на высокую гору к острогу, и острог был их рублен городнями и землею засыпан, а в ином месте многими засеками засечено, а сделан промеж непроходимых болот. Воеводы же начали говорить царевою речью детям боярским, да поусердствуют послужить Богу и государю, и все устремились на язычных. Князь Семен Иванович и Даниил Романович приблизились к вратам острога и повелели детям боярским пешим пойти к острогу; головы ж царевого полка и сами с коней сошли и прошли к острогу. И начали приступать к острогу, стрельцы же из множества пищалей стреляли, а также и из улуков и христиане и татары, и было же как дождевая туча сильная частыми краплями землю омочила, так вот от обоих стрелы летали и гром зычный был от пищалей. Когда же оные бились во вратах, князь Александр Борисович и Захарий Петрович большим полком направо пошли, да пришли к другому месту, также к острогу, так же пешим повелел пойти, поскольку конями непроходимо, великие крепости у них были поделаны и в лесу чаща великая. Православные же призвали Бога в помощь и вместе устремились на супротивных, язычники же побежали, с Божьей помощью. И одолели царевы православные воеводы, взяли острог, и татар великое множество побили, и живых двести человек поймали. И пошли, воюя и села сожигая, к Арскому городищу; и пришли на Арское городище, и бояре и воеводы послали головы царева полка, а сами на городище стояли два дня и пошли другою дорогою к Казани. И повоевали Арскую сторону всю, многих людей побили, а жен их и детей в полон взяли и великое множество христианского полону освободили. Война их была на полтораста верст поперек, а в длину и по Каму села повыжгли, и скот их побили, и бесчисленное множество скота с собою к Казани в полки пригнали. И сошлись к воеводам головы все из набегов за добычей, дал Бог, здоровы.

О пришествии воевод к государю.
И пришли воеводы к государю, а наперед послали возвестить государю несказанное смотрение Божие и милость благочестивому царю и ко всем христианам голову его царского полка Семена Васильевича Яковлева. Государь же, Богом избранный, пришел в церковь, и много молитвенного изрек со слезами втайне, и явственно возвестил:

«Что тебе воздам, владыко, против твоего благодарения, но только слезы и сердце сокрушенно. Милостивый владыко Христос, подай совершенное избавление бедному христианству; не нам, Господи, не нам, но имени твоему дай славу».

Воевод же своих любезно обнимал, и целование руки своей подавал, и жалованными словами великими увещал, храбрость и мужество их чествовал; также и всех по чину воинов своих государь жаловал.

О баште.
В тот же месяц повелел царь дьяку своему Ивану Выродкову башту (крепостную постройку, башню) поставить у туров князя Михаила Воротынского против Царевых ворот Казани. И поставили башту шести сажен вверх, и взнесли на нее много наряду, полуторные пищали и затинные; и стрельцы с пищалями многие стали, и стреляли в город по улицам и по стенам градным. Многие же люди язычные скрывались в ямы и рвы копали под врата градские и под стену рыли норы под тарасы, ибо были у них у всяких ворот за рвом тарасы великие, землею насыпанные, из-за тарасов бились каждый день и из нор, как змеи, вылезая, бились беспрестанно день и ночь.

О подвигании туров ко рву.
Государь царь благочестивый и великий князь повелел князю Михаилу Воротынскому подвинуть туры к их рву против башты арской и Арских ворот к тарасам против же Царевых ворот. И князь Михаил не за один день подвигал туры и приближался ко рву, прося у Бога милости, великой хитростью и храбростью; татары же все это время бились, не желая дать приблизиться православным. Воеводы же царевы, уповая на Бога, по государеву указу приближались к рву. В воскресенье повелел государь князю Михаилу стать у туров у рва и у тарасов против Царевых, Арских ворот. И по государеву велению пришли стрельцы, и казаки, и головы с боярскими людьми, и стали по рву, и бились весьма, и от обоих пали. И князь Михаил по рву туры поставил, а до тарасов не придвинул: стрельцы и казаки многие поранены были и поослабели; и велел утвердить, и за турами детей боярских, и стрельцов, и казаков поставили. Татары же видели, что по Божию милосердию стали христиане на рвах у язычников, и промеж стен градских и туров царских был один ров трех сажен поперек, а глубина рву семь сажен, и бились беспрестанно, из пушек, из пищалей, из улуков стреляли и камней множество бросали. И во время обеда русские многие разошлись есть, а те узрели, что не много людей у туров, вылезли из рву из всех нор и из тарасов и внезапно напали на туры; христиане же дрогнули и бежали от туров.

О прогнании язычников и об укреплении туров.
Воеводы же царевы мужеством охрабрились и крепко напали на татар; и видели все христиане, что воеводы их бьются с татарами, и все устремились на татар. Из всех мест поспешили и с Божьей помощью православные одолевали, и вметались язычники во рвы свои, воины же царевы и во рвах их побивали, а они норами своими во град утекали. И так стали православные и туры свои укрепили. И на том бою пали от обоих, а сами воеводы многие ранены: князь Михаил Иванович многими оружиями ранен, и крепко доспех на нем пробивали, в лице же немного ранен; окольничий воевода Петр Морозов уязвлен и ранен больно в лице, и отнесли его с бою, да после выздоровел; воевода князь Юрий Иванович Кашин в грудь ранен; а также и головы стрелецкие и дети боярские многие ранены. Да в то ж время Зейнеш князь со всеми ногаями и со многими казанцами вылезли из Сбойливых ворот на туры передового полка и ертаулов. Но те туры не близ города были, воеводы же увидели, и подпустили их близко к турам, и ударили по ним стрельцы из пищалей, а также и воеводы напали на них, и побили их, и гнали их до рвов градских, и побили их много. Православные же все Богом сохранены были. Царь же благочестивый послал князю Михаилу в помощь окольничего своего Алексея Даниловича Плещеева, а на Петрово место казначея Фому Петрова, а также и головы в помощь посылал своего полка царского с детьми боярскими и многие головы с боярскими людьми. Царь же благочестивый, ездя по полкам вокруг града и к турам приходя, утверждал всех, да не ослабеют в бранях, до тех пор пока Христос милость свою пошлет, и раненых воевод навещал и жаловал. И все, видя государя благоразумным и мужественным в храбрости, вооружались храбростию на брань. И рассмотрел государь злонырство тех и тарасы, что многие за тарасами граждане скрываются, и повелел их подкопать.

О разорении тарасов.
Того ж месяца сентября 30 дня в пяток велел государь под тарасы порох поставить; и как взорвет тарасы, туры велел по рву против Царевых, Арских ворот поставить, и по государеву велению приготовятся на брань тех полков воеводы, которые были у тех туров; по иным же полкам заповедал царь никак же не приступать к граду. И зажгли порох, и взорвало тарасы с людьми казанскими на высоту великую, и с высоты бревна падали в город и побили множество татар. Граждане же страху и ужасу исполнились, много часов стрелы на них налетали.

О поставлении туров.
Воеводы ж стали по рву против врат Царевых, и Арских, и Аталыковых, а также и Тюменских, и по всему рву туры установили. Горожане же стеклись со всех мест, и вылезали из всех ворот, и бились зло; воины же царевы жестоко приступили к граду. Царь же благочестивый сам выехал к граду, и видели воины царя своего, и вскоре все устремились на град, и мужественно боролись с неверными на мостах градских и воротах, а также и о стенах; из пушек же и стенобитных и высокими ядрами огненными и каменными беспрестанно стреляли из пищалей стрельцы; воины же бились копьями и саблями, за руки хватались. И была сеча злая и ужасная, и гром сильный был от пушечного бою, и от зыку и вопля и от обоих сторон людей, и от треска оружия; и от множества огня и курения дыму сгустился дым, покрыл дома, и людей, и град. Бог поспешествовал христианам, были христиане на стенах градских, и у ворот града, и в башне града от Арского поля. Царь благочестивый видел воинов своих на стенах города и в городе бьющимися, и князь Михаил Воротынский докладывал государю, что в городе Казани, дал Бог, христиане многих татар побили, да повелит царь со всех сторон приступать. Войско же по иным полкам не приготовлено было к тому дню, и повелел царь воеводам, а также и есаулов посылал многих, и велел из города из стен люди выводить. Воины же не хотели отойти от язычных, но по необходимости отступили они; стену же градную, и ворота, и мосты зажгли, а в башне утвердились, и на стенах градских, и у Арских ворот.

Взятие казанское
Воеводы же князь Михаил Иванович и Алексей Данилович на стенах градских и во граде в башне повелели крепкими щитами заставиться и туры засыпать землею, и сидели на граде два дня и две ночи, ожидая приступу. Татары же ставили струбы против тех ворот и пробитых мест и землею насыпали.

О горении мостов
Мосты у Царевых ворот, и у Аталыковых, и у Ногайских всю ночь горели, и выгорела стена градная и обгорела, и земля с города сыпалась, ибо был весь град насыпан землею и хрящем.

О приготовлении к очищению
Царь благочестивый повелел во всех полках приготовиться к приступу в воскресенье, и очищаться всем, и от отцов духовных исповедаться, достойные же благодати сподобятся, ибо приближается день, в который пить общую чашу всем.

О наполнении рвов и мостов
Месяца октября в 1 день в субботу, на Покров пресвятой Богородицы, повелел государь рвы наполнить лесом и землею, и многие мосты устроить, да из большого наряду беспрестанно бить. И били весь день и сбили до основания стену градскую.

О послании во град Казань.
Государь христианский царь благочестивый, не желая крови человеческой видеть, посылал к граду Камая мурзу, казанца из горных людей, чтобы государю били челом, и видят милосердие Божие, люди царевы во граде начнут бить челом, и учинятся в воле его царской, и изменников отдадут, и государь им гнев свой отдаст и ни которого им лиха не учинит. Казанцы же во граде гласом единым сказали:

«Не бьем челом, на стенных и в башне русь, но мы иную стену поставим, да все помрем или отсидимся».

Как юродивые несмышленые отвечали, ибо Бог ослепил злобой их, что не разумели царева пред собою исправления. Царь же православный сказал:

«Премилостивый царь Бог, зри сердце наше, как со всем покорением посылали к ним, они же избрали кровь, нежели покой, и обратится болезнь их на головы их, и будь кровь их на чадах их».

О разрядстве воеводском, как приступать к граду
После сего благочестивый царь повелел людям готовым быть в полках, желая приступать к граду. И отобрал множество воинов своих, и повелев боярским всем по вышесказанному головы устроить выборных людей из детей боярских, и научил их ратному делу, всякому сыну боярскому по десять человек. И наперед велел приступать со всех сторон атаманам с казаками и головам с боярскими людьми да головам со стрельцами. И как, даст Бог, люди у города будут и на станах, государь велел помогать другим воеводам из всех полков с детьми боярскими. А также назначил всякой сотне сынов боярских царского полка выборные головы. После же повелел и старшим воеводам из полков пособлять со всеми людьми. Царю благочестивому и брату его с ним князю Владимиру Андреевичу со своими полками стать против Ханских ворот на посаде от кладбища и помогать на все стороны, как Бог устроит. А от сторон государь, следовав, велел беречь полки и против сильной вылазки из города и пробивания на лесах, на Арском поле и на дорогах арских и на чувашских велел государь быть царю Шигалею, а с ним все князи и мурзы городецкие; да боярину и воеводе князю Ивану Федоровичу Мстиславскому со своим полком, да горной стороны людям велел с ними же быть. А на Ногайской дороге велел быть боярину князя Владимира Андреевича князю Юрию Оболенскому с полком да голове с дворянами своего царского полка князю Григорию Федоровичу Мещерскому. На Галицкой дороге за Казанью рекою велел государь быть воеводе своему князю Ивану Ромодановскому с людьми да князя Владимира Андреевича воеводе Ивану Угрюмову-Заболоцкому; да за Казанью рекою велел быть голове с дворянами своего царского полка Михаилу Ивановичу Вороному; а далее по Казани у Старого городища поставил голову Михаила сына Петра Головина. В тот же день разрядил государь по местам, где кому быть, отпустил, да всяк готовится и строит, где кому повелено быть.

О помощи воевод друг другу.
Воеводам государь велел приступать, как только, что даст Бог, взорвет подкоп. Из башни в пролом пойти по времени, как государь приказал, слуге князю Михаилу Ивановичу Воротынскому да окольничему Алексею Даниловичу Басманову. Да и в пробитые все места велел им устроить и послать головы по царскому разряду. А в другой пролом за Аталыковыми воротами велел от князя Михаила же казначею Ивану Фоме Петровичу; а помогать им царю и великому князю своим полком. А в Кабацкие ворота воеводам передовому полку, наперед князю Дмитрию Ивановичу Хилкову, а помогать ему боярину князю Ивану Ивановичу Пронскому. А в Сбойливые ворота ертаулам, наперед князю Федору, а помогать ему князю Юрию Ивановичу Шемякину. А во Елбугины ворота от Казани реки воеводе князю Андрею Михайловичу Курбскому, а помогать боярину князю Петру Михайловичу Щенятеву. А в Муралеевы ворота воеводе Семену Васильевичу Шереметьеву, а помогать боярину князю Василию Семеновичу Серебряному. А в Тюменские ворота воеводе Дмитрию Михайловичу Плещееву, а помогать воеводе князю Дмитрию Ивановичу Микулинскому. И государь приказал готовиться к третьему часу дня воскресенья.

И прислал к государю князь Михаил Воротынский: Розмысл де порох под городом поставил, а с города де его видели, и невозможно де до третьего часа мешкать. Царь же благочестивый послал по всем полкам возвестить, да приготовятся вскоре все на брань.

Пошел государь в церковь.
Сам же государь пошел в церковь и повелел правило поскору совершать, а сам государь многие слезы от очей своих испускал и у Бога милости просил. Перед рассветом отпустил царь воевод своего полка царского боярина князя Владимира Ивановича да боярина Ивана Васильевича Шереметьева и всех полков и велел на условленном месте стать у города и своего царского приходу ожидать.

О слушании божественной литургии.
Сам государь литургию велел начать, ибо хотел святыни коснуться и, совершив литургию, отдать Богу Божие и поехать во свой полк. Когда же литургия началась, страшно и умиления достойно было в то время благочестивого царя видеть в церкви вооруженным стоящего, доспех же на нем ничем не прикрыт, но так все были с ним вооруженные и усердствовали к оговоренному часу за благочестие.

Моление царское.
Сам же благочестивый царь на образ Христа Бога нашего прилежно взирал, и на родившую его матерь, и на угодника его Сергия, ибо пришел тогда царь к чудотворцеву образу стоящему, на котором живой светильник Сергий начертанный, в сердце же своем тайно беспрестанные молитвы воссылал, от очей же его словно река слез изливалась, и таковое явственно сказал:

«О владыко Премилостивый Христос, помилуй рабов своих. Сие время пришло милости твоей, сие время. Подай крепость на супротивных рабам твоим, помилуй, милостивый, помилуй падших рабов твоих, человеколюбивый. Восставь, владыко, и плененных сих освободи, пошли, милосердо, милость свою древнюю свыше, и разумеют язычные, что ты есть Бог наш, на тебя уповая, побеждаем. И ты, о пречистая владычица Богородица, умоли родившегося из тебе Христа истинного Бога нашего, да не помянет грехов моих и беззаконий великих, сколько согрешил я пред величеством славы Его, но помилуй меня великой ради милости своей. Ты, владычица, помощницей нам да будешь и всему воинству нашему, на тебя надеемся, не посрамимся в бранях молитвами твоими и всех святых российских чудотворцев и сродников наших, и молитвенников и помощников на супротивных».

И вот пришло время на литургии святое Евангелие читать, когда солнце уже восходило, и когда закончил дьякон и возгласил последнюю строку во Евангелии:

«И будет одно стадо и один Пастырь»,

тотчас же словно сильный гром грянул и весьма земля дрогнула и потряслась. Благочестивый же царь из церковных дверей мало выступил и увидел градскую стену подкопом вырванную, и страшна же и умиления достойна зрением земля, словно тьма поднявшаяся, и на великую высоту взлетевшая, и многие бревна и людей на высоту взметая язычников. Царь же благоверный на молитву склонился, и вот внезапно второй подкоп градскую стену грознее первого разметал, и множество горожан на высоту взметнулось, иные пополам разорванные, а иным ноги и руки оторваны, и с великой высоты бревна падали во град и множество нечестивых побили.

И пошло воинство царское со всех сторон на град.
И все воины православные Бога на помощь призывали, и кликнули Бога на помощь:

«Бог с нами!»,

а иные

«С нами Бог!»,

и со всех сторон вскоре устремились на язычников. Татары же во граде скверного своего Махмета лживого и советников его призывали на помощь себе и говорили:

«Все помрем за юрт».

И бились обои в воротах и на стенах крепко, царь же благочестивый стоял в церкви и молил создателя Бога, а также и все люди с великим воплем, и плачем, и стенанием сердечным призывали Бога на помощь. И вот пришел некий ближний царев и говорил ему:

«Вот, государь, время тебе ехать, поскольку, сражаясь с неверными, многие полки тебя ожидают».

Царь же отвечал ему:

«Если до конца пения здесь будем, совершенную милость от Христа получим».

И вот вторая весть пришла от града: великое время царю ехать, да укрепятся воины, увидев царя. Царь же воздохнув из глубины сердца своего, и слезы многие изливая, сказал:

«Не оставь меня, Господи Боже мой, и не отступи от меня, не откажи в помощи мне».

И пришел к образу чудотворца Сергия, и приложился к нему, и любезно целовал образ, и сказал:

«Угодник Христов, помогай нам молитвами твоими».

И причастился святой воды и дары вкусил, также и богородичного хлеба, и когда литургия окончена была, благословил его отец его духовный изрядный Андрей протопоп животворящим крестом.

Пошел царь в полк свой.
И вышел царь из церкви, молитвою вооруженный, и, обратясь к своим богомольцам, сказал:

«Меня благословите и простите, а вы беспрестанно Бога молите, а нам молитвою помогайте».

И вступил государь в забранное стремя, и взобрался на коня своего, и скорым ходом пошел к полку своему к граду. И видел государь, что знамена христианские уже на стенах градских, и приехал самодержавец в полк свой, и по всем сторонам посылал, утверждая воинов. И видели все люди, что государь приблизился к ним и мужественно храбрствует с ними, и в тот час от всех сторон, как на крылах, возлетели на стены градские, а также и со стен во граде бились во всех местах жестоко.

Была сеча во граде Казани.
К государю же от князя Михаила Воротынского говорили, что Божиим милосердием люди царевы во граде бьются с неверными, а государь бы им помогал. Царь же посылал головы из своего царева полка, а велел пешим спешить и помогать своим, ибо на конях невозможно было, теснота в граде великая в хоромах, а также и от множества людей. Головы же царские с детьми боярскими мужественно нападали на иноверных, и бились царевы воины во всех местах от всех ворот мужественно, за руки хватая, копьями и саблями, в теснотах ножами резали; на многих улицах с обоих сторон христиане и татары сражались во многие копья и многие часы стояли на копьях, и ни единый не отступал.

Божиею помощию одолели православные татар.
Бог же помогал православным, поверх хором ходящие христиане сверху побивали татар, к государю же из всех мест воеводы докладывали:

«Воинство крепко бьется, и Бог помогает за тебя, царя благочестивого, и ты, царь, помогай нам».

Царь же посылал бояр и многих ближних помогать в бою тем, а также следить, да не станут растаскивать сокровища. И головы своего царского полка посылал с людьми во все места помогать. И приблизились христиане к мечети Кулшерифа к Тезицкому врагу, где с Кулшерифом молною многие неверные совокупились и зло бились.

Убили Кулшерифа с его полком.
И Божиим милосердием одолевали православные Кулшерифа, со всеми его побили, татары же побежали все на царев двор. Воины же православные приблизились к цареву двору и секли нещадно нечестивых мужей и жен, земля кровью была залита. И татары собрались на царском дворе, и видели свою конечную погибель, и сказали друг другу:

«Бежим же из города скоро от них, поскольку Бог помогает им, и множество наших умерло».

И побежали все к Елбугиным воротам, и начали со града кидаться и в ворота пробиваться, и многие к лесу на бегство устремились. И в тот час поведали благочестивому царю, что многие с города люди побросались и за Казань на бежание устремились. И в том месте был воевода боярин князь Петр Михайлович Щенятев, и напустился на них полком своим, и многих у них убили. А воевода князь Андрей Михайлович Курбский выехал из города, и сели на коней, и гнались за ними, и въехали во всех в них. Они же его с коня сбили, и его людей посекли множество, и пришедшие за ним многие замертво пали, но он Божиим милосердием после выздоровел. Татары же побежали порознь к лесу. Царь же благочестивый послал к Бежболде боярина князя Семена Ивановича Микулинского да оружничего Льва Андреевича Салтыкова, а за Казань боярина князя Михаила Васильевича Глинского да боярина дворового воеводу Ивана Васильевича Шереметьева; и там были за Казанью голова царского полка Михаил Вороной да князя Владимира Андреевича воевода Иван Угримов. Бояре же и воеводы Божиим милосердием побили множество язычников, и там они некоторое множество побили, от реки Казани, и до леса, и в лесу многие мертвые лежали; и немногие убежали, многими ранами ранены.

Об избиении язычников.
И уже помощию всесильного Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, молитвами нашей владычицы Богородицы, и пособлением и заступлением великого архистратига Михаила и прочих сил бесплотных, и великих чудотворцев молитвами, и сродников царя нашего православного и всех святых молитвами случилось одоление царское над врагами. Благочестивый и боговечанный наш государь царь православный и великий князь Иоанн Васильевич, самодержец всея Руси, сражался с нечестивыми, и одолел их до конца, и царя казанского Едигер-Махмета поймали, и знамена их взяли, и царство и град многолюдный Казанский захватили. В полон же повелел царь брать жен и детей малые, а ратных людей за их измены убить всех, и такое множество взяли полону татарского, что всем полкам русским наполниться, у всякого человека русского полон татарский был; христианского ж полону множество тысяч душ освободили. А побитыми их во граде такое множество лежали, что по всему граду не было где ступать не на мертвых; за царевым же двором, где на бегство предались из стен градских, и по улицам груды мертвых лежали, и по Казань реку, и в реке, и за рекою по всему лугу мертвые язычники лежали.

Царь хвалу Богу воздает.
Видел благочестивый царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси таковое милосердие Божие на себе и на всем своем христолюбивом воинстве, руки воздел к Богу, благодарные молитвы приносил. И повелел благочестивый царь и великий князь во своем полку под своим знаменем молебны петь о победе, благодарение воздавая. И в тот час животворящий крест повелел поставить, и церковь поставить нерукотворенного образа Господа нашего Иисуса Христа на том месте, где знамя царское стояло во время взятия градского.

Здравствуют царю государю на царстве Казанском.
И тут князь Владимир Андреевич и все бояре и воеводы здравствовали государю:

«Радуйся, царь православный, Божиею благодатию победивший супостатов! Да будешь, государь, здрав на многие годы на богодарованном тебе царстве Казанском! Ибо ты есть воистину от Бога наш заступник от безбожных агарян, ибо тобою ныне бедные христиане освобождаются на веки, и нечестивое место благодатию освящается. И впредь у Бога милости просим умножить лет жизни твоей, и покорить всех супостатов твоих под ноги твои, и даст сынов и наследников царству твоему, да и мы в тишине и покое поживем».

Ответ царский
Государь же им со умилением отвечал:

«Бог сие содеял твоим, брата моего, попечением и всего нашего воинства страданием и всенародною молитвою, да будет Господня воля».

Царю и государю здравствует Шигалей.
Также, приехав, царь Шигалей здравствовал государю:

«Да будь, государь, здрав, победив супостатов, на своей вотчине вовеки!».

Ответ царский к царю Шигалею.
Государь же ему благочестивый отвечал:

«Господин, тебе, брату нашему, ведомо: много я к ним посылал, чтобы похотели покою. И тебе их жестокость ведома, каким злым ухищрением многие годы лгали и сколько крови христианской проливали. И Бог милосердый и праведный суд показал нам на милосердие свое, а им отмстил кровь христианскую».

О въезде царском во град.
Повелел государь одну улицу очистить к цареву двору от Муралеевых ворот, мертвых посносить; и едва очистили, государь въехал во град. Пред ним ехали воеводы, и дворяне многие, да и с животворящим крестом Андрей протопоп, а за государем ехал князь Владимир Андреевич и царь Шигалей. И приехал государь на царев двор. Воеводы же и все люди православные здравствовали государю, и великим гласом кликнули люди:

«Многих лет царю благочестивому и победителю варваров! Да будь, государь, здрав на богодарованной тебе вотчине вовеки!».

И видели православные люди животворящий крест и царя благочестивого в запустенной мерзости казанской. Прежде на том дворе нечестивые цари водворялись, и многая кровь христианская по много лет проливалась, и много бед христиане принимали, ныне же воссияло на нем праведное солнце, самое древо, животворящий крест, и образ владыки нашего Христа, и пречистой его Богоматери, и великих чудотворцев. И православный и благоверный царь, добрый страдалец, с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всем христианским воинством, и все люди благодарение Богу воздали и сказали:

«Благодарим тебя, владыку Христа, который в нынешнем роде последнем сие чудо соделал, в темном месте, в застоявшейся мерзости свет твой истинный воссиял, вместо скверного Махмета и его прелестников крест свой животворящий и образ свой пречудный нам грешным показал, и иноплеменный род с царями их без вести сгинул в единый час. Слава тебе, владыко наш Христос, в Троице прославляемый, давший нам такового государя царя христианам в последнее время, из праведных царей и благочестивых, храброго и мужественного, и в заповедях твоих живущего и благорассудного, милостивого, долготерпеливого к согрешившим и от врагов нас избавляющего».

Царь же благоверный, воздав хвалу Богу, приказал воеводам во граде огни гасить и многие сокровища казанские брать своему воинству. На себя же государь не велел брать ни единой медной монеты, ни плену, только одного царя Едигер-Махмета и знамена царские да пушки градские. Все же сокровища казанские, и жен их, и детей велел всему своему воинству брать. А сам государь поехал на свой двор за город, где прежде сего стоял, и пришел в церковь Сергия чудотворца, много слез изливая и Богу благодарствия воссылая со всем воинством. И пошел государь к престолу, всех своих воинов благодарными словами утешая, и всех жаловать обещался, и раненых воевод и всех воинов всякими довольствами одарял.

О послании к Москве.
И послал государь к Москве Божьего величия чудные дела возвестить к своей царице Анастасии, и к отцу своему и богомольцу Макарию митрополиту, и к брату своему князю Юрию Васильевичу боярина своего и дворецкого Даниила Романовича Юрьева.

А сам государь послал по всем улусам черным людям ясачным жалованные грамоты покровительственные, чтобы шли к государю, не боясь ничего; а кто лиха чинил, тем Бог мстил; а их государь пожалует, а они бы ясаки платили, как и прежним казанским царям.

Арские люди прислали к государю бить челом.
И прислали к царю арские люди бить челом казаков Шамая да Кубиша с грамотою, чтобы государь их пожаловал, черных людей, гнев свой отдал и велел ясаки брать, как и прежние цари, и прислал бы к ним сына боярского, кто бы им сказал государево жалованное слово, а их собрал, поскольку они от страху разбежались, и они бы, учинив государю правду, дав присягу, поехали к государю. И царь государь и великий князь послал к ним сына боярского Никиту Казаринова да Камая мурзу казанского. А с луговой стороны также черемиса приехали к царю бить челом, и государь их пожаловал.

Об освящении града.
В тот же год октября четвертого дня город Казанский вычистили от множества трупов мертвых, и государь поехал во град, и избрал место среди града, и водрузил на нем крест своими руками царскими, и заложил на том месте храм во имя пречистой владычицы нашей Богородицы честного ее Благовещения. И пел молебен протопоп Андрей, и с игуменами и со священниками освящал воду. И пошел государь царь и великий князь с крестами по стенам градским, и освятил град во имя святой и живоначальной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, и пречистой Богоматери, и великих чудотворцев.

Об освящении церкви.
Того же месяца шестого дня освящал государь церковь соборную Благовещения пречистой Богородицы, и освящал Андрей протопоп да со Свияги рождественский протопоп Афанасий и с игуменами, и со священниками. В тот же день выбрал царь государь воевод, кого ему оставить после себя в Казани, старшего боярина и воеводу князя Александра Борисовича Горбатого, тому и царевым местом управлять велел, да боярина и воеводу князя Василия Семеновича Серебряного и иных воевод многих, да с ними оставил дворян своих старших, и детей боярских многих, и стрельцов, и казаков.

Государю били челом арские люди.
Того ж месяца в 10 день приехал Никита Казаринов и Камай мурза, а с ними многие арские люди и царю государю били челом, чтобы им государь свою милость показал, а они всею землею государю бьют челом и ясаки дают. И царь государь черных людей и арских пожаловал, а ясаки на них велел брать прямые, как были при Махметелиме царе, и приказал боярину своему князю Александру Борисовичу, а велел их к шерти привести, и ясаки на них брать, и во всем ими управлять.

Государю били челом луговые люди.
В тот же день луговые люди из Як и из многих мест к государю приехали, а били челом государю от всех луговых людей, так же и арских, хотели государева жалования. И царь государь их пожаловал по тому же, приказал боярину своему их к шерти приводить и управу чинить; и в тот день правду от всех людей черных дали.

Того же месяца 11 дня постановил государь с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всеми боярами идти к Москве; а самому государю идти Волгою рекою в судах, а в конной отпустил слугу и воеводу князя Михаила Ивановича Воротынского с товарищами, идти им на Василь город берегом. В тот же день царь и государь слышал молебн у Благовещения пречистой Богородицы, и положил всю надежду на милосердого Бога, и пречистую его матерь, и великих чудотворцев, и сказал:

«Ты, владыко наш Христос, сие соделал, ты соблюди во имя свое град и людей».

И приказал боярину своему и воеводе князю Александру Борисовичу с товарищами все творить по своему царскому наказу; и пошел к Волге, и в тот день ночевал на берегу у Волги. И на следующий день сел государь с братом своим в ушкуи, и погреб вверх Волгою, и пригреб в тот день во Свияжский град, и тут ночевал. И приказал боярину и воеводе князю Петру Ивановичу горными людьми управлять, и ясаки брать, и во всем их беречь велел, и горным людям всякую управу велел чинить во Свияжском городе, а луговым и арским велел управу в Казани чинить, а о местных делах горным с казанскими велел государь посланиями обмениваться воеводам казанским со свияжскими, а свияжским с казанскими.

В тот же день государь пошел Волгою к Василю городу и к Новгороду Нижнему, и пригреб государь в Нижний Новгород. И тут его встретил от его царицы боярин его князь Федор Андреевич Булгаков и от брата его князя Юрия Васильевича окольничий его Владимир Васильевич Морозов, а от митрополита Иван Кузьмин, Елизар Соболев, и здравствовали государю на его богодарованной вотчине, царстве Казанском, и многими челобитьями похваляя его труды и подвиги. А также и множество народов Богу великое благодарение возносили о несказанном его даре, и государю великое благодарение приносили, и к Богу о нем всенародною молитвою вопили:

«Умножь, всемилосердый Бог, лет жизни его, который избавил нас от таковых змей ядовитых, от которых много лет зло страдали мы».

О походе из Новгорода
Оттуда государь поехал на конях на Балахну к Владимиру. И тут к государю приехал от его царицы Настасьи боярин Василий Юрьевич Траханиот и возвестил царю и государю, что ему послал Бог у царицы его, и родился ему сын царевич Дмитрий. Государь благочестивый испустил от радости несказанной слезы и сказал:

«Что воздам, владыко, за такое твое благодарение? Удвоил ты ко мне свою милость».

И Василия жаловать обещался. А сам государь из Владимира поехал в Суздаль к Покрову пречистой Богородицы, и там молебны совершив, поехал на Юрьев к живоначальной Троице и к чудотворцу Сергию. И вошел в церковь живоначальной Троицы, и припал к образу, и долгое время со слезами молитвы к Богу воссылал. А затем пришел к чудотворцевым мощам преподобного отца Сергия и многие сердечные слезы с молитвою испускал и всю надежду на Бога, и на пречистую его Богоматерь, и на великих чудотворцев; игумену и братье великие слова с челобитьем говорил за их труды и подвиги, их молитвами государь благое получил. И бывший там митрополит Иоасаф, и игумен, и братия государю со слезами челом били об избавлении христианском.

Встретил царя и государя брат его князь Юрий Васильевич.
И пошел государь к Москве и ночевал в селе своем Танинском; и тут его встретил брат его государев князь Юрий Васильевич и бояре государевы, которые на Москве были. И князь Юрий Васильевич здравствовал государю на царстве Казанском и со благородным сыном царевичем Дмитрием. И возрадовался государь, который, с такою победою придя, узрел брата своего здравым, а также и князь Юрий Васильевич, и бояре, и все люди, возрадовались, видя царя своего пришествие, с великими победами идущего.

О приходе царском к Москве.
Пришел государь к царствующему граду Москве, и встречали государя множество народа, и поля не вмещали их: от реки Яузы и по самый град и до посада по обе стороны пути бесчисленно народа, старые и юные, весьма громко вопия. Ничего же иного не слышно было, только:

«Многих лет царю благочестивому, победителю варваров и избавителю христианскому!».

И встретил царя благочестивого у пречистой у Сретения митрополит с крестами и с чудотворными образами, и со архиепископами, и епископами, и со всем священническим чином. И пришел государь к чудотворным образам, и знаменовался у образов, и благословился у отца своего богомольца Макария, митрополита всея Руси, и от всего священного собора.

Речь царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси к Макарию митрополиту и ко всему священному собору.
Отец наш Макарий, митрополит всея Руси, архиепископы и епископы и весь православный русский собор! Били мы вам челом о вашем к всесильному Богу подвиге и прилежных молитвах, чтобы вы, господа мои, молили премилостивого Бога, и пречистую Богородицу, и великих чудотворцев, и всех святых о вашем здравии, и прощении многих согрешений, и об устроении земском, и об избавлении от варварского нашествия, и от всех видимых и невидимых врагов избавлении. Еще же и советовались мы с вами о том, что казанские цари и все казанские люди многие годы чрез наше жалование нам изменяют, и христианство расхищают, и многие грады и села, Богом дарованные нам, нашей Русской державы попленили, и в тех градах было нескольким церквам святым разорение и низложены честные монастыри и попленены, и множество народа христианского, священнического чина и иноческого, и князей, юных и младенцев, и бояр мужского пола и женского, и неисчислимое количество крови христианской пролилось, и в плен расхищены и рассеянны по лицу всей земли, грехов ради наших, особенно же моих согрешений. И не раз в прежние годы бывшие прежде нас отцы наши и деды, а также и мы вооружались во отмщение им, воевод своих посылали и нисколько не преуспели из-за грехов наших. И ныне мы с Божиею помощию по вашему совету ходили на них, и в то время приблизился к нам недруг наш крымский Дивлет-Гирей царь и желал после отшествия нашего на Казань до конца православие погубить. И ты, отец наш Макарий, митрополит всея Руси, и своими о Святом Духе детьми, архиепископами, и епископами, и игуменами, и со всеми священными соборами, не презрел к себе моления нашего и помянул владыки нашего Христа слово:

«Бдите и молитесь, да не войдете в напасть».

И исполнил ты Христово слово бдением, и молитвами, трудами, и голоданием, и всенощным стоянием. А также заповедал ты по всем святым местам и всему народу христианскому после нашего отшествия против иноплеменных на пост и на молитву к всемогущему Богу, и владыке Христу, и пречистой Богоматери, и великим чудотворцам об избавлении христианском и о наших согрешениях. И милосердый Бог молитв ради пречистой Богоматери, и великих чудотворцев, и твоих ради великих трудов, и молитв архиепископов, и епископов, и всего священного русского собора, и всенародные молитвы услышав, подал нам помощь: крымский Дивлет-Гирей царь возвратился, никем не гонимый, но только гневом Божиим и вашими молитвами святыми, не дождавшись вас, вскоре возвратился. А которые его люди с нашими людьми виделись, и над теми нам Бог милосердие свое показал, наши воеводы крымских многих воевод побили и многих живых к нам привели. И мы ныне благодарение Богу приносим, а тебе, отцу своему Макарию, митрополиту всея Руси, и архиепископам, и епископам, и всему священному собору челом бьем. И после отшествия, господин, крымского царя, положив упование на всемогущего Бога, и на пречистую его Богоматерь, и на великих чудотворцев молитвы и на ваши святые молитвы уповая, на оных свирепых кровопроливцев казанцев пошли мы и с братом своим князем Владимиром Андреевичем, и со всем своим воинством. И, дал Бог, дошли туда здраво милосердого Бога помощию и поспешением пречистой его Богоматери и великих чудотворцев молитвами, и вашими святыми великими трудами, и бдениями, и молитвами, и преждепочивших родителей наших молитвами, а также попечением, и мужеством, и храбростью брата нашего князя Владимира Андреевича, и всех наших бояр, и воевод, и всего нашего христианского воинства усердием и страданием за непорочную нашу и истинную христианскую веру, и за святую церковь, и за единородную нашу братию православных христиан. И милосердый Бог призрел с высоты небесной, изливая щедроты благости своей на нас, неблагодарных рабов своих, и не по нашему согрешению даровал нам благодать свою, царствующее место, многолюдный град Казань, и со всеми живущими в нем, передал в руки наши, и Магметову прелесть прогнал, и водрузил животворящий крест в запустенной мерзости казанской. И все живущие в ней басурмане судом Божиим в один час без вести погибли, а царь казанский Едигер-Махмет один живой нами найден был. И по Божию дарованию, его святой воле, а вашими святыми молитвами град Казанский, прежде бывший нечестивый, освящали во имя живоначальной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, нераздельное Божество, и по стенам градским с крестами ходили, и церковь соборную во имя пречистой нашей Богородицы воздвигли по твоему прежнему благословению и совету, и иные храмы во имя угодников Его. И Божиим милосердием и вашими молитвами из всех казанских пределов все земские люди, арские и луговые, нам добили челом и обещались нам пожизненно дань даровать. А там мы с Божиею благодатию на сохранение градам и землям оставили воевод своих, людей многих, а сами с таким великим Божиим дарованием сюда к образу пречистой Богоматери, и к мощам великих чудотворцев, и к твоей святыни, и к отеческому своему месту здравы пришли. И я тебе, отцу своему и богомольцу, и всему священному собору с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всем нашим воинством на ваших трудах и молитвах, которыми вашими молитвами сии великие чудеса Бог соделал, много челом бьем пред священным собором.

И поклонился благочестивый царь с братом своим с князем Владимиром Андреевичем и со всем воинством до лица земного.

«И ныне вам челом бью, чтобы вы пожаловали, поусердствовали молитвою к Богу о нашем согрешении и об устроении земском, чтобы вашими молитвами Бог милосердый милость свою послал и порученную вам паству православных христиан, которую искупил Христос честною кровью от проклятия греховного, снабдил во всяком благоверии и чистоте, и наставил бы нас на путь спасения, и от врагов невредимыми сохранил, и новопресвященный град Казанский, по воле его святой данный нам, сохранил во имя святое свое и утвердил бы в нем благоверие и истинный закон христианский, и неверных бы обратил к истинному христианскому закону, чтобы и те вместе с нами славили великое имя святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Речь митрополита к царю и государю.
О Богом венчанный царь и благочестивый государь великий князь Иоанн Васильевич всея Руси! Мы, твои богомольцы, со священным собором молим Бога и великой его благодать хвалу воздаем. И что возгласим, только к нему скажем: дивен Бог во славах творящий чудеса, показанные на тебе, царе благочестивом, славу свою и светлые победы над врагами даровал тебе над крымским Девлет-Гиреем, царем нечестивым, и свое христоименитое стадо от нашествия иноплеменного агарянина ныне тобою, государем нашим, охранил нас. Ты же, государь наш, по таковой Божией благодати, своих великих трудах и с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всеми своими христолюбивыми воинствами, поборниками благочестия с Божиею помощию и заступлением мужественно, ты, царь, царски весьма подвизался против супостатов своих нечестивых царей и клятвопреступников татар казанских, всегда неповинно проливающих кровь христианскую, и оскверняющих и разоряющих святую церковь Божию, и православных христиан в плен расхищая и рассевая по лицу всей земли. И ты, благочестивый царь, крепкий в бранях, возложил ты неуклонную надежду и веру на Бога вседержителя и показал ты великие подвиги и труды, постарался ты данный тебе талант умножить и расхищенное стадо паствы твоей освободить от рабства. И видел владыка неотложную твою веру, и чистоту, и любовь нелицемерную, и рассуждение благоразумное, и храбрость, и мужество, и целомудрие, не отступился ты пострадать до крови, более скажу, предал ты душу свою и тело за святую чистую нашу и пречестнейшую веру христианскую, и за церковь святую, и за порученную тебе паству православных христиан, за пролитие их крови и в плен расхищенных и всяческими от них бедами томимым, многообразными страстями оскверненных, по твоей вере и великим и несказанным трудом и даровал тебе Бог милосердие свое: град и царство Казанское передал в руки, и воссияла на тебе благодать его, как на прежних благочестивых царях, творящих волю Господню, благочестивому и равноапостольному Константину царю крестом победу на врагами даровал и прочим благочестивым царям, а также и прародителю твоему великому князю Владимиру, просветившему Русскую землю святым крещением, многих иноплеменных победить, достохвальному ж великому князю Дмитрию на Дону варваров победить, и святому Александру Невскому латинов победить. На тебе же, благочестивом царе, превзошла свыше Божия благодать: царствующий град Казанский со всеми окрестными тебе даровал и змея, гнездящегося там, и кроющегося в норах своих, и нас зло поедающего, сокрушил своею благодатию, и силою крестною, и тобою, благочестивым царем, сие нечестие вырвал и благодать насадил, животворящий крест водрузил и святую церковь воздвиг, и твоею царскою рукою многих христиан пленных от рабства избавил. И видел творец всем владыка наш Христос твои праведные нынешние подвиги и труды во имя его святое и за христоименитое стадо, порученное тебе от всесильные его десницы, хотение сердца твоего исполнил и желание твое совершил, даровал тебе свыше победу над врагами креста своего и над иноплеменными сими, да освятится град и люди благодатию Христовою. И незабывчив мздовоздатель Христос против твоих трудов о имени его и о людях его, исполняя слово свое: благи рабы верные; в малом ты был верен, над многим тебя поставлю. Еще же и даровал тебе Господь Бог из чресл твоих перворожденного сына родить от твоей царицы великой княгини Анастасии, царевича Дмитрия Иоанновича. Мы ж, твои богомольцы, что Богу возгласим против великой его милости, дарования к тебе, царю благочестивому верному его рабу? Но только говорим: велик ты, Господи, чудны дела твои, никаких слов недостаточно для похваления чудес твоих. Тебе же, царь, как возможем бить челом и какие тебе похвалы принесем? Ты же с Божиею помощию избавил нас от нашествия варварского своим благородием, а также и жилища их до основания разорил и победой братию нашу плененную от рабства освободил. И с избавленною братиею говорим тебе: радуйся, благочестивый царь, и веселись, приводя сих Христовых, пастырям начальник! Здравствуй, государь благочестивый царь, и со своею царицею и великою княгинею Анастасиею, и со своим Богом дарованным сыном царевичем Дмитрием, и со своею братиею князем Юрием Васильевичем и князем Владимиром Андреевичем, и со своими боярами, и со всем христианским воинством в богоспасаемом царствующем граде Москве, и на всех своих царствах, и на богодарованном тебе царстве Казанском и сей год и впредь идущие годы на многие поколения и на многие годы! А тебе, царю благочестивому государю, за твои труды со священным собором и со всеми православными христианами челом бьем.

И архиепископ Макарий, митрополит всея Руси, и со всем христианским народом пред царем на землю упали, и от радости сердечные слезы испускали о Божеском даровании и о царском здравом пришествии.

И тут царь благочестивый переменил воинскую одежду и надел царское одеяние, и положил на шею свою и на грудь животворящий крест и на голову свою шапку Мономахову, сиречь венец царский, и на плечи диадему. И пошел за крестами и за чудотворными образами с митрополитом пешим во град, и пришел в соборную и апостольскую церковь пречистой Богородицы честного ее Успения, и припал любезно к чудотворному образу Богородицы, которую написал божественный апостол Лука евангелист, и к многоцелебным мощам Петра чудотворца и Ионы чудотворца, и многие молитвы благодарные со слезами изрек, принял благословение от митрополита и пошел в царские свои палаты. И пришел к своей царице Анастасье и новорожденному своему сыну царевичу Дмитрию, и жаловал свою царицу, и увещал богомудренными словами. Она же, немного уже от болезни рождения оправившаяся, здравствовала государя и челом била о сбывшемся чуде.

Ноября в 8 день на Михайлов день был стол у царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси в большой палате Грановитой, что от Пречистой с площади. А ел у него митрополит Макарий со архиепископами, и епископами, и архимандритами, и игуменами, да ел у государя брат его князь Юрий Васильевич да князь Владимир Андреевич и многие бояре и воеводы, которые с ним мужествовали в бранях. И одарил царь государь Макария митрополита и владык всех, в то время случившихся, за то, что их святыми молитвами и всенародною молитвою даровал Бог несказанную свою милость. А брата своего князя Владимира Андреевича жаловал государь шубами, и великими фряжскими кубками, и ковшами золотыми. А также жаловал государь бояр своих, и воевод, и детей боярских, и всех воинов по достоинству шубами многоценными со своих плеч, бархатами с золотом, на соболях, и кубками, иным же шубы и ковши, и иным шубы, и иным кони и доспехи, и иным из казны платье и деньги. Сие же торжество у государя было три дня в той палате, и за те три дня государь раздал из казны своей, по смете казначеев за все деньгами, платья и судов, доспехов и коней и денег, не считая вотчин и поместий и кормлений, на 48 000 рублей. А кормлениями государь пожаловал всю ту землю.

В тот же месяц приехали к государю царю и великому князю черкасские государи князи Маашук князь, да князь Иван Езбозлуков, да Танашук князь бить челом, чтобы их государь пожаловал и вступился в них, а их с землями взял к себе в холопы.

В 7061 было Божие наказание во Пскове и в Великом Новгороде, великое поветрие, и по спискам в Новгороде и в пятинах умерло поветрием 500 000 человек, а наказывает нас Бог, к спасению приводя. Преставился владыка Серапион, и не стало поветрием же дворецкого Василия Машутыкина и много священнического чину и приказных людей. В том же году в месяце ноябре поставлен был Макарием митрополитом архиепископ Новгороду и Пскову старец Пимен черной Андреановой пустыни. И царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси и митрополит Макарий вносили мощи всех святых, да молили Бога и святили воду, и отпустили богомольца Пимена в Новгород. И пришел владыка в Новгород на Николаев день, и служил в Софии премудрости Божии первую обедню на Николаев день. И от того дня явил Бог милосердие свое, перестало поветрие.

В тот же год декабря 20 дня писали к государю из Василя города воеводы, что на Волге побили гонцов, и гостей, и боярских людей с запасами луговые люди, да и горные с ними были. И государь послал в Свияжский город к боярину и воеводе князю Петру Ивановичу Шуйскому с товарищами, чтобы то в горных людях велел сыскать. И князь Петр отпустил воеводу Бориса Ивановича Салтыкова, и Борис приехал на Цывиль и сыскал тех между горными людьми, что с луговыми воровали. И Борис взял оных, которые воровали, а иных тут повесил, а иных в город Свияжский привел да у города перевешал; и всех их казнил семьдесят четыре человека, а имущество их истцам поотдавал.

Того ж месяца декабря 25 дня прислал из Казани боярин князь Александр Борисович Горбатый Микиту Казаринова и сказывал, что которые казанцы хотели лихо чинить, Тугаевы дети с товарищами, и воеводы посылали Камая мурзу да Никиту Казаринова, и они на Арской стороне, а с ними арские люди, побили их, а вдосталь переловив, тридцать восемь человек в город Казань привели; и воеводы их велели за их измену перевешать. И посылали воеводы на Арскую и на побережную сторону ясаки брать детей боярских Алексея Давыдова, Назара Глебова, Григория Злобина, Якова Остафьева, Ширяя Кобякова, а иных в разные волости, и дети боярские ясаки собрали сполна и привезли к воеводам; а на луговую послали же.

В 61 лето января в 8 день в воскресенье крещен был казанский царь Утемыш-Гирей, Сава-Гирея царя сын, а имя ему наречено во святом крещении Александр царь. А крещен у Чуда в монастыре, а крестил его Макарий митрополит, а приемником был владыка Савва крутицкий. И ел царь новопресвященный у Макария митрополита, и, крестив его, митрополит привел к благоверному царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси, и приветствовал государь, что сподобил Бог нечестивого царя просветить святым крещением. И царь благоверный пожаловал царя Александра Савагиреевича, велел жить у себя в царском доме своем и повелел его учить грамоте, поскольку юн он был, да навыкнет страху Божию и научится закону христианскому.

Царь казанский прислал бить челом митрополиту.
В тот же месяц прислал к митрополиту бить челом царь казанский, что полоном взят в Казани, Едигер-Махмет, чтобы о нем пожаловал, бил челом царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси, пожаловал бы ему государь, имущество дал, а за его грубость казнить не велел, и государь бы пожаловал, освободил и ему приступить к истинному закону христианскому велел бы, а его истинное желание к вере Христовой. И митрополит посылал к нему по много дней с извещением как архимандритов и игуменов, не от нужды ли хочет принять за истинный закон христианский. Он же с клятвою извещался, что с любовью желает истинно веровать во Христа, а лживого Магмега и со скверным его законом проклинает.

Макарий митрополит бил челом царю и великому князю.
Макарий митрополит царю и великому князю о нем бил челом, и царь и государь его пожаловал из-за веры христианской, и очами своими его велел видеть, и креститься ему позволил.

О крещении казанского царя.
Той же зимой февраля 26 дня в неделю вторую поста крещен был казанский царь Едигер-Махмет на Москве реке у тайника, и наречен во святом крещении Симеон. А на крещении был благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси, и митрополит Макарий, и братья его князь Юрий Васильевич и князь Владимир Андреевич, и владыко крутицкий, и весь собор, архимандриты, игумены, протопопы, и множество бояр; и принял его от купели Макарий митрополит всея Руси, а священнодействовал отец его духовный Аммос, протопоп Николы Гостунского.

Царь и великий князь Симеона пожаловал
Царь и великий князь Симеона пожаловал, дал ему двор в городе и учинил при нем в боярское место Ивана Петровича Заболоцкого и всех чиновников по чину господскому, учинил его не так, как пленных держат, как царя и царского сына по достоинству.

О присылке из Казани.
Той же зимой марта в 10 день прислал князь Александр Борисович Горбатый, что изменили луговые люди, ясаков не давали и ясачников, которые ясаки на луговой собирали, Мисиря Лихорева да Ивана Скуратова, побили, и пришли на Арское, и соединились все до одного, и стали на высокой горе у засеки. И воеводы посылали на них Ваську Елизарова, а с ним казаков да Ивана Ершева со стрельцами. И пришли на засеку, и за грехи порознились разными дорогами стрельцы и казаки, пришли на них арские люди и луговые, да их побили наголову и убили 350 стрельцов да 450 казаков.

О поставлении города на Меше.
После арских людей побережные и луговые поставили себе город на Меше реке от Казани города 70 верст, и землею стену насыпали, желая тут отсидеться. Той же зимой того ж месяца 20 дня писал из Свияжского города боярин князь Петр Иванович Шуйский, что приходили на горную сторону арские люди и луговые Зен сеит да Сара богатырь с товарищами, и князь Петр отпускал на них воеводу Бориса Ивановича Салтыкова, да с ним детей боярских, да горных людей всех. И Борис на них пришел. В то время снега были великие. Арские люди и луговые пришли со сторон в нартах да за грех Бориса побили и самого Бориса жива взяли, да 36 сынов боярских убили, да боярских 50 человек, да 170 человек горных, а живых взяли 200 человек. И то случилось грехов ради наших и за превозношение наше: Бог показал милосердие свое над Казанью, и в нас явились гордые слова и неблагодарные, и начали сами по себе мудрые быть, забыв евангельское слово:

«Кто хочет в мире сем мудр быть, да будет».

И за многое наше неблагодарение и в то время грехов ради наших посетила немощь православного царя нашего, пришел огонь великий, сиречь огневая болезнь. И сбылось на нас евангельское слово:

«Поражу пастыря, и рассеются овцы стада».

Он государь, добрый пастырь, когда в силах был, тогда у Бога милости просил и нас хорошо хранил, и благорассудным его утверждением всегда сохранены мы. И на мало время примолк к Богу о нас молении простирать и на благое нас утверждать, и все злое и скорбное пострадали мы. Когда же не по нашим грехам своим праведным судом, не желая смерти грешным, воздвигли от болезни праведного нашего рачителя всея Руси государя, благочестивая оная душа, приняв от Бога ослабу телесным своим болезням, просит же вкупе и душевным облегчения и на молитву нас к Богу простирает, и все чины, суды и разбирательства земские от Бога строил, и в Казань и в иные области державы своей со утверждением посылал, и праведных миловать велел, а злых наказывать запрещением велел.

В ту же весну на Вятку государь послал Даниила сына Федора Адашева, а с ним детей боярских, да велел ему с Вятки с вятчанами и с теми детьми боярскими прийти в Каму, и стоять в Каме, и по реке Вятке искать над изменниками. И с верху на Волгу государь казаков послал к Даниилу, а велел приходить во многие места, что и было над изменниками. И Даниил с вятчянами стоял на Каме, и по Вятке, и по Волге, и побивал на перевозах во многих местах казанских и ногайских людей, и живых в Казань к воеводам присылал, за все лето 240 человек.

В тот же год приехали к царю и великому князю из Крыма царя и великого князя татары служивые Кадыш Кудинов с товарищами да Ступин человек Васька, а с ними вместе приехал от Девлет-Гирея царя гонец его Акинчей с товарищами, 11 человек. А царь и великий князь был в ту пору на своем богомолье в Кириллове монастыре. А писал к царю и великому князю, что Ступу отпускает да и своего посла Шага-Мансыр улана с Ступою вместе к царю и великому князю посылает с шертною грамотою, а царь бы и великий князь прежних послов Магметжар мурзу с товарищами к нему отпустил, а со Магметжар мурзою прислал к нему своего посла.

Кирилловский езд.
В тот же год в месяце мае поехал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси и со своею царицею, и с сыном царевичем Дмитрием, и с братом князь Юрием Васильевичем помолиться по монастырям, к живоначальной Троице, да оттуда в Дмитров по монастырям, на Преснушу к Николе. Да тут государь сел в суда в Яхроме реке, да Яхромою в Дубну, да был у Пречистой в Медведевой пустыни, да Дубною в Волгу, да был государь в Калязине монастыре у Макария чудотворца, да оттуда на Углич и у Покрова в монастыре, да оттуда на устье Шексны на Рыбную, да Шексною вверх к Кириллу чудотворцу. Да в Кириллове монастыре государь молебны совершил и учредил братию, да ездил в Ферапонтов монастырь и по пустыням, а царица и великая княгиня была в Кириллове монастыре. И оттуда царь и государь пошел опять Шексною вниз, да и Волгою вниз на Романов и в Ярославль. Да в Ярославле государь был у чудотворцев, да в Переславль к живоначальной Троице. И приехал государь в Москву в месяце июне.

Преставился царевич князь Дмитрий
В тот же год в месяце июне не стало царевича Дмитрия в объезде Кирилловском, умер назад едучи к Москве; и положили его во Архангеле в ногах у великого князя Василия Иоанновича.

Об отпуске послов крымского царя.
Царь и великий князь, приехав из Кириллова монастыря, крымского гонца Акинчея с товарищами к царю отпустил июня в 20 день. А с Акинчеем вместе послал к царю своих татар служивых Сеньку Тутаева с товарищами с грамотою, а в грамоте писал к царю, что с царем дружбы хочет и послов его Магметжар мурзу с товарищами к царю отпускает, а с Магметжар мурзою вместе посылает своего посла Федора Загряжского.

О после в Крым.
Июня в 29 день отпустил царь и великий князь к царю в Крым посольством Феодора сына Дмитрия Загряжского, а с ним вместе отпустил к царю прежних послов Магметжар мурзу с товарищами.

О ереси.
В тот же год выросла ересь и явилось шатание в людях и неудобные слова о Божестве. Царь благочестивый и митрополит Макарий того поизыскали, откуда сие зло является. И сказали царю и митрополиту на Матюшку сына Семена Башкина, что он со своими советниками с Григорием да с Иваном Тимофеевыми детьми Борисова и с иными поносят владыку нашего Христа, измышляют что сына Божия нет и поносят преславные действа о таинстве, о литургии, о причастии, о церкви и о всех православных в вере христианской. И царь и патриарх велели его, поймав, истязать о сих. Он же христианином себя исповедал, скрывая в себе прелесть вражью и сатанинское еретичество, ибо думал безумный от всевидящего ока укрыться. Повелел же его благочестивый царь под палатою у себя в подклете держать, до тех пор пока сыщут о них. И пошел государь на Коломну, а его велел взять осифовским старцам Герасиму Ленкову да Филофею Полеву, а велел его рассматривать житие. Он же однако был злонамеренным, за христианина себя выдающим, и не потерпел Бог злоначинания, попустил на него гнев свой, начал бесноваться, зло мучим от него, и язык свой долу свесил, и много время так мучим был, рычал разными голосами, и после мучений о злой своей ереси начал исповедоваться. И возвестили сие митрополиту, и митрополит повелел ему писать богохульные свои ереси. И на единомышленников своих сказал двух Борисовых, Григория и Ивана; и с иными, сказал, советовался о зле; а злое учение, сказал, что принял от литвина Матюшки аптекаря да Андреяшки Хотеева латынников; да и на старцев на заволжских говорил, что его злобу не хулили и утверждали его в том. И царь и великий князь и митрополит того сыскали: и Артемий, бывшей игумен троицкий, и Перфил Малой, Савва Шах, и сыскали про них и от их уст слышали, что всех чудотворцев, верующих во Христа и чудеса творящих, похулили, а правила все церковные и соборы в басни вменяли. И осудили их неисходимыми быть, да не сеют злобы своей роду человеческому, и утвердили истинный закон христианский, изъяснив святым Евангелием и Апостолом и Правилами святых апостолов, а в прелесть впавших посрамили. И в то самое время когда у митрополита истязались с Перфилом о чудотворцах, что говорили про святого Николу как простого мужа, в то время Никола Гостунский чудотворец в храме своем у своего образа простил сына боярского, расслабленного руками и ногами, туленина Григория Сухотина: на молебне в один час стал здрав, как ничем невредим. И пришел протопоп Никольский Аммос, и того Григория прощеного привели к митрополиту на собор. И уведали все от самого прощенного чудо, свершившееся Богом и его угодником, и прославили Бога истинного Христа нашего и угодника его Николу, который не оставляет рабов своих, уповающих на Бога, и богохульных еретиков зло посрамили.

О присылке из Литвы.
В тот же год прислали из Литвы пан Павел, бискуп виленский, да пан Ян Николаевич Родивилов, да Николай Николаевич Родивилов же к митрополиту и к боярам царя государя и великого князя, к князю Ивану Михайловичу Шуйскому да к Даниилу Романовичу Юрьева, человека своего Гакна с грамотою; а писали, чтобы митрополит и бояре били челом царю государю великому, чтобы похотел с их государем королем доброго согласия и вечного миру. И бояре к царю государю грамоту носили, и приказал им государь послать сына боярского за своего человека, а к ним против отписать, что государь хочет с королем доброго пожития и вечного миру; а за что у них нелюбье движется, то государь велел к панам отписать. И бояре князь Иван Михайлович и Даниил Романович послали к панам Микиту Сущова с грамотою покровительственной на послов.

Приезд Никитин из Литвы.
Марта 28 дня приехал Никита Сущов из Литвы, а приехав, от панов к боярам привез грамоту, а писали, что послов король пришлет к Петрову дню, а кого именем, с тем король гонца пришлет.

Приехал гонец от короля.
В тот же год в месяце апреле приехал гонец от короля к царю и великому князю Андрей Станиславов с грамотою, а писал король, что отпустил послов своих к царю и великому князю пана Станислава Довойна, полоцкого воеводу, с товарищами, а будет к Москве после Петрова дня.

О вестях к царю из Крыма.
В тот же год июля 6 дня пришли вести к государю из Крыма, что царь крымский хочет быть на его украине. И государь по тем вестям пошел на Коломну, а в Серпухов отпустил князя Владимира Андреевича да воевод своих князя Семена Ивановича Микулинского с товарищами, а в Калугу царя Дербыш-Алея астраханского да боярина и воеводу князя Ивана Федоровича Мстиславского и иных воевод. Со царем и великим князем были царь Симеон казанский, да бояре и воеводы по полкам по росписи, да черкасские князи Магаушко с братиею и с людьми, да из Городка царь Шигалей, да из Юрьева царевич астраханский Кайбула Ахкубеков, да из Калуги царь государь велел у себя быть Дербышу, царю астраханскому.

О присылке из Мценска с языками.
И в августе прислал из Мценска князь Петр сын князя Ивана Горенского с языками пять татаринов крымских, приходили на мценские украины 50 человек крымских, и князь Петр их побил. И те языки сказывали, что крымский царь приходил на Черкасские земли и на царя великого князя украину не пошел. И государь пошел к Москве, а царей и царевичей отпустил по вотчинам. А черкасских князей отпустил по их челобитью в Черкасские земли, и крест государю целовали на том, что им со всею землею Черкасскою служить государю до конца своей жизни, куда их государь пошлет на службу, туда им ходить. И послал государь с ними в Черкасские земли Андрея Щепотева правду их видеть. А пришел государь царь и великий князь с Коломны к Москве августа 18 дня в пяток.

О поставлении города в Шацких воротах.
В том же году поставлен был в Мещере город в Шацких воротах на Шате реке. А воеводы были на охранении с людьми князь Дмитрий Семенович Шастунов да Стефан Сидоров; а ставил его Борис Иванов сын Сукин.

О послах.
В тот же год в августе пришли послы к царю и великому князю от Сигизмунда-Августа, короля польского, пан Станислав Станиславович Довойно, воевода полоцкий, да пан Остав Волович, да писарь Петр Семешка просить о вечном мире. А вечного миру не сделали, а ради просьб послал царь и великий князь взять с королем перемирье на два года, от года 7062 от Благовещения дня до года 7064 до Благовещения же дня. А послов королевских к королю отпустил, а своих послов послал к королю боярина Василия Михайловича Юрьева, да казначея Феодора Ивановича Сукина, дьяка Ишука Бухарина заключать перемирье.