Миссия Информарус

7065 (1557). О поездке царской к Троице и в Переславль.
Сентября в 10 день выехал царь и великий князь и со своею царицею и великою княгинею Анастасиею и со своим сыном царевичем Иоанном Иоанновичем, и брат его с ним князь Юрий Васильевич, к Троице и чудотворцу Сергию. И Воздвижение честного креста праздновали государи у Троицы в монастыре. И братию довольно учредили, и оттуда поехали государи в Переславль к великому Никите чудотворцу молиться. И у великого Никиты чудотворца в монастыре государи с теплою верою и с великим усердием праздновали, и в монастырь многие земли подал на прокормление братии, и повелел игумену общество соделать, ибо прежде сего особняк был, и многие деньги давали на собрание братии, и великий монастырь крепкий выстроили в честь Бога и угодника его Никиты чудотворца. И оттуда пришли государи к живоначальной Троице на память чудотворца Сергия и праздновали тут, как был его царский обычай, с великим благочестием и подвигом. И братию учредив довольно, и милостыню из своих рук царских всю братию, также сам царь и в больницах и в богадельнях давал милостыню своими руками довольно. И к Москве приехали государи того ж месяца в 29 день.

О приезде к государю от Ивана Черемисинова
В тот же месяц около Троицы приехали к царю и великому князю из Астрахани от Ивана Черемисинова, да от Михаила Колупаева, да от главных голов от Феодора Писемского да от Тимохи Тетерина сын боярский Антонко Потулов, да атаман казачий Архипка, да вятчанин Шелом. А писали из Астрахани головы, что пришли они во Астрахань, а город пуст, царь и люди выбежали. И головы в городе Астрахани сели и город сделали крепкий и, утвердив совсем, ходили за царем 5 день от Астрахани, пришли в Мочаки к морю, и нашли суда астраханские, и все посекли и пожгли, а людей не нашли, ушли на берег далеко. А в другой раз ходили главные головы Федор Писемский да Тимофей Тетерин и дошли до царя от берега верст с 20, и пришли ночью на царя и побили в улусах у него многих людей. И на утро собрались Дербыш царь с мурзами ногайскими и с крымскими и со всеми астраханцами, и бились с ними, до Волги идучи, весь день. И отошли головы со всеми людьми, дал Бог, здравы. А прежде них приходил на царя Ляпун атаман с товарищами и взял многие улусы, княгинь и девок, женок и робят, а людей побил многих, потому астраханцы выбежали из города. Иван Черемисинов с царем сообщениями обменивается и царю о себе бьет челом, что он изменил государю неволею, государь бы ему милость показал. И правду Ивану Дербыш царь и вся земля Казанская дала, что им ехать во град и служить царю и великому князю. И Андрея Тишкова выменяли на женок, а дали за него 15 женок астраханского полону. И укрепились во граде головы, что готовы бесстрашно сидеть, и по Волге казаков и стрельцов расставили, и отняли всю волю у ногаев и у астраханцев рыбные ловли и перевозы все.

О присылке из Астрахани.
Того ж месяца 23 дня прислал из Астрахани Иван Черемисинов да Михаил Колупаев казаков. А писали, что ногаи Исмаил князь с Исуфовыми детьми помирились, а Ших-Мамаевых детей отослали; и Ярослан мурза пошел было на Исуфовых детей Ших-Мамаевых, и Исуфовы дети Ярослана убили, и промеж собою бились три дня, и с обоих сторон многих мурз и татар побили. А Дербыш царь в город к ним не поехал, присягу свою изменил, а укрепляет его и от государя отводит от нашего Атман-Думан, крымского царя воевода, который к нему с весны прислан с людьми, с пушками и пищалями на бережение от царя и великого князя Исуфовых детей.

О приезде к государю казаков в Тонинское.
Того же месяца сентября в 29 день приехали к государю в Тонинское с Поля от Дьяка Ржевского казаки Ростлый Стефанов да Трухан Павлов. Дьяк крымских людей побил и в Путимль с Поля пришел, а привел 400 языков. И языки сказывали, что крымский царь был в собрании, а остерегался приходу царя и великого князя, и ныне людей распустил, а сам пошел в Крым.

О приезде к царю от Вишневецкого князя Дмитрия.
В тот же месяц приехал к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси от Вишневецкого князя Дмитрия Ивановича бить челом Михаил Ескович, что его государь пожаловал и велел себе служить, а от короля из Литвы отъехал и на Днепре на Кортицком острове город поставил против Конских Вод у крымских кочевищ. И царь и великий князь послал к Вишневецкому детей боярских Андрея Щепотьева, да Нечая Ртищева, да того ж Михаила с покровительственной грамотою и с жалованьем.

О приходе митрополита из Цареграда.
В тот же месяц пришел от патриарха Дионисия из Цареграда митрополит Иоасаф кизицкий к царю и великому князю, а привез от патриарха к царю государю и к царице мощи мученика Георгия, да Пантелеймона, да Варнавы апостола. Патриарх прислал бить челом из-за нужды от турков о милостыни. Да говорил митрополит царю и государю от Дионисия патриарха, что патриарх Дионисий константинопольский, архиепископы и епископы и со всем цареградским собором уложили соборно молить Бога о царе и великом князе Иоанне Васильевиче всея России, как и о прежних благочестивых царях, и руками своими утвердили, что им вовеки поминать и молить Бога о царе Иоанне, а кто не станет молить, тому в отлучении быть.

О приезде к царю.
Месяца октября во 2 день приехал к государю из Немецкой земли гонец Гришка Флямин бить челом о сале да о воске, чтоб им панцири пропускать, а государь бы их пожаловал, велел пропускать сало да воск. И царь и государь велел их послам быть, бить челом о том, а пожаловать их хочет. А гонца их отпустил.

О приезде из Литвы к государю.
Месяца октября в 5 день приехал к государю из Литвы гонец Григорий Вихторин, а писал король литовский о свицком короле, чтоб государь с ним помирился. И царь и великий князь королевского гонца отпустил к королю, а отписал, что свицкий король сообщениями обменивается и делает всякие дела с наместниками Новгорода Великого, и тому быть по старине.

О приведении к государю языков.
Месяца октября в 10 день приехал и к государю с Поля от Юрия Булгакова с языками казачьи атаманы Елка да Лопырь, а привели 8 языков, Нузыкея с товарищами; а было их полтораста человек, а шли под украину, и Юрий побил их наголову на Айдаре. И языки сказывали те ж вести, что и Дьяковы.

О приезде к царю от Вишневецкого.
Месяца октября в 16 день приехали к государю от Вишневецкого Андрей Щепотьев, да Нечай Ртищев, да князь Семен Жижемский, да Михаил Ескович с товарищами. А приказал передать князь Дмитрий, что он холоп царя и великого князя, и правду на том дал, что ему ехать к государю, а пошел воевать крымские улусы и под Ислам-Кирмень, служа царю и великому князю; а с Жижемским прислал трех языков крымских, а сказывали они то же, что и прежние языки.

Об освящении церкви.
Месяца октября в 1 день освящена была церковь Иоанна Лествичника да придел Евдокии преподобномученицы у Чуда архистратига Михаила на задних вратах царского строения. А на освящении был царь и великий князь, и его царица Анастасия, и сын его царевич Иоанн Иоаннович, да брат его князь Юрий Васильевич, да митрополит из Цареграда кизицкий Иоасаф, да старцы Святой горы; а освящал Макарий митрополит всея России со всем собором.

О приходе из Сибири Митьки Курова.
В тот же месяц пришел из Сибири Митька Куров, посол царя и великого князя. И с ним пришел от Едигера, князя сибирского, посол Баянда, а привез царю и великому князю дани 700 соболей. А об иной дани писал Едигер князь и вся земля Сибирская, что их воевал шибанский царевич и людей взял многих. А Митька Куров сказывал, что им было возможно сполна дань прислать, да не похотели.

Об опале царской на сибирского посла.
И царь и великий князь на сибирского посла опалу положил, велел его живым взять, а ему за стражей сидеть; а в Сибирь послал служивого татарина с грамотою, чтоб во всем перед ним, государем, исправились.

О поставлении града.
В ту же осень поставлен град в Галиче, а ставил его Иван Выродков.

О после из Ногаев.
Месяца декабря в 1 день пришли послы к государю из Ногаев, от Исмаила князя Темир, а от Исуфовых детей Айкула. А писал Исмаил князь, докладывал, что он с Исуфовыми детьми помирился, добили ему челом, а Дербыш царь от них побежал к Мекке. И Исмаил на том царю и великому князю велел бить челом, что его жалованием и страхом племянники его ему добили челом. А Исуфовы дети Юнус мурза да Алей мурза с братиею писали и приказывали государю и великому князю бить челом. Исмаилу они князю добили челом, царь бы их государь жаловал так же, как Исмаила князя. Да Исмаил же князь и все мурзы ногайские, соединившись, государю приказывали, ныне они все заедино; велит ли им государь на Крым идти самим или посылать братию и племянников, как им государь и великий князь прикажет, так и учинят.

О гонце из Крыма.
В тот же месяц пригнал гонец из Крыма к государю и великому князю от Девлет-Гирея, крымского царя, Каратжан да царя и великого князя гонец Юшко Мокшов, служивый татарин. Да полоняников отпустил царь на откуп всех, которых взял на бою, когда бился с Иваном Шереметьевым, 50 человек, Игнатия Блудова, Ахантовых и иных. Да гостей пришло ардабазарцев 300 человек с торгом. А писал Дивлет-Гирей к царю и великому князю, что уже он всеивать вражду оставил, а царь и великий князь с ним помирился бы крепко, и послов бы промеж собой добрых послать, которые бы могли промеж них любовь сделать и было бы кому верить. А посол царя и великого князя Федор Загряжский писал, что царь собирался во все лето и у турецкого помощи просил, а ожидал на себя приходу в Крым царя и великого князя. И сей осенью около Покрова у него Вишневецкий князь Дмитрий взял город Ислам-Кирмень, и людей побил, и пушки вывез к себе на Днепр в свой город. А с другой стороны черкасы пятигорские взяли два города, Темряк да Томан, а приходил черкасский Таздруй князь да Сибак князь с братиею, которые были у царя и великого князя на Москве. И царь де то проведал, что царь и великий князь не идет на Крым в сем году, и он хочет де мириться со царем и великим князем, не обманываясь, а послов де хочет прислать либо Кангалу князя, или Сулешева сына Мурат мурзу. И полоняники Игнатий Блудов с товарищами то ж сказывали.

О приходе царевича Тохтамыша.
В тот же месяц пришел из Ногаев царевич Тохтамыш, а царю Шигалею брат, а был много лет в Крыме, и хотели на царство, а Девлет-Гирея убить хотели, и царь то сведал, от того уберегся, и Тохтамыш в Ногаи убежал к Исмаилу князю, и Исмаил его отпустил служить царю и великому князю, а с ним прислал посла своего Бихчурю.

О приезде Кадыша из Астрахани
В тот же день приехал служивый татарин царя и великого князя Кадыш Кудинов из Астрахани от Ивана Черемисинова да от Михаила Колупаева. А писали Иван и Михаил, что Исуфовы дети Юнус мурза да Адалей Исмаилу князю добили челом, и с Иваном и с Михаилом помирились, и правду царю и государю дали на том, что им служить царю и великому князю, как Исмаил князь, и неотступными быть и до конца своей жизни, и у Астрахани кочевать, а лиха никакого не учинять. Иван да Михаил им дали суда, на чем им к Исмаилу ехать и чем в Волге кормиться. А Юнус мурза с братиею пришли на Дербыша царя да его прогнали, а пушки, которые ему прислал крымский царь, Юнус взял и прислал их в город к Ивану да к Михаилу. И Дербыш побежал в Азов, а оттуда к Мекке. А черные люди астраханцы приходят к Ивану и к Михаилу и бьют челом и правду царю государю дают, чтоб их государь пожаловал, велел жить по-старому у города Астрахани и дань давать, и вины бы им государь пожаловал простить, казнить их не велел; они черные люди, водил их царь и князи неволею, а иных астраханцев многих развели ногаи в то время, когда бегали от царя и великого князя. Да Иван же и Михаил писали, что к ним из Шамахи, из Шевкал, из Тюмени от царей присылка о мире была и о торговле и они к ним послали служивых татар по государеву царя и великого князя наказу.

О письме из Выборга к Глинскому.
В тот же месяц писали из Выборга к князю Михаилу Васильевичу Глинскому свицкого короля послы князь Штен Ерисоевич, на Гренцнаши властель Смолинской земли, да наместник на Еникупенги, да архибискуп упсальский Лаврентий Петрович, да местер Михаил Агрикула, бискуп в Абове, да Пантелей Гуленти на Поторпи, да Кнут Кнутович Набыскный, да Оливей Лаврентьевич писарь, что они пришли в Выборг декабря в 1 день, а идут к царю и государю и великому князю от Густава короля, и князь Михаил бы им прислал добрых детей боярских на обмену в закладе, а наперед того королевский сын Иван из Выборга о том же писал. И царь и великий князь велел князю Михаилу отписать королю, что промеж государей изначала ходят послы по покровительственным грамотам, а к королю от царя и государя покровительственная на его послов была ж, по которой ему прислать бить челом, а заклад в послах не ведется.

Об отпуске крымского посла.
В месяца январе отпустил царь и великий князь крымского царя Девлет-Гирея гонца Караджена с товарищами, а своего гонца к царю послал служивых татар Сюундюка Тулусупова с товарищами. А писал к царю: похочет быть в крепкой дружбе со царем и великим князем и на всякого недруга заедино, то бы, учинив правду с детьми своими царевичами, и с уланами, и с князями, и со всею землею пред Федором Загряжским, да прислал бы добрых людей в послах, кому возможно верить, и царь и великий князь к нему пошлет добрых послов Василия Иванова сына Наумова Филипова.

Об отпущении митрополита греческого.
В тот же месяц отпущен митрополит греческий, который от патриарха Дионисия цареградского приходил, Иоасаф кизицкий и еврапский. Да с ними ж отпущены старцы Святой горы Хиландаря монастыря священник Сильвестр с товарищами и иных монастырей старцы. А с митрополитом к патриарху послал царь и великий князь на милостыню и на сооружение ограды патриаршего монастыря на 2 000 золотых соболей да митрополита многою милостынею издоволил. А в Хиландарь монастырь послал государь также многую милостыню да катапетазму (завесу) шитую, на ней образы Господа нашего Иисуса Христа, и пречистой его Богоматери, и Предтечи, и многих святых, и чудно сотворена шитьем золотом и серебром и многими шелками, также утварью, жемчугом и камнями драгоценными, яхонтами и лалами обнизаной. И приходил государь тогда в Пречистую церковь, и пел молебны митрополит со всеми соборами русскими, а митрополит греческий на молебнах облачался в ризы, и все священники греческие и сербские, и пели молебны и воду святили со всех святых мощей, и митрополит Макарий обедню служил с русскими соборами, а греки не служили. А царь и великий князь слушал обедни тут же. И удоволил столом государь митрополита и святогорцев, дарами почтив, отпустил в Цареград, а к патриарху послал с митрополитом с грамотою Ивашку Волкова, а во Святую гору бывшего архимандрита Евфимиева монастыря Феодорита.

Об отпущении послов ногайских.
В тот же месяц государь отпустил в Ногаи к Исмаилу князю и ко всем мурзам послов их Темира с товарищами, а своих послов послал к Исмаилу князю Петра Григорьева сына Совина, а к Юнусу мурадину мурзе Елку Мальцева сына Даниилова, а к Араслану к теховиту мурзе Ивана Тверитинова, к Аналии мурзе Мокея Лачинова. И приказывал к князю и к мурзам, что по их челобитью из Астрахани и на Волге лиха им чинить не велел, а велел беречь во всем и торговать повольно, приказал о том к Ивану Черемисинову, а на Переволоке на Волге велел быть атаману Ляпуну Филимонову с товарищами, а на Иргызи сотскому стрелецкому Степану Кобелеву беречь ногаев от русских казаков и от крымских, а пойдут послы к Москве, им и послов перевозить; а князю Исмаилу и мурзам всем, кто к царю и великому князю недруг, и им тому недругом же быть и войною к ним ходить.

О голоде.
В том же году 65-м был голод на земле по всем московским городам и по всей земле, а больше Заволжье все: во время жатвы дожди были великие, а за Волгою во всех местах мороз весь хлеб побил; и множество народа от голода умерли по всем городам. И тот пришел грехов ради наших и за неисправление закона, за всякую неправду милостиво наказует, желая обращения, и покаяния, и отвращения от злоб своих, так он, благодавец, своею благодатию утверждает всех в заповедях своих и во всяком благочестии. А зима та была студена, великие морозы во всю зиму, и ни один день с оттепелью не бывал; и снега пришли более меры, многие деревни занесло, и люди померли по деревням, и на путях также много народа скончалось. Сии же мученически скончались, грехов ради наших они, бедная наша братия единоверная, зло скончались, голодом и морозом они жизнь закончили и очистились. Мы же, сие видев, если не уцеломудримся и не покаемся, большее нас осуждение ждет.

О послах от свицкого избранного короля Густава.
В месяце феврале пришли послы к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси от свицкого избранного короля Густава князь Штен Ирикович, да архибискуп Лаврентий упсальский, да бискуп Агрикула Михаил Абова города, да Бинтегутел, да Кнут Кнутов, да печатник королевский Оливей Лаврентьев бить челом, чтоб государь царь и великий князь гнев свой отложил, и рать свою унял, и перемирие учинил. А в посольстве говорили, чтоб королю со царем и великим князем посланиями обмениваться, а не с наместниками новгородскими, того ради и раздор учинился и война пошла. И царь и великий князь послал к ним с ответом окольничего своего Алексея Федоровича Адашева да дьяка Ивана Михайлова, а велел то отмолвить, что государю старины никак не рушить, буде похочет Густав король по старине перемирия с новгородскими наместниками, пусть рубежи прямые очистит по Магнуса короля грамотам, как имел с князем Юрием, когда тот был на Новгороде, и которых вопреки правде задержал, тех бы всех освободил. И много о том было разных слов, и послы били челом, что король их пред царем и великим князем виноват, а сотворили то люди порубежные без его ведома, а ныне бы государь пожаловал, велел наместникам новгородским утвердить перемирие по старине. А рубежи старые все король велел очистить, в которые сами было вступили люди его без его ведома. А которых гостей задержал и иных людей, тех всех со всем имуществом их отпустил король. Да бил челом о том, чтоб государь пожаловал, учинил свободу пленным, которых войною взяли боярин князь Петр Михайлович Щенятев да князь Дмитрий Федорович Палецкий с товарищами. И царь и государь повелел то отмолвить, что то сотворил король, а не царь и великий князь, и навел на свою землю войну за свое крестное преступление; и те уже разведены по разным землям, а которые еще не крещены, и тех кто захочет продать за свои издержки, пусть король их велит откупать. И послы на том государевом жаловании били челом, и на всей воле царя и великого князя послы добили челом, и царь и великий князь избранного короля Густава свицкого пожаловал и повелел новгородским наместникам боярам князю Михаилу Васильевичу Глинскому да Алексею Даниловичу Плещееву перемирие утвердить на всем на том, на чем государю добили челом, на 40 лет. И отпустил царь и великий князь послов с Москвы в Новгород марта в 6 день. И бояре и наместники новгородские князь Михаил Васильевич да Алексей Данилович послов свицкого короля к целованию привели и грамоты перемирные написали и утвердили печатями, отпустили их к королю, а от себя к королю послали посла Ивана Шарапова сына Замыцкого.

В тот же месяц прислал к государю бить челом магистр ливонский послов своих Фалентина, да Мелхера, да писаря Гануса, чтоб им дани царя и государя не дать, которую на себя положил бискуп юрьевский со своей области по гривне со всякого человека. И царь и государь велел своим окольничему Алексею Федоровичу да дьяку Ивану Михайлову, велел у них посольство выслушать и им отказать: что он по прежним перемирным грамотам и по их челобитью дань свою на них положил, и на том на Москве послы их Иван Бакостр да Владимир с товарищами крест целовали, а сам магистр да архибискуп и бискуп юрьевский перед новгородских наместников послом Келарем Терпигоревым крест целовали, что им по тому дань государеву сыскать за старые залоги, что не платили несколько лет, и впредь без промедлений платить с Юрьевской области по гривне немецкой со всякого человека, кроме церковных людей. А срок был в третий год исправиться по тому перемирию, и все им следовало свершать по перемирным грамотам. А магистр и архибискуп и бискуп юрьевский царю и государю того не исправили всего, на чем крест целовали, и государю теперь, положа упование на Бога своего, самому искать на магистре и на всей Ливонской земле. Да послам у себя быть не велел и отпустил их с Москвы бездельно. И отпущены с Москвы марта 12.

В том же году в апреле послал царь и великий князь окольничего князя Дмитрия Семеновича Шастунова, да Петра Петровича Головина, да Ивана Выродкова на Ивангород, а велел на Нарве ниже Ивангорода на устье на морском город поставить для корабельного пристанища. А положить велел заповедь в Новгороде, и во Пскове, и на Ивангороде, чтоб никто в Немецкую землю не ездил ни с каким товаром. А приедут немцы и в царя и великого князя вотчину, и с ними велел государь в своей земле торговать, кроме заповедного товару, а зацепки немцам не велел делать никаких.

О присылке к государю из Астрахани.
В том же году в месяце мае прислали из Астрахани Иван Черемисинов да Михаил Колупаев татарина служивого Байчура. А с ним писали, что астраханские люди многие царю и великому князю добили челом, и в город к ним пришли, и правду на том дали, что им служить царю и великому князю и ясаки платить, как прежде сего царям астраханским платили. А Исмаил князь ногайский присылал к Ивану и к Михаилу детей своих Магмета с братиею, и правду за отца и за всех мурз дали, что им царю и великому князю прямить во всем, а с Иваном побратались. И отпустил их Иван и Михаил к Исмаилу, а с ними послали служивых татар. А Юнус мурза, Исуфов сын княжий, мурадин ногайский, сам у них был и правду на том же им дал за свою братию, что им служить и прямить царю и великому князю, а царю и государю их пожаловать и воевать не велеть и позволить кочевать по старым местам. И кочевали и зимовали ногаи под Астраханью, и торговали во всю зиму в Астрахани повольно и полюбовно. А изо многих земель с ними сообщениями пересылались, из Шевкал, из Шамахи, и из Дербени, и из Юрчага, о братстве и о любви, по весне хотят со многими торгами быть в Астрахань. А с Бачурою прислал Ак мурза, Юсуфов сын, гонца, бьет челом государю на его жаловании и службу свою и своих братьев извещает.

О присылке к царю от Вишневецкого со Днепра.
В тот же месяц прислал к царю и великому князю с Днепра князь Дмитрий Вишневецкий казаков Дениска Малова с товарищами, путимльцев. А писал к государю, что царь крымский Девлет-Гирей и с сыном и со всеми людьми крымскими приходил под его город на Гордецкий остров и приступал 24 дня. И Божиим милосердием и царя и государя и великого князя именем и счастьем от царя отбился, и побил у царя многих людей лучших, и пошел царь от него с великим срамом. И докуда в том городе люди будут царским именем, крымцам на войну ходить никуда нельзя. И много Вишневецкий у крымцев кочевищ поосилел.

Об отписке из Казани от Шуйского князя Петра.
В том же году в апреле писал из Казани князь Петр Иванович Шуйский, велел арским и побережным татарам поставить на Каме в Лаишеве город. И князь Петр в нем устроил новокрещеных да стрельцов, а у них головы детей боярских, для ногайских людей приходу, а новокрещеным велеть тут пашню пахать, а у города у Казани и по пустым селам всем велел пашни пахать русским людям и новокрещеным.

О отписке из Свияги от Ивана Петровича.
В тот же месяц писал из Свияги Иван Петрович, что приходили на горную луговые люди, в головах Ахметек богатырь с товарищами. И Иван послал на них детей боярских, в головах князя Иосифа Лаврова с товарищами, и горных людей, и стрельцов, и своих людей. И луговых людей побили наголову, Ихметека богатыря живым взяли.

Об отписке из Казани, и из Свияги, и из Чебоксар, и на горную сторону во многие места.
А из Казани, из Свияги и из Чебоксар писали, что приходили луговые на Арские места и на горную сторону во многие места, и Божиим милосердием во многих местах их побили. И посылают из Казани, и из Свияги, и из Чебоксар на луговую воевать, и везде, дал Бог, воюют и здорово приходят во всю зиму и весну.

Об отписке Ивана Петровича из Свияги.
В том же году в месяце мае писал Иван Петрович из Свияги, что луговые люди прислали бить челом о своих винах, чтоб государь смилостивился над ними, вины их отдал и учинил в холопстве, как и горных людей, и ясак велел брать, как прежние цари брали. И царь и государь послал в Казань и на Свиягу стряпчего своего Семена Степановича Ярцова, а луговых людей велел пожаловать, вины их простить и к правде привести. И писал Иван Петрович, что луговые люди по государеву жалованью все добили челом, и приехали к Ивану луговые сотские Абыз с товарищами и правду дали. А черных людей посылал сына боярского Образца Рогатова всех к правде приводить, и черные люди все правду дали.

Об отписке из Казани от князя Петра.
А из Казани писал князь Петр Иванович, что Кебяк с товарищами прислали к нему и за свои вины добили челом, а башкирцы пришли, добив челом, и ясак поплатили.

Об отписке с Чебоксари от князя Петра.
А из Чебоксаров писал князь Петр Семенович, что Мамич-Бердеевы дети, и Кака сотский, и все остальные люди государю добили челом и к нему приехали и правду дали; а черных всех людей послали к правде приводить Даниила Чулкова.

О приезде из Казани Семена Ярцова.
И Семен Ярцов к государю приехал и сказывал от всех воевод казанских, и свияжских, и чебоксарских, что луговые люди все соединились и царю и государю добили челом, и всею землею все люди правду дали, что им неотступным быть от царя и государя вовеки и их детям и ясаки платить все сполна, как их государь пожалует. А к государю приехали от всей земли бить челом сотные князи их Казимир, да Кака, да Янтимир с товарищами. И царь и великий князь их пожаловал, вины их простил и грамоту жалованную дал, как им государю впредь служить. И Божиим изволением и его царским великим подвигом и у Бога прошением, и воевод и всех людей службою к нему государю казанские люди лучшие, их князи и мурзы и казаки, которые лихо делали, все извелись, а черные люди все до одного в холопстве и в дани учинились. И во всем ему, государю, Бог милосердие свое показал, и дело казанское окончательно в смирение привел, и бедным христианам свободу навеки учинил.

О разделении земель.
И боярин князь Петр Иванович на царя и государя, и архиепископу, и казанскому наместнику, и архимандриту, и детям боярским царевы села и всех князей казанских разделил, и пахать начали на государя и на всех русских людей и на новокрещенов и на чувашу.

Родился сын царю и великому князю царевич Феодор
В том же году мая в 31 день родился сын царю и великому князю от его царицы Анастасии царевич Феодор на третьем часу дня в понедельник 7 недели после Пасхи на 4-м часу дня и крещен в обители Чуда архистратига Михаила у чудотворца Алексия, а принял его от купели митрополит Макарий.

О посылании атамана Ляпуна на Волгу.
В мае же послал государь на Волгу атамана Ляпуна Филимонова с товарищами, а велел беречь, чтоб казаки не воровали и на ногайские улусы не приходили. И те казаки воры собрались, да Ляпуна перезвали в свои станы, а сказывали, что служат государю, Ляпуна убили и товарищей его побили. И после того шел в Астрахань Елизар Ржевский с казною и с запасами, и те же казаки приходили на Елизара и казну взяли государеву, и которые были в тех ушкуях люди, тех били. И Елизар, собравшись, ходил на них, и они отбились. И царь и государь послал из Казани Алексея Ершева, да Богдана Посникова сына Губина, да голову стрелецкого казанского Даниила Хохлова с детьми боярскими, и стрельцами, и с казаками, а велел тех воров с Волги согнать, и кого поймают, тех побить. И казаки с Волги от них сбежали, а которых догнали, и тех казнили. А на Дон государь послал Даниила Чулкова, да Ваську Хрущева, да с ними атаманов и казаков, а велел их искать и побить их, и Дьяку Ржевскому велел на них послать казаков к Азову, да идти от Азова вверх Доном искать их же.

О присылке из Астрахани.
В месяце июне прислали из Астрахани Иван Черемисинов да Михаил Колупаев атаманов казачьих Улана, да Арапа, да сотского стрелецкого Гаврила Богатырева. А с ними писали, что астраханские люди Чалым улан в головах, и муллы, и ходжи, и шихи, и шихзады, и князи, и все мурзы, и казаки, и вся чернь, Астраханская земля, к ним пришли, и государю добили челом, и правду дали. Михаил с Иваном привели их к правде и раздавали им острова и пашни по старине, и черным людям ясаки платить по старине, как прежним царям платили. А князи от себя прислали и от всей земли бить челом от всей земли, чтоб их государь пожаловал в Крым и в Ногаи не выдал и в холопстве у себя учинил, а прислал бить челом Алым уланова сына, а бьют челом от всей земли.

О приведении из Поля мурзы ногайского.
В тот же месяц привели из Поля атаманы Лог, да Исаак, да Кушник ногайского мурзу Махмет-Казы султана, Махмета мурзы сына, Шийдякова внука, а взяли его, когда он пошел от Исмаила князя, разбранясь, к брату своему Казыю мурзе Уракову, а с ним 500 человек. И казаки на них пришли и побили их наголову на Переволоке на Волге, и мурзу взяли, и к государю привели.

О приезде князей черкасских служить государю.
В тот же месяц приехали князи черкасские служить государю и об устрое бить челом в проки себе князь Маашук Кануков, да князь Себак Кансауков, да Чугук мурза, да Татар мурза, да Тохта мурза, служил у крымского царя, крымскому шурин, царя Девлет-Гирея старшая царица сестра его родная и дочь Тарзатык мурзы, да с ними люди их. И когда шли они к государю, приходили на беглых мурз улусы, ногайских мурз на Дону, и взяли у них Бечи мурзу, Бирючи мурзы сына, и государю привели. И царь и государь пожаловал и устроил их.

Государь пожаловал мурз ногайских.
А мурз ногайских государь пожаловал, выпустил Махмет-Казы мурзу Биюрючугова султана Гметева и к беглым мурзам послал татарина служивого Байберю Тяюшева. А писал к ним, чтоб Исмаилу князю добили челом, и царь и великий князь казакам своим не велит на них приходить и кочевать им велит на сей стороне Дона по Хопру и по Медведице. А Тохтамыш царевич к ним писал же, потому что те мурзы братья, и те мурзы взяты Магмет и Бичей чтобы царя и великого князя послушали и Исмаилу князю добили челом и юрт бы не пропал.

О поставлении града.
В том же году в июле поставлен град от немцев на устье Нарвы реки на Рассене у моря для пристанища морского корабельного, а ставил его Петр Петров да Иван Выродков.

О присылке из Астрахани.
В том же году в июле прислали из Астрахани Иван Черемисинов да Михаил Колупаев Ваську Вражского с черкасским мурзою Навлычем Кавлуковым, а пришел от братии от кабардинских князей и черкасских от Темряка да от Тазрюта князя бить челом, чтоб их государь пожаловал, велел им себе служить и в холопстве учинил их, а на Шевкал бы им государь пожаловал, астраханским воеводам велел помощь учинить. Да говорил Кавлыч мурза черкасский: только их государь пожалует, учинит у себя в холопстве и помощь им учинит на недругов так ж, как и братью пожаловал, черкасских жаженских князей Машука и Себока, с братиею их с кабардинскими черкасами в одной правде и в заговоре иверский князь и вся земля Иверская, и государю с ними же бьют челом, чтоб государь царь и великий князь их пожаловал по тому же, как и тех всех. Да Иван же писал, что пришли многие гости из Шамахи, из Дербени, из Шевкал, из Тюмени, из Юрьгенча, из Зарайчина со всякими товарами, Иван и Михаил им торговать велели и пошлины у них на государя берут. Да и из Астрахани ж пришли послы от Крымшевкала и от всей земли Шевкальской да от тюменского князя с подарками бить челом, чтоб государь пожаловал их и велел быть в своем имени, и в холопстве у себя учинил, и приказал астраханским воеводам беречь их от всех сторон, и торговым бы людям дорогу пожаловал государь, велел чистой учинить. И что государю у них полюбится и что велит к себе прислать, тогда то все к государю присылать станут ежегодно.

Царя и великого князя посол пришел из Ногаев.
В тот же месяц пришел из Ногаев царя и великого князя посол Петр Совин от Исмаила князя да его посол Таузар. И шертную грамоту Петр привез: Исмаил князь и все мурзы ногайские государю правду учинили на том на всем, как к ним государь писал, везде им царю и великому князю послушным быть и на крымского царя им заедино с царем и великим князем стоять. И честь Исмаил князь Петру Совину учинил, подобной которой никогда послу московскому не бывало в Ногаях. А правду с Исмаилом давали мурадин Юнус мурза Юсуфов сын, да Алей мурза и все Юсуфовы дети, да тиховат Араслов мурза, и белик мурза Булат, и многие мурзы, которые с Исмаилом князем; и правду все давали на всей воле государевой.

О присылке из Немецкой земли
В августе присылали из Немецкой земли из Ливонской магистр и архибискуп и бискуп с грамотою бить челом, чтобы государь пожаловал, дал покровительственную грамоту на послов на их. И государь покровительственную дал и послам их велел быть.