Миссия Информарус
Главная » В. Н. Татищев » Произведения » Разсуждение о правлении государственном

Верховный тайный совет при объявлении о кончине императора Петра II-го купно объявили о избрании на престол царевны Анны Иоанновны, герцогини Курлянской. И хотя они тогда собранный генералитет спрашивали, согласны ли оному избранию, однако ж они в том уже надлежасчей порядок избрания преступили, ибо сие не есть наследства порядочного объявление, но избрание и такое, какова от начала государства в Руси не бывало. А хотя избрания 3 были, яко царя Бориса Годунова, Василия Шуйского и Михаила Романова, но все оные никаких наследников к тому не имели, избрания же и оные первые два порочны, то избирали не порядком: в первом было принуждение, во втором коварство.
Обложка

А по закону естественному избрание дожно быть согласием всех подданных, некоторым персонально, другим чрез поверенных, как такой порядок во многих государствах утвержден, а не четырем или 5-ти человеком, как то ныне весьма непорядочно учинено. А хотя в Римской или Немецкой империи узаконено 7-ми, а ныне 9-ти курфирстам императора избирать, но мы такого закона не имеем и чужему последовать не должны. А при том же наипаче то должны разуметь, что чрез оное те курфирсты так усилились, что цесарь уже никакой власти не имеет, а они стали сами повелителями, и как они часто в несогласие приходят, так оная империя от часу умаляется, а соседи оной, усиливался, часть по части во все стороны отрывают. Следственно, и мы не лучшего ожидать имеем. Токмо сие избрание оставляется в молчании для того, что весь народ персоною ея величества доволен и никто не спорит. Токмо сие должно протестовать для предка и сочинить на такой нечаянной случай закон, чтоб от такого безпорядка не воспоследовало то же, как коварным избранием Василия Шуйского все государство в смятение и крайнее разорение приведено было.

Второе, весьма сего тяжчайшее, что они дерзнули собою единовластительство отставить, а ввести аристократию, объявляя нам ея величества письмо и пункты, якобы то она сама по своей воли учинила, и принуждают нас под образом слышания оное подписками утвердить, якобы мы той их явной продерзности согласовали, и как они, то принуждение закрывая, объявляют, если кто противо оного имеет что представить, чтоб о том им объявили.

А понеже, как выше показано, что они над пристойность и закон самовольно власть себе похитили, выключа достоинство и преимусчество всего шляхетства и других станов, что нам должно и необходимо нужно с прилежностью разсмотреть и по тому представить, что к пользе государства. надлежит, и оное свое право засчисчать по крайней возможности, не давая тому закоснеть, а паче опасаться, чтоб они, если видя нас в оплошности, на большей безпорядок не дерзнули.

В разсуждении том следуюсчие суть главнейшие обстоятельства:

1) по кончине государя безнаследственнаго имеет ли кто над народом власть повелевать;

2) кто в таком случае может каков закон или обычай застарелый пременить и новой учинить;

3) ежели нуждно нам самовластное древнее правительство пременить, то прежде разсудить, какое по состоянию народа и положения за лучшее;

4) кому и каким порядком оное учреждение сочинить.

РАЗСУЖДЕНИЕ

На 1-е. Понеже мы избранному или наследством престол приявшему государю, ему токмо единому присягаем в верности и послушании обязываемся и ему власть законоиздания уступаем по его смерть, которая как его от власти, так подданных от присяги свобождает, и хотя он при себе для помосчи своей дает другим власть во управлении и при нем оные то я чести, власти и преимусчества правильно достойны, однако ж оное все кончиною его кончится и власть оных пресекается, а остаются равны в обсченародии в их прежднем стане, и никто ни над каким ни малейшей власти не имеет, доколе последовавший государь оных паки утвердит или, отреша, иных определит. Но междо тем, чтоб нуждная расправа и правление не пресеклось, обсченародие уступает им токмо ту власть, какову и по преждним законам, каков прежде имели, а более без точного определения от народа никак требовать не могут.

На 2-е. Сие из вышеписанного ясно, что власть законодавства уступается токмо самому государю, и нет приклада у нас, чтоб государь при себе кому оную власть уступил, разве наследника престола и соуправителя объявит, как то в Римской империи было. Законы же хотя разным поверенным сочинять позволяет, но без утверждения его ни един не действителен, для того все законы от его имяни происходят, когда же государя нет, то и его позволения, ни утверждения быть, яко же и от его имяни издать не можно; следственно, никакой закон или порядок пременить никто не может, разве обсченародное соизволение.

На 3-е. К пременению правительства никакой нужды ни пользы нет, разве великой вред. Но чтоб сие ясняе было, разсмотрим все правильные, а потом смешанные правительства:

  • 1) монархия или единовластие,
  • 2) аристократия или избранных правительство,
  • 3) демократия или обсчественное правление.

Из сих разных правительств каждая область избирает, раземотря, положение места, пространство владения и состояние людей, а не каждое всюду годно или каждой власти может быть полезно.

Например, в единственных градех или -весьма тесных областях, где всем хозяевам домов вскоре собраться можно, в таком демократия с пользою употребиться может, а в великой области уже весьма неудобна. В областях хотя из неколиких градов состоясчей, не от нападеней неприятельских безопасной, как то на островах и пр. может аристократическое быть полезно, а особливо если народ учением просвясчен и законы хранить без принуждения прилежит, тамо так острого смотрения и жестокого страха не требуется .

Великие и пространные государства, для многих соседей завидуюсчих, оные ни которым из объявленных правиться не может, особливо где народ не довольно учением просвясчен и за страх, а не из благонравия или познания пользы и вреда закон хранит, в таковых не иначей, как само- или единовластие потребно. Но как состояния областей много разнятся, так и правительства оные избираются смешанные из дву или всех трех по части. Пример сему имеем Галандия, Свеицария, Генуя и пр., изрядно правятся демократиею и называются резпублики;

Венеция почти едина правится аристократиею; Изпания, Франция, Россия издревле, Турецкое, Персидское, Индиское, Китайское, яко великие государства, не могут иначе правиться, как самовластием. Затем смешанные: Немецкая империя и Польша правятся монархия с аристократиею; Англия и Швеция из всех трех состоят, яко в Англии нижней парламент, или камора, в Швеции сейм представляют обсченародие; верхней парламент, а в Швеции сенат — аристократию.

Да есче и сие случаями бывает недостаточно, яко Рим прежде императоров правился аристократиею и демократиею, а в случае тяжкой войны избирал диктатора и давал ему полное единовластительство. Равно Галандия в трудном состоянии избирала статгалтера с полною властию, и в Англии некогда на время королю в чем-либо дают полную власть. Из сего видим, что издревле утвержденные республики в случаях опасных и трудных монархию вводят хотя и на время, знатно довольно видя, что монархическое правление полезнее.

Ныне можно разсмотреть, которое из сих трех правительств по состоянию нашего государства есть полезнейшее.

Во-первых, демократия никак употребиться не может, ибо пространство великое государства тому препятствует.

Аристократия нас довольно вредом приключенным научила, для сего нуждно историческо прежде бывшее возпомянуть.

Мы хотя собственных до Рюрика исторей не имеем, однако нам греческие, римские и северные древние писатели довольно тот недостаток награждают, имянуя предков наших скифы, и сказуют, что имели самовластных государей. От Рюрика по нашим собственным историям видим до Мстислава Великаго было совершенное единовластительство, и не более как чрез 250 лет государство наше всюду распространилось, ибо по Дунай, Буг, Вислу, Немон и пр. границы свои распростирало, науками народ довольно просвясчен был, торгами в Грецию, на север и до Каспиского моря довольно богатилось; содержанием достаточных войск всем соседям были страшны и союза руского прилежно искали, как о греках, венграх, поляках и королях немецких истории свидетельствуют. К немалой государства пользе и чести браками с великими государи обязывались, яко с восточными и западными императоры с королями Франции, Венгер, Норвегии, Швеции, Польши, что наши и их истории утверждают.

Как скоро великие князи детей своих равно стали делить и оные удельные, не повинуяся великим князем, ввели аристократию, а потом несогласиами друг друга разоряли, и зделались великие князи безсильны, тогда татара, нашед, всеми обладали, литовские бывшею под властию многую часть от государства отторгнули. И так пребывало государство в рабстве татарском более 200 лет .

Иоанн Великий осмелился ту аристократию истребить. Многие княжения присовкупя, паки монархию возставил и, усилевся, не токмо власть татарскую низвергнул, но многие земли у них и Литвы ово сам, ово сын его возвратил. И так государство прежднюю свою честь и безопасность приобрело, что продолжилось до смерти Годунова .

По извержении Лжедимитрия коварное избрание Шуйского, а зависть в том Голицына и других привело на новое безпутство взять на государя запись, которую всю власть у государя отняв, себе похитили, подобно как и ныне. Но что из того последовало? Крайнее государства разорение, поляки и шведы многие древние руские пределы отторгнули и овладали .

Царя Михаила Феодоровича хотя избрание было порядочно всенародное, да с такою же записью, чрез что он не мог ничего учинить, но рад был покою .

Царь Алексий Михайлович, получа случай самому войском в Польше управлять и чрез то силою паки часть самовластия возвратя, многие пределы от Польши возвратил, и если бы ему властолюбивый Никон патриарх не возпрепятствовал, то б, конечно, более пользы государство его самовластием приобрело .

Петр Великий все оное усугубил и большую, нежели его предки, себе и государству самовластием честь, славу и пользы принес, как то весь свет может засвидетельствовать, и посему довольно всяк благоразсудный видеть может, колико самовластное правительство у нас всех протчих полезнее, а протчие опасны. Не видели ли мы, как при самовластном, но молодом и от правления внутреннего удалившемся монархе велику власть имеюсчие Мазепа действительно, а Гагарин намерением подданства отложиться дерзнули. Ежели же кто то разсуждает, что единовластное правительство весьма тяжко:

1) Единому человеку великую власть над всем народом дать небезопасно, ибо как бы мудр, справедлив, кроток и прилежен ни был, беспогрешен и во всем достаточен быть не может; коль же паче когда страстем своим даст волю, то нужно наглым неправым насилиам и гублениям неповинных произходить .
2). Когда он изберет во временщики кого, то оной равно самовластен и есче из зависти более других губит, особливо если подлородной или иноземец, то наипаче знатных и заслуживших государству ненавидят, гонят и губят, а себе ненасытно имения собирают.
3). Вымышленная «свирепым царем Иоанном Васильевичем Тайная канцелярия в стыд и поношение пред благоразсудными народы, а государству разорение, ибо за едино неосторожно сказанное слово пытают, казнят и детей невинных имения лишают .

Сие точные слова я напомня, сим возражаю .

На 1-е. Хотя человек, конечно, всякой не безпогрешен, однако ж государи имеют советников, избирая из людей благоразсудных, искусных и прилежных; и как он, яко господин в своем доме, желает оной наилучшим порядком править, так он не имеет причины к разорению онаго ум свой употреблять, но паче желает для своих детей в добром порядке содержать и приумножить. Если же такой несмысленный случится, что ни сам пользы не разумеет, ни совета мудрых не примает и вред производит, то можно принять за божеское наказание, но чтоб для того чрезвычайного приключения порядок прежней пременить, оное неблагоразсудно. И кто может утверждать, если видит коего шляхтича, безумно дом свой разоряюсчего, для того всему шляхетству волю в правлении отняв, на холопех оное положить; ведаю, что никто сего не утвердит .

А понеже правительство государства должно по степеням всюду равно быть, то по состоянию власти шляхетской в их домех должно и государственная неколико согласовать, как то достаточно другими областьми доказать можно .

На 2-е. Что фаворитов или временщиков принадлежит, то правда, что от оных иногда государство много бед терпит, да сие более в республиках случалось, как о древней греческой и римской истореи читаем, как усилевся, некоторые вельможи междоусобием великие разорения нанесли; и сего нам наипаче опасаться должно, чего в монархии едва в пример сыскать можем ли. Я не хочу далеко искать, но всем нам довольно знаемое, как неистовные временщники погибли совсем, царя Иоанна Васильевича Скуратов и Басманов, царя Федора Алексеевича Милославской, наших времян Меншиков, Толстой и другие. Противно лому благоразумные и верные царя Иоанна Мстиславский, Романов, Шуйской, царя Алексия Борис Морозов и Стрешнев, царя Феодора Алексеевича Богдан Хитрой и Языков, царевны Софии князь Василий Голицын великую честь и благодарение вечное заслужили, хотя некоторые по ненависти других в несчастий жизнь окончили.

На 3-е. Тайная канцелярия хотя весьма давно и сусче если не при Августе, то при Тиверии, наследнике его, для безопасности монарха вымышлено, и оное, если токмо человеку благочестному и справедливому поручится, нимало не вредно, а злостные и нечестивые, недолго тем наслаждаясь, сами исчезают, как всех, так таких по истории преждних и при нас бывших видим. Все сие прешедшее оставя, должно разсмочреть настоясчее.

Государыне императрице, хотя мы ее мудростию, благонравием и порядочным правительством в Курляндии довольно уверены, однако ж как есть персона женская, к так многим трудам неудобна, пачеже ей знание законов недостает, для того на время, доколе нам всевысший мужескую персону на престол дарует, потребно нечто для помосчи ее величеству вновь учредить, но каким порядком, то, довольно третияго дня разсуждая в великом собрании, положили следуюсчее:

  • 1. Быть при ее величестве в Вышнем правлении, Сенате или Советей персоне, в котором нынешний Верховный совет останется.
  • 2. Чтоб оной делами внутренней економии отягосчен не был, другое правительство учредить во ста персонах, которым по третям года третией части в правлении оставятся, а две части могут в домех своих управлять. Но в каждой трети в конце, то есть в декабре, апреле, августеили в начале в генваре, майе и сентябре, для разсмотрения важных дел кождогодно собираться или когда чрезвычайное что случится, яковойна, кончина государя или другое так великое дело, то по повестке всем съезжаться и не более месяца обсчее собрание продолжать.
  • 3. Ежели случится упалое место в Вышнем собрании, Сенате, Коллегии президента и вице-президента, в губернии губернатора или вицегубернатора, в войске главного камандира, то избирать болотированием оным двум правительствам презыдентам от коллегей, а камандира в войско вместо презыдентов военным генералом всем, сколько их обсчо с оными правительствы. Болотирование же таким порядком отправлять .Геролдмейстер должен прочесть роспись всех достойных в кондидаты noрангам, потом каждой избиратель повинен написать на бумажке одно имя, кого кто за достойного мнит, и положить в скрыню приуготовленную; оные бумашки разобрав при всех, написать на роспись которого имя сколько голосов получило и которым больше голосов дано, из оных 3-х болотировать, и кому более балов в достойную положат, того представить ея величеству. А если балы не угодны, то довольно по голосам тех трех, которым более голосов дано, представить ее величеству, кого из них определит. Чрез сей способ можно во всех правлениях людей достойных иметь, несмотря на высокородство, в которых много негодных в чины происходят.
  • 4. Законоиздание хотя состоит единственно во власти монаршеской как о том выше показано, однако ж разсудя намерение государя не в чем ином, как к пользе обсчей и справедливости состоит, так оное точно наблюдать должно. И как ее величеству неудобно самой сочинять, но нуждно кому-либо сочиненное онаго поверить, в котором опасность немалая, чтоб кто по прихоти чего непристойнаго и правости несогласного или паче вредного не внес. Как то Петр Великий хотя и мудрый государь был, но в своих законех многое усмотрел, что переменить нуждно, для которого велел все оные, собрав, разсмотреть и вновь сочинить, того ради лучше оное прежде издания разсматривать, нежели, издав, пременять, что с честию монарха не согласует. Оное же сочинение никак невозможно одному поверить, хотя бы он искусен и в намерении никоея собственные страсти не имел, по природе легко погрешить может, того ради как скоро ея величества повеление будет какой закон сочинить, оной послать во все коллегии, чтоб довольно разсмотрели и чрез седмь дней, сочиня, каждая обсчее или кто собственное свое в собрании вышнему правительству объявили и по довольном разсуждении, сочиня, ее величеству ко утверждению представили.
  • 5. Весьма беспорядочно бывает, когда в одном правлении отец с сыном, или 2 брата, и дядя с племянником, тесть с зятем присудствуют, которое равно как бы одному два голоса присвоены были. Для того в высшем правительстве не быть двум одной фамилии, а в нижнем и в коллегиях токмо ближним сродникам, как выше показано, не присудствовать .
  • 6. В Тайной канцелярии хотя присудствовать определенному от ея величества, а к тому определять от Сената помесечно двух человек, чтоб «смотрели на справедливость, а паче чтоб при взятье до пожитков нимало не касались, и для того.брать всегда от полиции и от ратуши по одному знатному человеку.
  • 7. Для произвождения шляхетства в войске и гражданстве искать лучшего способа, нежели ныне:
    1) устроить во всех градех потребные училисча, определя на то доходы и домы;
    2) меньше 18 лет в службу, а более 20 лет в войске служить не принуждать;
    3) в матросы и ремесла не писать;
    4) чтоб подлинное шляхетство известно было. Того ради всему во всем государстве зделать роспись, не включая тех, которые из солдат, рейтар, гусар, однодворцов и подьячих, хотя б и многие деревни имели, разве на шляхетсво или на жалованные деревни грамоты жалованные имеют. Однако ж и тех всех, хотя ис какова б чина ни были, а деревни уже имеют, написать в особую книгу.
  • 8. Духовенство в их доходех разсмотреть, чтоб деревенские могли детей своих в училисчах содержать и сами не пахать, а у которых есть избытки, оные на полезные богу и государству дела употребить .
  • 9. Купечество, колико можно, от постоев увольнить и от утесненей избавить, а подать способы к размножению манифактур и торгов.
  • 10. Пункты о наследстве отставить, а сочинить о том достаточной закон на основании Уложениа.

Сие представя Верховному совету, требовать, чтоб определили, выбрав всем шляхетством, к разсмотрению сего людей достойных не меньше 100 человек, и чтоб сие, не опусчая времени, начать столь прилежно просить, чтоб, конечно, того ж дня или назавтрее чрез герольдмейстера шляхетству о собрании объявить и покой для того назначить .

Сии пункты по два раза в немалых собраниях шляхетства читаны и, допалнивая, я в доме Василиа Новосильцова февраля 4 числа 1730 подписали: Семен Салтыков, Василий Татисчев, Семен Сукин, Алексей Макаров, Иван Плесчеев, князь Алексей Шеховской, князь Иван Борятинский, Матфей Алсуфьев, Сергей Секиотов, Дмитрей Шепелев, гр. Андрей Апраксин, гр. Иван Головкин, Григорий Чернышев, граф Михайло Головкин, Греков Максим, Михайло Сухотин, Вельяминов Степан, Петр Вельяминов, Стефан Лопухин, Иван Бибиков, Андреян Елагин, Стефан Греков, Иван Колтовской, гр. Платон Мусин-Пушкин, князь Григории Юсупов, Алексей Дашков, Василий Новосильцов, Иван Кропотов, Алексей Тараканов, Алексей Баскаков, Алексей Зыбин, князь Василей Вяземской, Петр Воейков, Семен Алабердеев, Родион Кошелев, князь Алексей Черкаской, кн. Никита Трубецкой, Андрей Ушаков, Петр Измайлов.

Да под копиями лейб-гвардии обер-афицеров 51, Военной коллегии штап- и обер-офицеров 158, кавалергардов — 42. Всего 288 .

Мнение Верховного тайного совета состояло в том, что им надлежит ъсе учреждение учинить, не требуя ничьего совета, которое подписали:

граф Федор Апраксин, князь Михаил Голицын, гр. Гаврила Головкин, кн. Василий Долгорукий Лук, князь Иван Трубецкой, Михаил Матюшкин, граф Иван Мусин-Пушкин, князь Сергий Долгорукий, князь Михаил Голицын мен [ыной], Лев Измайлов, Василей Стефанов, Михаил Бестужев, Алексей Плесчеев, кн. Василий Влад. Долгорукий, кн. Дмитрий Голицын, кн. Алексей Долгорукий, кн. Михаил Долгорукий, Иван Мамонов, бар. Петр Шафиров, князь Иван Долгорукий Григ., князь Алексей Дмитр. Голицын, Александр Бутурлин, Федор Наумов, Иван Колтовский, сей в обоих, Дмитрей Еропкин. Гвардии штаб- и обер-афицеров 37, кавалергардов 14 да придворных и военных незнатных 21 .

Всего — 97 .

Как шляхетское мнение Верховный тайный совет уничтожил, так свое мнение пременить не хотели, того ради шляхетство знатнейшее, февр. 23 собрався в дом генерал-пор. кн. Ивана Барятинского, согласились, чтоб самодержавство государыне приняв, оную ее подписку уничтожила и, Верховный тайный совет отставя, повелела быть Сенату, как было при Петре Великом. С тем Василий Татисчев поехал князю Алексею Мих. Черкаскому, где, довольно с многими разсуждая, челобитную князь Антиох Кантемир белую написал, и оную привезли в дом паки Борятинского, и оную в 1-м часу по полуночи подписав 74 человека, поехали все в дом князя Алексея Мих. Черкаского, где онаго согласия многие из генералитета лейб-гвардии офицеры ожидали. Тут подписали 93, да чрез посланных в полки гвардиа графа Федора Матфеева, князя Антиоха Кантемира подписали офицеров 58, ковалергардов, которые были у гроба, 51. К государыне с тою ведомостью, что согласились, в вечеру послали Прасковью Юрьевну Салтыкову. Как розсвело, в 8-м часу по полуночи, по отпении молебна, все поехали во дворец и, прибыв, послали князя Черкаского просить государыни, чтоб к себе допустила .

И хотя князь Василий Лук. Долгорукой просил ея прилежно, чтоб она их не допусчала, обесчевая, что Верховный тайный совет ей самовластие возвратит, но она, того не послушав, велела двери отворить. Челобитную подал генерал-фельдм. кн. Трубецкой, а читал оную Василий Татисчев .

По прочтении подписала сама: учинить по сему, и отдала князю Черкаскому. Тогда повелела ту запись из Верховного совета и определение принести, которые пред лицем ея величества Семен Салтыков изодрал и бросил февраля 24.

Оцени статью - помоги проекту:
(Без рейтинга)
Загрузка...

Опубликовано: 05.12.2019
Изменено: 03.05.2020

Чесноков Константин Иванович
Биограф, историк, публицист
Добрый день! Интересуюсь историей ещё со школы и убеждён, что изучение биографий выдающихся личностей не только обогащает знаниями, но и помогает лучше прочувствовать дух разных эпох.

Помните совет Ломоносова: "Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего"
P.S. Найти наши статьи в Google и Яндекс легко - просто набери в конце запроса "информарус", например:
"внешняя политика княгини Ольги информарус"