Миссия Информарус
Repetitor RU

7066 (1558). Царя и великого князя послы из Ногаев пришли.
В сентябре пришли из Ногаев царя и великого князя послы от Юнуса Елка Мальцов, от Орослана Иван Тверитинов, а от Олея Макей Лачинов, а с ними Юнусовы и тех мурз люди. А сказывал Елка, что Юнус с братиею Исмаила согнали со княжения, да Юнус учинился князем и царю государю правду учинил; укрепиться на княжении и царю и великому князю служить хочет, а изгонят его, который государев холоп, а иной надежды нет никакой. А в том бы государь на него кручины не держал, что с Исмаилом разбранился, прошла кровь у них, Исмаил отца у них убил. Да Елка же сказывал, что Исмаил, собрав, сына прислал Урус мурзу на Алея мурзы улусы да Алей мурзу поймал. Ярослан от Юнуса отстал да с Исмаилом же стался; и то еще неведомо, кто их пересилит. А Исмаиловы дети у Астрахани стоят, и крепки они царя и великого князя людьми, и Исмаилу та ж надежда.

О приезде из Сибири служивых татар.
В тот же месяц приехали из Сибири царя и великого князя служивые татары Девлет-Хозя да Собаня Рязановы, а с ними Едигера, князя сибирского, посланники Ивтемир с товарищами, а привезли дань Сибирской земли сполна, 1000 соболей, да дорожной пошлины 160 соболей за белку. Да и грамоту шертную привезли с княжьею печатью, что учинил себя князь в холопстве и дань на всю свою землю положил, и впредь без промедлений ту дань царю и великому князю со всей Сибирской земли давать. И царь и великий князь посла его Баянду выпустил, и пред очами своими дал ему предстать, и пожаловал отпустить, а с ним послал служивых татар за данью на следующий год.

Царя и великого князя посланник пришел.
В тот же месяц пришел посланник царя и великого князя Осиф Непея от Филиппа короля испанского и аглицкого и от королевы его Марии. А сказывал Непея, что едучи в Английскую землю разбило их корабли на море и королевский посланник Выцерт с товарищами утонул на море, а их прибило в Шацкое королевство, и оттуда его выпустили в Английскую землю, и король Филипп принял царя и великого князя присылку с великою любовью и честью и к царю его и великому князю отпустил. И писал с ним король Филипп и королева Мария с великою любовью и почестию и в подарках прислали льва да львицу живых, да король прислал доспех свой полный да дорогих тканей и атласа много. И Непее во своем жаловании дачку учинили великую, и царя и великого князя гостям путь чистый учинили, и двор им в большем своем в Лунском дали, и без всяких пошлин торговать велели. Да отпустил с Непеею мастеров многих, докторов, и золота и серебра искателей и делателей, и иных многих мастеров, и пришли с Непеею вместе.

В том же году в месяце октябре прислал царь крымский Девлет-Гирей гонца к царю и великому князю Акинчея из-под Азова. А писал, что ногайских мурз девять братьев взял со всеми улусами, да писал о запросе многом, а посла взялся отпустить, а своего прислать тотчас.

Из Ногаев о после от Исмаила князя.
В тот же месяц прислал из Ногаев Исмаил князь посла своего Бихчеру, да от мурз от белек Булат мурзы и от иных мурз послы ж пришли. А писал: которые мурзы девять братьев и Шийдяковы дети отстали были от Исмаила, и приходил на них крымский царь да Ислам-Газу мурзу Шийдякова и иных мурз и с улусами взял, а 9 братьев, Уразлыевы дети, Ойса мурза с братиею отошли от него совсем и к Исмаилу пришли, и по царя и великого князя велению Исмаилу добили челом и соединились. А из Астрахани Иван Черемисинов с товарищами, а писал о том же, что мурзы от крымского ушли, Иван их Исмаилу перевозить велел и с улусами.

Об отписке от князя Дмитрия Ивановича Вишневецкого из Черкасских земель да из Канева.
В тот же месяц писал из Черкасских земель да из Канева к царю и великому князю князь Дмитрий Иванович Вишневецкий, что он с Днепра с Хортицкого острова ушел, потому что корму не стало у него, и казаки от него разошлись, а царь крымский пошел на его город, да турецкого люди многие и в судах, да волохи, и он из-за корма не сел в городе, а пришел за Черкасские земли и Каневские, и государь как велит. И царь и великий князь писал к князю Дмитрию Ивановичу, велел ехать к себе, а Черкасские земли и Канев велел королю уступить, потому что царь и великий князь с королем в перемирье.

О приезде к царю Вишневецкого.
В ноябре князь Дмитрий Иванович к царю и великому князю приехал служить. И царь государь его пожаловал великим своим жалованьем и дал ему вотчину город Белев со всеми волостями и селами, да в иных городах села подклетные (государевы) государь ему подавал и великими жалованиями устроил. И князь Дмитрий государю и крест целовал на том животворящий, что ему служить царю и великому князю вовеки и добра хотеть во всем его землям.

О рати в Немецкую землю.
В тот же месяц царь и великий князь отправил рать на магистра ливонского и на всю землю Ливонскую за то, что целовали крест государю дань привести по гривне с человека от Юрьевской области и в иных земских делах, да не исправили по перемирным грамотам ни в чем, и дани не привезли, и на чем целовали, в том во всем солгали.

Об устроении полков в Немецкую землю.
И отпустил государь: в большем полку Шигалей, а бояр и воевод князь Михаил Васильевич Глинский, да Даниил Романович, да черкасские князи Сибок с братиею; а в передовом полку царевич Тохтамыш, а бояр и воевод Иван Васильевич Шереметьев старший, да Алексей Данилович Басманов, да черкасские князи князь Иван Маашик с братиею; да в передовом же полку Даниил Адашев, а с ним казанские люди из Казани, и из Свияги, и из Чебоксар, и черемиса и новокрещеные; а на правой руке царевич Кайбула, а воеводы боярин князь Василий Семенович Серебряный да окольничий Иван Васильевич Шереметьев младший; да на правой же руке князь Юрий Репнин, а с ним городские люди, сеит и князи и мурзы; на левой руке воеводы боярин князь Петр Семенович Серебряный да Михаил сын Петра Головина; в сторожевом полку воеводы князь Андрей Михайлович Курбский да Петр Петрович; а люди немногие с воеводами со всеми новгородские и псковские все, и московских многих городов. И с Москвы отпущены царь и воеводы, а велел государь в Новгороде собираться с людьми.

В месяце декабре пришли к царю и великому князю послы от магистра ливонского Клаус, да Томос, да Мельхер, а от бискупа юрьевского Елерт, да Христофор, да Влас Бека бить челом, и что дань у них с собою сказали. И царь и великий князь велел окольничему своему Алексею Федоровичу Адашеву да дьяку своему Ивану Михайлову посольства выслушать и о дани договор учинить. И послы били челом от магистра да от бискупа и от всей земли, чтобы государь головную дань по гривне с головы сложил и отставил, а велел бы уроком брать, по чему государь пожалует. И царь и государь пожаловал, а велел договорится, по чему брать и что за прошлые залоги взять. И добили челом, что дать за прошлые залоги и за нынешней подъем без половины пятьдесят ефимков, а московских 18000 рублей, да впредь платить с Юрьева по 1000 золотых угорских каждый год без промедлений, а о иных делах договор бы учинили. Да сказали, что того с собой у них нет, начали сроку просить, чтоб государь ныне рать свою отставил, а желая рать утомить дорогами и впредь лгать. И государь их с Москвы отпустил без дела, а рати своей идти велел в их землю за их неправду и крестное преступление.

В тот же месяц от крымского приехал гонец царя и великого князя Сююндюк Тулусупов, а крымский царь прислал своего гонца Тутая. А писал, что правду учинил на том, что царю и великому князю к нему в Крым посылать подарки большие да и ту дань, что король литовский дает, тогда и правда в правду и дружба будет; а не похочет царь и великий князь посылать по столько, и он бы сих послов разменял. И царь и великий князь разменяться велел, и послам отказать велел, и по тому делать не похотел, что царь непригоже писал, к дружбе то не пристойно. А Федор Загряжский то же писал, что царь крымский правду давал, а выговаривал такое, чему статься нельзя.

От Исмаила князя посол пришел.
В тот же месяц прислал Исмаил князь из Ногаев посла своего Байтерека, и от иных мурз послов, а били челом, чтоб государь пожаловал отпустил с ними мурз Магмета-Казым мурзу Шийдякова да Бечий мурзу и на крымского бы царя помощь оказал.

Об отпуске полоненных мурз к Исмаилу.
В месяце январе царь и великий князь отпустил к Исмаилу в Ногаи мурз полоненных, смилостивился, Махмет-Казым мурзу, и Биче мурзу, и Исмаилова посла Бейтерека с товарищами, да служивых татар, и на крымского помощь взялся дать; а им, собравшись, идти же велел самим или братию и племянников отпустить.

Об отпуске Вишневецкого на крымского царя улусы.
В тот же месяц царь и великий князь отпустил на крымские улусы князя Дмитрия Ивановича Вишневецкого, да с ним черкасского мурзу кабардинского Канлыча Канукова государь отпустил в Кабарду в Черкасские земли, а велел им, собравшись, идти всем к князю Дмитрию на помощь; а отпущен в Черкасские земли, на Казань да на Астрахань судном, и с Черкасских земель им идти ратью мимо Азова. Да с князем Дмитрием же брать отпустил Игнатия Заболоцкого с жильцами, да Ширяя Кобякова с детьми боярскими, да и Даниила Чулкова, да Юрия Булгакова и иных атаманов с казаками, да сотских со стрельцами. А велел им государь идти прямо, а после затем велел суда сделать и с запасами идти на Днепр. И велел государь князю Дмитрию стоять на Днепре и приглядывать за крымским царем, сколько ему Бог поможет.

В тот же месяц из Крыма посол Федор Загряжский пришел, а Девлет-Гирея царя посол с ним же пришел Янбудули Мелдеш. А сказывал Федор, что царь правду учинил, что быть в дружбе и в братстве, и царевича сына своего на короля литовского отпустил. А у правды то царь говорил, что присылать великому князю казну, как и к Махмет-Гирею царю, тогда дружба в дружбу, а если столько не пришлет, тогда и правда не в правду; а повоюет короля, и царю и великому князю ту ж дань давать, которую король сейчас дает. И царь и великий князь по тому с ним делать не похотел и посла своего к нему не послал, то положил на Бога, что милосердый Бог устроит: подарки берет и правду дает, а всегда изменяет. А старого его посла Шах-Мансур улана с товарищами отпустил к царю, а с ним послал гонца своего служивого татарина Тафкея Темеева. А писал к царю, за что у них ныне доброе дело не сталось, а захочет царь добра, и он бы непристойное отставил и многие запросы, а будет чему у них верить, и царь и великий князь с ним мирится захочет. А посла его Елбуду князя с товарищами на Москве оставил и гонцов всех с ним же оставил.

Присылка от царя Шигалея и от бояр и воевод из Немецких земель.
В тот же месяц в Масленое заговенье приехал к царю и великому князю из Немецкой земли от царя Шигалея и от царевичей Уразлы князь Канбарова Мангит да Семен мурза князь, а от бояр и воевод от князя Михаила Васильевича Глинского с товарищами князь Василий Иванович Барбошин да голова стрелецкий Тимофей сын Ивана Тетерина. А сказывали государю от царя, и от царевичей, и от воевод: как пошли изо Пскова, и отпустили наперед себя воеводу князя Василия Ивановича Барбошина, да князя Юрия Петровича Репнина, да Даниила Федоровича Адашева, да с ними ж отпустили с татарами Уразлы князя Канбарова, да Екара мурзу, да Кенич мурзу Салнаглычева, да с ними ж головы с детьми боярскими, и головы с казанскими татарами и новокрещеными, и черкас пятигорских князя Ивана и князя Василия людей черкасских князей, и стрельцов, и казаков. И князь Василий, и князь Юрий, и Даниил воевали 9 дней, а пришли на засевших людей, а у Нового городка, и у Керепеки города, и у городка у Курслова, да у Бабьего городка посады пожгли, и людей побили многих, и полону бесчисленно много взяли. А война их была возле литовского рубежа вдоль на полтораста верст, а поперек на 100 верст. А сошлись с царем и воевали под Юрьевым, дал Бог, здоровы. А царь и воеводы пошли к Юрьеву, а идучи воевали по обе стороны, и Костер городок взяли, и людей, которые из него побежали, побили многих, и посылали головы во многие городки, и посады пожгли, и людей многих побили. И когда пришли к Юрьеву, тут вылезли из города и встретили воевод немцы пешие и конные с 500 человек, и пришли на ертаулов, а в ертаулах были головы князь Никита Приимков, Дмитрий Пушкин сын Шафериков. Да послал боярин и воевода Иван Васильевич Шереметьев голову Василия Вешнякова, а с ним детей боярских, да послали воеводы князь Василий Семенович Серебряной да Иван младший Шереметьев из правой руки детей боярских, и из передового и из правой руки многие черкасы и дети боярские поспели, да немцев побили наголову, и побивали их по самый город; а к воеводам привели 54 человека. И стоял царь и воеводы под Юрьевым три дня, да пошли за Омовжу реку к Ракобору, и послали наперед себя князя Ивана Мовкошева да Богдана Сабурова с товарищами. И с Ракобора приходили немцы многие конные и от Муки городка, и тех побили наголову и иных многих взяли. Да у городка у Муки людей многих побили и посады пожгли. Да пошли царь и воеводы направо к морю, а войну послали по Рижской дороге, и по Колыванской дороге воевали за пятьдесят верст, а от Колывани за 30. Да посылали голов к городку Ковгуду, Романа Плещеева да Шафра Чеглакова, и у Конгуда посад пожгли, и людей побили многих, и полон взяли многий. Да под Лаюс город посылали голов стрелецких Тимофея Тетерина да Григория Кафтырева, а с ними их сотские и стрельцы, да голов с детьми боярскими Михаила Чеглокова, да Семейку Вишнякова, да Федора Уского, и татар, и черкасов, и мордву. И под Лаусом много сбежавших людей собралось, и головы под город пришли, и посад пожгли, и побили многих людей, а убили больше 3000, и взяли множество полону и жеребцов и всяких пожитков. Да посылали под Васкилус городок да под Поркелл городок, и у тех городков посады пожгли, и людей побили многих, и полон взяли. И пришли царь, и царевич, и воеводы к морю, и оттуда поворотились к Ругодиву, и пришли на рубеж к Чудскому озеру на Козлов брод выше Ругодива города, потому что из Ивангорода князь Шастунов Дмитрий все те места повоевал и повыжег. И люди царя и государя, дал Бог, все вышли с воеводами здоровы. А где ни приходили немецкие люди на пришедших в набег за добычей, и тут, дал Бог, везде немцев побивали. А государевых людей побили под Курсловом в воротах, Ивана Ивановича Кляпика-Шеина, да в набегах и в иных местах пять сынов боярских, да стрельцов десять человек, да трех человек татар, да боярских человек с 15; а иные люди, дал Бог, все здоровы. А Немецкую землю повоевали и выжгли, и людей побили во многих местах, и полону и богатства множество взяли. И когда вышли, царь, и царевичи, и бояре, и воеводы послали к магистру грамоту, а писали к нему, что

«это за их неисправление и за крестное преступление и за разорение церквам христианским. И государь царь православный послал на вас войну, и та кровь пролилась от вашего неисправления. И буде есть хотение пред государем исправится и кровь унять, вы бы прислали бить челом государю, а царь, и царевичи, и бояре станут государю об них печаловаться».

Отписка от магистра с челобитьем к государю.
Месяца марта в 1 день магистр прислал к царю Шигалею грамоту, чтобы царю и государю печаловался, чтобы пожаловал, покровительственную грамоту дал и велел послам к себе быть бить челом за свои вины и дань привести. И царь и великий князь их пожаловал покровительственную грамоту дал на послов, и с данью велел быть, и за все свои вины бить челом.

Приход к государю от турецкого султана купца его Мустафы-Челебея.
В месяце марте пришел из Цареграда от султана турецкого купец его Мустафа-Челебей, а привез две грамоты от султана к царю и великому князю, а писаны золотом имя царя и великого князя и султаново. А в грамоте писано:

«Сюлейман султан царь, Селюма султана сын, силы инаходец Христову веру держащему, в великих князях превеличайшему мессийских превеличайших превосходящий честью, так и всем родам христианским правителю несместимому и счастливому, много воинства имеющему, крепкого разума, государю многим землям, великому московскому королю, царю Иоанну в добром пребывании быть».

Да после писано чернилами, воспоминая прежние пересылки о заморских гостевых развлечениях и о любви. А другая грамота по тому ж писана. Да писал султан к царю и великому князю, что отпустил Мустафу на себя потребное купить, и царь бы и великий князь тамги не велел взять и велел бы в своих государствах торг ему дать. И Мустафа-Челебей принес от себя к царю и великому князю многие дары, и их детям царским царевичу Иоанну и царевичу Феодору, бархаты и атласы дорогие с золотом и ковры шелковые с золотом.

Об отписке воевод с Ивангорода.
В тот же месяц писали к царю и великому князю с Ивангорода князь Григорий Куракин да Иван Бутурлин, что немцы из Ругодива на ивангородский посад стреляют из наряду, а они не смеют без государя царя ведома. И царь и великий князь послал жильца своего Ивана Михнева во Псков, а велел идти воевать в Немецкую землю с Изборска князю Григорию Темнику да Богдану Сабурову, да с Вышгорода князю Григорию Голове Звенигородскому да Ушатому-Чоглакову, да с Красного городка Фоме Третьякову, да Попадье Вышеславцеву. И князь Григорий по царя и великого князя наказу, сошедшись с товарищами, воевали в Ливонских немцах город Влех, город Резицу, город Лужу, город Часвани, села и волости многие, и полону взяли и побили многих; и были воеводы в земле четыре дня. А как пошли из земли, встретили их немцы конные нарядные и пешие с нарядом. И Божиим милосердием воеводы их всех побили наголову и наряд взяли, взяли четыре пушки и с порохом, с ядрами. И прислали воеводы к государю, князь Григорий с товарищами, Ждана Вешнякова да Ивана Михнева, да 26 немчинов и в доспехах, да 4 пушки и со всем нарядом. А воеводы пришли со всеми людьми, дал Бог, здоровыми и стали по своим местам. А на Ивангород государь послал дьяка своего Шестака Воронина, а велел изо всего наряду стрелять в Ругодив.

О присылке от магистра ливонского к государю с челобитьем.
В тот же месяц прислал магистр, и архибискуп, и бискуп, и вся земля к государю и царю и великому князю бить челом немчина Степана Лытарева о покровительственной грамоте на послов, чтоб государь пожаловал, велел рать свою унять и дать покой, в которое время во всем перед государем исправится. И царь и великий князь к магистру и ко всей земле отписал, что покровительственную послал наперед сего, и им самим по той покровительственной быть и послов прислать за свои вины бить челом, дорога чиста и приехать и отъехать; и рать в то время унять велел государь.

О посылке в Литву Романа Олферьева.
В месяце апреле приехал из Литвы от короля посланник царя и великого князя Роман Васильевич Олферьев. А послал его царь и великий князь с тем: царевич крымский воевал Литву, и король бы то себе рассудил, что многие годы кровь христианская льется от рук басурманских, а дань крымский царь всегда на короле берет; и что в том прибыли, что христианство от басурманства гинет; царь и великий князь уже многие годы со многими послами и посланниками его напоминает, чтобы с ним похотел заедино стать о свободе христианской. И король к царю и великому князю отписал, что всякого покою христианского хочет, и любо ему царя и великого князя присылка, а пришлет своих посланников вскоре, а с ними обо всем подлинно прикажет, как у них тому делу делаться. А Роман сказывал: велел ему с собою видеться в Пречистой маршалка королевский Остап Волович, и были в том костеле воевода виленский да тот же Остап; а говорили о многих делах государских, что король их весьма хочет вечным миром мириться и на крымского заедино стоять, и выспрашивали обо всем Романа, как ныне царь и великий князь с крымским живет. И Роман сказывал, что крымский царь посла государя нашего отпустил и своего прислал и писал к царю и великому князю, что короля воевать начал, а царь бы и великий князь с королем не мирился ж; и царь и великий князь ради христианства со царем миру не похотел и посла своего не послал, а послал Вишневецкого со своими людьми, с казаками и стрельцами, крымскому недружбу делать и мстить кровь христианскую: царевич Волынь воевал короля, а на Волыни все живут христиане по государя нашего правде изначала, как стали заботиться о покое христианском. И воевода и Остап маршалка говорили, что королю то весьма любо, и пошлет король обо всем своих посланников к царю и великому князю.

Об отписке с Ивангорода от воевод.
В тот же месяц писали с Ивангорода воеводы, что из Ругодива беспрестанно стреляют на Ивангород и людей убивают многих. И посылали в Ругодив с выговором, что вопреки покровительственной грамоте стреляют и раздор делают, а сами сроку упросили на две недели, а все две недели стреляют из наряду и людей убивают. И немцы отказали:

«Князец де стреляет, нам де его не унять».

И царь и великий князь писал к воеводам и дьяку Шестаку к Воронину, а велел стрелять изо всего наряду по Ругодиву, а по иным по всем украинам воевать не велел. И стреляли неделю из всего наряду, из прямого бою из высокого каменными ядрами и огненными, и нужду им учинили великую и людей побили многих. И в великую субботу выехали к ним ругодивские посадники и били челом воеводам, чтоб им государь милость показал, вины им простил и взял их в свое имя; а за князца они не стоят, воровал к своей голове; а и от магистра они и от всей земли Ливонской отстали, чтоб им позволили к государю ехать, а воеводам на то время заклад дадут иных людей. И воеводы князь Григорий Андреевич Куракин, да Иван Андреевич Бутурлин, да дьяк Шестак Воронин прислали с тем Богдана Ржаникова, что ругодивцы государю бьют челом и даются во всю его государеву волю. И послали к государю бить челом ратманы (члены магистрата), и посадники, и бурмистры, и палатники свою братию посадников Якима Кромыша да Захара Вандина с товарищами, и на Ивангороде посадили в заклад у воевод палатников своих лучших людей Ивана Белого да Ашпира Чермного, что им ждать, пока государь их чем пожалует, а им пока с магистром посланиями не обмениваться и помощи себе не искать, а быть им в воле государевой.

О посылке воевод на Ивангород.
И царь и великий князь по тем вестям послал на Ивангород воевод своих боярина Алексея Даниловича Басманова да воеводу Даниила Федоровича Адашева, а с ними велел быть детям боярским новгородским Водской пятины. Да послал с ними ж голов стрелецких Тимофея Тетерина да Андрея Кашкарова, а стрельцов с обеими послал 500 человек. И если ругодивцы не солгут, царь и великий князь Алексею и Даниилу велел быть в Ругодиве; а солгут, им государь велел делом своим и земским промышлять, сколько милосердый Бог поможет. И мая в 1 день Яким и Захар к Москве приехали. И царь и великий князь велел окольничему своему Алексею Федоровичу Адашеву да дьяку своему Алексею Федоровичу ругодивских посадников Якима и Захара принять у себя и выспросить их, что челобитье их и какого государева жалования хотят на себя видеть. И Яким и Захар били челом сперва о том, чтоб им от магистра не отстать, а государь их чем пожалует, и они тем государю челом бьют. И Алексей и Иван то им отмолвили, что они через покровительственную грамоту стреляли на государев город и по людям, а сами по своей нужде били челом, что от магистра отстали, хотели быть во всей государевой воле;

«и ныне воля государева: вам надлежит выдать князца с вышгорода и город вам с вышгородом сдать государя нашего воеводам, а вас государь пожалует, из домов ваших не разведет и старины вашей и торгу у вас не порушит, а владеть будет царь государь вышгородом и Ругодивом и всеми землями ругодивскими, как магистр и князец у вас владел, а иначе тому делу не бывать».

И Яким и Захар добили челом на том на всем государю. И царь и великий князь велел им у себя быть. И били челом государю о том, чтоб их взял во свое имя, вышгород, и Ругодив, и всю землю Ругодивскую, а о князце, как государь пожалует, к себе ли его велит взять или пожалует его, велит выпустить. И царь и великий князь ругодивцев ратманов, и посадников, и бурмистров, и палатников, и всю землю Ливонскую пожаловал, взял в свое имя и на том дал свою жалованную грамоту, какое было к ним государево жалование. И Яким и Захар за свою землю Ругодивскую государю крест целовали, что им служить государю, и город сдать, и иного государя не искать мимо царя и великого князя и детей его. И царь и великий князь их пожаловал, отпустил на Ивангород с Федором Писемским, к воеводам писал, чтобы его жалование сказали земле Ругодивской, на чем государь их пожаловал, и от магистра их велел беречь.

Об отписке с Ивангорода от Даниила Адашева.
И в тот же месяц писал с Ивангорода Даниил Адашев, что он посылал в Ругодив сказать государское жалованье, что их государь по их челобитью пожаловал и от магистра беречь велел. И пришли с Ругодива от посадников ратман Ромашко впятером с товарищами:

«О том де мы не посылали Якима и Захара, что нам от магистра отстать».

И Даниил их до прихода Якима и Захара с Ивангорода не отпустил; и приехав, Яким и Захар договор учинили. В тот же месяц писали с Ивангорода боярин Алексей Данилович Басманов с товарищами с Ондрушкою Зиячесломским: стояли от воевод стражи за Ругодивом по Колыванской дороге; и вот идут с нарядом многие люди конные и пешие в Ругодив; отпустили за реку, с иных городов к ним пришли, Афанасия Михайлова сына Бутурлина, да Ука Заболоцкого, да Ивана Шарапова сына Замыцкого, да голов стрелецких Тимофея да Андрея, чтоб стражей стоптать не дать и отвести бы стражей к себе за реку. И воеводы, отвозя к себе через реку стражей, перевозили их на ивангородскую сторону, а начали перевозиться ниже Ругодива 5 верст. А немцы весь наряд в Ругодив отпустили, а сами конные и пешие пришли к перевозу на Афанасия с товарищами. А всего осталось на той стороне, которые не поспели переправиться, человек с 100, а немцы пришли на них человек с 1000 и конных и пеших. И Бог милосердие свое показал, побили немцев многих и гнали 5 верст под самый Ругодив, а взяли у них 33 человека. И языки воеводам сказали, что ругодивцы царю и великому князю изменили, и к царю и великому князю Якима и Захара отпустили, а к магистру тотчас послали, чтоб их не выдавал. И магистр прислал князца колыванского, а с ним 1000 человек конных, да пеших с пищалями 700 человек, да с нарядом людей. И ругодивцы промеж собою и крест целовали, что им царю и великому князю не сдаться.
О присылке с Ивангорода с сеунчем от воевод.
В месяце том же прислали из Ругодива воеводы и боярин князь Алексей Данилович и Даниил Федорович с товарищами Андрея Ивановича Сабурова, да князя Ивана Петровича Охлебинина, да голову стрелецкого Алексея Кошкарова с сеунчем возвестить величие Божие, как милосердый Бог показал милость свою государю нашему над Ругодивом и вышгородом.

Взятие ругодивское.
Мая в 11 день в среду загорелось в Ругодиве и начало гореть во многих местах. И воеводы к ним послали: на чем били челом государю, чтобы на том слове стояли и государю добили челом; и их в город пустили. И немцы отказали: на чем за них Яким и Захар крест целовали, того не похотели учинить. И воеводы к городу приступили со всеми людьми, в Рузские ворота велели приступать головам стрелецким Тимофею да Андрею со стрельцами, а в Колыванские воевода Иван Андреевич Бутурлин да с ним головы с детьми боярскими. И немцы бились с ними жестоко. И головы стрелецкие ворота у них те взяли и на город взошли, и в те ворота вошли Алексей и Даниил, а в Колыванские Иван Бутурлин, и немцев побили многих. И собрались те в вышгороде, и к вышгороду воеводы приступили до вечера со всех сторон, и из наряду с Ивангорода и из Ругодива из их же наряду стреляли по вышгороду. И прислали бить челом немцы, чтобы воеводы пожаловали их, князца выпустили и с прибыльными людьми. И воеводы князца из немцев выпустили, и вышгород и Ругодив Божиим милосердием и царя и великого князя государя нашего у Бога прошением и правдою взяли, и со всем нарядом, и с пушками, и с пищалями, и с жизнями немецкими. А черные люди все добили челом и правду государю дали, что им быть в холопах у царя и великого князя и у его детей вовеки. А загорелся, сказывают, город так: варил немчин пива да исколол Николы чудотворца образ, да тем образом огонь подгнетал; и сошел пламень и пожег все дома. А когда воеводы взяли ворота и в город вошли, и увидели на великим пламени образ пречистой лицом лежит на огонь, и образ взяли ничем невредимый. А в другом месте нашли Николин образ. И от того времени, как образы взяли, огонь начал стихать, и немцы в вышгород побежали побитые. И взят был Ругодив на обновление Цареграда и на память святого мученика Мокия в среду на пятой неделе после Пасхи. И царь и великий князь о сем Богу хвалу воздал, пришел в церковь Пречистую соборную и пречистой Богоматери и великим чудотворцам молебны сотворил о таком несказанном даре и чуде Христа Бога нашего.

Об освящении града Ругодива.
А в Ругодив государь послать велел архиепископу новгородскому архимандрита юрьевского и протопопа софийского и велел город освящать во имя Божие святой живоначальной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, и церковь в вышгороде воздвигнуть Воскресение Христа Бога нашего, а в Ругодиве храм пречистой Одигитрии соборный и иные храмы ставить, и с крестами по городу и вокруг города ходить, и обновить от веры латинской и лютеровой, и утвердить в вере непорочной православной христианской.

О жаловании государевом к воеводам.
К воеводам и ко всем детям боярским послал со своим жалованием, а черных людей пожаловал, велел им жить по своим местам и полон ругодивский отпустить велел, сыскав, который был еще не распродан по иным землям.

Об отписке от Вишневецкого с Иваном Мячковым.
В тот же месяц прислал князь Дмитрий Иванович Вишневецкий с Днепра царю и великому князю жильца государева Ивана Мячкова. А писал с ним, что приходил к Перекопи, а людей ему навстречу крымские не бывал ни один человек, а стоял и ночевал и на следующий день до середины дня за 10 верст от Перекопи, и пошел к Днепру на Тованский перевоз ниже Ислам-Кирменя на без половины тридцать верст, и на перевозе стоял три дня, а крымцы к нему не бывали и не являлись никто. А сказывают, царь крымский со всеми людьми был в осаде. И пришел на Ортинский остров, дал Бог, со всеми людьми здоровыми. И тут дождался Дьяка Ржевского с судами, и встретил Дьяка выше порогов, и косы и с запасами оставил выше порогов на Монастырском острове. А детей боярских, которые утомились, отпустил к царю и государю с Онуфрием Лашицким, а у себя оставил немногих людей, детей боярских, да казаков и стрельцов. А сам пошел лето проводить в Ислам-Кирмень и приходить на крымские улусы на Перекопь и под Козлец хотел, сколько ему милосердый Бог поможет. А на Днепре улусов не застал, потому что король послал к царю в Крым весть, что царь и великий князь послал на его улусы, и царь крымский улусы все забил за Перекопь, а сам в осаде был. А Онуфрий Лашицкий пришел к царю и великому князю со всеми людьми, дал Бог, здоровые. И царь и великий князь послал к князю Дмитрию Ивановичу Никиту Алексеева сына Карпова и к головам к Игнатию Заболоцкому, Ширяю Кобякову, Дьяку Ржевскому, Андрею Щепотьеву со своим жалованьем с золотыми. А князю Дмитрию, а с ним Игнатию Заболоцкому велел к себе ехать. А оставить велел на Днепре Ширяя Кобякова, да Дьяка Ржевского, да Андрея Щепотева, в месте где пригоже, а с ним детей боярских немного. А с казаками велел государь оставить Даниила Чулкова да Юрия Булгакова, промышлял государь себе, хотел своим делом промышлять, как ему милосердый Бог поможет.

О присылке от магистра ливонского к государю с челобитьем.
В тот же месяц пришли от магистра ливонского и от бискупа юрьевского к царю и великому князю послы Федор Ферштемберг, брат магистра, да Клас, да Семен, да Мелхир; а бискуповы дети архимандрит юрьевский Велвь, да Ганус Иван, да Влас Бека. И Клаус и архимандрит по дороге померли. А Федор с товарищами у царя и государя были и били челом государю, чтоб государь их посольство выслушать велел. И царь и государь велел окольничему своему Алексею Федоровичу Адашеву да дьяку Ивану Михайлову посольство их выслушать. И били челом послы, что земля их повоевана, а дани им платить нечем, чтоб их государь пожаловал, дани на них иметь не велел, а в иных данях впредь исправятся. И царь и великий князь велел послам ответ учинить: царь и государь было их пожаловал и покровительственную на послов дал, их после покровительственной воевать не велел; и оные после покровительственной из Ругодива две недели стреляли по Ивангороду и людей побивали, и царь и великий князь по Ругодиву стрелять, промышлять над ними велел; и Бог милосердие свое послал, Ругодив воеводы взяли, и велел государь над иными городами промышлять, сколько им Бог поможет; и верить у них нечему, на чем правду дают, в том во всем лгут; и буде захочет магистр, и он бы сам да и бискупы сами за свои вины били челом […] идти к Сыренску воеводам своим Даниилу Федоровичу Адашеву, да Павлу Петровичу, да Ивану Шарапову Замыцкому, да дьяку Шестаку Воронину и с нарядом. И пришли к Даниилу с товарищами голова из Новгорода с людьми Борис Колычев да Василий Розладин Квашнин. И пошли из Ругодива к Сыренску того ж месяца мая в 25 день. Пришли от Сыренску за пять верст на Скамью июня во 2 день. И по государеву наказу к боярам во Псков послал, а в Новгород к князю Федору Троекурову, чтоб они с людьми и с нарядом к Сыренску за 5 верст пришли, а те бы по государеву наказу к Сыренску шли.

В тот же месяц июнь приехали к царю и государю от воевод из Сыренска с сеунчем от князя Федора Троекурова и от Даниила Адашева сына […] царю и великому князю. И царь и великий князь Богу благодарение воздал и молебны велел петь со звоном. А к воеводам послал со своим жалованьем с золотыми стольника своего Григория Колычева, а храмы в Сыренске православные велел воздвигнуть во имя живоначальной Троицы, а придел Николы чудотворца, а другой Иларион Великий, на день которого Бог град получил. А воеводам велел идти ко Пскову и сниматься с боярами и с воеводами с князем Петром Ивановичем Шуйским и князем Андреем Михайловичем Курбским и промышлять над иными немецкими городами. А в Сыренске государь оставить велел Павла Заболоцкого да Ждана Вишнякова, а с ними детей боярских да стрельцов и с нарядом и всеми крепостями устроить государь велел.

В тот же месяц приехал к царю и великому князю Юнус, князь ногайский, бить челом, чтоб его государь пожаловал, промысл на нем проявил и учинил его на государстве на княжении Ногайском, на отца его юрте и на его по-старому.

В тот же месяц прислали из Ругодива боярин и наместник Алексей Данилович Басманов да Иван Андреевич Бутурлин Карпа Языкова да Григория Мякинина: из городка Адежа царю и государю добили челом и городок сдали; и воеводы послали голов Дмитрия Пушкина, да Дружину Караулова, да Мамуша Ододурова, да Истому Блаженкова, а с ними детей боярских и стрельцов; и головы в город въехали и устроили в городе, наряд установили и запасы и наряды переписали, и в городе оставили Дружину Караулова, а с ним детей боярских и стрельцов; а черные люди многие приложились, и Ракоборских волостей, которые тут близко.

В тот же месяц преставилась Евдокия, дочь царя и великого князя Иоанна Васильевича всея России. В тот же день похоронена была у Вознесения в монастыре у родителей царских. А не стало ее двух годов и трех с половиной месяцев.

В тот же месяц пришли к царю и великому князю от короля Сигизмунда-Августа литовского посланники Ян Юрьевич Волчков конюший виленский да писарь Лука Гарабурда. А говорили от короля царю и великому князю, чтоб им быть в единстве против неверных царей басурманских о свободе христианской. И царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России, выслушав их посольство, к королю отпустил, и о любви и единстве на татар приказал, и покровительственную на великих послов на их посланников дал.

В тот же месяц послал государь в Немецкую землю к боярину князю Петру Ивановичу Шуйскому боярина князя Василия Семеновича Серебряного, а велел им быть на пять полков: в большем полку князь Петр Иванович Шуйский, да воевода князь Федор Иванович Троекуров, да в большем же с князем Петром Ивановичем воевода Андрей Иванович Шеин; а в передовом полку боярин князь Андрей Иванович Курбский да воевода Даниил Федорович Адашев; а на правой руке князь Василий Семенович Серебряный да Богдан сын Юрия Сабурова; а на левой руке князь Петр Щепин-Оболенский да Василий сын Василия Разладина-Квашнина; в сторожевом полку князь Григорий Иванович Темник да князь Григорий Голова Звенигородский. А велел идти к Новгородку немецкому, и Костру, и к Юрьеву и промышлять, сколько милосердый Бог поможет.

7079 (1571). Приходил к Москве крымский царь Девлет-Гирей мая в 24 день на Вознесения день, татары посад пожгли. И Божиим гневом грехов ради наших Москва сгорела вся: город, и в городе государев двор и все дворы, и посады все, и за Москвою. И людей погорело великое множество, которым не было числа. И всякое богатство и все погорело. И церкви каменные от жару оседали, и люди в каменных церквах и в каменных погребах горели и задыхались, едва кто где Божиим сохранением смерти избежал. Митрополит же Кирилл со священным собором в ту пору просидели в церкви пречистой Богородицы в соборной. А князь Иван Дмитриевич Бельский на своем дворе в каменном погребе задохнулся, умер. Иных же княгинь и боярынь и всяких людей кто может исчесть, сколько погорело и, задохнувшись, померло. И Москва река мертвых не пронесла, специально оставлены были спроваживать на низ рекою мертвых; а хоронить их некому было; а у которых оставались приятели, те хоронили. А в государевых палатах в Грановитой, и Проходной, и в Набережной, и в иных палатах прутья железные толстые, что установлены были крепости ради на связки, перегорели и переломились с жару. А царь крымский в ту пору отошел в Коломенское да, смотря на гнев Господень, дивился, и пошел в Крым. А к Москве не попустил ему Господь приступать по писанному:

«Ибо не оставит Господь жезла нечестивых над жребием праведных».

А сам царь и великий князь Иоанн Васильевич с опричниною в ту пору шел из Серпухова в Бронницы село в Коломенском уезде, из Бронниц села мимо Москвы в Слободу, а к Москве не пошел. А из Слободы пошел в Ярославль и дошел до Ростова. И тут пришла весть, что крымский царь пошел прочь, и царь и великий князь воротился к Москве.

О родах, который от царских служат государю и поныне.
Приехал к прежним государям царевич Редига и крестился. И от Редиги пошли Белеутовы да закоснели, а родом велики. В 6809-м приехал из Большой орды царевич Берка к государю великому князю Иоанну Даниловичу Калите к Москве, и крестил его Петр митрополит да великая княгиня Соломонида от басурманства в православную веру, и нарекли имя ему во святом крещении Аникей. От того пошли Аничковы. И благословил его Петр, митрополит всея Руси, панагиею золотою с дорогими камнями, а в ней семерых мощи, да ковш серебряный, а на нем подписано:

«Я смиренный митрополит Петр киевский и всея России благословил сына своего Берку царевича, а во святом крещении Аникея, сим ковшом».

И та панагия и ковш и до сего дня у Аничковых. И великая княгиня дала ему многое и крест золотой и возложили на шею его. И государь князь великий Иоанн Данилович Калита дал ему вотчин и поместий множество, и пожаловал его Белым озером под Миколою Воронцовым и сверх ему Микулы пожаловал гостиную пошлину. А женился Аникей у Никулы Воронцова на дочери, и сын был Юрий Аникеевич. А Микулина жена была государыне и великой княгине сестра родная. У Юрия сын Иван, а у Ивана сына 2, Михаил да Григорий Красная Коса; Михаил умер бездетным, а у Григория Красные Косы два сына, Иван да Василий. У Ивана Григорьевича 5 сынов: старший Григорий Машинский, второй Василий Борода, третий Андрей, четвертый Иван Блоха, от того пошли Блохины, пятый Глеб. У Василия Григорьевича три сына: старший Андрей Голодуша, второй Илья, третий Иван Хрипун. А у детей Ивана Григорьевича у старшего сына у Григория Мошинского было 7 сынов: Михаил да Полуект были убиты под Оршею бездетными, третий Василий Пустоха, четвертый был убит на Итякове бездетным, пятый Третьяк, шестой Иван Крутуский, седьмой Невер. У Василия Ивановича Бороды было два сына, Тимофей да Григорий. У Андрея Ивановича был один сын Истома. У Ивана Блохи было три сына: Федор Потопай, да Григорий Столп, да Василий. У Глеба Ивановича было 3 сына: Василий, умер в плену в Литве бездетным, второй сын Иван, третий сын Видяка. У детей Василия Григорьевича у старшего сына Андрея было четыре сына: старший Дмитрий, да Матфей, да Некрас, да Андрей Ширяй. У Ильи Васильевича было четыре сына: старший Урак, да Иван Толыга, да Дмитрий, да Семен. У Ивана Васильевича у Хрипуна был один сын Иван Сюндук. А от тех пошли […]

7071 (1563). Царь и великий князь всея России Иоанн Васильевич ходил под литовский город под Полоцкий со многою силою и с нарядом и город Полоцкий взял, бив изо многих пушек. Насколько же слышали, а иные и видели, с государем было под Полоцком войска всяких людей конных и пеших, и которые над нарядом и с торгом, всех 400 000, ибо литва вся подрожала от страху от многого войска. И во граде много богатства взяли государские люди, и воевод литовских повели к Москве, а иных во граде побили.

7080 (1572). Взял государь царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России Пайду и немцев жег.

7085 (1577). Ходил государь царь и великий князь Иоанн Васильевич всея России со многою силою в Немецкую землю и взял по Двине многие городки, Куконос, и Кесь, и Владимирец. А иные города многие, Куконос, и Кесь, и все города…