Миссия Информарус
Главная » В. Н. Татищев » Произведения » Разсуждение о ревизии поголовной

Все то, о чем мы разсуждать хотим, во-первых, нуждно, чтоб не токмо внутреннее и внешнее состояние того достаточно уразуметь могли, но и то, что мы кому внушаем, ясно к поятию изречено было; для того потребно такое речение употреблять, чтоб все было вразумительно не токмо в обществе, но и в малейших того частях. Речение имеет части слова, а в словах части суть буквы; для того нуждно, чтоб всякое слово слышасчий в том разуме принимал, в котором сказыватель полагает.

А понеже здесь слова частию иноязычные приняты, частию и словенские да в различных знаменованиях приемлются, по правилам же логики должно всякоя весчь собственное имя иметь, дабы смятения не наносило, для того я, во-первых, такие слова изъяснить за потребно разсудил.

1. Ревизио есть слово латинское, значит дозор или пересматривание, у нас тоже прежде имяновано перепись людей. Причина же сему есть уровняние окладной дани или сбора с людей .

2. Дань слово древнее словенское, точно то значит, что подданные должны дать государю, хотя иногда неискусные писатели весьма в иных обстоятельствах оное употребляли, яко в историях часто видим взятое от других государей за вспомогательство данью имяновано и пр .

Иногда подать данию и противно дань податью именовали, но сии пространно толковать не потребно, ибо самые слова разность их изъясняют, и суще дань окладной настоясчей сбор с чего бы то ни было, а подать значит по дани или сверх дани на чрезвычайный расход наложенное .

3. Из вышепоказанного всякому довольно вразумительно, что дани с подданных в казну государственную как для учрежденных и порядочных, так для чрезвычайных расходов есть дело весьма нуждное, по истории же видим, что весьма в глыбокой древности в Египте, Ассирии и других установленное, дабы каждый подданной знал, что он и когда дать должен .

4. В разположении дани есть главное разсмотрение, чтоб оное было сносное и всем подданным уравнительное, на потребные разходы достаточное, как о том един славный филозоф написал: подати в государстве подобны боласту на корабле, великие погружают, а малые от опровержения удержать не могут и пр. Для того оные по состоянию областей от времяни пременяются: ово уменьшаются, ово податьми или запросами умножаются .

5. Окладные дани те, которыя от времяни до времяни непременно платить должны, яко то поголовные, поземельные оброки с угодей или откупы на урочныя годы, по которым и росход окладной учреждается так, чтоб для случаев нечаянных нечто в казну в запас оставалось. Противно тому, хотя уставленные, но числом неизвестные, яко пошлины внутренние и внешние доходы от промыслов и рукоделей разного зва ния, суть дани неокладные, ибо от многих причин пременяются .

6. Все сии оклады приходов и расходов нуждно по временам пременять, которое произходит, во-первых, от благоразсудного тсчания ко умножению правильных и вновь приобретенных доходов или умаления росходов, другое, пренужденное от пременения состояния подданных, которое от разных случаев приключается, и как пременится доход, то нужно по разсуждению премениться росходу .

7. Умножение правильное доходов благоразсудным высокого правительства прилежанием приобретено быть может, яко:

1). Умножением подданных, которое весьма разными способы учиниться, а усчерб отвратиться может.

2). Учреждение в государстве доброй економии или домосмотрительства, дабы, елико возможно, работы и труды крестьянства уменьшить и облегчить, а плодородие в житах, в скотах и протчем умножить; премудрое правительство Египта дает пример, что земледельцы и пастыри предпочитаны были гражданам, а сие для того, чтоб ко умножению плодов и скотов поохотить.

3). В недостатках или небрежениах добрыми законы и крепким надзиранием предуспеть и во употреблении к умиренности принуждать.

4). Умножение рукоделей, или гречески манифактур, а наипаче тех, которые из родясчихся в своем государстве припасов делаются, или те припасы из других государств за свои избытки получать и з прибылью переделывать можно, дабы оными привоз из других государств и за работы дорогую за плату посторонним пресечь или зделанные, а не сырые в другия государства продовать, дабы за работы оных свои подданныя, а не чужия получали; междо сими главнейшие и полезнейшие метальные и менеральные промыслы.

5). Умножение и приведение в доброе состояние внутреннего и внешнего торгу, которое чрез доброе учреждение прилежное от искусных наставление и надзирание, а наипаче чрез вольность купечества и охранение их от тягосченей умножается, ибо сие есть корень и основание всех богатств и доходов в государстве. И сусче как сердце в человеке всю кровь или тук от всего тела, в себя приняв, паки во все тело разделяет и окружение оного продолжает, тако купечество, где оное свободно торгует, тамо и богато, а когда купечество богато, то все государство богато, сильно и почтенно.

6). Нуждны способы к тому колико для пользы купцов и всех подданных, толико и для доходов казенных, пути, почты, проходы водные и всюду без опасности в государстве приобрести, устроение училисч к приобретению разума и способности в разсуждениях и поступках, якоже и к знанию законов божия и гражданского главное.

7). Понуждение к трудам, а уменьшение тунеядцев во всех обстоятельствах немалую государству пользу приносят.

8). Содержание войск во время мирное в таком порядке, чтоб оное работам и торгам не токмо не превреждено, но паче тому помосчествовало и непраздно или туне хлеб ели.

9). Главнейшее есть правосудие, требующее таких достаточных и ясных законов, чтоб все вражды, а наипаче коварства и неправды в судах, грабительства, убивства, разорения немоечных от сильных, елико возможно, пресечь, а спокойство и тишину в подданных возставить.

10). К тому небезнуждно и о том стараться, чтоб подданныя из государства не имели причины за границы уходить и места нуждные опустошать, а паче чтоб свои великие пустыни приходясчими из-за границ населить и народ умножить, о чем выше сказано.

11). Для помощи купечеству и умножения от того доходов банк долговой без опасности с умеренным ростом по состоянию государства не токмо полезно, но и нужен, ибо чрез то фабрики могут разпространяться, купечество может торги, а от торгов умножении збора пошлинного доход государственной умножится. Сими способы весьма много можно доход государственный, следственно, богатства, силы и славы приумножить. Но сии способы все можем в уставах, законах и учреждениах премудрого и вечно от России благодарения достойного государя его императорского величества вечной славы памяти достойного Петра Великаго обрести, если кто оные правильно разуметь и употребить может, а к тому мудрых филозофов политические и экономические книги способствуют.

8. Нужда приводит пременить оклады в городех от умножения или уменьшения торгов и промыслов и в поселянстве от умножения и умаления людей, которое от разных нечаянных случаев произходит, яко в обсчем окладе чрез воины завоеванием или потерянием пределов или некоторых владеней. И для того нуждно по времянам, розсматривая, оклады доходов и росходов пременять. Но понеже мое намерение единственно представить о податях земских, того ради все протчее, оставя без далыпего изъяснения (хотя оные так, яко цепь, с сими связана и един другому видимо и невидимо помогает и вредит и во всех многаго исправления требуется), оставляю .

9. Оклад земской не токмо в разных областях, но и в одном порятка разного и состояния и по временам пременяется. Например, у нас иной есть на завоеванных от Швеции, иной на бездомных сарматах, яко лопаях, самоедах, остяках, и паки иной на подданных руских домовных и пр .

10. Второе пременение от времяни, яко у нас по истории видим древней оклад был 2~подымной, потом“2 поголовной, числился мужеск полк от 15 до 60 лет. Царь Иоанн I и Великий имянованный уставил для уравнения в прибавок к поголовным платить з земель, то есть с сох, исчисляли в сохе 3 обжи или пахари. Но сколько на них земли положено было и какой оклад, того мне сыскать не случилось, токмо упоминается однова, взято с сохи по полугривне, а по нынешним деньгам близ рубля .

Иоанн II, Грозный имянованный, первое земли велел измерять десятинами, счисляя каждую десятиную часть версты, то есть 50 сажень длины и только ж поперег, а полторы десятины делают одну четверть во всех трех полях. Он положил 12 дворов или 36 пахарей в соху земли, в сохе счислялось доброй 800, средней 1000, худой 1200 четвертей; оклад с сохи был в год 12 рубл., а с пустой сохи рубль. Но поместья в тот оклад не кладены, а положено было со 100 четвертей жилых помесчику иметь человека в войске с конем, ружьем и запасом, о чем в его уставах ясно .

Царь Алексей Михайлович, видя после разорения, что многии земли лежали пусты, бес платежа, в 1646-м году (7154-й) учиня перепись дворам, с оных подати положил, а с земель оставил .

Он же усмотря, что ис Польши множество людей вывезено и населено, велел паки перепись учинить, которая окончилась при сыне его Феодоре II в 1678-м году, и по той платили .

Император Петр Великий в 1710-м повелел дворы и число мужеска пола вновь переписать, которое 1711 окончалось, но весьма неисправна:

1) как холони и дворовые люди в платеж не писались, то многие владельцы, целыя деревни огородя забором, всех крестьян писали дворовыми;
2) некоторые по 3 и по 4 двора вместе сводили, избы посломали и одним двором писали;
3) иные наличных крестьян писали в бегах .

Того ради губернаторы оклады положили каждой в своей губернии по его разсуждению, некоторые брали поголовные, другие з дворов по новой, а большая часть по старой переписи. Что видя его величество, еже оные дворовые переписи неосновательны, в 1719 году повелел учинить поголовную мужеска пола перепись, которая в 1723-м году окончана .

Сие положение хотя весьма прежднего порядочнее и уравнительнее, если бы определенные к переписи более о настоящем, нежели о побочных того делах, прилежали. Особливо при первой переписи как они об надежены были великим награждением из взятых деревень и денег за штрафы с утаивших, так они более о розысках, следствиях и собирании штрафов, нежели о сусчем числе людей, прилежали, и чрез 4 годы, продолжая, собранный скаски разтеряли и перепортили, а чрез то многие деревни и люди остались в прописке. Противно же тому, многих людей 2-2 Приписано .

вдвое, и женские имяна мускими написали, и зделали в платеже многим отягосчение и разорение. Многие владельцы и управители, видя тогда, что деревни их или в деревнях люди не ими, но подьячими пропущены, опасаясь так тяшких розысков и штрафов, объявить не смели и остались в прописке .

Сие дало причину в 1727 году вновь свидетельствовать, которым несколько было поправлено, но ныне по многим недобором явилась нужда вновь свидетельство учинить. Которое с 1743 доднесь с великою тягостию народа чрез 2 годы продолжалось и есче в год едва может ли окончаться, да и то в правильном ея состоянии сумнительно. И хотя ее императорское величество всемилостивейше изволила объявить чрез 15 лет всегда быть свидетельству, но если оное сим порядком будет отправляться, то опасно, чтоб не более вреда и разорения народа, а в доходах усчерба, нежели пользы, последовало. А понеже сие дело, доходы и оклады свидетельствовать, не новое и не у нас токмо, но издревле и во всех государствах употребляемое, того ради я в пример представляю .

11. Римская монархиа, сколько от истории известно о положении порядочных и уравнительных податей, наиболее других прилежали, и первое, мнят, Август император, а более докозательно Констянтин Великий, видится, первый, которой определил все оклады приходов и росходов чрез 15 лет свидетельствовать, которое названо гречески индикт, или непременный платеж, и, чтобы То время, конечно, не пременялось и всем памяти было, во всех указех и протчих определениах число года индикта ставить повелел. Оное так порядочно было учинено, что во всем превеликом его государстве с марта в пятом на десять году индикта начиналось, а к сентябрю того ж года окончалось, и новые оклады в начале наступившаго индикта были известны .

В Швеции свидетельствуют все оклады чрез седьм лет без всякой трудности и отягосчения народа, не употребляя к тому генералитета и офицеров, но единственно выбранными от шляхетства, духовенства и граждан под правлением губернаторов, и, чтоб откупы смятения не наносили, не дают на откупы и аренды далее того года, как свидетельству быть надлежит. И оное их свидетельство никогда более шести месецов не продолжается, от которого народ отягосчения, а казна государствен ная ни малейших росходов не терпят, следственно же, розысков и штрафов не знают .

12. Что же нашей настоясчей ревизии, или переписи, касается, то частию учреждение, частию поступки определенных не во всем с надлежасчим согласуют;
1) определение офицеров из полков сугубой при ключает вред, ибо в полках к службе недостаток, а в земли к розорению во избыток, понеже жалованье казенное получают туне, а в деле многие никакого искуства не имеют, но более обыкли властию повелевать и чу жим, а не своим быть довольны, в котором никакого страха не имеют и по большей части происком к своим деревням определены, что нема лою причиною к продолжению ревизии и утеснению их соседей есть.3 Вместо же того в уездех отставных штаб- и обер-офицеров и дворян до вольно, которые к таким делам способнее и к прихотям гораздо опаснее быть могут, нежели офицеры от полков .

13. Как выше сказано, что большею частию офицеры определились, где их отчины, то они не хотели определенными к ним секретарями и подьячими быть довольны, но требовали тех, на кого имели злобу, чтоб отмстить, или своих доброхотов, чтоб обогатить. Из чего с губернаторами и воеводами произошли многие разпри, а боле о секретарях и подьячих, чрез что в делах и зборе податей великая остановка явилась .

14. Запресчено крестьянству в работы отпущаться, чрез что из Перми и Астрахани за недостатком работников учинилась в провозе соли остановка и великой вред, и хотя вскоре указами об отпуске крестьян объявлено было, но время упусчено, и народ 4~в соли-4 во многих местех претерпел крайней недостаток .

15. Скаски велено брать, не объявя образцовых, а как многие деревни, а паче государственные иноверцы не токмо прикащиков, но ни единаго грамоте умеюсчего не имеют, такие скаски подавали, что офицеры с трудом разобрать могли или весьма были к принятию негодны .

И для того каждой генерал вымыслил свою форму, которые едва сысчутся ль, чтоб 2 или 3 согласны были, что во исчислении будет не без смятки .

16. Как у нас весьма нуждно для пересечения коварных ябед в крестьянех писать дворовых людей и крестьян с прозваниями, но оное не употреблено, и к большему смятению дети от отцов в два и три разные места отделены, по которому невозможно узнать, которого он отца сын. Например, в одном селе есть три Иваны Васильевы, оных дети если в преждней переписи в окладе были писаны, тех объявляют под отцами; другие, кои тогда после сказок родились, а при свидетельстве объявлены, те писаны ниже всех окладных, в тех находится сын Ивана ‘Васильева; потом третие, в конце междо новорожденными сын Ивана Васильева, а которого, дознаться неможно, следственно, есть великий способ ябедникам причитать к другим отцам .

17. О умерших принуждают точно показывать, в каком году умер, что хотя для верности весьма нуждно, но крестьянству, где собственного писца нет, таких записок содержать и правильно по прошествии 15-ти или 20-ти лет сказать неможно. И хотя надлежало бы по преждним указам всех браки, умерших и рожденных у церквей в книги записывать, но как известно, что у многих церквей церковники писать мало умеют и от убожества содержать таких книг не могут, следственно, оное требование напрасное, когда о истинне справиться не с чем, токмо в деле продолжение, а крестьяном разорение .

18. На рекрут отданных требуют отписей, которое хотя правильно и большая часть объявляют, но многия за разными случаи показать не могут, яко владельцы небогатые отписи у себя держат, но по смерти его наследники те отписи возьмут и держат в других дальных деревнях, которых крепости, за оддалением его, а паче когда в службе, сыскать не можно, иная деревня отписная пожалована другому. Третие, многие отчинники, отдав рекрута за другие деревни, а оную деревню продаст, то и в городе известия нет, а крестьяне, не имеюсчие отписей, страждут безвинно .

19. О збежавших крестьянех требуют доказательств, где записано явочное челобитье, что хотя бы надлежало, но многим, а паче иноверцом, которые малыми деревнями живут и побег у них нередко случается, оным такая записка в городех весьма дорого становится и за оддалением от города многотрудно,5 то принуждены или ложно задними числы в городех записывать, или у офицеров милость купить .

20. О вывезенных в другие уезды не надлежаще требуют, чтоб в скаске написано было оной уезд, куда вывезен, которой губернии и провинции, чего крестьянство не знают и принуждены докупаться. Дру гое, посылают их в те городы с промемориами, чтоб привезли известие, писаны ли оные тамо, оное не токмо противно инструкции, но и весьма трудно и неудобно, ибо много тех, которые, взяв своих беглых крестьян, перевезли не в те, откуда бежали, но в другие уезды и в том городе не объявили. Особливо те, которыя в бегах покупают или владельцы, при везши, продали или в рекруты отдали, о чем на прежднем жилисче не известно, и которые отповеди не привезли или привезли такую, что их в том уезде нет, но, неприемля градской об отдаче справки ни в приеме расписок, кладут невинно противо уложения на тех же в платеж, что может вдвое быть, если те вывезенные в ыном городе написаны, а сии, особливо малые деревни, вконец розаряются. Как видно, в Казанской губернии многия ясашные села вконец от вывозов и платежа за них не винно разорены, ибо не они принимали, но Александр Савин, собирая, беглых в государственные ясашные волости селил .

21. В плакате поголовном повелено, чтоб крестьян без указа Каморколлегии из одного уезда в другой не переводить, что тогда при сочине нии плаката, хотя довольно разсуждая, оное внесли для того, что, пере ведши деревню безызвестно, подати таить и в доимку запустить могут, но сие должно разуметь о тех, которые целые деревни или более поло вины, и о тех, которые имеют возможность в Камор-коллегии просить, а обсче о всех, как то ныне и о дворовых людех, спрашивают и штра фами грозят, видится, более вредно, нежели полезно, ибо дворовые люди, прикащики, конюхи, псари и пр. часто переменяются и где которых пе репись застанет, тамо пишут, и подать за них в тех местах платится без доимки. Крестьян же переводить многие бывают наглые и не терпясчие времени или для пользы собственной и государственной при чины, яко великой голод, мор, нападение неприятеля, отнятие насильное земель, а паче где владетеля нет или есть немоечной от насильных чинится, и для того принуждены оных в другие удобные места перевести и сохранить, нежели допустить помереть или бежать за границы и в неведомые места. Есче же переводятся крестьяне разделами наследников, когда деревнями уровнять неможно, то неколико дворов нуждно вывести. Третие, если кто имеет деревню в безхлебном месте или землями скудну, за которым крестьяне ни податей государству, не токмо владельцу оброков платить не в состоянии, а оной инде имеет приволь ные земли, то их перевести нуждно, из чего как владельцу, так государ ству польза, ибо не токмо подати они будут платить изправнее, но паче в такие места переведутся, где и войска часче бывают и от довольного населения квартирами и фуражем свободнее довольствоваться могут. На пример, все поморские уезды едва когда войска видали, противно же тому Московская, Воронежская и Белогородская тем, почитай, безпрерывно посещаются и подати плотят изправнее, нежели оные. Большая же польза, что в сих теплых местах людей более родится и возрастает, нежели в северных студеных и во всем бедных пределах. Следственно, перевод запрещать не полезно и в Камор-коллегии всякому просить не удобно, но вместо того потребно такой устав зделать, чтобы от того подати не пропадали и в доимку не запущались, сии же справки и переписки з другими наибольшею причиною продолжению переписи и тягости на роду .

22. По четвертому пункту и инструкции повелено за прописных в прежднюю перепись править за все 20 лет поголовныя за рекрут и ко ней по складкам деньги, котораго приходит за человека более 20 рубл .

И сие о тех, которые коварством утаены, есть не бесправильно, но многия невинно прописаны, яко бывшие совладельцами в Финляндии и других дальних местах безызвестны и почитались за умерших, которых и указом 1724-го декабря 21 в. прописку причитать не велено. Многие вы гнаны из Польши сбежавшие до переписи, а немало и тех, которые от непорятков преждней переписи, как выше показано, прописаны. И тако винных с невинными сровнят неправо, а разобрать и истину найти тру дно, да в том есть и не польза, ибо, где душ 50 или более, за одного хотя с трудом заплатить могут, а в малолюдных разорительно и несносно, а паче одинако являвшимся, каковых в Астрахани и на заводах из от даленных и пустых мест к переписи явилось немало, междо которыми, может, беглые салдаты и крестьяне, за которых подати платятся, и они охотно желали впредь подати платить в их преждных жилисчах, да они, опасаясь наказания, подлинно не показывают, и как им оной несносной платеж объявился, то большая часть паки разбежались. Ныне же при свидетельстве некоторые, опасаясь так тяжкого платежа, многих таких не объявили и писали в бегах, другие мужиков лет по 40 и старее писали новорожденными и, чтоб к свидетельству не ставить, показали в дальних отлучках, детей их, приписав к другим того ж имяни отцом, на смотр ставили или, умилостивя офицера, на смотре стариков новорожденными, 21 и 22 лет объявили, что токмо им убыток, а государю пользы нет. Да хотя и править, то уже известно, что с немоечных взысчут, а сильные, как и от прежних штрафов, продолжа время, избавятся .

23. Беглых, кои до начатия свидетельства не вывезены, выслать на прежния жилисча, а подати за них положить на тех, которые не вывезли, и сверх того штраф по указу доправить определено. 7_Первое противно Уложенью и подтвердительным указом, ибо точно положено подати по от даче платить принявшему, а штраф за преступление указа хотя тяжчае положить, если токмо правильно за беглого почитать надлежит, но понеже в том многое сумнительство и законы, по которым бы судии правильно разсудить могли, недостаточны, в некоторых же обстоятельствах стропотны и неуравнительны, а офицеры, не ожидая суда, оправдают сильных и крестьян с розорением убогих отдают. Обстоятельства же, наносясчие о беглых сумнительства, суть следуюсчие .

24. Хотя по Уложенью положено о крестьянех судить по писцовым и переписным книгам, но Уложенье сочинялось после писцов 20, а после переписных 3 года, в которое время всякому о крепостях правильно знать было можно, особливо тогда отчины не так часто из рук в руки переходили, да и в Уложении о урочных годах объявлено. По указу царя Василия Ивановича положено было 15 лет, по Уложению же, хотя в писцовых беглыми написаны, отдавать велено, но пожилых лет пра вить не велено. Ныне же от писцов 120, а от переписных 186-го, или 1672-го, 70 лет, в которое время отчины перешли во многии руки, мно гие крестьяне из приказов за убивства безвестные головы по девкам беглым или зделками преждних владельцов и в приданые по своеручным данным отдаваны, которые крепости утратились, и градская отдача откуду была, не помнят, или в городех архивы так старые погорели, по гнили и разпропали, что сыскать невозможно. По Уложенью же отчине, которое более доказательства иметь может, да 40 лет судить и возврасчать не велено, а о сих урочных лет не положено и бедному времяни для сыску крепостей не дают, но винят немоечнаго и отдают без справок противо Уложенья и Сысчикова наказа.

25. Если отчинник заложил или продал две отчины разным людем и прежде продажи перевез своих крестьян из одной в другую и тамо в платеж объявил, в закладных или купчих о крестьянех написал по писцовым и переписным книгам, и что сверх того налицо есть, о сем спор есть, по писцовым ли и переписным книгам оного возвратить и почитать за беглаго, как то негде и учинили, или по крепости быть за тем, у кого в оклад явлен и налицо отказан, как в Уложенье в 11 главе 5 пункт гласит .

26. В Уложенье напечатано в 20 главе о кобальных людех, если кто женит своего холопа на приданой жены своей девке, и по смерти онаго холопа по рабе отдать жене умершаго, о крестьянех же того нет, но ныне не токмо холопей и крестьян отдают и есче за беглых почитают. В Уложеньи же тогда положено для того, что мужья сами в домех всегда, а жены под совершенною властию мужей были. Но ныне мужья большая часть от домов отлучены, а без них жены, крепя себе, дворовых людей и крестьян мужних женят на своих девках и по смерти мужа наследников нагло тем обидят, и если скоро не отдадут за оных, яко за беглых, штрафы и пожилые правят, сие смятение в судех и неправосудие во многих других обстоятельствах усматриваем. Иногда о поместьях положенное на отчины натягают, иногда в равных обстоятельствах не право различают .

27. Вдовами, в замужество отпусченными, снесенные малыя дети и воспитанные или во время голодныя шатающияся малые ребята, которых из милосердия кто, взяв, прокормит, також прихожия, когда заболит, и милосердием кто, взяв, пропитает, излечит и время в работе за то удер жит в ближних местах от своих жилисч, нанимаюсчиеся в постухи и другия работы на время и протчие многие обстоятельства за беглых по читать и за держание штрафовать сумнительно .

28. Пожилые деньги и штрафы за прием великие нуждно разсмотреть и узаконить так, чтоб с законом божьим письмянным и врожденным или естественным и с протчими подобными законы гражданскими согласовали. Яко по закону божиему письменному должен обидитель то самое наградить, чим обидел, и за преступление закона понести наказание.

По закону естественному должен то возвратить, чем обидел, и весь доход от оного, что по справедливости иметь мог. По законам русским древней шим, каковы мы задолго до Владимера и деда его имели, положено, кто у кого что отнимет и насильно завладеем, возвратить и цену его дважды, то есть второе, в законе Ярославли 1025-го году заплатить обиду вдвое, потом положено точно возврасчать, кто чем обидел, и лихвы или прибытка по 10 на сто в год. Царь Иоан II о росте ясняе положил, естьли кто кому чем должен, а в пять лет истинных и роста не платил, то приложить пятилетной рост, имянно 50 на сто, к истинным и доправить .

В Уложении печатном, ссылался на правила апостольские (о котором никто не знает), рост отставили, а положили править истину и с убытки, что великим коварством, ябедам и явным обидам лживыми иски вели кую причину подало. О доходах же или прибытках в Уложении одно об стоятельство ясно и правильно в главе 16, статье 37, положено: если кто поместье вылжет, оное возвратить и доход той деревни доправить вдвое .

Токмо о отчинах, не имея инаго закона, кроме боярского неразсуднаго приговора, о завладении иначей судят, не различая неправильной дачи от насилия, в чем судии виновны, о беглых же в древних законах не находится, понеже до царя Феодора крестьяне были вольны и жили, за кем хотели, а при царех Феодоре и Василии довольно умеренно узаконено, которому и в Уложении последовано за двор 10 руб. на год, потом указом и по наказу Сысчикову прибавлено по 20 рублев за двор .

В указех Петра Великаго 1721-го положено пожилых за мужеск по 100 руб., за женск по 50 руб. за человека, которое весьма правильно бы было для пресечения приемов беглых, но по искуству явилось, что сие токмо немоечным и безгласным разорением, а ябедником и сильным ни чего не приносит. Штраф же в казну есть больший страх, но упущен и остался токмо на бумаге .

29. Весьма странное есть дело, когда кто беглаго купит за 100 рублев, а исчет за жилых 1000 или более, что всякую справедливость превосхо дит, и явно лишнего и чужего исчет. А по Уложенью написано, кто лиш ней иск припишет, тех велено винить и с лишнего пошлины с челобит чика брать. Указом Петра Великаго, 15“последуя прежднему отца его оп ределению,“15 справедливо положено, если кто на ком будем искать чего неправо, то должен из своего ответчику столько же отдать. Но сей указ не знаю для чего скрыт и в книгу не внесен.

30. По девкам отдавать о рабах или пленных и купленных в Древних законах и Уложеньи положено, но как выше показано, что оное чинит много сумнительства и коварствам причину, то оное более стропотно, не жели справедливо .

31. Многие, уведав, за кем иноземца, берут купчие от таких, которые на них никаких крепостей не имеют, а офицеры ревизии единственно по тем купчим и по лживым допросам тех купленных отдают. Мне случилось такое дело, что един казанской дворянин, уведав беглых при сибирских заводах, взяв купчую от другаго и бив челом по оной, крестьян взял, а после оные явились дворцовые крестьяне. И потому купчие и допросы без выписей по отдаче недостаточны, особливо когда крестьянина допрашивает подьячей не пред судиами и напишет то, чего крестьянин не говаривал, и когда ябедники допрос, сочиня дома, подьячему велит переписать. Что указом точно определено, дабы допрашивать пред судиами и при свидетелях.

32. По 4-му же пункту о вольных людех, а по 16 о разночинцах и дворовых людех с отпускными повелено годных брать в службу, негод ных писать, кто куда пожелает, а увечных, дряхлых и таких, которых никто взять не похочет, определять в богадельни. Сие по разсуждению внешнему справедливо, но по внутреннему и поступкам переписчиков с пользою не согласует:

1). Что такие из домов увольненыя и разно чинцы более люди малогодные, и принимают их токмо для детей, и оных малолетних возпитывают, обучают и за них до возраста без приобретения пользы, надеялся впредь оную получить, подати всякия платят; если же годных взять в службу, то негодных никто не возьмет, следственно, 1б-тот оклад-16 пропадет.

2). Престарелых и увечных в богадельни отдавать, надлежит прежде разсудить, где такие богадельни построить и от куда на содержание им деньги определить, ибо хотя в городех богадельни построены, но все градскими обыватели преисполнены и едва от поданий пропитаться могут, а по миру ходить запресчено. 17-Его императорское величество для сего особно указом 1724-го монастыри определил, но указ оной уничтожен.-17

3). Определенные к переписи офицеры всех таких вольных принуждают противо их воли к своим или приятелей своих деревням просить и многие с великою обидой владельцев из написанных в прежней переписи отдают, каковых некоторые немалый деревни населили, а желающия не получили.

33. Во 12 пункте и инструкции написано: излишних церковников, також годных, велено взять в службу, а негодных раздать, кто куда по желает, причем и число, коликих при церкви быть надлежит, показано, но требуется разсмотрения:

1) которые церковничьи дети были или ныне находятся в училисчах епархиальных и других, о тех не упомянуто, и офицеры раздают их в оклад;
2) весьма бы нуждно при церквах приходских для обучения в городех гражданских, а в селех, дворовых людей и крестьянских детей хотя писать и читать, училисча учредить и учителей иметь, дабы чрез то как в домоправлении, так и в войске грамотных не оскудевало, о чем во всех христианских государствах прилежно стараются;
3) ученых церковнослужителей полезнее от службы отставить, в тех же селех или приходех19 в платеж написать, а которые за леностию читать и писать не научены, о таких, чтоб другие прилежали, тясчайшее определение положить;
4) довольно известно, что такие из лишние хотя просили кто куда хотел, но того не ученено и отдаваны противо воли; как то слышно, что некоторые воеводы и секретари противно указу 1740-го, несколько сот себе собрав, оброком обложили и в салдаты продают, а негодных другим брать позволили;
5) многия церковники, записав своих детей в школы, чтоб в подать не класть, но, откупайся в семинариах, держат в домех и не обучают .

34. В 16-м пункте о незаконнорожденных, дабы и оных годных брать в службу, а негодных увольнять. О сем потребно бы внятнее разсмотреть, ибо оные суть двоякие, одни по богоугодному уставу Петра Великаго были збираны, возпитованы и обучаеми в сиротских домех, а по кончине оного монарха от невежд суеверенных или злостных оной его закон, не разсудя, что в нем все добродетели или блаженства от Христа спасителя сказанные заключались и немалая из того государству польза была, от ставили, собранных младенцев роздали. Что воистину можно притче Христовой уподобить. Человек диавол, носчию пришед, в насеенную пшеницу всеял плевелы, которыя возрасли и пшеницу подавили, то есть блаженные уставы онаго монарха для своей прихоти разорили. И сии, из сиродских домов отданные, во обязательствах взявших должны быть свободны. Другие находятся по улицам или приносятся тайно в домы, которых боголюбивые, взяв, воспитывают и обучают. Оные по закону за возпитание принадлежат возпитателям, яко дети родителем .

Третие, которые в деревнях находятся, те, как известно, более тех дере вень дети и собственно принадлежат к тем деревням, да хотя бы были из других деревень подкинуты, то по правости закона естественного, кто, свою собственную весчь оставя, отречется или кому отдаст, более того требовать не может, но взявшей поверженное или оставленное есть того сусчий господин, и указ Петра Великого о младенцах согласует. Которыя вдовами малые дети в другую отчину снесены и отчимом или шатаюсчияся по миру младенцы взяты и воспитаны будут, почитать за половину собственных воспитателю, а половина настоясчему его господину. Если же оных в службу отбирать или увольнять, то никто для воспитания поверженного взять не похочет, и будут туне помирать, что есть явной вред государственной и нарушение закона христианского о любви к ближнему и милосердии .

35. О иноземцах разных народах, особливо о татарох, калмыках и протчих, в 18 пункте о крещеных, в 19 о некресченых частию не все об стоятельства изъяснены, частию офицеров неправильные поступки являются. Разность же татар и протчих в том есть:
1) татара, заграничные пленный, яко турки, персиане, черкесы, трухменцы и кайсаки или киргизы, також и башкиры, во время их бунта взятыя, по пленению или покупке и кресчению крепки;
2) бездомовные, платясчие ясак, из татар башкиры, когда в спокойности находятся, и все сарматы, могуличи, остяки, тунгусы, бураты, якуты, самояды, лапланцы и пр., которые не в поголовном окладе, оные немного разнятся от заграничных, и полезнее их убавливать и в кресчение приводить, таким же способом кто, взяв, воспитывает и крестит, тому имеет быть крепок;
3) служивые и поло женные в поголовной оклад должны почитаться как беломестные и го сударственные волости, которые если по кресчению владельцем рускии отдавать, то явной будет государственной убыток, да и указом по пред ставлению святейшаго Синода таковых крепостными писать не повелено;
4) офицеры весьма неправильно пленных и купленных калмык, башкир’ и других заграничных иноземцев допрашивают, желает ли он у того господина жить, и нехотясчих увольняют и некоторых себе берут; инде и во многих местах оных противно инструкции в оклад положили .

36. В 20 пункте о отставных из службы офицерах и рядовых, во 2-м, которыя в городех в посады и цехи приняты не будут, а пойдут в другие работы или во услужение, из оных детей их годных писать в службу, а негодным давать волю, кто куда пожелает; ниже в 3-м, ко торые в деревнях, из которых отданы, живут, тем всех детей писать в тех деревнях наряду. Сие делает разность:

1) что без детей, как выше показано, брать никто не будет, и будут многие скитаться напрасно, или

2) даст причину коварству писать в деревнях или детей солдатских причитать к другим отцам, что, чаю, ныне довольно сысчется;

3) если сие положено для того, чтоб, конечно, шли на преждние свои жилисча, но оного учинить обсче о всех неможно, ибо одни, служа добропорядочно, могут по отставке найти себе у инаго господина достаточное со держание. как то многия находятся по записям в прикасчиках и других управлениях, понеже в домех способных служителей весьма оскудело, и оных, а паче дослуживших офицерства, на преждние жилисча при нуждать нет пользы и им будем не без обиды, а иных и неможно.

Многих деревни после отдачи запустели или родителей их владельцами иным проданы, особливо те, которыя в рекруты куплены и отданы, за такия деревни, которыя они не знают, то такия не знают куда итти, продавшей и смеет его принять, а купившаго отставной не знает, где сыскать. След ственно, если не дать воли таким отставным жить, где кто похочет, то будут многие шататься праздно и детей их в ревизиах сыскать будет невозможно. Офицеры же, не имея о том точного указа, которых отставных нашли, живут не в тех вотчинах, откуду отданы, почитая за беглых, высылают и куда, о многих сами определить не знают, но штрафы правят неповинно .

И сие, что я за нужднейшее по инструкции и поступкам офицеров мною представить, сверх же того не написано нуждных обстоятельств .

37. Которыя руския давно збежав в Польшу, жили или подлинные поляки чьим старанием вызваны будут и поселены, оных в какой оклад класть и отдавать ли чужих вызвавших или на преждние жилисча, а по мнению, если их сначала отяготить или противо их воли бы и с награж дением вывезшего на преждние жилисча возвращать, то опасно и, мнится, более вредно, дабы тем вывоз из заграниц не пресечь, а по правилам политики весьма нуждно людей в государство умножить. Зри п. 8 .

38. Цыганы во многих государствах в оклад положены и о их про мысле добрые уставы зделаны, но у нас их хотя со излишком, а ничего не упомянуто, и оной коварной сброд не имел никаких законов, никоея пользы, а многой вред приносят .

39. О слепых, дряхлых и не могусчих работать или свое пропитание иметь хотя в указе его императорского величества 1722 иулиа 31 определено, что из поголовного оклада не выключать, но как в городех таковых определяют в богадельни, и оных в оклад класть не велено, потому, мнится, в уездах выключить надлежит. Которыя отчинники из милосердия равномерно для неимусчих пропитания богадельни имеют и, не токмо своих, но и посторонних приемля, довольствуют, есть дело богоугодное .

А особливо при монастырех таковых немало находится, а некоторые, не имея особых покоев, при церквах содержат в домех, и ежели таких приписать в оклад, то никто не похочет оных содержать, а в городех и монастырех уместить неможно. Противно же тому, ежели велеть всех немоечных выключить, то опасно, чтоб не было великаго коварства, дабы 23 притворно дряхлых и слепых не выключали .

40. Подьячии и подьяческие дети, кои сверх определенного числа в городех или за пианство и негодность выкинуты и остаются праздно, хотя принадлежат к разночинцам, но как о них в инструкции не упомянуто, то они от оклада увольняются и стата коликим подьячим в коем городе быть не положено, для того немало, избывая платежа и салдатства, подьячими имянуются, как мне случилось слышать, что посадские и церковники многих детей подьячими написаны .

41. По указу 1743-го из Астрахани из заводов сибирских являвшихся без паспортов выслано было число немалое. Оные, пришед на преждние жилисча, в скасках объявлены и при свидетельстве были, но уведав, что в Астрахани оных велено писать в оклад и никого не высылать, також что Демидов от суда гражданского увольнен, паки всяких людей стал примать, многие по подаче сказок паки туда бежали, которых о выключке указа переписчики не имеют и пишут в оклад, чрез что многие понесут невинно тягость и разорение. Притом же и то небезсумнительно, чтоб Демидов и другие, имеюсчие такие указы, от безстрашия не дерзнули большую часть таковых пришлых утаить и написанных инде в платеж или беглых солдат именем неведусчих родства принимать, из чего немалой вред государственной произойдет .

На представленное о недостатках и трудностях ревизии поголовной, ежели не противно принето будет, всепокорно мое мнение представляю

На 1 пункт

42. Не лутше ли сию ревизию офицеров для многих показанных не исправностей изправить вновь взятыми скасками и разсмотрением их погрешностей по предписанному ниже порядку, чтоб можно скоряе и правильнее ко окончанию привести .

43. Оное для избежания великих казенных на то расходов и усчерба при армии офицеров оных возвратить к их командам, а вместо того ныне и впредь отправлять отставными штаб-, обер- и ундер-офицеры и шляхетством тех правинцей .

44. Выбирать оных самим шляхетству в каждой правинции, как при царе Феодоре Алексеевиче о судиах в городех, а в плакате поголовном о выборе земских камисаров в 4-м § изображено токмо о порядке как съезжаться, в которое время и как избирать, предписать и напечатать устав, по которому им поступать, ибо за недостаток оного в выборе камисаров губернаторы, воеводы и секретари, вмешався и видя усчерб в своих неправых доходах и помешательство к граблению, так оное изпортили, что за лучшее разсуждено вместо того, чтоб оное, яко весьма государству полезное, изправить и добрыми наставлении и уставы в лучшее состояние привести, совсем отставили .

45. Сколько в которой правинции к такой ревизии дворян потребно и какое награждение учинить, оное и кому которую часть ревизовать, оставить на разсуждение шляхетства. Однако ж, мнится, довольно на каждой полк один и притом определенной того полку офицер должен справедливости и прилежности надзирать, чтоб всякой свою часть в 4 и 5 месяцев окончал .

46. В которых провинциах пляхетства нет, в те от всех правинций тоя губернии выбрать потребное число им же, которое губернатор повинен объявить, и к каждому из волостных той правинции по 2 мужика лучших определить, выбрав от волостей самим волостным, как в Судебнике Иоанна И-го о судьях волостных написано, и оным на содержание определить против того, как в других правинциях шляхетство определят .

На 2-й

47. Подьячих в каждой провинции одному токмо главному ревизору дать одного канцеляриста и дву копиистов для разсмотрения присланных от уездных ревизоров сказок, свидетельств, разобрания распрь и жалоб, а протчих удовольствовать находящимися во оной из шляхетства, також церковными и земскими дьячками и служителей дворянских, где самих отчинников нет, ибо сие шляхетству молодому и праздно в домех живусчим как не зазорно, так нетрудно, но паче полезно, что письму и порядку обучается .

48. Ежели заблагоразсуждено будет в те же времяна все протчие оклады, доходы и расходы Камор-коллегии (что весьма нуждно) свидетельствовать, яко по канцелярии пошлин и штрафы по делам, нет ли где упусчения по крепостной и в зборе венечных правильно ли и безобидно во оном поступают, по таможне верные и откупные зборы все ли правильно идут, неможно ли где оных умножить или сложить и все протчие казенные доходы и розходы, какого б звания ни были, разсмотреть, к сему в каждой город особно одного из шляхетства и дву или трех способных купцов, выбрав, определить .

На 3-й

49. Крестьянству во время переписи или свидетельства в работы дальние с паспортами отлучаться не возпресчать, дабы из того им к платежу податей и во отправлении необходимо нуждных работ препятствия не было и государству вреда не учинилось .

На 4-й

50. Скаски надлежит образцовые, напечатав, разослать и по оным ныне вновь во всем государстве взять, а для лучшаго усмотрения я обрасцовую № 1 приложил, если угодна явится. Сия обрасцовая уже принята, и по ней скаски переделаны.

На 5-й

51. В оных дворовых людей и крестьян писать с прозваниями и чтоб все родственники не токмо родные, но и правнучные братья и племянники одно прозвание имели, и оные не токмо в скасках, но во всяких приказных и домовых делах употреблять, чтоб лучше паметовали, и ни когда оных под жестоким наказанием не переменять, и в приказех без прозваней челобитен, сказок, допросов и пр. не принимать .

52. Детей от отцов, живусчих в одном доме, не отделять, но писать при отцах, а пасынков при отчимах, найденышев при возпитателях, различая токмо из прозвания, ежели особые имеют, обстоятельства же, для которых они в преждних отделены были, приписывать при именах, как в образце показано, в порядке же перво настоясчих, потом привезенных из иных уездов, после оных иноземцов, не подлежасчих в оклад, и оную заключить перечнем .

На 6-й

53. О умерших, когда кто умер, как подлинно сказать крестьяне не могут, ибо у церквей по преждним указом книг записных родясчимся, умершим и бракам нет и справиться не по чем, того ради ныне по всем приходам повелевать такие книги содержать порядочно, всякого села и деревни особливую тетрадь так велику, чтоб наличные ныне при ревизии мужеск и женск пол написаны были на одной странице, а другая порозжая для приписывания новорожденных и отметки умерших и убыв ших всякими случаи, на конце бумаги простой несколько листов для приписки каждогодной прибылых, чтоб оной от ревизии до ревизии стать могло. И по оным должны церковники повсягодно в генваре подавать репорты в градские концелярии или камисаром земским, не объявляя имян, но токмо число людей, сколько в его приходе в котором селе или деревни прибыло или невозвратно убыло, как образец № 2 приложен .

Но как известно, что многие церковники от убожества доходов возможности то изполнить не имеют, того ради весьма нуждно вместо издревле уставленной десятины, которая до нашествия татар исправно на церкви платилась, и народу в том тягости не было, что во всех христианских государствах свято хранится, ныне определить по 3 копейки з души мужеска и женска пола, что в генваре первом числе налицо в коем приходе будет, и от того они должны архиереем дать: десятую часть, а более от них архиереем ни под каким видом на семинарии и пр. не требовать .

Но чтоб приходы построением от помесчиков новых церквей не оскудевали, того ради оные в платеж десятины к ближним приходам, где число людей меньше 1000, причислить, ибо построившие в своих отчинах церкви должны своих церковников землею или ругою удовольствовать и от того десятое архиереем особно платить, чрез что можем вскоре лучших священников получить, ибо от довольного дохода свободно им детей в на учение отдавать и самим не столько о работах, сколько о чтении книг и научении народа закону божию и благонравию прилежать .

На 7-й

54. Рекрут, где бы кто ни отдан или в рекруты продан, должен в том городе, откуда отдан, для отметки под именем в книгах отпись подлинную или копию за рукою приемщика явить; а ныне, как того учреждения не было, верить по скаскам, как о беглых .

На 8-й

55. О беглых хотя явочного челобитья не записано, в вину не ставить, а утвердиться о том ныне свидетельством сотскаго или дву и трех старост ближних соседей, но впредь как о такой безсумнительной записки, так для пресечения побегов и в судах вредных ябед и неправостей ниже мнение приложено, а ныне сотских учредить так, чтоб каждых от 300 до 600 мужеских голов был сотской, и в каждой деревни, если не меньше 6-ти дворов, десятской, а в больших, смотря по людству, до 20 дворов один, в малых дву и трех, хотя и разных помесчиков, один. Которые должны сотскому ежели прибыль где или убыль явится, кроме умерших и родившихся, объявлять тоя же седмицы, а сотской должен обстоятельно земскому его комиссару объявить, не упусчая времяни, несмотря на то, хотя бы междо его и другим владельцом какая вражда была, должны сотской и десятской правильно свою должность исполнять .

На 9-й

56. Когда кто куда постороним вывезен, должно в городе быть запи ске, а когда и того ныне нет, то довольно скасками по вышеобъявленному утвердить, и хотя неизвестно куда вывезен, из платежа выключить нельзя, впредь же как о том определить, объявлено в следуюсчем пункте о перевозных .

На 10-й

57. О переводе крестьян из уезда в уезд в Камор- коллегии просить и от оной указы требовать, как в Плакате поголовном напечатано, для многих трудностей и неудобностей отставить, а переводить, какою бы причиною ни было, единственно с ведома градской канцелярии и с промемориею в ту канцелярию, куда переведут, взяв обязательство, что ему о приеме и приписании тамо в платеж явить отповедь, и доколе оная отповедь получена не будет, то вывоза в книгах не отмечать и подати править с оставших, ежели же кто, преступи указ, похочет тайно увести, то сотским увозить не допусчать, по дорогам как беглых с семьями бес поспортов градских не пропусчать, а если какою хитростию провезет, то на месте, куда привезет бес промемории и паспорта, взять штраф, как за беглых положено, и велеть или их назад отвести, или промеморию при вести. И если промеморию привезет, тогда по указу канцелярии сотскому того места принять. На сие воспомяну коварство гр. Головкина, что, собрав разных своих верховых отчинах беглых более 100 семей, от правил на низ в пензенские и синбирские деревни, и чтоб оных на заставах в Нижнем и Казани не задержали, послал оным роспись в Вязьму, где воевода, не справливаясь с книгами, по той росписи пропускное дал, якобы оные из его вяземских отчин. О том, где что убыло или прибыло, в платеж по окончании года от гражданских канцелярей при годовых репортах в камисариат число душ перевезенных объявлять, а по уложению 11-й главы в Отчинную коллегию, дабы комисариат ведал и в окладных книгах тех уездов или полков отметил, а Отчинная коллегия знала в которой деревне сколько людей. Камор- же коллегию ре портовать о окладе и зборе кратко, понеже оклад поголовной единственно принадлежит до комисариата, а переписные или ревизии книги до Отчинной коллегии, и для того камисариату репорты годовые нуждны обстоя тельнее, особливо о доимке имянно, чтоб знать с тех владетелей доимку взыскать .

На 11-й

58. За прописанных в прежднюю перепись, ежели они не коварно проронкою преждних переписчиков или дальней ради отлучки про пущены, то как указом ея императорского величества все штрафы по 1740 год сложены, потому и оных ис тоя милости выключать не потребно, но довольно со всех прописных, каким бы случаем ни было, с 1743-го с них поголовные и протчия подати взыскать. Ежели же ныне которые хотя в скасках не напишут, что у несмысленных и неосторожных писцов деревенских легко может учиниться, но при свидетельстве явит нескрытно, того в вину не ставить, а ежели в скаске и при свидетельстве не объявит, а донесет кто после, с того взять штраф за утайку в казну 10 рублев за каждого человека, а утаенного отдать объявителю, или когда объявитель взять оного не похочет, то, доправя, деньги 15 руб. отдать оному, а утаенного приписать к той же деревне и подателю скаски учинить наказание .

Да сие, почитай, неудобно, ибо по книгам церковным и сотским утайка не может скрыться, если токмо о том определится и камисары прилежно надзирать будут .

59. Тем, которые при нынешной ревизии для избежания тяжкого штрафа прописанных в преждней переписи утаили или писали ново рожденным, в бегах и в отлучках, написать ныне порядочно, не опасаясь никакого штрафа и наказания, кроме платежа, как выше показано, от 1743-го года .

На 12-й

60. Беглых ревизии высылать нет нужды, особливо когда владетель объявит на них какое-либо право или спор, но довольно того, что от воеводской канцелярии по взыскании штрафа за необъявление в тот уезд сообсчить, чтоб той деревни, откуда они показаны, владельцу объявить .

Но как многократно такие крестьяне таят подлинных их владельцев и родину и сказывают о таких, чьи они никогда не бывали, того ради, в тех канцеляриах по переписям прошлым справясь подлинно, возвратно ответствовать, что оные лживо показали тогда, из подлинника оным розыскивать и отдавать, кому подлинно надлежит. Что же причин к побегу и удержания от того, о суде и штрафах касается, оное хотя и нуждное, но яко не надлежасчее к ревизии, ниже представлено .

На 13-й

61. Всяких вольных людей, которые от переписчиков под разными имянами розданы, освидетельствовать, не брали ль те переписчики или того рода воеводы и протчие у дел бывшие и приказные служители противно указом себе и противно воли не желаюсчих, и если где такие явятся, допрашивая, вновь приписывать, кто где написан был в прежднюю перепись или постороннему отдан. А ежели те у кого были отпускные дали или не дали да принять не хотят, тех приписывать, кто куда пожелает. Если же никуда желания не объявит, а в работу годны или хотя не годны, но детей малых имеют, таких писать к ближним заводам метальным, яко серебреным, медным, железным, свинцовым, також к минеральным, яко соляным, купоросным, квасцовым, серным и пр.; если заводов нет, то на манифактуры суконныя, полотняные, и другие. А негодных бездетных писать в богадельни градские, манастырские и сельские, где кто пропитание иметь может, и в оклад оных не класть .

На 14-й

62. О излишних церковниках, равно как о приказных служителех разсуждать трудно, кого в оклад положить и кого выключить, но по при мерам всех европских государств, кроме попежства, везде все в окладе, у нас разве монахов выключить, но чтоб они тем обучаться в училисчах не ослабели, то предписать им страх, ежели церковничьи дети при ревизии выше 15-ти лет явятся латинского языка достаточно не обучены, оных брать в службу, а негодных отдавать в тех селех или приходах во крестьянство. Сие, мню, закону божию не противно, видя, что Христос апостолом дань государю платить повелел и за себя платил, не отрицаясь, но чтоб они с платежем и обучением не праздны были, мню:

1) излишними недостатки у других церквей наполнять;
2) в селах и погостах детей читать и писать обучать и отчинников принудить, чтоб, конечно, от 100 не меньше 4-х обучались, и владельцев или управителей к построению покоя при церкви и содержанию принудить;
3) за обучение церковникам определить за каждаго младенца, коёго читать и писать выучит, по рублю, а букварь да доску, на чем писать, и десть бумаги должен дать отдаюсчей в научение.

Сим безубыточным порятком можно надеяться, что у нас не токмо писать умеюсчих, но и ученых везде будет достаточно .

63. Если явится излишнее или какие непотребные, а паче пьяницы и выше 15 лет грамоте не умеюсчие, таких, не смотря определенного к церкви числа, годных взять в службу, в какую кто годится, а негодных приписать в платеж к тем погостам и селам, дабы от оных церковники доход имели или работою их довольствовались. Градских же, равно как о разночинцах, выше показано в 19 пункте .

64. Которые церковники и другие вольные розданы владельцом из платежа оклада безденежно, оное, мнится, неправильно, ибо они суть государственные, и ежели к заводам они дальности ради или довольства людей при заводах отдать неудобны, то таких надлежало бы продать, за которых с охотою всяк даст за мужескую голову по 10 рублей, и чрез то немало б правильных в казну денег пришло. Для того об отданных над лежит разсмотреть особливо. Которыя, взяв таких, отдали в рекруты, тем, не зачитая той отдачи, взять других, а с отдатчиков, что противно указу годных в рекруты роздали, взять штраф противо продажи вдвое .

65. Понеже обучению письму дворовых людей и крестьян весьма государству полезно и нуждно, чрез что не токмо те люди ко всему спо собнейшими будут, но паче разколы могут наилучше искорениться, если со времянем учители из школ епархиальных способнейшие к научению будут, народ же, а паче крестьянство, весьма обучению детей своих противятся, того ради не соизволено ль будет таких обнадеживанием к тому поохотить, чтоб детей крестьянских, которые обучатся, в рекруты не отдавать, разве которой сам себя кражею, пьянством и другим злодей ством тоя милости лишит .

66. Впредь при ревизиах объявлять имянно в скасках, сколько где обученых письму и сколько у коего прихода обучается, дабы губернаторы и Правительствующий сенат могли о том ведать и противясчихся тому владельцов или управителей штрафом пристойным принудить, и оной штраф в указе объявить, дабы больший страх неразсудным учинить. Со времянем же, когда много научится и охоту к тому возымеют, пременить сие обнадеживание нетрудно .

На 15-й

67. Незаконнорожденных отдавать и писать тем, кто их возпитал, так как их детей или служителей, под имянами протчпх детей возпитателя, какого бы оные чина ни были .

68. Те, которыя незаконнорожденный розданы из сиротопитательных домов, оных годных написать в службу, если не меныпи 10 лет были от даны, а малолетно отданных писать за теми, кто возпитал, негодных роз дать, так как выше в 64-м о вольных показано .

69. О показываюсчих о себе, что не помнят родства, довольно из вестно, что большая часть рекрут беглых оных годных, то есть не увеч ных и не старее 50 лет, писать в службу, если жен и детей имеют в гар низоны, а неимусчих в полевые полки; негодных же в службу писать против 64 пункта, но притом нуждно предосторожность взять, чтоб не так были негодны, как выше о церковниках показано .

На 16-й

70. Иноземцов, как внутренних, коих отцы в поголовной оклад не положены и неслуживые, також всех заграничных пленных и купленных, если кресчены, оставить при тех, у кого находятся, в оклад не класть, но если где такие противно указом положены, выключить. Для того оных в скасках писать ниже всех положенных, детей же от них рожденных по кресчении писать при них же и класть в оклад. Ежели же кто маго метанина, жида или идолопоклонника, держав 3 года, закона не научит и не крестит, тех отдавать иным желаюсчим .

71. Иноземцев же, которых отцы служивые или в окладе поголовном написаны, оных ни по чему ни за кем, яко государственных, не писать, но отсылать на преждния их жилисча. Если же отцы их не крещены, то оных отдавать ближним тех мест крещеным и ко оным в оклад приписы вать. А буде кто дерзнет, впредь таких принимать и держать, штрафовать как за беглых .

О СОЛДАТСТВЕ

72. Отставных из службы ундер-офицеров и рядовых, если оной 15 лет выслужил или за ранами и конечным увечьем приключившимся, в какой-либо работе по должности будучи, увечье получили, таковых отпусчать на волю и с их детьми к кому кто похочет, и у тех их писать самих не в оклад, а детей их в оклад. Здесь же та предосторожность нуждна, чтоб некоторые не дерзнули могусчих служить к себе в холоп ство обязывать, как то у некоих уже известно, особливо канцелярские служители при отставке обязывают .

73. Которые не выслужили 15 лет и не для ран, но от их неистовства, яко сам себя кто каким случаем изувечит, или от французской и тому подобной самохотной болезни в службу не годен явится, а имеет детей мужеска пола, таковых, хотя одного сына не меньше 7 лет имеет, отсылать в гарнизоны без определения в службу, если негодны, а детей их писать в школы. Не имусчих же детей мужеска пола или имеет мало летних, оных отпусчать точно на преждние жилисча .

74. Которых салдат преждние жилисча запустели или они в рекруты их владетелеми проданы и за чужие отчины отданы, тем если не в гарнизоны, то хотя как ни отставлены, давать волю, где жить похотят, тамо их и писать против вышеписанного .

75. Понеже в отдаче рекрут являются коварства и многим наглые обиды, что некоторые заложа кому деревню и намерявся просрочить или наследников обидя, а паче приданые деревни когда, детей не имея, вознамерится разорить, и лучши способ имеют в рекруты крестьян про давать или, крадучи с продажи пошлины, под видом за свои, а паче за посторонние деревни отдают. Например, кому по указу надлежит отдать одного рекрута, оной, разделя деревню на части 3 или 4 и более, к оным приняв посторонних, отдает, чрез что ис продажи пошлину крадут, а паче что, не желея денег, приемщикам больных и негодных отдают, которые иногда вскоре помирают, в негодность приходят и бегут, таковым нуждно предписать закон, чтоб за сих умерших, збежавших или вскоре в негодность пришедших должен продавшей с других своих отчин, а если за ним нет, то купившей или за чью отдан, другаго рекрута дать годнаго, а оных отставных, если та отчина за другим владельцом, от пусчать на преждние жилисча, если же за продавшим, то отставным давать волю, хотя бы урочных лет не выслужили, как о проданных выше показано. Кому же, заложа, ту отчину просрочит или по наследству та отчина придет, особно за то коварство и обиду наградить .

76. Здесь о рекрутах представлено токмо то, что собственно к переписи принадлежит, но сверх того нужднейшие к разсмотрению оставлено, которое требует достаточного разсуждения и узаконения, яко:

1) о по рядке в приемах здесь, особливо если приемщики и подьячие свои деревни имеют;
2) о складке малых частей;
3) о отдатчиках;
4) о доимочных складках, о цене рекрут, что в указех пишут, то противно правилам закона естественного, да и знают, что того не хранят никто, но договариваются добровольно;
5) о содержании в полках;
6) о гарнизонах, камендантах и губернаторов;
7) о способе к уменьшению так тяжких наборов;сей пункт колико пользы, толико опасности заключает и надлежит мудрым тайно о том разсудить; которое в 1724-м году в представлении и раз суждении было, да граф Брюс удержал;
8) о пременении некоторых обстоя тельств и дополнении Устава и Артикула военного, от которых не без вреда приключается;
9) о шляхетстве кроюсчемся и бегаюсчем от службы, и о их отставках преждевременных. Сии и другие немалой важности пункты весьма нуждно внятно искусным разсмотреть, напри мер, что в уставе о комендантах и губернаторах писано, то весьма недо статочно и неясно для того, что тогда ген. Вейду не все гарнизонные об стоятельства известны были и взято из немецкого, которое с нашими весьма разно .

О СОКРАСЧЕНИИ РЕВИЗИЙ

77. Для сокрасчения дела в оных ревизиах, чтоб, конечно, над положенной шестимесячной срок от начинания не продолжались, должен всякой владетель или управитель 3 скаски равные написать, одну сплошь на обоих страницах писану для отсылки в Вотчинную коллегию, другая для оставления в городе писана на одной левой странице, а правая белая разграфлена надвое для отметки убылых и приписки новорожденных, третия для отдачи владельцу той отчины, так же, как и вторая. Да сверх того для приписывания прибылей из иных мест или приписанных из вольных прикладывать к сим дву скаскам белой бумаги, смотря по великости скаски, листа 2 или 3, а не более 4-х, и все три должен податель запрепить. Оные же скаски так писать, чтоб в тыле на переплет, а край нее поле для обреза нескудно было и чтоб бумага была не весьма плохая .

78. Сказок к начатию дела всех не ожидать, но как объявлен в указе срок, с которого числа начать, то немедленно ехать переписчикам в свои части и того числа в первой деревне, приняв скаску, того ж дня людей всех пересмотреть, сходно ли написано, и всякого хозяина дому спрашивать, нет ли проронки в его доме. И как со всем окончает, тогда кого надлежит допросить и что потребное усмотрит, под оною под писать. Например, если кто сверх скаски явился и тому подобное, то подписав под всеми тремя скасками и положа нумеры на всех одни, и отдаст одну подателю скаски. Перечень же каков есть, вписать в белую книгу, надлежасчую до комисариата и в другие губернии для известна .

79. Когда переписчик несколько сказок соберет, должен немедленно к главному той провинции послать, дабы по оным освидетельствовать, не потребно ли какой дополнки, а другие для справок отдать воеводской канцелярии, дабы междо тем как оной свидетельствуют, оные могли раз смотреть и справки от других концелярей требовать и получить. И оные по окончании переплетать в книги такие, чтоб не более 20-‘ти дестей были, и одни оставить в воеводской канцелярии, другие сослать в Вот чинную коллегию, а перечни в камисариат, другие в губернию. И тако вся ревизия кончится без всякого народу утеснения и убытков, яко и без помешания в собирании податей и нуждных земских работ, особливо если оная всегда начата будет с 1 сентября, то, конечно, к марту оклад новой готов будет .

80. Что же до справок принадлежит, то хотя у нас за неимением во всем государстве учрежденной почты весьма трудно оные прямо из города в город посылать, не нуждно в Москву или в губернской город, и тако великое умедление или весьма пропажа письмам быть может, как того ныне со избытком чинится, то доколе (для пользы всего государства, а наипаче для купечества и шляхетства) совершенная почта учредится, посылать по окончании ревизии нарочных на убытке тех, для кого то по требно, разположа по препорции. Но ежели вышеписанное в 57 п. узаконится, то и справки не потребны .

На не упомянутые в инструкции обстоятельства о беглых

На 18-й

81. Которые давно сбежав и более 5-ти лет за границею жили или сусче заграничные поляки и пр. по чьему вызову придут, таковых объяв лять в воеводских канцеляриях, где прилежно о его побеге и вызове освидетельствовать, подлинно ли из заграницы, ибо оным нуждно на гра нице быть явленным; и по явному свидетельству приписать к отчине вы звавшего: по Уложению вышедшие из плена холони увольнены, а в оклад от его выхода до ревизии, а если во время ревизии вышел, то на 3 года не класть, дабы чрез то к вызыванию большую охоту подать .

82. Если кто привезет тайно, а того года не объявит или коварно руского беглого выходцом из заграницы объявит, за таких править штрафы и пожилыя, как за беглых .

На 19-й

83. Цыганов во всем государстве объявить, чтоб оные в городех, где которые хотят, в оклад написались и платили против государственных повсягодно как поголовные, так за рекрут и протчие разположения в тех уездех без доимки деньгами, а если того платить которые не хотят, то б шли немедленно за границы, объявя им срок на 3 или на 4 месяца от объявления, а если затем где явятся незаписанные, то править с них со штрафом .

84. Которые запишутся, тогда взять с них за полгода оклад сполна и дать им со скаски их копию и в платеже отпись, с которым они вольны идти куда похотят .

85. Как скоро в другой уезд придут, повинен первой сотской немедленно их объявить земскому его части камисару, и оной должен их спросить,32 где они написаны,33 притом требовать скаски и отписи и против скаски освидетельствовать, нет ли излишних, також по отписи не пришел ли срок им подать платить, и немедленно о том дать в градскую канцелярию обстоятельно знать, которая определит о подати, надлежит ли и сколько с них взять, ибо с ненаписанных и не имеюсчих отписи доправить за целой год и, оные внесши в книги неокладные, дать отпись, а излишних, кроме новорожденных, под их скасками приписать .

86. В закон или устав им написано:

1) они не должны никаких неве домых людей, кроме их народа, принимать под опасением платежа штрафа, как за беглых положено, и если такия явятся, то править с них без упусчения;
2) если в воровстве или разбоях, а паче в деле денег обличены будут, то следовать и разыскивать в градских канцеляриях;
3) в обманах, яко ворожбах, менах и продажах коней и пр., от чего они единственно пропитание имеют, судить их старостам, а иному никому не судить, ибо то чинится не насилием, но сусчею своевольною глуностию обманутых;
4) если малолетного или несмысленного обманут, повинны цыганы вдовое заплатить;
5) если кто по какой-нибудь причине сам со бою без суда их ограбит и в том обличен будет, повинен им все взятое и с убытки заплатить и, яко грабитель, наказан будет .

На 20-й

87. Те, которые у приходских церквей или в селех построят бога дельни и действительно в них слепых и весьма дряхлых с определением на содержание учредят, тех надлежит при ревизии из оклада выключать, а которые живут в домех, тех не выключать. И чтоб такие немоечные, конечно, не притворные и правильно содержаны были, надлежит десятильникам или протопопам тех городов надзирать и в консистории пра вильно, сколько оных где содержится, из того убыло или прибыло, повсегодно объявлять .

О БЕГЛЫХ И ПОЖИЛЫХ

117. По правости закона божиа естественнаго и гражданского, что в том должно со вниманием разсматривать. Сего основание в законе двоякое, одно на договоре, другое на пленении основанное; договор времянной мы называем холопство, а насилием покоренной есть рабство .

Холоп не может далее договариваться, как по смерть одного из дого варивающихся, и на детей оное сходит, потому что отец над детьми далее совершеннаго возраста власти не имеет. Но учинившей договор ни как онаго нарушить и холопства отрешиться не может, раб, самим ли его господином покоренной или от покорившего наследством и куплею полученной, имеет право онаго насилия или покорения искать свободы,35 как токмо может способ тому улучить. О господине в законе естественном то находим, что человек должен другому всякого добра желать и благодеяния показывать, как себе самому, а не делать того, чего себе не желает, что и письменный закон божеский утверждает. И хотя пленник за неприятеля почитается, од нако ж оное до тех мест, доколе он совершенно покорен, тогда уже по корившей не имеет правости онаго покоренного чим-либо вредить, но, по словам Христовым, онаго бывшаго врага любить и добро делать. По сему видится, что рабство и неволя противо закона христианского .

У нас по приатии христианства до царя Федора Ивановича были все крестьяне вольные и жили, кто за кем хотел; пленники токмо были не вольные, но их дети неволи свободны. Царь Борис по кончине царя Иоанна вольность оную отнял и учинил крепостными, но видя из того великое безпокойство, паки волю дал. Царь Василий Шуйский, видя, что тем беспокойство в шляхетстве умножилось, паки вольность крестьяном отнял, однако ж в его указе включения были весьма изрядные, которое сочиненным Уложением в большую невольность, а в судех неясностию многим распрям и ябедам способы причинило. Ныне же можно ли ту вольность без смятения возобновить и все те распри, коварства и обиды пресечь, требует пространного рассуждения и достаточно мудраго учреждения, дабы, исча в том пользы, большего вреда не нанести. Для того я оное оставляю в прежднем и в обычаях вкоренившемся порядке .

118. О приеме беглых, если по правилам закона разсуждать, то два обстоятельства в оном к разсуждению подлежат, то есть преступление закона и обида ближнего. Первое подвержено наказанию, и оное по за кону божию весьма нуждное, дабы чрез то не токмо преступника от дальшего злодеяния воздержать, но и другим страх вкоренить, и онаго исполнение до обиженнаго не принадлежит, но почитается за обиду высочайшей власти. Наказания в законех предписываются, уравнивая с качеством преступления, и суть разные, яко на имении, что ныне называем штраф, а прежде! пеня, другое на теле, третие на чести, четвертое на жизни. Все сии паки различны, яко на имении лишение некоторой части или всего, на теле некогда оскорбление или какое томление, как то употребление в тяжкие работы или увечье, как отсечением некоего члена, на чести, лишением чина или всея чести и достоинства, что и смертию политическою имянуем, на жизни ово с мучением, ово с поруганием. Но во всех оных нуждна умеренность, чтоб не было легко, которое приводит закон в презрение, или тяжко и надмерно, дабы от сожаления не дало причины закон пременять или облегчать. Как то по истории видим, что неразсудные, а паче злобные законосочинители, неумеренно тяжкие наказания предписав, принуждены со вредом учинившимся пременить .

Противно тому послабление законов из милости не меньше вреда приклю чило, как то о законах Драконовых и Сеула находим.

Его императорское величество Петр Великий преизрядно сие изъяснил, положа сии слова:

туне законы писать, когда их не хранить.

Мы о беглых весьма много разных лет и состояней законов имеем, не упоминая изданных до Уложения и самого печатного Уложения, но после онаго число немалое, а все в том или другом разнятся, а ни одного на все обстоятельства достаточного нет, и наказания частию неумеренны, частию неясны, и для того почти все презрены и уничтожены, как то после скажу .

119. Обида. Хотя всем дело известное, что кто кого чего-либо лишит и оное без преступления закона божескаго и гражданскаго быть не может, но хотясчему судить по справедливости нуждно в суде внятно раз смотреть причину обиды и качество, ово в действе и способе, ово в количестве причины суть разные, яко нечаянная, неразсудная и умышленная, в умысле обман коварством и насилие, или грабительство. По сим правилам разсматривая, нахожу, что в приеме беглых из всех оных нечто заключается, то здесь для избежания пространства толковать оставляю, но благоразеудный судия по изпытанию дела может все причины легко усмотреть, если в науке правосудия не оскудевает, а в страстех не избы точествует. Я сие не без горести напомянул, видя, как ныне от неразумия и безстрашия суда божиа в судех мздоимства и коварства происходят, и можно сказать, что судии некоторые в грабители и разбойники превратились .

120. Награждение обиды. По закону божию должна тем же самым мстпться или толикою ж ценою наградиться, по закону естества должно и прибыток полученной от того или усчерб дохода обиженному наградить, по законам гражданским нашим в древних кладено второе, а последи вдвое взятое заплатить, но в том то разница, украденное или обманом взятое вдвое, а насилием отнятое втрое. В новых и настоясчих точно то самое, чим обидел и убыток, от того приключившийся. Здесь два обстоятельства требуют изъяснения, яко цена и прибыток, в котором у юристов многие прения произошли, ибо в цене разные обстоятельства:

1) ту ли цену платить, что челобитчик утраченной показал, или по разсуждению достоинства, или ту, что лишенной за оную платил, ежели тоя весчи налицо нет. Например, кто у кого алмаз в две краты, взяв, утратил, онаго цена по его доброте от 100 до 400-х руб. бывает, а ежели челобитчик напишет 1000, то уже явно лишнего требует. Равно в золоте цена так работою разнится, что хотя золотник дельнаго не более 250 коп. считают, но в работе бывает до 10 руб.

2) Весчам цена по времянам много пременяется. Например, рожь некогда бывает в 50 коп., иногда в 4 рубли, и паки с летами лучше и хуже становится, как то все животные сначала растут и дороже год от года становятся, а потом стареют и дешевеют .

И паки весчи по ключению в достоинстве разнствуют; например, кто кого лишит оружия во время спокойное, не судится более как по цене онаго, а во время наступления неприатель за кремень, из ружья взятой, смертию судится. Все сие неудобно в законех подробну описать, да и не потребно, а должны судясчие все обстоятельства разсуждать по правилам справедливости; например, если кто у кого займет жита, а оные после вздорожают или дешевле станут, по которой цене должен занявшей платить, в том случается разпря. Вольф, преславный философ, сие правильно от закона естественнаго изтолковал .

121. О убытке в отнятом или каким-либо случаем завладенном весьма много пременных и невидимых обстоятельств находится. 1). Деньги, если они в доме праздно лежат, то никакого прибытка ни хозяину, ни обсчеству не приносят, а когда кто их взяв, употребит в торг, то нередко случается, что 50 или 100 и более на сто в год получит,42 и сверх того государственная, то есть многих людей и казне, польза. Но как сие связано с нечаянными и великими убытки, того ради во всех благоразсудных государствах законами умеренная лихва положена, разсмотряя по количеству денег в государстве, негде по 3, инде 4 и до 6-ти на сто. У нас весьма давно положено 10 на сто, о чем и царь Иоан Васильевич в законе 7…, или 15… году достаточно изъяснил и на жита насыпь равномерно узаконил, хотя из онаго видимо, что прежде рост брали по 20 на сто и более.

Петр Великий во многих указех о правеже на подрядчиках и откупщиках неисправных тоже по 10 на 100 узаконил; в Уставе вексельном за неплатеж по 12, а с протеста по 18-ти, из казны даваны деньги по 8-ми на 100 .

2). Доходы порядочные и редко пременяемые, которое называем оброк, яко с деревень, земель, рыбных ловель и пр.

3). Пременное не всегда равно приносимые, яко скоты, пчелы, сады и пр.

4) Никоего прибытка приносясчие, яко маниста или драгоценные каменья токмо для увеселения и великолепия, сосуды всякия для употребления, и оных лишение ничто более, как токмо досаду наносит.

5). Суть такие обиды, которые хотя малой цены и безприбыточные, но великой вред и убыток лишением наносят, яко припасы, к строению дома приготовленные, если кто ремесленников нанятых переманит или отгонит, сему подобно кто зверей и птиц от привад отгонит; и паки кто наймет рыбную ловлю заготовить, а пришед, кто сети или лодку испортит, то недовольно, чтоб он лишенного цену заплатил, но весь вред учинившейся от остановки в том деле дол жен заплатить. Сие я токмо для внятнейшаго разсуждения в разных об стоятельствах о награждении обид судиам напомнил, ибо мне весьма странное мнится, когда слышу кому на отчину в приказе неправая дача учинена, и потом оное отставится, то на владетеле присуждают за землю по Уложенью насильное владение за крестьян, яко за беглых. Которое нимало справедливости не согласует, в сем бо случае два весьма разные обстоятельства: 1) если челобитчик неправо бьет челом и что-либо надлежасчее к ведению судиам утаит, яко кто, бив челом, о наследии утаит брата, сестру или жену умершаго, о котором судиам знать нельзя, сие стало вылганое и неправильно прошенное, на которое имеем 2 закона разные. Первое в Уложении: кто вылжет поместье сильно, доход весь на оном доправить вдвое. Другое в указе 190-го положено, за вылганное и неправое прошение брать у него столько же из его имения и отдать обиженному. Что и Петр Великий точно определил, однако ж они презрены и по ним исполнения не чинятт. Другое, когда судии неправо противно указом настоясчим, как то нередко случается слышать, что, надлежасчей закон не выписав, решат по уничтоженному. И в сем уже челобитчик вполывинен противо судей, для сего указ 191 году. В Сысчикове наказе положено за такое неправое решение править на судиах, да и сей указ також в уничтожении.

122. По сему разсуждая о пожилых за беглых, которое не иначей как учиненного убытка награждение разуметь должно, следственно, должно внятно разсмотреть, какой доход отчинник от крестьянина иметь посредственно может, чтоб по тому и награждение, согласное с законом божиим, естественным и народным, узаконить, ежели единственно взять, то находятся некоторые крестьяне, что отчиннику с оного двора платять от 10 до 50 руб., но таких, чаю, во всем государстве едва 100 сысчется, следственно, таких в пример брать не надлежит, ибо сии более от купечества богатеют и нередко в кратком времяни убожеют. Есче же всех таких приписывать в посады велено, а отчинником платить обыкновенной оброк им определено, в обсчестве же, целыми деревнями взяв, едва сысчется ли где такая отчина, чтоб по 5-ти рублей с мужеской головы отчинику платила, а более по 1 по 2 и по 3 рубли, работные токмо со столовыми запасы приносят некогда до 5-ти рублей, но сие не всякой год .

А как мы счисляем обыкновенно 3 мужеских головы во дворе, то не придет более со двора 10-ти или 12-ти руб.

В прежних законех царя Федора Ивановича положено за двор по жилых три руб. в год. И сие по доброте тогдашних и не великому достатку в деньгах было нелегко положено. Царь Василий Иванович положил по 10 руб. на год, что и в Уложении печатном точно положено .

Вскоре после Уложения, во 163-м, а потом в Сысчикове наказе 191-го, разсудя, что оное легко, положили по 20 рубл. за двор. Все сие неколико было близ справедливости, потом многими указы оное прибавливано, но наказания за преступление указов с награждениями убытков смешивано, чрез что никакаго страха вкорениться не могло, ибо награждение и наказание от неясного разделения и слабости судей осталось в воле челобитчиков, а чрез то единственно сильным и ябедником было в пользу, немоечным же и отлучным, паче служасчим в войске, вдовам и сиротом, большее разорение приключило. Я же так мню, что пожилаго на год до вольно и справедливо положить за мужескую 4, за женскую 2 руб., следственно, за мужескую голову придет 6 рублей, что с вели чайшим доходом и податьми, яко же и с законом преждним по 20 руб. за двор, согласует. Но чтоб сими малыми пожилыми не дать повода к безстрашию в приеме, то должно пенею за преступление закона наградить.

123. Законопреступлению наказание выше я напомянул, что должна согласовать учинению, легко полагаемое презираемо, а тяжкое принуждены уменьшать, уменьшение и малейшее, хотя из милосердия чинимое, нарушает закон, но как качество законов, так тяжесть преступления за кона разно. Я не хочу толковать закона божеского преступления, но человеческих произвольных. Сии человеческие разнствуют в обиде ближнего, в обиде всего обсчества, в презрении закона и законодавца. Пер вое, если кто кого словом обесчестит, побьет, ограбит или чего-либо ли шит; во втором, если казне или пользе отечества вред наносит; в третьем, случаются хотя по-видимому узаконения и наказания недостойны, но потому токмо тяжки, что преступлением онаго презирает власть законодавца. Например, у нас запрещено обувь подбивать гвоздьми, которое неведусчему причины видится хранения не достойно, но тяжко наказуется за то, что преступлением онаго презирает законодавца .

В приеме беглых если я по закону божию и естественному хочу раз суждать, то ни малейшей противности оным не найду, но паче неволю оному противною почитать можно. Взирая же на закон гражданский, нахожу в нем все три положенные обстоятельства: обида ближнему, что отчич лишится своего дохода и сверх того принужден за него многие годы государственную дань платить, обида и збежавшему, что он при нужден два разы дом и пашню, оставляя, вновь заводить. За сие, конечно, должно по меньшей мере втрое доход оной за пожилое положить, как выше показано. Обида обсчеству или государству в недоплате с пустоты податей, а наипаче если ис таких мест бегут, где всегда войска бывают и от недостатка жителей в покоях и пропитании приключается тяжкая нужда, обида высочайшей власти презиранием закона. И по сим обстоятельствам всяк может разсудить, что за сие преступление тяжкую пеню положить нуждно .

За прием беглых в законех разные наказании по времянам кладены, яко смертная казнь, наказание кнутом и ссылка; по 4 двора крестьянских за всякой двор принятой по 100 руб. за двор, по 100 руб. за муже скую, а по 60 за женскую и пр. Но все сии никоего препятствия не чинили, потому что приклада нет, что по коему-либо исполнение чинилось и никто онаго не взыскивает, ибо все оное положено на волю исца, а не засудей. Равно как и в смертных убивствах, если истец с ответчиком по мирится, то судии более не взыскивают .

Мое мнение, чтоб за прием пеню править в казну, не послабляя ни кому, но умеренную и прежде совершенно разсмотря, надлежит ли за беглаго почитать, и оное таким порядком:

1)  за прием мужеска пола за всякую голову, сколько бежало, 10, за женскую 6 рублев, а за ро дившихся в побеге вполы. Сие править со всех, если, бегая, за двемя или тремя жил, за прием с каждаго,а пожилые и пошлины по разчету времяни, за кем сколько жил. А с сотских и за станы, где, бежав, стояли, как выше показано, править особно.

2). Как скоро крестьянин допрошен и за кем жил, точно покажет, надлежит секретарю немедленно в доимочную тетрать на того написать, за кем жил, и приложить по шлины за мужескую голову по 44, за женскую по 22 коп. на год, и о том в репорте в Камор-коллегию в неокладных доимочных точно по казать.

3). Если тот держатель живет в ином городе, то взять от крестьян обязательство со сроком, чтоб в том оправдался или положенное заплатил, и если на срок отчиник не явитца, то править на той деревне .

4). Если та деревня заплатить не в состоянии, то оную деревню с публичнаго торгу или из нея на столько, сколько в казну надлежит, про дать.

5) Если та отчина, где беглой жил, не того ведомства, то також немедленно в тот город о сыску и допросе, яко же и правеже оныя пени и пошлины писать, а в Камор-коллегию по тому ж репортовать.

6). Если кто неправильно беглым или чужаго своим напишет и по суду челобит чик винен явится, то все оное по указом доправить на исце за неправой иск.

7). Чтоб все судии оные деньги взыскивали, конечно, от показания в 6 месяцов, где отчинников нет, то на тех отчинах, а ежели не взысчут, то те деньги с приложеньем на все оное пошлин править на судиах, разчисля. сколько их присудствовало по голосам, равно на прокурора и секретаря, хотя бы оные сменены были. А если померли после того полугодоваго срока, то править на наследниках.

8). Если то в доимочную книгу не записано и в Камор-коллегию не репортовано, то все оное править на прокуроре и секретаре.

9). Если Камор-коллегия в год по ре порту не взысчет и неплатясчих в конфискацию не отошлет, то все оное доправить на Камор-коллегии.

10). Чтоб сие наистропотнее хранилось при всякой ревизии, все канцелярии свидетельствовать, пошлины и пени по законам все ль правильно положены и взысканы, как я о том выше упомянул, и к тому определять из шляхетства людей достойных по вы бору. Сим малым наказанием, мню, более оных тяжких никогда исполняемых наказаней пресечения учинится. В пожилых же челобитчики вольны мириться, на чем кто договориться.

О СУДЕ В БЕГЛЫХ ПО РАЗНОСТИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

124. Форма или порядок суда есть главное в суде обстоятельство, оная хотя мудрым монархом сочинена и после неколико поправливана и дополнена, однако ж в ней многой есть недостаток, от чего в судех наглые обиды немоечным приключаются, которое пространного ради изтолкования оставляю, но токмо то напомяну, каковых должно за беглых почитать и за то не примать .

125. Кто купит деревню и в ней явятца люди, и сверх ревизии в в градской канцелярии не объявленные (чему, мнится, по предписанному и быть неможно), оных должен откасчик допросить, чей, откуду, когда и каким случаем прибыл, и если явится чей чужей, то должно из градской канцелярии туда писать, откуда он показался, чтоб, тамо справясь с книгами, немедленно ответствовали. И как скоро ответствие получит, что оной беглой, то велеть его со всем его имением, с женою, детьми зимою перевести и отпись в приеме его явить; за прием оного пеню и за пожилые пошлину положить на продавца, понеже купившей ничему тому невинен. Жалованные отчины повинны пеню платить сами, а пошлин, яко и пожилых, по указом брать не велено. Однако ж сие разумеется при первом отказе, а если получившей беглых не вывезет, та повинен все платить: пеню, пожилые и пошлины. С наследственных оные, единственному ль или по разделу с равными досталось, пеню и пошлины брать с той отчины, а заплатившей с протчими участники имеет волю сам в оном разделиться.

№. Я здесь напомнил об отказе для того, что оные случаются междо ревизиами, и при оных бы должно быть достаточной в описи крестьян справедливости, чтоб наличные люди все были без утайки, а заочно коих нет налицо, не клали, и чтоб оной отказ всем соседям был сведом, для того при отказех узаконено иметь понятых из разных соседственных отчин. Но искусство нас учит, что оное от незнания в том нужды и от коварства весьма иначей производится и так иногда чинится токмо, что не токмо посторонние, но ни той отчины крестьяне об отказе неколико времяни не ведают, ибо, зазвав попов в другую деревню, напояпианых и дав им за труд, пишут, что хотят, и попы руки прикладывают, не зная к чему. Для сего вымышлен изрядный способ, взяв от Отчинной коллегии подьячего, какого плута или пианицу, делают с ним что хотят. Случается же и то, что таких отказчиков иногда довольно противники быот, что хотя за тяжкое законопреступление и наглое указа его величества презрение почитать должно, однако ж того не следуют и преступников по достоинству не наказывают, а чрез такия упусчения большее зло приключается, как то при обысках, межеваниах и отказах драки чинить и посланных с указом оскорблять дерзают .

Мое мнение. Можно бы при отказех, межеваниях, обысках, описях для свидетельства определять из шляхетства по нескольку человек достойных поверению, да сие по состоянию нынешнего нашего шляхетства было б тсчетное:

1). У нас междо шляхтичем и подлым никакой разности, ни закона о том нет, а почитаются все имеюсчия деревни, подьячие, поповичи, посадские, холопы, имеюсчие отчины купленые или иным случаем полученные за шлехетство гербы себе берут, кто какой сам вымыслит, и почитаются по богатству, чего нигде не ведется .

2). Шляхетство не учено и училисч не устроено, да, видится, вся прилежность и узаконения о том преславного в мире государя в презрении и забвении оставлено; а без учения человек не знает, что пристойность, благонравие, благочестие, должность и преимусчество, не достает ему смысла разсуждать, в чем его собственная и отечества польза или вред, и так едину глупую спесь, чванство, коварство, ябеды, злость и хисчение за высшую мудрость почитают, ибо, видя, что у нас единственно богатство и великолепие почитаемо, всяк о том токмо прилежит, каким бы ни будь способом богатство приобрести, а когда оное получит, то чины, чести и доходы купить уже нетрудно; великолепным чванством един другого тсчася предуспеть, не разумеют, что тем себя и отечество разоряют, что всякому довольно видимо.

3). Губернаторы и воеводы, над мерную над шляхетством власть имея, не токмо сами, но подьячим дают способ со шляхетством презрительно поступать и по своей воли их куда хотят употребляют и грабят, и хотя его императорское величество тремя законы желал оное исправить и в лучшее состояние привести, первое в 1717-м в Наказе сысчекове по закону, учиненному отцем его, повелел судей в городех, в 1724-м в Плакате поголовнаго сбора о камисарех, чтоб выбирать, судить оных и награждать шляхетству; в 1722-м запретил в секретари, кроме шляхетства, производить и о устроении училисч в монастырех 1724-го к великой государства пользе определил, да невежество, или злость, или собственные пользы тех, кому то производить и наблюдать надлежало, все в забвении оставили .

126. Если при ревизии или отказе беглые каким-либо образом утаятся или в преждней ревизии неправильно приписаны, и купившей от чину не иначей как за правых почитает, ибо ему о крепости, како бы продавец имеет, знать не может, и после кто явится челобитчик и покажет, что за ним после 25-ти лет писан налицо, таких крестьян отдать, а пеню и пожилые искать на продавце. Если же за 20 лет при ревизии писан в бегах, онаго не возврасчать и пожилых не править, понеже в Сысчикове наказе точно положено, которые в переписных книгах пи саны пустыми дворами, тех не возврасчать. А перепись и ревизия едино есть .

Что же я разумею пеню и пожилые править на продавце, а не на купце, оное в равных обстоятельствах многими законы утверждено, что купившей не заведомо и краденое или разбоем взятое должен токмо куп ленное чужее возвратить и продавца или верное свидетельство поставить, а отчины всегда купят со свидетельством многих. При сем приходит на память, если кто неведомой, волгався в имя отчинника, продаст чужую отчину, а купец, не зная совершенно, купит, как таких примеров неко лико в недавном времяни явилось и крепости с надлежасчим свидетельством даны, то хотя отчина возвратится, но владение на ком взыскать, закона не находится, и на купце оное правит, если он совершенно сусчего отчиника и продавшего не знает, есть не беспогрешно; равно и отчинику лишить сусчей его обиды неправильно. О прешедших, яко беззаконных, приключениях толковать оставляю, а впредь легко оное за коном пресечь тако, чтоб свидетели у крепостей не подписывались, если они даюсчего крепость не знают и при договоре не присудствовали и даюсчей не сам о свидетельстве просит. Но для сего число чрез закон великое свидетелей отставить, о чем потребно внятнее разсмотреть, как я в толковании древних законов обстоятельнее показал. Да и в уставе крепостной канторы 7208-го положено свидетелей 3 и до 5-ти у крепости людей достойных. И ежели таким порядком учредится, то лжесвидетели, равно как тот обманщик, ответствовать должны. Ныне же свидетелей винить неможно, ибо число набирают, по плосчади ходя, и подписываются, един другому веря, не зная ни даюсчего, ни емлюсчаго крепости, не токмо договору присутствовали, из чего великие коварства раждаются.

127. Если кто переведет своих крестьян из деревни в свою ж деревню и перевоз в канцеляриях явлен, а после обе разным людем или одну из оных продаст, оных переведенных не возврасчать, быть там, куда пере ведены. Но если продавшей в купчей или закладной вывозных не выключит и при отказе полнаго числа противо крепости не явится, то должен купившему продавшей столько же числом из других деревень семьями наградить, как то ныне и в крепостях пишется. Но ежели муж из жениных в свои или из своих в женины переведет и по смерти достанутся разным наследником, тогда тот перевоз оставя в зачет указной части, достальных возвратить наследником. Но ежели кто в год с наследниками не разделается,63 кроме находясчихся в военной службе вне государства, тогда почитать за беглых, пеню сполна, а пожилые и по шлины вполы, понеже сие не побег, но насильство .

128. Если крестьянин в допросе, имя или прозвание переменя, скажет себе отчиника ложно и по допросу отдан будет тому, чьим сказался, таковые случаи часто бывают, особливо когда отчиник из разных деревень переведет в степь и новую деревню населя, оную продаст, то купив шей знать не может, подлинно ли он того отчиника был, оных, равно как по подложным отпускным, за беглых почитать, пеню и пожилое править не надлежит, а. надлежит им разыскивать, кто его тому научил, тогда на том научителе все оное править. Понеже то довольно по искусству известно, что некоторые ведая, что беглой, велит ему таким имя нем сказаться, каким у него в бегах есть, иногда же подсылают другие, науча сказаться так, как у того в давных летех с малыми детьми бежав шей есть .

№. Мне случилось дело судить. У одного отчиника лет более сорока бежал крестьянин, сосед его, ведая о том, научил дву своих крестьян, пришед, сказаться детьми онаго беглого. Оные показали, якобы отец их жил на Дону у казаков и умер, а им велел идти к отчинику. Оной, по веря допросу, принял. Лет с пять спустя оной сусчей их отчиник, пой мав, привел в допрос в Казани, и они показали, якобы, бегая, у онаго жили. Но я по челобитью того, у кого они жили, и преждней их допрос из Нижнего взяв, нашел истинну, как они научены были. Ныне сие быть не может, если суд о беглых за 25 лет отрешится и по напи санным в бегах в те урочные лета не отдавать, то все такие коварства и ябеды в беглых пресекутся .

129. О тех, которые беглых с отчиною или собственно в бегах купят и сысчут, надлежит ли им пожилые за продавца править. Сие многим ябедам причину подает и явная неправость, когда кто исчет не своего или более цену весчи достоинства ея исчет, что и указами отрешено .

Например, если весчь купленную за рубль, которая своим достоинством или свидетельством удостоверивается, а напишет оную в челобитье 10 руб., то по закону и правости всего иска лишен и повинен с лишнего иска пошлины платить. Равно кто купит в бегах крестьянина за 10 руб., а исчет 1000 пожилых, не явно ли лишнего и чужаго исчет. Мое мнение, довольно купившему того сысканного в бегах крестьянина отдать и пожилые с того времяни, как купил, а продавшей ни до чего дела уже не имеет. Но з держателя за прием и пошлины с пожилых за все время в казну взыскать .

О ЖЕНЩИНАХ

130. О девках и вдовах також разные обстоятельства разсуждению подлежат, яко причина и случай. О причинах, кроме тех, которые о всех обсче показано, женщинам особно бывают:

1) если пришла в лета супружества, которое посредственно 18 лет от рода разуметь должно, а гос подин или родители оную замуж не дают, то явно противо закона божиа. Коринф., гл. 7;

2) того тяжчае, если принуждают в супружествах противо воли и пр. Первое, весьма, мню, правильны закон царя Василиа Ивановича Шуйского пресечь достаточен, в котором определено таким девкам, вдовам давать волю из приказа, ежели девка 18, а вдова молодая 2 годы сидели. Второе, закон Петра Великаго о браках 208-го не волю запресчает, токмо за то преступление наказания не предписано, и для того не хранится. Токмо 68”и вольность в сочетании детем без об стоятельства дать неможно, ибо частию закону божию, частию мудрости политической противно, и могут от своеволии произойти великие непристойности, как о том Христиан Вольф в Морали и политике изъяснил и приклады многии учинившияся у нас свидетельствуют. Но сие пространства ради оставляю, токмо едино возпомяну. Может ли девица шляхетная с отчинами наследными в супружество с подлым вступить, которым отчин иметь не велено, равно если шляхтич не на шляхетной женится, могут ли их дети наследство шляхетское получить, что во многих государствах, а наипаче в Германии без получения на шляхетство жалованной грамоты и государи отрешаются. Но у нас, как я выше сказал, никакой разности станов нет .

131. Случаи беглых женщин також разные:

1) само собою,
2) с ро дителями збежит,
3) в бегах рожденные от отцов,
4) от збежавших матерей,
5) подговорные и насилием увезенные,
6) которые во время глада, мора или нашествия неприятеля, ушед, выдут в замужество.

Сих, когда сыскана будет, надлежит перво допрашивать и внятно изследовать, не по принуждению ли то учинилось, как выше, п. 130, показано, ибо как такое принуждение есть божия и гражданскаго закона преступление, так господина ея обвиняет и права лишает. Но если, кроме того, а паче когда много или мало покравши, бежала, за такую пеню, пожилые и снос взыскав, самое с мужем и детьми ея возвратить или за нее сверх онаго 30 рублей доправить. Которая с родителями сбежит, за оную сверх пожилых за нея доправить 20 руб., за рожденную в беге от отца сбежавшего 10 руб., а от матери рожденной ничего, понеже за мать по жилые и цена заплатится. Но если кто подговорит жену от мужа или насильно девку или вдову увезет, как то нередко случается, за такую пеня в казну, пожилые и цену вдвое. А понеже сей увоз ныне от без страшия не токмо в подлости, но и в шляхетстве чинится, что честным людем слышать ужасно и мерзко, особливо сирот, с достаточным имением оставлыпихся, возпитатели или мамы безсовестно продают и тайно без ведома родственников выдают, которое, равно как подложные ук репления отчин и составы крепостей, пресечь весьма нетрудно, если б того требовалось. Которые принужданием гнева божеского сбежав, девка или вдова выдет замуж, за такую довольно заплатить 5 руб. Однако ж в сем обстоятельстве опасно подлогов, ибо во время глада если отчиник других тоя деревни людей своими житами кормил или в другую деревню перевел, равно и в протчих приключениях если другие тоя отчины отчиником сохранены, то оное  равно как первое почитать .

№. О сносех беглых великое есть неистовство, что некогда лишнее и неприличное в челобитье пишут, иногда сусче снесенного сыскать не могут, потому что на сие достаточного закона нет.

132. Все сии законы, как бы они полезны ни были, не могут быть действительны, если по ним исполнение судей не последует. Как того с горестию довольно видим, что сильным и немоечным, ябедником и простодушным иные порядки в суде, иные и законы к решению находятся. Но сие более от множества разногласных законов и бесстрашна судей нроизходит, что толковать оставляю .

О ПОДАТЯХ

1). Колико от древних гисторей известно, первые подати земские в России были одни поголовные и платили токмо возрастные, но как крестьяне были вольные, жили и переходили куда хотели, так оные порядочно приходить не могли. К тому всех поместей доходы были известны, и если кто сам служить или вместо себя послать кого не мог, то некоторую часть дохода с тех поместей платили .

2). Царь Иван Васильевич, усмотря, что во владении земель великое неуровнение, что одни от избытка отдают в наймы, другие от недостатка принуждены земли наймовать, и от того многие разорялись, того ради в 7058 (1550-м) году повелел первых писцов во все государство послать, земли, измеряв, в четверти и сохи сметить и по числу сох подати положить, а с поместей положил со ста четвертей давать на службу по человеку .

3). Царь Феодор Иванович по представлению тогда боярина и конюшего Бориса Годунова, в котором точно показано, что крестьяне вольные каждогодно из-за одного помесчика за другаго переходят и земли лежат пусты, податей платить с них некому, в 7106-м году утвердил указом, чтоб крестьяном впредь не переходить, а жить за теми помесчиками, за кем кто написан. И хотя царь Борис Федорович, видя, что ис того холопей и крестьян укрепление негде бунт учинился, хотел оно утишить, в 7110-м году паки указ о увольнении холопей объявил. Но мало пользы учинили, и принужден был по нем царь Василей Иванович войском оное утишить, с которого времяни крестьяне совершенно крепостными учинились, и подати сбираны с сох по препорции жилых и пустых земель .

4). Вечно достойныя памяти царь Михаил Федорович по великом российском раззорении, видя, что многое шляхетство с запустелых их поместей и вотчин податей платить не могли, також в большой пожар и в разорение, почитай, все крепости на земли погибли, в 7133-м году послал во все государство писцов, чтоб земли жилые и пустые вновь измерять и описать и по тому сошную подать положить. И хотя тогда подать была весьма малая, однако ж многое шляхетство видя, что людей и делание оных недостает, старинных своих поместных и вотчинных земель отреклись и писали порозжими, чрез что пред прежним немалая часть податей убыла .

5). Вечно достойныя памяти царь Алексей Михайлович, усмотря, что крестьяне, из лесных и отдаленных мест приходя, стали на преждних жилисчах селиться, но помесчики оставленных порозжих земель для положенных на них податей брать не смели, а от того, что за недостатком земель мало пахали, жит довольно родиться не могло, а от дороговизны хлеба паки тягость народная являлась. Також разсудя, что в землях по разности уездов великая разница тем, что не в которых местах лесные и болотные, и хотя у кого дача великая, но неупотребляемая, что вотчиник за малостию людей сам употреблять не может и нанять оных у него некому, противно же тому, в других местех леса, покосы и болота великую прибыль приносят, инде земли песчаные, каменистые или глиненые, где хотя с великим трудом немалое поле вспахано и насеено, но плода в треть не приносит, как в других хлебородных местех, и пользу одним пред другими, подати с земель платить великое неуравнение, и хотя по Писцовому наказу земли наддачами уравниваны, наддавано на худую по пятидесяти, на среднюю по дватцати по пяти четвертей на сто, однако жив том было великое неуравнение: 1) что писцы в земле мерии правильном были неискусны и дачи меряли без углов, в котором великая разница быть может; они же, как видимо, сами многих земель не меряли, но и в тех местах не были, а писали заочно по скаскам, чрез что где написано и отмежевано сто четвертей, тут ныне едва пятьдесят сыскаться может, ином же на сто четвертей межевано пятьсот или тысячи) четвертей, того ради в 7154-м году повелел его величество, дворы крестьянские переписав, на оные подать положить, а з земель отставить; земли же пустые раздавать в поместье и продавать в вотчины .

6). Его величество царь Федор Алексеевич, видя, что шляхетство, бывшее в польской войне, многое число польских пленников вывезши, деревни немалые населили и земель из порозжих и диких ноль набрав, никаких податей со оных не платили, а пребываюсчие во услугах внутрь России, не получа такого прибавки в свои деревни, не без тягости пред оными со старинных написанных и за убыльных платили, в 1678-м году повелел вновь дворы переписать, и по той переписи подати положены .

7). Их величества вечно достойныя памяти цари Иоан Алексеевич и Петр Алексеевич, видя, что по сложению податей с земель дворянство, приказные и другие нешляхетные служители множество земель порозжих и в диких полях на свои и посторонние имяна разобрали и в вот чины перевели да притом по случаям так великие пространства на малые дачи отмежевывали, что у некоторых в дватцать раз или более против четвертной его дачи отмежевано, и оные хотя сами десятой части употреблять не могли, однако ж с великою прибылью их другим в наймы отдавали, а в казну государственную нимало не помогали. Противно же тому, те, которые более в войнах или отдаленных услугах государственных обращались, за неимением к тому случая тоя обсчия все милости и достойнаго по заслугам награждения лишались, но для довольства своих крестьян принуждены у других за немалую цену земли наймовать .

О БЕГЛЫХ КРЕСТЬЯНЕХ КО ИЗЪЯСНЕНИЮ

1. В указе 1722 апреля 12 в 4-м пункте: которые отцы или свойст венники отпускали в пастухи и протчие, а работы из найма, а не побегом, и за таких пожилых денег не править, а впредь отпусчать с письмами, и без писем никому не принимать. В Плакате о подушном сборе написано, что до 30 верст с письмами ходить прикасчиковыми тех вот чин или попов приходских. Из сего происходят следуюсчие сумнительства:
1). Случается то, что кому паспорт написан на год и более, а он наймется на короткое время и потом с тем же паспортом отпусчен нанимался в разных местах, и как пришел домой, то помесчики, ото брав у него паспорт, бьют челом, что он бегал, и те в приводех сказывают, что паспортов не имели, которым держателей безвинно убытчат, а им оправдаться, кроме свидетельства своих людей, нечем .
2). В Москве и в городех, приходя, крестьянство нанимаются в плотнишную, каменную и другие работы без сроков и показывают паспорты, а потом объявляются беглые, сказывают себя бес паспортов, из которого великие ябеды, крестьянству разорение, что их боятся нанимать, а гражданству також труд, что нанять не смеют.
3). Часто случается, что крестьянин по какой-либо зделке жил з другим в той же деревне или в самой близости, и от прежних владельцов никакого спора не было, а после как те деревни в другие руки придут и они о преждних зделках не известны или те крепости и в приказех записки утратились, тогда бьют челом и друг друга разоряют .

2. Многие помесчики, имея в разных уездех деревни, крестьян своих разными образы из одной деревни в другую переводят, особливо для скудости или тесноты земель и пр., и когда оные деревни обе продаст, то один правит себе по переписным книгам, другой по отказу и по крепости, что ему преждней вотчинник продал всех наличных .

3. Некоторые сильные вотчиники, набрав беглых крестьян, ту деревню другому продаст, такому, который не в состоянии на нем взыскивать, и как на том купце другие свое возьмут, то продавец оному никакой помосчи и избавления не делает, или, противно тому, другие с такими беглыми крестьяны продаст хотя за бесценок сильному чело веку, на котором вотчинники тех крестьян не токмо пожилых или податей, но и крестьян отъискать не могут.

Оцени статью - помоги проекту:
1 Звезда2 Звезды3 Звёзды4 Звезды5 Звёзд (Без рейтинга)
Загрузка...