Миссия Информарус

7062 (1554). В сентября от царя приехали царя и великого князя татары Сенька Тутаев с товарищами да путимлец Ромашка Лукианов, что взят был с Мягким. Да с ними же вместе приехал царев гонец Толышман-Аталык с товарищами. И сказывал Сенька, что царь Ступу, и Мягкого Битяговского, и детей боярских путимльцев отпустил, а с ними вместе послал к царю и великому князю своего посла Шаг-Мансыр улана с товарищами, и они с послами ехали вместе до Думчого кургана, и от Думчого кургана поехали наперед, а Ступа и послы будучи к Путимлю скоро.

7062. О приезде татар из Крыма.
В сентябре отпустил государь воевод своих в Казань на арских изменников: в большем полку боярина и воеводу князя Семена Ивановича Микулинского да боярина Петра Васильевича Морозова, в передовом боярина Ивана Васильевича Шереметьева да окольничего и оружничего Льва Андреевича Салтыкова, а в сторожевом воеводу князя Андрея Михайловича Курбского да Михаила Вороного. И велел государь идти по первому пути, и пошли из Нижнего Новгорода с Николина дня.

Об отпущении послов к королю.
В тот же год отпустил государь царь и великий князь послов своих к королю, боярина Василия Михайловича Юрьева, да казначея Федора Ивановича Сукина, да дьяка Ишука Бухарина заключать перемирие. Они же были у короля, и перемирие заключили, и короля к присяге на перемирных грамотах привели, и пришли в том же году.

Царь и великий князь царя Симеона пожаловал.
В том же году ноября в 5 день пожаловал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси царя казанского Симеона, женил, а дал за него Андрея Кутузова дочь Марью. А женил его государь на своем дворе, а венчался у Благовещения на царском дворе.

В тот же год в октябре пришли к государю послы из Ногаев от Исмаила мурзы и от иных мурз, чтобы их царь и великий князь жаловал, оборонил от Емгурчея царя астраханского, отпустил бы на Астрахань Дербыша царя, да рать свою послал, и посадил бы на ней же Дербыша царя; а Исмаил и с иными мурзами его царево дело станут делать, как им государь царь и великий князь велит. И царь и великий князь велел окольничему своему Алексею Федоровичу Адашеву и дьяку Ивану Михайлову вопросить Исмаиловых послов, каково их хотение, и велел с ними постановить, как тому делу делаться. И по царя и государя велению и по постановлению окольничий Алексей и дьяк Иван приговорили на том, что царю и великому князю послать Дербыша царя на Астрахань да воевод своих в судах Волгою многих и с нарядом, а Исмаилу идти Полем или детей и племянников своих прислать к Астрахани, и если, даст Бог, возьмут Астраханский юрт, то царевым и великого князя воеводам посадить на Астрахань царя Дербыша, а Исмаилу сына или племянника; а Исмаилу же в то время, или как ему будет возможно, прийти на брата своего на Исупа князя войною за то, что он царю и великому князю не прямит, послов царя и великого князя бесчестит и посланного в то время Сюудюка Тулусупова скованного у себя держит, и на всех недругов царя и великого князя Исмаил мурзе с детьми и с племянниками заедино быть, куда его царь и великий князь пошлет, туда ему ходить. И царь и великий князь, положив упование на всемогущего Господа Бога, начал советоваться с боярами, как ему промышлять над Емгурчеем, царем астраханским, за великую свою обиду: на чем присылал послов своих, Ишима князя, бить челом, в том всем изменил и царя великого князя посла Севастиана ограбил. И воспоминал царь и великий государь древнее свое отечество, что прежде его бывшие родители святопочившие и великий князь Владимир, просветивший Русскую землю святым крещением, области разделил на части детям своим, и та Астрахань тогда именовалась Тмутаракань, и дал ее, Астрахань, сыну своему Мстиславу, в которой храм Пречистой сотворен был. И многие христианские государи от Владимира, преждепочившие сродники царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси, теми владели местами, да Бог попустил из-за грехов христианских, и за непослушание закону Христову, и многих междоусобных браней русских государей ею завладели нечестивые цари ордынские, которые именовались Большая орда. И много лет цари нечестивые в той Орде водворялись, и многие беды и крови православные государи от них страдальчески приняли и мученическими венцами венчались, среди которых и блаженный князь великий Михаил черниговский, и боярин его Феодор, и прочие государи зло пострадали, и до блаженного великого князя Иоанна Васильевича всея Руси, деда царя и великого князя Иоанна Васильевича. Тем блаженным великим князем Иоанном Васильевичем всея Руси вначале освободил Бог христианство от рабства басурманского, и та Большая орда им порушилась, и начали те цари ордынские жить в Астрахани, а Большая орда опустела, а место ее было примерно близ города Астрахани, два днища по Волге вверх, именуется Сараи Большие. И царь великий князь, уповая на всемогущего Бога и великие его щедроты, и на пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев молитву, и за обиду свою и срамоту, что царь Емгурчей обетам своим изменил и посла ограбил, и по ногайских мурз челобитью умыслил послать рать свою на Астрахань.

Царь и великий князь послал Дербыша царя на Астрахань.
И царь великий послал Дербыша царя на Астрахань, а с ним послал воевод своих князя Юрия Ивановича Пронского-Шемякина с товарищами, а велел ему идти тремя полками: в большем полку князь Юрий Иванович Пронский да Михаил Петрович Головин, а в передовом полку постельничий Игнатий Михайлович Вишняков да Ширяй Кобяков, в сторожевом полку Стефан сын Григория Сидорова, да князь Андрей Булгак-Борятинский, а с ними дворяне царского двора и дети боярские из разных городов выбором, да стрельцы и казаки. Да с князем Юрием же велел быть с вятичами князю Александру Ивановичу Вяземскому. А велел государь князю Юрию с товарищами идти, как лед вскроется.

О отпуске к Исмаилу мурзе.
В том же году в марте отпустил государь в Ногаи к Исмаилу мурзе и ко всем мурзам послов их, а своего посла к Исмаилу послал Микулу Бронцына и о всяких своих делах приказал Микуле, как ему делать, как ему царь и великий князь постановил.

Поставлен владыка на Крутицы.
Того ж месяца 11 в неделю 5 святого поста поставлен был владыка на Крутицы архимандрит Нифонт от Спаса Нового.

Ступа да Мягкий приехали к Москве.
Октября в 4 день Ступа да Мягкий Битяговский к Москве приехали; а крымские послы Шах-Мансыр улан с товарищами к Москве приехали октября 13, а гонцов и людей всех с крымскими послами 53 человека. А привез крымский посол к царю и великому князю от царя шертную грамоту, а царем царя и великого князя в той грамоте не писал, писал великим князем и, кроме имени, всю грамоту писал по царя и великого князя хотению. И о после царя и великого князя написал именно: учинится тому какая нечесть в Крыме от кого-нибудь, и царю и великому князю так же учинить над его послом.

О побеге в Литву.
В том же году в июле побежал в Литву князь Никита князя Семена сын Лобанов-Ростовский, и взяли его в Торопце дети боярские, и привели к царю и великому князю. И царь и великий князь велел его выпросить, отчего побежал. И князь Никита сказал, что его отпустил в Литву боярин князь Семен Ростовский к королю сказать про себя, что он к королю идет, а с ним братья его и племянники, а наперед того послал к королю князь Семен человека своего Бакшея безопасности просить. И царь и великий князь велел князя Семена взять и выспросить его. И князь Семен сказал, что хотел тот бежать от убожества и от малоумия, поскольку скудость у него была разума и ко всяким добрым делам, напрасно и впустую изъедал царское жалованье и домашних своих. И царь и великий князь велел людей его взять, которых сказал в дому у себя. И человек его Семка сказал на него, что он с послами с литовскими сообщениями обменивается, с Довойном с товарищами, человеком своим Бакшеем, и сам с ним дважды виделся, и правдою с ними уверился, и думу царя и великого князя послам рассказывал, и потому послы вечного мира не сделали; и многие поносительные слова про царя государя и великого князя им говорил, на что его сам добра ненавидец сатана подбил; и человека своего Бакшея к королю послал, а писал с ними хулу и укоризну на государя и на всю землю. И князь Семен сам сказал, что все то от малоумия говорил и думу царя и великого князя к королю с послами его сообщал, а с ним ехать хотели такие же полуумные ростовские князи Лобановы и Приимковы и иные клятвопреступники, а в думе у него в злой и в приказе были два его человека, Бакшей да Семейка, ими-то с послами сообщениями обменивался. А те того, сказывают, не видали, только бежать хотели. И царь и великий князь постановил с боярами по его делам и по его словам, осудив его, казнить смертию, и на позор послал, и с товарищами его. И митрополит Макарий и со владыками и архимандритами отпросил его от смертной казни; и послал его на Белоозеро в тюрьму, а людей его велел распустить.

В тот же год в феврале в Чистый понедельник приехал к царю государю от воевод от князя Семена Ивановича Никулинского с товарищами Назарий сын Семена Глебова и говорил от воевод, что послал их царь на свое дело на арских людей, и пошли от Казани. А с ним по государеву наказу пошли воеводы из Свияжского города: в большем полку с князем Семеном воевода князь Юрий Иванович Кашин, в передовом полку Феодор Иванович Умный-Колычов с теми людьми, которые годовали там. И они, призывая Бога на помощь, пошли из Казани Арскою дорогою на высокую гору в засеки, а направо послали побережных людей по Чувашской дороге, и по Ногайской, и по Каме, и по Меше воевать головы, а налево и вперед по тому же послали, и во многие места послали головы воевать; и сами, идучи на Арский, и к Нурме, и на Уржум, воевали и жгли во всех местах. И прошли воеводы на Уржум, от Казани 10 днищ ходу, а направо послали и на побережную сторону Чувашскою дорогою головы и на многих людей, и налево многие посылки, и, дал Бог, многие места воевали. А навстречу к ним приходили во многих местах казанские люди, и головы с детьми боярскими их побивали везде, и побили на боях, и в языков их взяли честных людей 6000 человек, и в полон брали, ребят и женок татарского полону 15000. И город на Меже сожгли, и людей в нем, немногих там застав, побили, а иные из него выбежали; и окрестные тут села все повыжгли и людей повыбили, и город до основания разорили. А война их была от Казани по Каму, а от Волги за Ошит, и за Уржум, и на Илет, и по Вятские волости, от Казани вверх по Каме 250 верст; а ходили с Казани 4 недели; а не была война вверх по Волге по Кокшагам и по Руткам. И пришли к воеводам Усейн сеит, да Таокмыш шихзада, да Сары богатырь и за всю Арскую сторону и побережную добили челом, что им государю дань давать и от Казани неотступным быть и до конца жизни своей; и в том воеводам правду дали. И многие люди у воевод были и правду давали, арские и побережные, все без выбора. И пошли воеводы вверх Волгою, и пришли к царю и великому князю здравые к Благовещения дню.

Поставлен владыка на Рязани.
В тот же год марта в 17 день поставлен на Рязани владыка Гурий, от Троицы игумен.

Родился благоверному царю и великому князю Иоанну Васильевичу сын Иоанн.
В том же году месяца марта в 28 день, Светлой недели со среды против четвертка, в третьем часу ночи родился благоверному царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси сын царевич Иоанн от благоверной царицы Анастасии, от дочери Романа Юрьевича; и была радость о рождении его великая. А крещен в третью неделю после Пасхи апреля 15-го у Чуда архистратига Михаила и у чудотворных мощей Алексия чудотворца, в церкви пречистой честного ее Благовещения; а принял его от купели митрополит Макарий всея Руси, а священная совершал Андрей, протопоп благовещенский.

О присылке к царю и великому князю.
В тот же год апреля 21-го прислал к царю и великому князю посол его Федор Загряжский служивых татар Байберю Туишева с товарищами. А царь прислал с ними вместе к царю и великому князю своего гонца Будалей мурзу с товарищами, а писал к царю и великому князю, что ему царь и великий князь подарков прислал мало, и он о том на Феодора кручинится, а пришлет ему царь и великий князь подарков того больше, и они крепче помирятся.

В том же году царь и великий князь велел город поставить на Поле против Тулы, Дедилов град, а берег его Василий сын Петра Яковлевич, а делал князь Дмитрий Жижемский.

В том же году в мае пришли послы к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси из Немецкой земли от магистра ливонского Иван Бакостр, да Артем, да писарь Веденихт, да от бискупа юрьевского Гармана послы Владимир с товарищами бить челом, чтобы их государь пожаловал, велел наместникам своих вотчин новгородским и псковским перемирие дать. И государь и великий князь послал к ним с ответом окольничего своего Алексея Феодоровича Адашева да дьяка Ивана Михайлова, а велел им говорить, что за много лет с Юрьевской области даней его царских не платят, и гостей обижают, и церкви христианские и концы (части города) русские освоили, и гостям царевым и великого князя их не отдают, и государь на магистра, и бискупа, и на всю землю Ливонскую гнев свой положил за то их неисправление, и наместникам своим перемирия не велел давать. И послы немецкие добили челом о том, чтоб бискупу юрьевскому собрать дань со всей области Юрьевской по перемирным грамотам, со всякого человека по гривне по немецкой, кроме только царевых людей, и ту дань привезти царю и великому князю всю сполна; а не исправится бискуп, то от него взять магистру дань цареву сполна и прислать к царю и великому князю; и церкви христианские и концы русские очистить, и людям всяким царевым и великого князя управу учинить вскоре честную безволокитно. И царь и великий князь магистра ливонского и бискупа юрьевского и всю землю Ливонскую пожаловал на том на всем и дань свою на Юрьевскую область наложил по гривне немецкой на всякого человека. И велел наместникам новгородским и псковским дать перемирие на 15 лет, и в третий год перемирия сего собрать дань царя и великого князя и старые залоги, привести к царю и великому князю, и впредь дань давать всякий год без промедлений по гривне немецкой со всякого человека.

Об отпуске крымских послов.
Мая 13-го царь и великий князь крымского гонца Бидалий мурзу с товарищами и прежних гонцов Талышман-Аталыка с товарищами к царю отпустил. А с ними вместе послал к царю служивых татар Байберю Таишева с товарищами с грамотою. А писал к царю, что дружбы у царя не выкупает, а похочет царь с ним мириться по любви, и царь и великий князь с ним миру хочет по прежним обычаем; и похочет царь со царем и великим князем миру, и он бы царя и великого князя посла Феодора Загряжского к царю великому князю отпустил и с ним вместе послал своего посла, а царь и великий князь его посла Мансыр улана с товарищами отпустит и с Шах-Мансыр уланом пошлет к нему своего посла Ивана Федцова; а не захочет миру, и он бы посла Феодора Загряжского одного отпустил, а царь и великий князь его посла отпустит Мансыр улана, и разминутся послы в Путивле.

О приходе из Ногаев Никулы Бровцына.
В тот же год в июле пришел из Ногаев от Исмаил мурзы Никула Бровцын. А Исмаил с ним приказал царю и великому князю, что он по царя и великого князя приказу пошел на брата своего Исупа князя, а к Астрахани ему невозможно идти, потому что с братом завоевался, а царь бы и великий князь рать свою к Астрахани отпускал, а что ему царь и великий князь велит делать, Исмаил те дела должен ведать, и ныне на брата своего пошел; да на том перед Никулою царю и великому князю и правду дал.

О присылке к царю и великому князю.
В том же году августа 29-го прислал к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси воевода его князь Юрий Иванович Пронской-Шемякин с товарищами с сеунчем из Астрахани князя Василия сына князя Ивана Барбошина. А государь тогда был во своем селе в Коломенском, праздник творил рождения своего, ибо там каждый год честно праздновал, митрополит с собором и множество бояр у царя праздновали. И говорил князь Василий царю и великому князю: послал его воевода князь Юрий Иванович Пронский возвестить государю величие Божие, как Бог сотворил милосердие свое, прославил имя свое святое Господне и возвеличил царя благочестивого, а врагов креста Христова басурманов низложил и посрамил, и освободил Бог христиан пленных.

О приходе воевод на Переволоку.
Пришли воеводы на Переволоку, что к Дону с Волги, июня в 29 день, отпустили наперед себя князя Александра Вяземского да Даниила Чулкова, а с ними детей боярских и атаманов с казаками астраханских людей поискать и языков подобывать. И князь Александр встретился с астраханцами выше Черного острова, а они гребли в ушкуях проведать про рать царя и великого князя, а в головах у них был Сакмак. И князь Александр на тех людей пришел, и Божиим милосердием и царя и великого князя счастьем тех людей побил наголову. И не ушел от тех ни один человек, а самого Сакмака живого взяли и иных многих и к воеводам навстречу тех привели. И языки воеводам, Сакмак с товарищами, сказывали, что их послал Емгурчей царь про рать московскую проведать, а сам Емгурчей царь стоит ниже города Астрахани 5 верст. А в городе, сказали, людей немного, а все де люди сидят на островах по своим улусам. И воеводы по указу царя и великого князя суда большие оставили, а сами пошли поспешно к граду Астрахани. И когда воеводы пригребли на Черный остров, тут к ним прислал князь Александр Вяземский с другими языками; и те им языки про Емгурчея сказывали то же. И когда воеводы пришли против Больших Сараев, где была Большая орда, и тут к ним иных языков привели, и те им языки про Емгурчея царя сказывали то ж. И воеводы князь Юрий Иванович с товарищами выбрали головы да к князю Александру Вяземскому прибавили князя Давыда Гундорова, князя Тимофея Кропоткина, Григория Желобова, Даниила Чулкова, а с ними и дворян жильцов царевых и детей боярских многих послали на царев стан, где стоял Емгурчей царь. А сами пошли к городу июля в 2 день; а в городе в то время были люди немногие. И воеводы пристали выше города и ниже и, вылезши из судов, призвав Бога на помощь, пришли к городу. И астраханцы из города побежали, и всесильного Бога помощью, и его Богоматери и великих чудотворцев молением, и царя благочестивого и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси благородством, и твердыми свирепостью разума его наукам, и его царским счастьем воеводы его князь Юрий Иванович Пронский с товарищами Астраханское царство и город взяли, и людей пеших разогнали и многих побили, а иных живых взяли. И взят город Астрахань июля 2-го на праздник пречистой владычицы нашей Богородицы Положения честной ризы, которая во Влахерне.

О приходе голов на царев стан.
В тот же день головы пришли, князь Александр Вяземский с товарищами, на царев стан. А царь в тот день перед ним побежал на конях, уведав про рать на Астрахань, а царя и царицу с детьми отпустил в судах к морю. А люди все побежали в судах, а иные пешие по сторонам; а которых застали на царевом стану, тех Божию помощию побили многих и пушки и пищали взяли. И догнал атаман Федька Павлов ушкуй с девками царевыми, да и набаты царевы и пищали с ним были многие, и то все взяли и людей побили.

О посаждении на Астрахани царя Дербыша.
И в тот же день воеводы князь Юрий Иванович с товарищами по царя и великого князя наказу царя Дербыш-Алея на Астрахани посадили, и тех людей, которых переловили, по их челобитью к правде привели. И в Ногаи к Исмаилу мурзе сказать послали, что воеводы, дал Бог, взяли Астрахань. И послали в Ногаи служивого татарина Янбулата да царя Дербыша-Алея человека Айдеяра, чтобы к Астрахани поспешали безопасно: по Божию милосердию и по царя и великого князя велению Астрахань взяли, и царя Дербыша на ней посадили, и во всем по тому устроили, как царь и великий князь со своим послом Никулою к Исмаилу сообщал. А сами воеводы пошли за царем Емгурчеем, а пошли двумя частями, а головы послали по всем островам, потому что люди побежали порознь и про царя прямых вестей не было, в какое место побежал. А у царя оставили воеводы в городе князя Андрея Борятинского да Петра Тургенева, да из своих полков оставили детей боярских, и стрельцов, и казаков. И воеводы пошли князь Юрий Иванович Пронский, да Михаил Петрович Головин, да сторожевого полка воевода Стефан Сидоров, а передовой полк Игнатий Михайлович Вишняков да Ширяй Кобяков пошли в Чаган да в Казань на море. А в Бамы послали с воеводами, выбрав головы, князя Василия Кольца Масальского да Якова Козьмина. А наперед себя воеводы послали к морю князя Александра Вяземского, а с ним детей боярских нижегородцев да атамана Федьку Павлова. А в Иванчук воеводы послали голову Полуехта Тимофеева, и князя Давыда Гундорова послали в Большой Иванчук на море же. И те головы людей побили, а иных живых взяли, и те языки сказывали, что царь пошел в Мочак, и люди астраханские пошли в Мочак же. И воеводы пошли за царем в Мочак и пришли на Белое озеро. И те языки начали говорить, что царю на Белое озеро не бежать, а бежать ему в Тюмень, и все астраханские люди побегут за царем. И воеводы по словам тех языков воротились к морю, и с тех дорог всех отъехали, куда было царю в Тюмень бежать. А на море воеводы выплыли и по островом царя и астраханских людей посылали искать; и царя и астраханских людей на островах не нашли. А головы посылали во многие места, и головы людей побивали во многих местах, и языки брали. И привели Богатыря князя с товарищами. И те языки сказывали, Богатырь князь, что царицы идут в Базцыж мочак и люди многие пошли за царицами в Базцыж мочак. И пришли на царицыных и на астраханских людей в Базцыж мочаке атаман Федька Павлов, да толмач Федша Рышков, да Савва Ждеринский, и Божием милосердием, а царевым государевым счастьем цариц взяли, и взяли царицу старшую Тевкель, Кел-Магмета мурзы дочь, другую царицу Крым-Шавкала царя дочь Кандазу, да царя Емгурчея дочь Ертагану, да царя же Емгурчея младшую дочь Ельякши биримину, и взятая родила сына Юрышты царевича, да царевича Айбулата жену Мергивану, да царевича дочь Байбиче царевну; а людей многих побили, а иных живых взяли. А князи, и мурзы, и все люди астраханские пошли Уским мочаком к Кара-Булаку, и тех людей воеводы догнали июля в 7 день, князь Юрий Иванович с товарищами, вверх от Уского мочака на Кара-Булаке. И Божиим милосердием, а царевым и великого князя счастьем многих людей побили, а иных живых взяли. И астраханские люди пошли на Поле конные и пешие, и воеводы пошли за ними на Поле, и догнали их у Белого озера, и тут многих людей побили, и полону русского много отполонили. И астраханские люди начали бить челом воеводам: приехал Кара-Иклеш князь и начал воеводам князю Юрию с товарищами бить челом от уланов, и от князей, и от мурз, и от людей астраханских, чтобы их царь и великий князь пожаловал, побить и развести не велел, а велел бы служить себе, царю и великому князю, и Дербыш-Алею царю, а они на том правду дадут, что им служить царю и великому князю прямо; а сам Иклеш на том правду дал. И воеводы князя Иклеша отпустили к уланам и ко всем людям астраханским сказать им государево жалование, что царь и великий князь побить и развести не велел. И астраханские люди Ишим князь, Алей князь, Курат-Клеш князь и иные многие люди правду великому князю дали на том, что им царю и великому князю и Дербыш-Алею царю служить прямо и полон русский весь отдать, откуда ни уведен и в которой ни был орде куплен. И поехали в судах с воеводами бить челом царю Дербышу-Алею. И царь их пожаловал, лучшим людям велел в городе у себя жить, а черных людей отпустил по улусам с женами и с детьми. И грамоты воеводы посылали по улусам к черным людям, чтобы ехали в город, царю и великому князю и Дербыш-Алею царю правду давали. И многие люди из всех улусов к царю и воеводам приходили, и правду давали, и полон русский отдавали многий. И было их изо всех улусов князей и мурз 500 человек, а черных людей 7 000, и за всю землю правду дали. А про царя Емгурчея сказали астраханские люди, что побежал в Азов, а с ним человек с 20. А посылки от воевод были по всей земле Астраханской, и которые бежали астраханцы на море на острова, тех всех догнали и в город приводили. И последних людей догнали за днище до Тюмени, и взяли, и в Астрахань привели. И Енгул азей пришел, а с ними многие муллы, а азеи, и всяких 3 000 человек, и правду царю и великому князю и царю Дербышу учинили, тот у них в то время был большой человек. И воевода князь Юрий Иванович с товарищами пришли в город и всю землю Астраханскую привели и поручили царю Дербыш-Алею. И царь Дербыш-Алей и вся земля Астраханская соединились, государю царю и великому князю Иоанну Василевичу всея России и его детям правду дали, давать им ежегодно по 40 000 алтын да по 3 000 рыб, а то им самим собирать да присылать с послами ежегодно к государю. А ловцам царя великого князя ловить Волгою от Казани по Астрахань и до моря безданно и безъявочно, астраханским ловцам с ними же ловить без обиды. А не станет у них Дербыш-Алея, и астраханским людям бить челом царю и великому князю и его детям: кого им государь пожалует на Астрахань, тот им государь люб, а ни коим образом ниоткуда им государя себе не искать. И на тех на всех делах царь Дербыш-Алей и вся земля Астраханская учинили пред воеводами царю и великому князю и его детям правду, и шертную грамоту, написав, послали, укрепив ее печатями, к царю и государю. И воеводы собрали весь астраханский полон татарский и отпускали по государеву наказу без всяких препон. Одну царицу взяли с детьми и вверх к государю повезли да русский полон весь, собрав, с собою же взяли. И стояли воеводы в Астрахани 4 недели, и пошли вверх июля в 29 день в воскресенье, а в Астрахани у Дербыш-Алея царя оставили по государеву наказу Петра Тургенева, а с ним казаков со атаманами. И пришли воеводы и послы к царю и великому князю в 63-м году в октябре, дал Бог, совсем здоровы. И государь их жаловал великим жалованьем. А Дербыш-Алей царь послал к государю царю и великому князю послов бить челом за его жалование, на Астраханском царстве, князей астраханских Кара-Иклеша да Курленая от земли бить челом послов, что их государь пожаловал, побивать не велел и царя им дал.

В том же году в августе писали воеводы из Казани боярин князь Михаил Васильевич Глинский с товарищами, что посылали из Казани на луговых изменников князей казанских Ктебензяка князя да Кулая мурзу и от всех арских и побережных людей с нагорною смотреть их службы; а с ними послали Митьку Кушелева. И казанцы солгали, царю государю изменили, на изменников не пошли, сложились с ними, да тех арских людей и черных, которые государю верны, побили многих, и на Каме рыболовов побили, и к городу Казани приходить начали на сенокос.

7063 (1555). О поездке царской.
В сентябре ездил царь и великий князь к чудотворцу Сергию на память чудотворца молиться. И простил чудотворец Сергий жену Домну слепую, рабу Валисия Машуткина, на память свою: два года не видела нисколько и веки не подымались, и затем Бог угодником своим сотворил чудо, простил, и очи ей просветились в один час, словно и не были больны. И царь воздал хвалу Богу и пречистой Богоматери, и чудотворцу великое благодарение воздал, и, учредив братию и удоволив милостынею, пошел к Москве.

Присылка из Астрахани.
Апреля 13-го прислал из Астрахани Дербыш-Алеев сын царев Янтимир царевич человека своего Тинбулата с грамотою. А в грамоте писал, что приходили к Астрахани Емгурчей князь, да Исуповы княжие дети Юнус мурза, да Алей мурза, да Як мурза, да и все те мурзы, которые выбиты из Ногаев, да Казы мурза, да крымский царь присылал с ними же вместе, и Шигай богатырь Антувов да с ним крымцы и янычары. И приступали к городу, и Дербыш царь и все астраханцы, город подготовив и казаков и с пищалями царя и великого князя приготовив, с ними бились, и побили у города многих из пушек и из пищалей, и прогнали их. И Дербыш царь посылал за ними сына своего Янтимира царевича. И он за ними гонялся, и с погони послал к царю и великому князю с сеунчем человека своего Тинбулата, что недруг Емгурчей царь приходил, собравшись, и Божиим милосердием и царя и великого князя счастьем город Астрахань, и люди его астраханцы, и русь, дал Бог, здоровы, чтобы царю и государю было то ведомо. Да он же писал, что из многих орд в царя и великого князя царство Астраханское многие пришли послы и гости, и государю бы царю и великому князю про то было ведомо. И царь и великий князь человека царевича Янтимира пожаловал, отпустил, а царевичу писал с великим жалованием, а к Дербышу царю и ко всей земле послать с жалованием хочет по весне.

О присылке воевод к царю и великому князю.
В тот же день присылал к царю и великому князю боярин его и воевода Иван Феодорович Мстиславский с товарищами Дмитрия сына Григория Плещеева, сказать велели государю, что их государь посылал на луговую сторону на изменников на черемису, и воеводы пришли в волость в Ашлу, а воеводу Ивана Петровича с товарищами отпустили по государеву наказу в Ветлугу и в Рутки. Иван ходил по волостям многим, и воевал, и пришел к ним в Ошлю, дал Бог, здоровым. И сказывал Иван, что приходили пешая черемиса на лесу на сторожевой полк, на князя Василия Токмакова, и князь Василий, дал Бог, их побил наголову. И от старших воевод была война в волостях в Шумурше, да в Хозякове, да в Ошле, да в Мазарах обоих, да в двух волостях во Аршах, в Малой да в Большой, да в Биште, да в Кушкуле, в Сороке, Куншах, да Василукове Белаке, да Мамич-Бердеевы волости, да Килееву волость, да Кикину волость, да Кухтуял, Кокшах, в Большой да в Малой, а волость Сызиль, да Дмаши, да Монам, да Кемерчи, да Улыязы. И в тех во всех волостях от воевод война была, и многих людей взяли и побили. И были на луговой стороне в войне две недели, да вышли на Волгу, да к Казани ходили, и назад шли Волгою же, и пришли к государю, дал Бог, здоровы.

Царю и великому князю писали из Казани.
Марта в 1 день писали царю и великому князю из Казани боярин князь Михаил Глинский с товарищами, что луговые люди приходили на Арскую сторону войною. И арские люди, остроги поделав, отбились, а с ними в острогах были стрельцы царя и великого князя, из пищалей побивали многих луговых; а луговые воевали села татарские и пошли на луговую.

О присылке из Свияжского города.
В тот же месяц прислал из Свияжского города князь Михаил Воротынский с товарищами Федька Баскакова. Посылал Федька в головах горной стороны людей на луговую сторону воевать, и горных ходило 700 человек на лыжах. И пришли внезапно, воевав, людей побили, и в полон взяли, и животину побили, и пришли, дал Бог, здоровы.

Об отпуске ногайских послов.
В тот же месяц отпустил государь ногайских послов, пожаловав, в Ногаи, а своих послал к Исмаилу князю Игнатия Загряжского, и от Каса мурзы Мясоеда Вислово, а к Араслану татар служивых; а приказал царь и великий князь, чтоб были заедино с царем и великим князем на всех его недругов. И за то, что Юсуфа князя побили, послал со своими послами князю и мурзам жалованье свое казенное.

О послании в Литву.
В 7063-м в тот же месяц царь государь отпустил к королю Сигизмунду-Августу литовскому посланника своего Феодора сына Василия Вокшерина с сеунчем, велел сказать про Божие милосердие, как Бог ему Астрахань поручил и как ногаи послушными учинились.

О посланниках в Крым.
А в Крым государь с тем послал служивых татар Зенебека Кулабердеева с товарищами, а писал к царю о сеунче астраханском.

О присылке к государю из Казани.
В месяце октябре прислали к царю и государю из Казани боярин и воевода князь Михаил Глинский с товарищами Даниила сына Феодора Адашева: посылали, что они на изменников на Кобеулона с товарищами князей казанских Еналия Чигасова да Еналия Манатова с товарищами, да сотского стрелецкого Офоньку Бартенова со стрельцами, да Ивана Мохнева с жильцами казанскими и с новокрещеными, и Божиим милосердием, а царя государя повелением побили изменников наголову и живых взяли, привели к воеводам живых Кубеняка князя, Курманалия князя, Кулая мурзу Данина, Чебака мурзу Бастрагаева и иных многих князей, и мурз, и казаков, и сотных князей, и воеводы их велели всех побить. И арские люди и побережные переловили сами многих татар, которые не прямили государю, да иных сами побивали, а иных к воеводам приводили да сами резали их и побивали пред воеводами. И побили их тою осенью 1560 именных людей, князей и мурз, да сотных князей, да лучших казаков. И государь в Казань прислал к воеводам своим с жалованьем с золотыми и тем татарам, который прямо служат государю. И арские побережные люди все укрепились у государя, и ясаки все сполна поплатили. А луговые сотники Мамич-Бердей с товарищами во град не пошли и воруют по-старому на Волге, приходя на суда. И государь на них рать свою большую послал: в большем полку воеводы боярин и воевода князь Иван Мстиславский да боярин Даниил Романович; в передовом полку боярин и воевода Захарий Петрович да воевода Михаил Воронов; в сторожевом боярин и воевода Михаил Яковлевич Морозов да князь Василий Сицкий; да с князем же Иваном Феодоровичем воеводы для посылок, Иван Петрович Яковлев, в передовом Иван Меньший Васильев сын Шереметьев, в сторожевом князь Василий Токмаков.

О приходе Феодора Вокшеринова
В тот же год в феврале Феодор Вокшеринов пришел от короля. И король к царю и великому князю с ним приказывал, что он о том Богу благодарение воссылает, что Бог роду христианскому покоряет басурманский род, и то им весьма за честь, что царя и великого князя рука высится; и вперед у Бога просит, чтобы более того возвысил род христианский.

В том же году в январе пришли послы к царю и великому князю из Сибири от сибирского князя Едигера и от всей земли Сибирской Тягриул да Панъяды, а здравствовали государю царю и великому князю на царствах на Казанском и Астраханском. Да били челом государю от князя Едигера и от всей земли, чтобы государь их князя и всю землю Сибирскую взял во свое имя, и от сторон от всех заступил, и дань на них положить велел, и добили челом, и человека своего прислал, кому дань собрать. И царь и государь их пожаловал, взял их князя и всю землю в свою волю и под свою руку и дань на них положить велел. И добили челом послы о дани, и правду за князя и за всю землю свою дали на том, что им давать государю со всякого черного человека по соболю да по белке с человека по сибирской; а черных людей у себя сказали 37 000 человек и 700. И царь и государь послал к ним посла своего с дарованным им своим жалованным ярлыком Дмитрия Курова сына Непейцына, и велел Дмитрию князя Едигера и всю землю Сибирскую к правде привести и, черных людей переписав, дань всю сполна взять и с дорожною пошлиною.

О послах волошских.
В тот же месяц пришли послы от волошского воеводы Александра Стефан Перкалаб Романовский да Микула Перкулат Сорокич бить челом, чтобы государь христианства ради помог чем откупиться от турецкого. И царь и великий князь их пожаловал, послов отпустил по прежним обычаям.

Ко царю и великому князю от короля посланник.
В тот же месяц пришел к царю и великому князю от короля посланник Юрий Васильевич сын Тишкевич, а здравствовал от короля государю на Астраханском царстве, и впредь у Бога король милости просит, чтоб над всеми басурманскими государями руку его возвысил; и многие слова от короля говорил, которые хвалам государевым пристойны. Да быв у государя, бил челом Юрий посланник, а просился к митрополиту, чтобы ему митрополит велел быть у себя. И он бил челом митрополиту, а сказал, бьет челом без приказу, ради христианского закона и веры, чтобы митрополит пожаловал, а бьет челом к царю и великому князю, чтобы государь не наступал на кровь христианскую, чтобы с королем помирился. Да был у митрополита трижды, а все бил челом о том же. И митрополит ему говорил, что они от начала у Бога милости просят о смирении миру и царям благочестивым воспоминают и молят на благочестие и на кротость.

«Да ныне, ты говоришь, сказываешь от себя, а не по приказу, и то к делу не пристойно. Коли будет от короля присылка к царю и великому князю или к нам, тогда мы рады бить челом о Святом Духе сыну и господину своему царю и великому князю, чтоб на кровь христианскую не наступал и похотел бы с королем миру, как его царской державе пристойно».

И царь и великий князь почтил королевского посланника, и пожаловал довольно, и отпустил к королю.

О послах от Исмаила.
В том же году февраля 1 пришли к царю и великому князю Иоанну Васильевичу великой всея России послы: от Исмаила князя ногайского посол Байберик, да от Касая мурзы посол его Ишекей, да от Рыслана посол его Еулак, и от иных мурз. Да Исмаил же прислал царя и великого князя посланников служивых татар Сюудюка Тулусупова с товарищами, которые были у Юсифа князя и у детей его. И говорили послы Исмаиловы и иных мурз царю и великому князю от князя и от мурз, здравствовали на Астраханском царстве и били челом, что царь и великий князь по Исмаилову прошению Дербыша на Астрахани посадил, а Исмаил и иные мурзы по царя и великого князя велению Исуфа князя убили и многих мурз побили, и Исмаил князь в Ногаях учинился князем, а Касай теховатом, а Уруслан мурадином; а Исуфовых остальных детей и племянников всех выгнали, и вся орда Ногайская на них смотрят. А князь и мурзы хотят с царем и великим князем быть заедино на всех недругов и неотступным быть от царя и великого князя и до конца своей жизни. А царь бы их и великий князь пожаловал, велел дать торг повольней на Москве, и в Казани, и в Астрахани. А Сюудюк Тулусупов сказывал царю и великому князю, что он и с товарищами был у Исуфа князя взятым, и как Исмаил, и Касай, и Уруслан пришли на Исуфа князя и на детей его и бились многие дни. И сперва побивал Исуф Исмаила и улусы его взял, и как Исмаил, собравшись с Касаем и с Урусланом и с иными мурзами, побил Исуфа, самого убили и детей его и племянников многих побили, а остальных выгнали. А людей ногайских с обеих сторон много множество побито: с тех пор как стала орда Ногайская, такового количества убитых у них не бывало. И когда Исмаил побил князя, то Сюудюка с товарищами, собрав, отпустил к царю и великому князю, и передавал с ним, что и до конца своей жизни неотступен будет от царя и великого князя.

Повелением царя государя сошлись все русские архиепископы.
В том же году повелением царя и великого князя Иоанна Васильевича всея России и по благословению Макария, митрополита всея России, сошлись все русские архиепископы, и епископы, и архимандриты, и игумены, и о многоразличных чинах церковных и о многих делах к утверждению веры христианской. И царь и великий князь и митрополит Макарий со всеми архиепископами, и епископами, и со всем священным собором русским по священным правилам избрали на Казанское царство на утверждение веры и постановили быть архиепископу, а на Свияге быть архимандриту и игуменам, в Казани у владыки архимандрит же и игумены. Архиепископу быть: под его областию город Казань с окрестными улусами, город Свияга с горною стороною, Василь город, Вятская земля вся. И уложил благочестивый царь и великий князь Иоанн владыке и всем церквам обещанное Богу из доходов Казанской земли десятое; а сперва митрополит, и все владыки, и монастыри пособствуют казанскому владыке деньгами и хлебом.

О поставлении архиепископа Гурия на Казань.
Месяца февраля в 3 день поставлен архиепископ Гурий царству Казанскому и Свияжскому городу, прежде бывший игумен Селижарова монастыря, а избран по жребию. А на поставлении был царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России, да брат его князь Юрий Васильевич, да князь Владимир Андреевич, да царь Симеон казанский. А с митрополитом действовали священные архиепископы и епископы: архиепископ Пимен Новгорода и Пскова, архиепископ Никандр ростовский, владыко Афанасий суздальский, владыко Гурий смоленский, владыко Гурий рязанский, владыко Иокакий тверской, владыко Феодосий коломенский, владыко Крутицкий Нифонт, владыко Киприан вологодский, архимандрит из Владимира рождественский Закхей, архимандрит спасский Никифор московский, архимандрит из Новгорода юрьевский Геннадий, архимандрит чудовский Левкий, игумен Троицкого Сергиева монастыря Иларион, архимандрит симоновский Алексий, архимандрит андроньевский Иосиф, игумен Маркел хутынский из Новгорода, игумен Симеон кирилловский, игумен богоявленский Варлаам, игумен пафнутьевский Вениамин, игумен иосифовский Галасия, протопоп из Владимира пречистенский Евсигней, протопоп пречистенский московский Иоанн, протопоп из Новгорода софийский Дмитрий, протопоп архангельский Тимофей, протопоп спасский из дворца Ермолай, протопоп Вознесенский Дмитрий, протопоп Рождества пречистого Тихон, протопоп Никольский Амос, протопоп Рождества Христова Борис, да игумены и священники соборные. И всех служащих было с митрополитом в Пречистой и со архиепископом казанским архиепископов и епископов, архимандритов и игуменов, протопопов и попов, архидьяконов, протодьяконов и дьяконов 76, не считая подьяков. И царь и великий князь и митрополит со всем собором учинили место архиепископу казанскому и свияжскому у архиепископа Великого Новгорода и Пскова, и выше архиепископа ростовского. А на поставлении же были со царем и великим князем бояре его все, и князи служивые, и дворяне многие; да был тут королевский посланник Юрий Тишкевич, да воеводы волошского послы Осиф да Никула с товарищами, да старцы Святой горы Хиландаря монастыря иеромонах Сильвестр и иные старцы.

О поставлении храма Покрова святой Богородицы.
Той же осенью в месяце октябре благоверный и христолюбивый царь Иоанн Васильевич всея России самодержец с великою верою и со многим усердием повелел поставить храм пречистой царицы Богородицы честного и славного Покрова с приделами о казанской победе, что милостию ее и молением к сыну своему и Богу нашему Иисусу Христу о роде христианском, и помощию ее и святых молитвами и новых чудотворцев русских всемилостивый Бог покорил басурманский род казанских татар царю государю Иоанну Васильевичу, всея России самодержцу, под его державу. От прадеда же его князя Василия Васильевича казанцы учинили себе самовольство от года 6953-го и от месяца июля 7-го числа. По Божьему попущению грехов ради православных христиан за многие согрешения бывают наказания от Бога иногда нашествием иноплеменных, иногда пожаром, иногда же голодом приводит на покаяние и отвращение от грехов. Когда пленен был благоверный и великий князь Василий Васильевич под Суздалем от Улу-Махметовых детей от Мамутяка и от Ягуба царевичей, и из вотчины великого князя из Курмыша в Суры отпущен был князь великий Василий Васильевич на Москву, а царь Мамутяк, придя из Курмыша, Казань взял, а казанского царя Язы убил, а сам на Казани воцарился. И оттуда началось царство быть Казанское, а прежние великие князи русские от Рюрика обладали и дани брали по Волге и до Хвалынского моря и по Каме. И Божиею милостию и православного царя Иоанна Васильевича великою верою, по его желанию сердечному, передал ему Господь Бог безбожных татар казанских, и басурманскую их веру благочестивый государь разорил, и мечети их рассыпал и попрал, и мрачные их места своим благочестием просветил, и Божии церкви устроил, и православие воздвигнул и архиепископию, и многое священство по церквам учинил своею верою желанной Божия любви. И Божьего ради дарования воздвиг сей храм великий государь честну, радуясь и веселясь Божию желанию, Божией матери святой Покров с приделами, надо рвом у града близ Фроловских врат. А прежде сего на тех же местах бывали церкви над рвом.

Царь и великий князь повелел отцу своему Макарию митрополиту церковь освящать.
Того ж месяца сентября 30-го в воскресенье благоверный царь и великий князь и государь повелел отцу своему Макарию митрополиту церковь ту освятить. Митрополит же Макарий со всем собором царствующего града Москвы вечернюю пел в новопоставленном храме, и всенощную, и заутреннюю. И был тут благочестивый царь и великий государь Иоанн Васильевич, и брат его князь Юрий Васильевич, и множество бояр. На утро октября 1-го в понедельник, на праздник пречистого и славного Покрова Богородицы, преосвященный митрополит Макарий пришел с крестами со всем собором к новопоставленному храму и освятил храм пречистой владычицы нашей Богородицы честного и славного Покрова. И праздновал государь день тот радостно с отцом своим Макарием митрополитом, и со епископами, и архимандритами, и игуменами, и со всем собором русской митрополии; и нищих множество кормил, и довольную милостыню повелел им давать.

Об освящении церкви.
Того ж месяца октября 7-го освящена была церковь великого чудотворца Николая Гостунского того ж ради, что расписали ее и украсили всякими потребами церковными; а освящена была Макарием, митрополитом всея России. Был же на освящении тут благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России и с братом своим с князем Юрием, и с боярами, и множество народа. Того ж месяца 8-го в понедельник выехал царь и великий князь Иоанн Васильевич с Москвы в свое село в Черкизово, а оттуда в Клинские леса, поглядеть восхотел, а оттуда на Волок, а с Волока в Можайск, а оттуда в князя Владимира Андреевича село Городень. И князь Владимир Андреевич великого государя встретил, и царь и великий князь пожаловал, у брата своего князя Владимира Андреевича хлеба ел и пировал во князя Владимира селе в Городени; а оттуда во свое село Денисово, а из Денисова в Крылатское; и во своем селе в Крылатском велел церковь освящать.

О привезении на Москву цариц астраханских.
Того ж месяца 18 день в четверток привели в Москву к благоверному царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея России самодержцу пленниц, астраханского царя Емгурчея цариц его, Тевкель, да Канзаду, да младшую дочь Ельякши, что взяты во Астрахани. И царь и великий князь государь русский велел цариц астраханских почтить, не как пленниц, но как бы свободных встретить казначею своему за посадом, и честно их велел государь держать, и корм довольный давать от своих царских погребов и палат. А младшая дочь царица астраханская Ельякши, едучи, по дороге в судах на Волге родила царевича, именем Юрашты. И когда приехали к Москве, царь и великий князь государь велел царевича крестить и с матерью, и наречено имя царевичу Петр, а матери его имя Ульяния. И царь и великий государь пожаловал, велел ее дать замуж за Захария Ивановича Плещеева, а царевича велел кормить матери его до возмужания. Той же осенью ноября 8-го в четверток пожаловал царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России самодержец, женил князя Ивана Дмитриевича Бельского, дал за него племянницу по сестре свою, царевича Петра внучку и деда своего великого князя Иоанна Васильевича всея России правнучку, а дочь князя Василия Васильевича Шуйского, а выдал государь от себя со своего двора.

О прихождении старцев из Святой горы.
Той же зимой декабря в 20 день пришли к благоверному царю и христолюбивому государю самодержцу Иоанну Васильевичу всея России старцы от Святой горы Афонской из Хиландаря монастыря сербского священноинок Сильвестр, да священноинок Прохор, да священноинок Агей, да дьякон Геннадий, да инок Анофрий. Били челом благоверному царю и великому государю Иоанну Васильевичу и вместо всей братии Хиландаря монастыря, чтобы их государь пожаловал, взял в царское свое имя монастырь их Хиландарь и со всею братиею, чтобы его богомолия стала вторая во Святой горе,

«а мы бы убогие за твое царское здравие Бога молили, и о твоей благоверной царице, и о благоверном твоем сыне. А мы, государь, нищие Святой горы, выкупаем веру христианскую у басурманских султанов, а сел, царь, не имеем, но сами делаем винограды, и землю копаем, и все потребное монастырю делаем, дела всякие братия соделывают и пищу от своих трудов приемлют, а праздности не приемлют, и откупы от монастырей подают турецкому султану благочестия ради и веры христианской».

И христолюбивый великий государь старцев Святой горы Сильвестра с братиею пожаловал, во свое царское имя монастырь их Хиландарь взял, и в монастырь свое царское устроение послал на церковное украшение и на монастырское устроение, и милостыню довольную на братию.

О поставлении владыки.
Той же зимой в марте епископ смоленский Гурий оставил епископию из-за немощи и сошел в монастырь. Той же зимой марта 17-го в неделю 3-ю святого поста поставлен был владыко в Смоленск Макарием митрополитом кирилловский игумен Симеон.

О жаловании царя и государя.
Той же весною апреля 28-го в неделю вторую после Пасхи, что святых Жен Мироносиц, женил царь и великий государь Иоанн Васильевич брата своего князя Владимира Андреевича, взял за него дочь князя Романа Одоевского княжну Евдокию.

О приходе священников и лучших людей.
В том же году приходили священники с Вятки и лучшие люди земские о том бить челом государю и воспоминать, что на Вятке образ Николы чудотворца великорецкого великие чудеса творит да от много лет не поновлялся, и горела не один раз церковь, а образ невредимо пребывал, чтобы государь велел обновить. И велел священникам с Вятки с образом в судах быть. И шел Николая чудотворца образ Вяткою и Камою вниз да Волгою вверх на Казань, и на Свияжский город, и на Нижний Новгород Окою вверх.

О принесении великорецкого образа чудотворца Николая.
В тот же год июня 29-го в субботу святых апостолов Петра и Павла принесен был образ святого великого чудотворца Николая от Вятских сел Великоречия в царствующий град Москву. И царь и великий государь послал брата своего князя Юрия Васильевича, а велел встретить у монастыря святого Николая, что на Угреши, у судна на реке Москве образ святого Николая чудотворца. Когда же принесен был образ святого чудотворца Николая близ царствующего града Москвы в Симонов, тут встретил его великий самодержец Иоанн Васильевич с великою верою и со многим желанием. И с крестами владыки встретили его, образ святого чудотворца Николая, у Яузского моста, а митрополит встретил у Фроловских врат у Троицы на рву с крестами же. И пошел митрополит с крестами, и образ святого чудотворца Николая понесли во град, и поставили в соборной церкви честного и славного ее Успения царствующего града Москвы против митрополитова места. Прошел же святой великого чудотворца образ от Вятских мест Камою, и Волгою, и Окою, и Москвою, многие исцеления были с верою приходящим всякими болезнями одержимые по обоим сторонам рек, верующим и неверующим. Многие исцеления были и приходящим на посад царствующего града Москвы, и в церкви, бесчисленное исцеление принимали от образа святого чудотворца Николая больные, и слепые, и хромые. И утром в воскресенье в церкви Пречистой было неоскудевающее чудо от образа великого Николая чудотворца, и от Петра чудотворца, от митрополита всея России, и Ионы, и каждый день были исцеления от образа великого чудотворца Николая. И обновлял образ Николая чудотворца сам Макарий митрополит, ибо был иконному писанию навычен, а с ним Андрей протопоп благовещенский, и со многим желанием и верою, постом и молитвою. Образ же его наиболее чудотворениями с верою приходящим преизобилует, и много образов с него писали размером и подобием, и от всех чудотворения были многим верным.

О заложении церкви.
В тот же месяц благоверный и христолюбивый царь и великий государь велел заложить церковь каменную о девяти верхах, которая прежде была деревянной, о Казанском взятии у Фроловских ворот над рвом, придел к той же церкви живоначальной Троицы над рвом Николаю чудотворцу вятскому. А прежде сего за два года заложена была одна Троица, и государь велел прибавить к той же церкви Покров пречистой и приделы. В тот же месяц благоверный царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России, с великою верою и со многим желанием повелел поставить церковь деревянную святого чудотворца Николая вятского.

В тот же месяц отпустил государь ногайских послов в Ногаи милостиво. А своих послал к Исмаилу князю Игнатия Загряжского, а к Касай мурзе Мясоеда Вислова, а к Араслану татар служивых. А приказал царь и великий князь, чтоб были заедино со царем и великим князем на всех его недругов, и за то, что Юсуфа князя побили, послал со своими послами князю и мурзам жалованье свое казенное. А по Исмаилову челобитью на Волгу послал голову стрелецкого Григория Кафтырева со стрельцами да Федьку Павлова, а велел беречь на Волге по перевозам от Исуфовых детей и в Астрахань с Дербышем царем посланиями обмениваться; каковы будут вести, и им грести в Астрахань помогать Астрахани.

О присылке из Астрахани.
В тот же месяц май прислал из Астрахани Петр Тургенев, что приходили к Астрахани Ямгурчей царь с братиею, да Исуфовы дети, и Дербыш, соединясь с Казы мурзою и с Исуфовыми детьми, Емгурчия царя и с братиею Ногайлы царевича и брата его Крым-Гурей царевича побили. А побили их мурзы Исуфовы дети, а Дербыш их за то за Волгу перевез. В тот же месяц май писал с Волги Григорий Кафтырев, что встретил Петра Тургенева, а он гребет из Астрахани. А сказывает, будто его отпустил Дербыш царь к царю и великому князю, а послов своих не послал, а сказывает, что у него обмен сообщениями с крымским царем. И Григорий Петра воротил и сам погреб во Астрахань со стрельцами и со всеми казаками.

О присылке гонца из Крыма.
В том же году в месяце мае прислал из Крыма Девлет-Гирей царь гонца Ян-Магмета, а писал о дружбе, и послал послов своих, и великого князя посла Феодора Загряжского отпустил, а царь бы князь великий к нему послов послал, а срок учинил 20 дней, да солгал, послов не прислал. В тот же месяц июнь приехали к государю из Ногаев Игнатий Загряжский и Мясоед Вислово. А сказывали, что пришли на Исмаила Исуфовы дети да Казы мурза Ураков сын, да Исмаила согнали, а Казу мурзу убили.

О посылке царской на стада крымские.
В том же году в месяце июне послал государь на стада крымские воевод в Мамайлуг: в большем полку боярина Ивана Васильевича Шереметьева да окольничего Льва Андреевича Салтыкова; в передовом полку окольничего Алексея Даниловича Басманова да Бахтеяра Зюзина; в сторожевом Дмитрия Михайловича Плещеева да Стефана Сидорова. А велел им прийти в Мамаевы луга, промыслить на стада послать крымские, а самим остерегаться. И пошли из Белева на Троицын день, а шли Муравскою дорогою. И когда воеводы пришли выше Мжи и Коломака, прибежал к ним страж от Святых гор да станичник Лаврентий Колтовский товарища прислал с тем: царь крымский через Донец переправился со многими людьми, а идет к Рязанским или к Тульским украинам. И воеводы послали царю и великому князю с вестью, что царь крымский идет на его украину, а сами воеводы воротились и пошли по сакме. И примчались от воевод к царю и великому князю с тою вестью Ивашко Дарин с товарищами. В месяце июне в пяток отпустил царь и великий князь воевод своих на Коломну боярина князя Ивана Феодоровича Мстиславского с товарищами, а сам пошел с Москвы на третий день в воскресенье, а с ним князь Владимир Андреевич, да царь казанский Симеон, да бояре и дети боярские многие, и пришел в Коломну во вторник. И тут пришла государю весть в среду вечером, что крымский царь идет к Туле. И царь и великий князь пошел на Тулу со всеми людьми в четверток рано, и в тот день под Каширою государь через Оку реку переправился со всеми людьми и передовому полку велел идти скорее. И в тот день прислали к государю из Воротынских вотчин языка крымского. А сказывал, что крымский царь, идя к Туле, взял стражей, и сказали ему, что царь и великий князь идет на Тулу, и крымский царь воротился со всеми своими людьми во вторник, а людей с ним было всех из иных орд съезжих 6 000. И царь и великий князь послал доведаться подлинных вестей, и за царем послал многих подъездчиков, а сам к Туле пошел, не мешкая, в пятницу рано. И на Столке пришла весть к царю и великому князю от воевод, от Ивана Шереметьева с товарищами, что Иван, идучи за царем, посылал на его кош головы, а с ними детей боярских многих, Ширяя Кобякова да Григория Желябова с товарищами. И головы на царев кош пришли и коши взяли, лошадей с 60 000, да аргамаков 200, да 80 верблюдов. Да и весть воеводам прислали с тем, что кош взяли, и 20 языков к воеводам прислали. И языки воеводам сказали, что царь пошел на Тулу, а идти ему наспех за реку за Оку под Каширою. И воеводы пошли за царем наспех его колеею, и встретились со царем в среду около полудня на Судбищах, и со царем бились до вечера, и передовой полк царев и правую руку и левую потоптали, и знамя взяли ширинских князей, и бились до ночи, и тут стояли полки всю ночь. И воеводы посылали назад за головами и за детьми боярскими, чтобы к ним спешили, а они со царем бьются. И прискакали к ним немногие, а все поворотили к украине со всем кошем, куда ближе, на Рязань и во Мценск. А на утро в четверг бились до пятого часа дня, полки на полки напускали жестоким крепким боем и многих крымцев в его полках передовых побили. И царь крымский со своим полком пришел и со всеми людьми да воевод разгромил и людей побил многих, а сам к Туле пошел. И царь и великий князь пошел наспех к Туле, шел повсенощно и пришел на Тулу в субботу на солнечном восходе. И тут к государю приехали воеводы боярин Иван Васильевич да окольничий Лев Андреевич. А сказывали государю, что на кош послали многих людей и кош царев взяли, а спешили за царем по его государеву наказу, ожидали его в войне застать, если станет воевать и распустит войну, чтобы воеводам не приходить на всякий сброд, а не станет воевать, и они бы не стали его промышлять, смотря по делу; да за грехи с ним встретились, и бились со царем полтора дня. И которые люди на коше были, те к ним многие не приехали, а поехали с кошем по украинам. И царь потоптал и разграбил, и многие люди и с бою съехали, разбежались и поскидывали с себя оружие, а воеводы все, дал Бог, здоровы. Дмитрий Плещеев и Бахтеяр Зюзин приехали в тот же день. А окольничий Алексей Данилович Басманов да Стефан Сидоров, найдя в дуброве коши своих полков, велели тут бить по набату и в сурну играть, и к ним съехались многие дети боярские, и боярские люди, и стрельцы, тысяч с пять или с шесть, и тут отсеклись. И царь к ним приступал со всеми людьми, и с пушками, и с пищалями и до вечерни. И Божиим милосердием, дал Бог, Алексей Данилович тут от царя отсиделись, и из луков и из пищалей многих татар побили. И которых крымских царь взял детей боярских, те ему сказали, что царь и великий князь на Туле, и ожидают его на царя приходу. И царь крымский пошел назад наспех и через Сосну переправился на следующий день. И пришел Алексей к царю на Тулу в воскресенье со всеми людьми, дал Бог, здоровы. А Стефана тут в засеке ранили из затинной пищали по колену, а на бою его копьем ранили, и лежал 5 недель, и не стало его в чернецах и в схиме на Москве. И царь и великий князь стоял на Туле 2 дня, а за крымским царем не пошел, потому что промеж их 4 дня, а бой был от Тулы 150 верст, и пришла весть от подъездчиков, что царь идет в обход наспех по 70 верст на день. И дождался государь всех людей, и с Поля к Москве пошел, и пришел к Москве, и жаловал государь воевод и детей боярских, которые бились с крымцами. А всех было с воеводами детей боярских 4 000, а с людьми их, и казаков, и стрельцов, и кошевых людей 13 000. И от них было послано на коши с 6 000, и в ночи к ним поспело против четверга только с 500 человек, а те все и с конными со всеми отъехали на украины здоровы. А на бою убили и взяли детей боярских 320 человек, а стрельцов 34 человека, а боярских людей […].

В тот же месяц июль прислали из Литвы бискуп Павел виленский да воевода виленский пан Николай Радивилович к Макарию митрополиту да к боярину князю Ивану Михайловичу Шуйскому с грамотою торгового человека Демешку, чтобы митрополит молил и наводил на то царя и великого князя Иоанна Васильевича всея России, чтобы с королем похотел миру. Августа 25 митрополит послал в Литву дьяка своего Савлука Турпеева с грамотами, а писал о согласии и мире и на послов королевских от царя и великого князя послал грамоту покровительственную.

В тот же месяц август прислал из Астрахани голова стрелецкий Григорий Кафтырев сотника Стефана Кобелева. А сказывал, приехал Григорий Кафтырев со стрельцами, и Федька Павлов с казаками, и посол Петр Тургенев, а Дербыш царь и все астраханские люди из города выбежали потому: солгали им, что на них царь и великий князь рать послал и побить их велел всех, и они от страху выбежали все; а крымский к ним прислал трех царевичей да своего князя Чегилека и с пушками и с пищалями. И Григорий с царем Дербышем сообщениями обменялся и со всеми астраханскими людьми, и сказал им, что их царь и великий князь пожаловал и посла своего к Дербышу Леонтия Мансурова послал, и цариц отпустил, и дань им на сей год пожаловал государь отдать. И царь Дербыш с детьми и вся земля пришла в Астрахань и государю в холопстве учинились. Да Стефан же сказывал, что Исмаил князь, собравшись с детьми и с племянниками, пришел на Исуфовых детей, да их побил, Алы мурзу убил и иных, а иных разогнал, а сам опять учинился князем на всех ногаях.

Мая в 20 день отпустил государь в Астрахань посла Леонтия Мансурова к Дербышу царю со своим жалованьем да по Дербышеву челобитью отпустил к нему цариц астраханских, Тевкель царицу и с дочерью, да другую царицу Гандазу царя Шавкала дочь, да послов Дербышевых Кара-Иклиша князя да Курлена, да старых Емгурчеевых послов Тонотора князя с товарищами; а отпустил государь цариц и послов с Москвы в судах.

Того ж мая в 26 день отпустил царь и великий князь да митрополит Макарий образы и владыку Гурия в Казань, и во Свияжский город, и на все пределы Казанские, также и архимандритов и игуменов. И проводили царь и митрополит образы и владыку с крестами за Фроловские ворота, а до судов послали проводить владыку крутицкого, а до Симонова провожали архимандриты, и игумены, и протопопы, и от царя и от великого князя бояре.

О приезде черкасских князей.
В августе приехали из Черкасских земель князи черкасские Сибок князь да брат его Ацымгук князь жаженские черкасские государи да Тутарык князь Езбузлуев княжий сын. Да с Сибоком князем приехал сын его Кудадик, а людей с ними их полтораста человек. Да царя и великого князя посол пришел Андрей Щепотев. И били челом князи черкасские и от всей земли, чтоб государь пожаловал, дал им помощь на города турецкого и на крымского царя, а они холопы царя и великого князя и с женами, и с детьми вовеки. И Андрей Щепотев царю и великому князю то же сказывал, что дали правду всею землею быть им неотступным от царя и великого князя и служить им вовеки, как им государь повелит. И царь и великий князь их пожаловал великим своим жалованьем, а о турецкого царя городах велел им отмолвить, что турецкий султан в миру с царем и великим князем, а от крымского их хочет государь беречь, как возможно, а во своей им земле учинил отъезд и приезд добровольный, кормами их удоволил и казенным жалованьем. И Сибок князь бил челом царю и великому князю, чтобы государь пожаловал, велел крестить сына его Кудадека. А Тутарык князь о себе бил челом, чтобы его государь пожаловал, велел крестить. И царь и великий князь их пожаловал, велел крестить; и в крещении Тутарыку имя князь Иван, а Кудадеку князь Александр. И велел царь и великий князь князю Александру жить у себя в дворе, учить его велел грамоте со царем Александром казанским вместе.

О разъезде со свицкими немцами.
Учинился раздор со свицкими немцами (шведами) ореховским и корельским людям по рубежам. А перемирие было царя и великого князя наместникам новгородским с королем с Густавом свицким на 60 лет, и прошло 20 лет, и раздоры учинились многие с обеих сторон. Немцы за рубеж перелезли во многих местах, и наместники новгородские послали к королю, и король не похотел с наместниками посланиями обмениваться, захотел с царем и великим князем посланиями обмениваться, да выборгским наместникам не велел подпускать к себе посланников новгородских, а велел выборгским наместникам отписывать в Новгород, и новгородские наместники того слушать не стали. И потому люди по рубежу многие ссорились, с обеих сторон начали быть убийства и грабежи многие, и немцы, приходя, начали села жечь и детей боярских убивать, и гостей у себя многих задержали, не отпустили, и сына боярского на кол горлом посадили. И боярин и наместник новгородский о всех о тех обидах послал к королю свицкому Густаву посланника своего Никиту Кузьмина земца. И держали его в Выборге долго, и к королю пропустили, и король его назад не отпустил. И князь Дмитрий Палецкий, обменявшись сообщениями с царем и великим князем, послал свое взять Ивана Бибикова да с ним земцев и черных людей, да после о том сообщениями обменявшись, размен учинят. И немцы Бибикова побили наголову да пришли войною во многие места. Да отписал выборгский наместник Магнуш Николаев в Новгород к наместнику, что многие стались задирки и крови пролилось по рубежу, послать бы им добрых людей по рубежу с обеих сторон сыскать того. И князь Дмитрий, обменявшись сообщениями с господарем, да послал на рубеж на съезд Андакана Тушина, а немцы из Выборга, не дождавшись Андакана, прислали к Палецкому покровительственных просить на своего выборгского посланника. И князь Дмитрий покровительственные дал, и немцы на съезд не поехали, и по покровительственным своего гонца не прислали. И пришли вести к князю Дмитрию, что полностью король перемирие порушил, и он рать свою за царя и великого князя послал, и к государю отписал.

Царь и великий князь послал от себя воевод князя Андрея Ивановича Ногтева-Суздальского, да Захария Ивановича Плещеева, да Петра Петровича Головина, да из Новгорода велел идти дворецкому Семену Васильевичу Шереметьеву, а с ним велел собраться Обонежской пятине да Водской. А приказал им и велел того государь сыскать, отчего задирка учинилась с его стороны. А велел того беречь накрепко, чтоб несомненно в Немецкую землю не ходили великого князя люди ни войною, ни татьбою. И отписали то воеводы к царю и великому князю, что с обеих сторон воровства много, а потому кровь льется и дурно чинится, что промеж королем и наместниками новгородскими соглашения нет об управах.